Выжить любой ценой. Часть первая. Главы 1-9

Выжить любой ценой. Часть первая. Главы 1-9
Голосов: 5

Здесь можно написать многое. Длинных предисловий я никогда не любил. Сам читаю много и постоянно. Короткое предисловие всегда лучше. Переворачивай страницу и читай…

Глава 1. Ночной гость
Хороший вечер. Я расположился недалеко от речушки под названием Арша. Место прекрасное — небольшая поляна у тихой заводи, окружённая непроходимым бурьяном. Лёгкое журчание воды, шорохи из леса и редкие вскрики птиц совершенно не мешают. Напротив — звуки природы помогают успокоиться и расслабиться. Ни с чем не сравнимое чувство единения души и тела с природой!
Четвёртый день похода медленно идёт к завершению. Впереди долгий переход по Уральским горам и много интересного… Тихо трещат горящие в костре ольховые сучья. Слышится негромкое журчание воды на ближайшем перекате. Из леса доносятся крики птиц и шебуршание грызунов в траве. Условия просто идеальные. Прекрасную картину дополняет висящая над лесом полная луна.
Закинув в рот остатки тушенки, я смял пустую банку и убрал обратно в рюкзак. Кто-то скажет, что сделал глупость… Но таким меня воспитал отец. Не могу позволить себе мусорить в лесу. Люблю природу в её первозданном виде. Сейчас можно развить долгую демагогию по поводу забитой мусором планеты, но это не нужно. Прошло время бессмысленных рассуждений, о еще более бессмысленных поступках людей…
Собрав еду и снаряжение в рюкзак, я перелил чай из пол-литрового походного котелка в термос. Термос у меня особенный. От отца достался. Немного пошарпанный и слегка помятый. Его сделали в конце прошлого столетия на Ашинском заводе, и вот уже почти тридцать лет он исправно справляется с возложенными на него задачами.
Краткая оценка погодных условий выдала хороший прогноз — ясное звёздное небо не предвещает дождя. Конечно, уральская погода изменчива как жена вахтовика, но что-то подсказывает: ночь будет тёплой и сухой. Дождик не нагрянет под утро. И даже спустя несколько дней его также не будет…
По-быстрому разложив спальник на заранее заготовленный еловый лапник, я разделся и устроился на ночлег. Хотелось побыстрее окунуться в мир снов, а с утра с новыми силами продолжить нелегкий маршрут. Именно нелёгкий — направление, которое я взял, проходит через череду перевалов с трудными подъёмами и нешуточными расстояниями.
Уснуть не получилось. Так обычно бывает — хочешь быстрее отрубиться, но в голову лезут воспоминания, и начинают терзать сознание. Возможно во всем виноват злополучный термос…
Я вспомнил отца. Эх, ну почему всё вышло именно так? Отец, зачем ты так поступил? Нет, ты не мог по-другому! Я — твоя копия. Поменяй нас местами — сделал бы то же самое…
Уже не ведая как, полностью погрузился в воспоминания. Я вернулся в школьные годы. Мне шесть лет — родители отдали в первый класс. Обычная школа города Златоуста. Тогда же и записался на секцию боевого самбо. Мама постоянно жалела меня, а отец не давал спуску. Изнурительные тренировки: сперва — на секции, потом — дома. Стал постарше — начал активнее заниматься спортом, но не забывал про учёбу. Несколько лет увлекался лёгкой атлетикой, но боевые искусства были для меня всем. Боевое самбо, карате, джиу-джитсу, дзюдо. Пока одноклассники бухали по подъездам, я по полной программе выкладывался в зале.
Время пролетело незаметно. Или так кажется спустя годы. Конец одиннадцатого класса. Вручили аттестат. На прощание сказали кучу душевных фраз и пинком под зад вытурили из школы. Тогда казалось, что весь мир лежит у ног.
Пока выбирал куда поступить, попутно выслушивал советы родителей. Отец отправлял на военную кафедру. Он военный и мог посодействовать. Мама противилась, убеждая выбрать профессию поспокойней. Все решилось само собой. Мне намекнули про академию ФСБ, и я устремился в полёт. С детства мечтал стать секретным агентом или шпионом. Спасибо многочисленным фильмам. Я стал курсантом АФСБ, чтобы спустя шесть лет стать сотрудником подразделения «Альфа» ЦСН ФСБ.
Шесть лет службы пролетели как один миг. Горячие точки. Захват и ликвидация террористических организаций. В двадцать восемь лет мне дали капитана, а спустя год должен был получить майора. Не получил. Получил увольнение по статье. Личные моральные принципы оказались важнее полученного приказа. Всё можно было исправить — перевестись в региональное отделение спецназа. Были люди, которые могли помочь, но я пошел против системы и вылетел из конторы как пуля из ствола крупнокалиберной винтовки…
Офицер спецназа, уволенный по статье и лишённый всех привилегий, без возможности возвращения в органы. Тот, кому я в горячке попортил фейс, сильно постарался в усложнении моей дальнейшей жизни. Попытался пойти в полицию — отказ. В службу безопасности банка — отказ. Третьей попытки не предпринял. Идти в частное охранное предприятие? Лучше скитаться по горам, между делом перебиваясь мелкими заработками. Последние два года занимаюсь именно этим. Жизнь не сахар, но другой не хочется. Обидно принимать действительность. Раньше казалось, что я создан для чего-то большего…
Сон подкрался незаметно. Веки стали тяжёлыми, и сознание плавно улетело в неизведанные глубины. Еще во время обучения научился спать по-особенному, в полусознательном состоянии, что всегда помогает в случае опасности. В таком состоянии ты одновременно присутствуешь на двух уровнях. Спишь и бодрствуешь. Порой мне даже снятся сны…
Проснулся от чувства тревоги. Такое бывает, когда кто-то очень пристально наблюдает за тобой, оставаясь незамеченным. Сознание завопило об опасности, требуя мгновенно вскочить на ноги и бежать сломя голову. Последний раз подобное состояние было несколько лет назад. В горах Кавказа. В родных краях такого не может быть априори!
Я сел и прислушался к ощущениям. Костёр давно потух, но угли еще теплятся, переливаясь словно рубины. Часы показали без пяти три. Луна всё так же висит над лесом, немного сместившись в сторону, и её света достаточно, чтобы разглядеть поляну. Что же заставило меня проснуться? Беглый осмотр не выявил опасности. Дикие звери? Маловероятно. В середине лета ни один зверь не станет нападать на столь опасного противника как человек.
Наученный опытом, я выбрал отличное место для ночлега. Поляна просматривается со всех сторон. Подобраться незамеченным практически невозможно. Надел берцы и старенький камуфляжный костюм, встал. Остатки сна мгновенно улетучились. Более тщательный осмотр не дал нового результата. Чувство тревоги по-прежнему не отступило…
Сзади затрещало — будто напуганный зверь ломанулся через ольховник на поляну. Я развернулся и увидел ЕГО. Человек вырвался из леса и, споткнувшись, еле удержался на ногах. Выпрямившись, он стал смотреть на меня, при этом немного наклонив голову и слегка дёргая ей. Наклонившись, я достал из рюкзака фонарь и посветил. С расстояния десяти метров разглядел странную внешность ночного гостя: рваная одежда, раны на теле и укусы на лице, частичное отсутствие волос на голове и босые ноги. Первая мысль — сумасшедший, сбежавший из психушки…
— Не поздновато для прогулки? — громко крикнул я.
Человек промолчал, продолжая стоять и смотреть. Мне не понравилась ситуация. Страх куда-то испарился. Справиться со мной сложно даже с холодным оружием. В лесах Южного Урала редко встретишь человека среди ночи. И это «редко» настолько редко, что до этого не случалось ни разу. Не дождавшись ответа, я сделал шаг в направлении неизвестного гостя.
Моё движение спровоцировало к действию. «Гость» рванул навстречу. Спотыкаясь, с непонятным рычанием, похожим на подвывание, он стал быстро приближаться.
— СТОЯТЬ! — рявкнул я тренированным голосом. Эхо громом разлетелось по ночному лесу.
Бесполезно! Безумец продолжил бежать словно разъяренный зверь. Бить, а тем более калечить, совсем не хочется. Дождавшись критического сближения, я ловким движением ушёл в сторону. Пробежав несколько метров по инерции, человек развернулся. Мне хватило мгновения, чтобы разглядеть лицо незнакомца: рваная щека, налитые яростью глаза, остатки одежды измазаны в крови. Издав утробное рычание, больше похожее на хрип, безумец снова кинулся в атаку…
Убить человека довольно просто. Даже голыми руками. Я этому обучен. Рывок навстречу. Мощный удар ногой в солнечное сплетение отбросил безумца на добрых два метра. Отличная физическая подготовка и неплохие природные данные упрощают задачу. Рост в сто восемьдесят восемь сантиметров, широкие покатые плечи и вес девяносто с большим плюсом, килограмм. Я всегда был хорошим бойцом…
Существо, напавшее на меня, уже не может быть человеком. Я слышал характерный треск сломавшихся ребер. Лёжа на спине, оно издало сиплый хрип. Видимо рёбра повредили легкие. Перевернувшись, тварь попыталась встать. В её взгляде читается явное желание сожрать меня. Из открытого рта пошла пена вперемешку с кровью. Впервые в жизни мне стало так жутко. В сказки про зомби не верю, но тварь слишком подходит под это название.
Не дожидаясь пока «зомби» поднимется на ноги, я нанёс удар ногой в голову. Раздался хруст шейных позвонков, и тварь упала на спину с неестественно вывернутой головой. Несмотря на фатальные повреждения, она продолжила биться в конвульсиях и издавать звуки, похожие на рычание. Отцепив от рюкзака тактический топор, я нанёс короткий удар, окончательно лишив её жизни. Кровь хлынула из пробитой головы на траву. К горлу подступила тошнота. Похоже, за два года я отвык от подобных зрелищ…
Присев возле потухшего костра, первым делом успокоился. Голова гудит от количества мыслей. Нужно что-то делать. Уснуть явно не выйдет. Какую психику нужно иметь, чтобы спокойно лечь спать после такого зрелища? … Просидев несколько минут, я решил выдвинуться в сторону ближайшего населённого пункта. Найду людей, через них выйду на связь с большой землёй, и сообщу о происшествии. Если, конечно, на большой земле… Нет! Я прогнал нехорошие мысли и принялся собираться в дорогу…

Глава 2. Опасения подтвердились
На сборы ушло несколько минут. Планшетный компьютер, разработанный отечественным концерном «Прометей», снова выручил. Оставшийся с прошлой работы шедевр Российского производства вобрал в себя много полезных функций. Одной из них стал навигатор, очень нужный сейчас. Карта загрузилась за несколько секунд, выдав местоположение. Семь километров от деревни Александровка. Помимо расстояния путь преграждает крупный перевал, покрытый дремучими Уральскими лесами. Чёрт ногу сломит. Придётся сделать крюк…
Новый маршрут проложил вдоль русла реки Арша до одноимённой деревушки Аршинка. Двенадцать километров пути, но местность вполне проходимая и главное — знакомая. Вернув планшет на место, закинул рюкзак весом в полсотни килограммов на спину, повесил нож на пояс, и, вооружившись тактическим топориком, отправился в путь…
До деревни осталось не больше километра. Часы показывают шесть утра. Рассвет наступил полтора часа назад, и утреннее солнце освещает капельки росы на траве. Июль радует отличной погодой. Жаль, но после ночного случая можно напрочь забыть об отдыхе.
Скинув рюкзак, я уселся на бревно. Вытащив термос, налил чаю в крышку-стакан и принялся обдумывать дальнейшие действия. Вариантов два: либо в Аршинке тихо и спокойно, либо там куча подобных тварей. Думаю, стоит надеяться на лучшее. В любом случае нужно быть предельно осторожным.
Двумя глотками допил чай и убрал термос в рюкзак. Задерживаться на одном месте надолго не стоит. Я поднялся на ноги, собираясь продолжить путь, и в этот момент вновь проснулось чувство тревоги, которое, подобно внутренней сигнализации, известило об опасности. Схватив тактический топор, приготовился к худшему…
Два человека плавно вышли из-за пригорка и, слегка пошатываясь, направились в мою сторону. Заметив меня, ускорились. Молодой паренёк с разорванной рукой и прихрамывающий старик. Последний заметно отстает. Оценив внешность, я понял, что двое уже не люди. На ум пришло слово «заражённые».
Издав полухрип-полурык, молодой рванул в атаку. Главное — не дать схватить и тем более укусить. Увернувшись, я вогнал в его голову топор. Лезвие завязло в черепе, пришлось выпустить оружие. Пробежав по инерции несколько метров, молодой остановился. Развернувшись, он сделал один шаг и рухнул замертво. К этому времени старик успел довольно близко приблизиться. Ударив ногой в грудь, я свалил его на землю и, вытащив топор из головы молодого, одним ударом лишил старика жизни.
Надежда на благоприятный исход тает на глазах. Нужно быстрей дойти до деревни. Оставшийся путь я прошел думая о заражённых. Одна встреча ещё ничего не значила, но сейчас я убедился, что случай не единичен. Остаётся надеяться на локальность явления. Из головы не выходит слово «заражённые». Попробовать провести собственное расследование? Не зря же я шесть лет провёл в академии. Навыки имеются…
Места знакомые. Аршинка — деревня маленькая, заблудиться невозможно. В прежних походах я не раз проходил мимо неё и познакомился с одним хорошим человеком…
Фермер Иван. Когда-то он жил в Челябинске, но потом от скуки перебрался в деревню и занялся сельским хозяйством. Купил большой участок на окраине деревни, обнёс трехметровым железным забором, построил дом и зажил в удовольствие. Единственным минусом стало отсутствие сотовой связи. Иван решил проблему поставив вышку. Простенькую такую. Из строительных лесов. Залез на неё — и звони.
Массивный рюкзак стесняет движения. Скинув с плеч, оставил его под забором. Слегка размявшись и попрыгав на месте, убедился в отсутствии лишних звуков. Вооружившись топором и ножом, поднялся на первую улицу.
Одного взгляда достаточно: калитки и ворота домов распахнуты настежь, местами выбиты стекла и заметны кровавые следы. Такое впечатление, будто люди ломились на улицу прямо через окна. На примятой траве следы борьбы — валяются куски рваной одежды бурого цвета. Фильмы ужасов отдыхают.
Бесшумно двигаясь по улице, не упускаю ничего из виду. Возле одного из домов стоит конура, а рядом валяется разодранная в клочья дворняга, частично объеденная. Деревня в прямом смысле вымерла.
Оказавшись на следующей улице, я не увидел ничего нового кроме хаоса. Двигаясь короткими перебежками от забора к забору, добежал до последнего дома и спрятался в тени кустарника.
Участок Ивана находится в начале деревни, недалеко от леса. Картина, открывшаяся взору, оказалась крайне неприятной. Вокруг забора, словно в режим ожидания, шастают около сорока-пятидесяти зараженных. Несколько тварей, находившихся ближе всего, начали проявлять активность. Ощущение, что они почувствовали мой запах. Открывая рты, заражённые издают непонятные звуки, похожие на хрип вперемешку с рычанием и, медленно поворачиваясь, озираются по сторонам.
Я не стал долго сидеть под кустом сирени, рискуя быть обнаруженным. Будь у меня «Печенег», то можно было бы враз расправиться с толпой заражённых… Но из оружия только нож и топор. Не повоюешь! Ближайшая тварь издала протяжный рык и, повернувшись, направилась в мою сторону. Прикинув расстояние в сто метров, я выскочил из укрытия и рванул к дому Ивана.
Заражённый не успел ничего понять. Обухом топора я разбил ему голову и рванул дальше. Пытаться убить всех — самоубийство, проще сразу застрелиться. Вот только нечем…
Около пятидесяти метров преодолел одним махом. Заражённые рванули наперерез. Образовалась суматоха. Кольцо живых мертвецов начало сжиматься. Лишь бы не укусили! Оттолкнув в сторону бегущую на меня тварь, ударил следующую топором по голове. Лезвие завязло в кости, и я выпустил рукоять. Сердце бешено стучит. Адреналин на пределе. Как дикий зверь, загнанный в угол, я чудом сумел выйти сухим из воды. Осознав, что ворота уже в паре метров, не останавливаясь оттолкнулся от земли и, уцепившись за край, перемахнул на другую сторону. Надеюсь, укрытие оправдает ожидания…
Приземление оказалось некомфортным. Попав ногами в кучу строительного мусора, которым кто-то завалил ворота, я чудом не поломал их. Амортизировав на шлакоблоках и кирпичах, не удержал равновесия и поймал опору руками. В голове промелькнули варианты развития событий, вплоть до худшего — незамедлительной атаки заражённых. Всё оказалось проще. В паре метров увидел стоящего с карабином в руках Ивана, а рядом с ним деда лет семидесяти с ружьём наперевес.
— Игнат Шухов собственной персоной! Живой и здоровый. Кого-кого, а тебя я точно не ожидал увидеть в это адское утро, — воскликнул Иван, шагая навстречу. — Эффектно ты появился!
— Вань, чертовски рад тебя видеть живым и здоровым, — сказал я, наполовину «догоняя» происходящее. Мы поприветствовали друг друга крепким рукопожатием.
Значит, выжившие имеются. Нужно поподробнее расспросить его о случившемся. Информация. Соберу её, а потом проанализирую.
— Ты присядь и дух переведи, а то запыхался весь, — Иван закурил сигарету и убрал пачку в карман. — Тут безопасно, твари через забор не лезут.
— Да. Отдых не помешает, — пробормотал я и двинулся к лавке, расположенной около террасы.
Постройки на участке Ивана расположены достаточно удобно. Двухэтажный дом слева от ворот. К дому пристроена терраса с деревянным крылечком, возле которого стоит кованая лавочка. Справа от ворот — надворные постройки, которые уходят вверх вдоль забора. В центре участка — вышка из строительных лесов, растянутая для устойчивости тросами. В верхней части коровники и загоны для коз и овец. Из техники — несколько тракторов и один бортовой Урал.
Присев на лавку я заметил, что костюм порван в нескольких местах, но термобелье под ним целое. Иван опустился рядом и протянул бутылку с водой.
— Попей, а потом расскажешь, что ты думаешь по этому поводу, — сказал он. — Я на своём веку многое повидал, но такое не в каждом фильме ужасов увидишь!
Я рассказал всё, что произошло за последние сутки. Кратко и без жутких подробностей. Иван не знает моего прошлого, но в прежние встречи часто задавал наводящие вопросы, пытаясь разузнать больше информации. Как ни старайся, но именно в такие моменты поведение выдаёт принадлежность к силовым структурам.
— Есть какие-нибудь предположения? — спросил Иван.
— Да, — я решил не тянуть резину и говорить всё, что думаю по поводу случившегося. — Слишком похоже на вирус. Фильмы про зомби смотрел? — спросил я и, получив утвердительный кивок, продолжил. — Утверждать наверняка не стану, но некоторые факты прямо указывают на это. У многих тварей следы укусов. Скорее всего, зараза передаётся при попадании слюны в кровь. Но, даже если это так, то должен быть первый заражённый, с которого всё началось! Расскажи, как всё произошло.
Иван глубоко вздохнул и закурил очередную сигарету. Выпустив дым, обратился к деду:
— Петрович, сядь, покури! — сказал он, и, встав с лавки, отошёл на пару метров. Опустив карабин «Сайга 12» прикладом вниз, он оперся на него рукой, а затем продолжил:
— Примерно в двенадцать часов ночи я сидел на кухне и пил кофе. Домашние давно спали. Громкий стук с улицы раздался неожиданно. Следом затрещал звонок. С мыслями «кого там нелёгкая принесла?», я пошёл на улицу. Успел дойти до двери, но вернулся. Решил подстраховаться. Вооружившись карабином из сейфа, вышел на улицу. — Иван сделал несколько больших затяжек, и, бросив окурок на землю, растоптал его кирзовым сапогом. Посмотрев на деда, вновь продолжил:
— Гостем оказался Петрович. Не успел дверь открыть, старый пулей влетел во двор. Запыхавшийся, словно пару километров пробежал…
Не выдержав, Петрович соскочил с лавки, и, перебив Ивана, затарахтел:
— Сижу я себе спокойно за столом, картошку ем. Слышу — шаги позади меня. Тут же мысль — дома кроме меня и Марфы никого быть не может, а она как четыре месяца лежачая. Оборачиваюсь и вижу: стоит, вроде жена моя, а вроде — нет! Глаза чёрные и зубами цокает. Перекрестился и стою как вкопанный, а она как попрёт на меня, ну я сковородкой то её и приложил! — Петрович сплюнул под ноги, и продолжил: — Значит, выбежал я в сени, взял ружьё, патронташ и побежал к Ваньке. Эх, до сих пор не верится…
Слегка похлопав старика по спине, Иван усадил его обратно на лавку и снова заговорил:
— Я сначала подумал, что дедок совсем умом тронулся и бабку завалил. Предложил сходить и посмотреть, что да как. Он сперва отнекивался, но потом согласился. Я взял фонарик, закинул карабин на плечо, и мы, не задумываясь, направились в сторону дома Петровича, — Иван сел на корточки, и положив Сайгу на ноги, продолжил: — В деревне вовсю скулили и лаяли собаки, но я не придал этому особого значения. Подходя к дому, фонарём осветил непонятную фигуру, бегущую в нашу сторону. С испугу пальнул в воздух, но «это» не остановилось. Тут Петрович то и снёс голову твари из своей двустволки. Охренев от происходящего и чуть не проблевавшись, я схватил деда за шкирку, и мы рванули в сторону дома…
— Хреново это, Николаич… — пробормотал я. — Если бабка лежала парализованная, то ее никто не кусал… Как она заразилась? По воздуху? Что-то здесь не так. Не верю я в воздушно-капельное заражение. Что дальше произошло?
Из дальнейшего рассказа Ивана узнал, что по пути к дому они вышли в проулок, ведущий на верхнюю улицу. Заражённый выскочил неожиданно, но в этот раз Николаич не растерялся и пальнул в грудь из Сайги. Патрон двенадцатого калибра, выпущенный с расстояния в десять метров, сделал дело и свалил заражённого с ног. Пробегая мимо, Петрович для верности пальнул в голову твари из ружья. Выбежав из проулка, они столкнулись ещё с двумя новоиспеченными зомби, и, пока Петрович трясущимися от страха руками пытался вставить патроны в двустволку, Иван «разрулил» ситуацию. Сделав в каждого по два выстрела, он схватил старого, и они рванули в сторону дома. В свете нескольких фонарей Иван видел, что к ним движется около пятнадцати заражённых. Стрелять по ним не стали. Вбежав во двор, забаррикадировали все входы и выходы и стали дожидаться утра. Несмотря на доносившиеся с улицы крики о помощи, они не сделали ничего.
— А потом пришёл ты, — закончил рассказ Иван.
— Да… Хреновая выдалась ночка… — проскрипел зубами я. Обвинять Ивана и деда не имеет смысла. Они могли спасти гораздо больше людей, но не стали рисковать. Население деревни, по большей части, старики и алкоголики. Беда застала их внезапно. Процент выживаемости оказался гораздо ниже, чем я предполагал. Намного ниже…
В голове всё смешалось, мысли путаются. Сосредоточившись, заставил себя думать. Первое, что следует сделать в данной ситуации, — попытаться установить связь с внешним миром и спросить у Ивана, пытался ли он это сделать. Второе — придумать, как выбраться из чёртовой зомби-деревни. Ну а третье — вернуться за рюкзаком, который умудрился оставить на другом конце деревни. Радует наличие автомобиля «Урал» в фермерском хозяйстве Ивана. На нём можно без особых сложностей уехать. Опытным глазом я не мог не подметить выгодное расположение вышки. Эх, какая огневая позиция! Сейчас бы «Винторез» и через час в деревне не останется ни одной твари…
Голос Ивана прервал рассуждения:
— Игнат, что будем делать?
— Для начала скажи — ты пробовал связаться с внешним миром? Сотовая связь и интернет? Если есть электричество, значит, работает всё остальное.
— Связь есть, я на вышку лазил, — мгновенно отчитался Иван. — Только толку нет! Все, кому звонил, либо недоступны, либо не отвечают. Интернета нет!
— Плохо… Предположительно, на большой земле творится то же самое. Будем надеяться на лучшее. Сейчас надо придумать, как отсюда выбраться. Патронов на всех тварей не хватит. Придётся прорываться быстро и без боя. И есть одно «но»: на другом конце деревни я оставил свой рюкзак. В нём много ценного и полезного снаряжения, поэтому придётся за ним вернуться. «Урал» на ходу? — поинтересовался я.
— Игнат, ты подожди, — Иван покачал головой. — Здесь мы под защитой, и ни одна тварь не пролезет. Поэтому никуда не поедем. Да и смысл, если везде то же самое? Еды навалом, на полгода хватит точно. Мы остаёмся! — твёрдо сказал он.
В принципе, я ожидал подобного ответа и нисколько не удивился решению Ивана. С одной стороны его можно понять. Зачем подвергать семью опасности и куда-то ехать? А с другой стороны — вечно в одном месте отсиживаться не будешь, когда-нибудь придётся выйти наружу…

Глава 3. Новые знакомства
Уговаривать Ивана не стал. Так даже проще. Тащить за собой группу необученных людей — занятие не из приятных. Лучше в одиночку.
Иван одолжил мне новенький костюм «Горка», который пришёлся в пору по росту и плечам. В закромах нашлись пять метательных ножей китайского производства, подаренных ему на день рождения в целях развлечения. Оценив балансировку, я довольно хмыкнул. Для начала сойдет. Главным подарком стал новенький арбалет и десять болтов к нему. С таким вооружением можно спокойно отбиться от нескольких заражённых.
Переодевшись, я принялся за снаряжение. Нож повесил справа на поясе, чехол с метательными на левое бедро, а арбалет на спину.
Иван пригласил пообедать. Война войной, а обед по расписанию… Вернее, завтрак. Во время трапезы поведал план отхода…
Мы открыли ворота с задней стороны участка и, использовав барана как приманку, выпустили его на улицу. Заражённые сразу заметили бедное животное. Почуяв неладное, барашек попытался скрыться в сторону леса, но спутанные задние ноги не дали этого сделать. Пока твари лакомились свежим мясом, я перемахнул через забор и, показывая неплохие спринтерские качества, скрылся в направлении леса.
Пробежав с километр, остановился, чтобы перевести дыхание, и вспомнил, что не попрощался с мужиками. Ушёл, даже не поблагодарив Ивана за предоставленное снаряжение. Ну ничего, будет повод вернуться обратно…
Убедившись в отсутствии преследования, направился в другой конец деревни и забрал рюкзак. Обогнув деревню по лесу, вышел на дорогу и пошел в сторону Вознесенки. Старый пошарпанный указатель предсказал пять километров пути…
Первый заражённый попался спустя километр. Метким выстрелом из арбалета отправил болт в голову твари, мысленно сказав спасибо Ивану за весьма необычное оружие. Болт вошёл в череп, с легкостью разбив лобную кость…
Стирая подошвы армейских ботинок об асфальт, положенный ещё в прошлом веке, я пошёл дальше. Случившееся никак не хочет укладываться в голове. Что это? Вирус? Тогда как происходит заражение? Бабку Марфу никто не кусал, но она заразилась и попыталась сожрать мужа. Может всему виной ослабленный иммунитет? Будучи в лежачем положении, организм бабки практически перестал бороться. Если зараза распространяется воздушно-капельным путем, то почему именно в наших краях? Биологическая атака или что-то другое? Самому вряд ли удастся разобраться в этом, но кое-какие выводы можно сделать. Если первичное заражение происходит воздушно-капельным путем, то вирус крайне избирателен. Я всё ещё жив, а значит у меня что-то наподобие иммунитета. Семья Ивана, он сам и старик Петрович не заразились, что также непонятно. Одно ясно наверняка — вторичному заражению, которое происходит вследствие укуса, подвержены все без исключения. Свидетельство тому — многочисленные раны на телах заражённых. Попадая в кровь неинфицированного человека вместе со слюной заражённого, вирус начинает быстро развиваться и превращает человека в безмозглую тварь с полным отсутствием всех инстинктов кроме желания поедать свежее мясо. А судя по тому, что заражённые сожрали всех собак в деревне — мясо им нравится любое. Одно радует — они довольно легко умирают…
Мои размышления прервали три заражённых, вяло бредущих навстречу. Почуяв живого человека, они оживились и перешли на бег. Подпустив их ближе, я воспользовался метательными ножами. Тело сразу вспомнило давно позабытые навыки. Уже несколько лет я не занимался метанием ножей.
Бросок. Нож вошёл первому заражённому прямо в глаз. Тварь споткнулась и упала на дорогу. Похоже, с первым ножом можно попрощаться. От удара об асфальт он вошёл в голову твари почти до основания. Следующей твари повезло немного больше. Лезвие попало в лоб, и, не причинив вреда, упало на дорожное полотно. Снова бросок и теперь удачный. Заражённый плавно осел и завалился на бок. Третий повторил судьбу первого, только нож вошёл в другой глаз.
Несколько минут ушло на чистку ножей. Мараться в крови заражённых не хотелось, поэтому я воспользовался ветошью из рюкзака. Вернув ножи на место, продолжил путь.
Остаток пути прошёл без происшествий, если не считать нескольких стычек с заражёнными. Убивать тупых тварей с каждым разом становится всё проще.
В районе полдвенадцатого вышел из леса и поднялся на небольшой холм. С выбранной позиции можно разглядеть почти всю деревню как на ладони. Армейский бинокль упростил задачу. Взору открылась довольно неприятная картина.
Деревня вымерла в прямом смысле. Заражённые бродят по опустевшим улицам. Вознесенка представляет из себя небольшой населенный пункт, численностью до шестидесяти домов. Две большие улицы располагаются параллельно, а третья идёт перпендикулярно, поэтому практически не просматривается. Я насчитал четыре сгоревших дома. Дым, идущий с пепелищ, покрывает деревню серым одеялом и сильно мешает обзору. В середине главной улицы лежат около сорока трупов, хаотично разбросанных по асфальту, а на перекрёстке валяется опрокинувшийся на бок трактор «Беларусь». Рядом с ним стоит измятый «ВАЗ 2106». Скорее всего, кто-то из местных жителей решил свести счёты с невесть откуда взявшимися зомби и просто давил их, катаясь взад-вперёд, но, поддавшись «азарту», не уследил за дорогой и столкнулся с шестёркой, выскочившей из-за поворота. Наехав на нее сперва передним, а потом задним колесом, трактор завалился на бок. Водитель легковушки раздавлен, а тракториста разглядеть не удалось. Как они умудрились не заметить друг друга — непонятно.
Приблизительный подсчёт выявил примерно сто пятьдесят заражённых, рассредоточенных по территории села. На другом конце деревни, возле одного из домов, я заметил трёхдверную «Ниву» синего цвета, которая выглядит вполне рабочей. Скорее всего, хозяин просто не успел ею воспользоваться. Решив сделать крюк вокруг села, чтобы избежать нежелательных столкновений, убрал бинокль и направился за машиной. Если транспорт окажется исправным, то к вечеру буду в Златоусте…
Прошагав около трехсот метров, я услышал выстрел, прогремевший как гром среди ясного неба. Определив по звуку, что стреляли с охотничьего ружья, вновь воспользовался биноклем и начал поиски стрелка. Обследовав деревню и не добившись результата, достал нож и, используя лезвие как зеркало, начал пускать блики.
Примерно через пятнадцать минут в одном из сараев, в ста метрах от нужной мне «Нивы», показалась палка с привязанной красной тряпкой на конце. Кто-то усердно начал ей махать. При более тщательном обследовании обнаружилось несколько убитых заражённых. Один до сих пор шевелится. Кто ты, неизвестный выживший?
До сарая добрался за сорок минут. По пути пришлось успокоить одиннадцать тварей. Убедившись в отсутствии заражённых, я скинул рюкзак возле забора, который огораживает нужный мне участок, и без лишнего шума пробрался к нужному строению. Стоя под окном, решил предупредить стрелка о намерениях во избежание неприятной ситуации:
— Сейчас заберусь наверх, прошу не пытаться пристрелить меня! — негромко крикнул я.
— Хорошо, — послышалось сверху. По голосу похоже мальчишка.
Отбежав от здания на четыре метра я с разбегу оттолкнулся от стены, и, уцепившись руками за карниз, подтянулся и влез наверх.
Мальчишка и молодая девушка. А что, собственно говоря, я хотел увидеть? Оба напуганные до безумия. Причём парень гораздо сильнее. Руки трясутся так, что направленное на меня ружье гуляет из стороны в сторону. На вид парню не больше шестнадцати, а его спутнице максимум двадцать пять. Хотя кто знает, разве вот так определишь навскидку? Оба смотрят круглыми глазищами, будто я не человек, а зомби.
— Ружьё убери! — стальным голосом потребовал я.
Дрожащими от страха руками мальчишка отвёл оружие в сторону и, пытаясь что-то мне сказать, не выдержав, разревелся. Следом за ним в унисон залилась девчонка.
Спустя десять минут мне удалось их успокоить. Из дальнейшего рассказа мальчишки я узнал, что паренька зовут Костя и ему пятнадцать лет. Спутница с зарёванными глазами оказалась родной сестрой. Зовут Наталья, двадцать лет, студентка пединститута. Приехала на каникулы к родителям. Сам Костя ещё школьник. Закончил девятый класс и собрался поступать в училище.
Для ребят всё оказалось вполне удачно. Вечером их родители ушли в гости на соседнюю улицу. Для маленькой деревни это вполне нормально. Тихий вечерок, распитие алкоголя, задушевные беседы. Детей оставили дома. Повезло, что не выходные. Точно усвистали бы в соседнюю деревню на дискотеку. Около двенадцати часов Костя и Наташа легли спать, а через час проснулись от страшных криков на улице. Парень не растерялся и, схватив отцовское ружьё, потащил сестру на сеновал. Выход забаррикадировали и просидели до утра. Когда рассвело, они поняли, что живых людей в деревне не осталось. А те, что шастают вокруг — очень похожи на мертвецов из фильмов ужасов. Смирившись с положением, Костя начал стрелять в тварей, которые подбирались к сеновалу максимально близко. До моего прихода он сумел завалить пятерых. До сих пор непонятно, почему на звук не сбежалась основная толпа. Везение? Не думаю. Что-то есть в этом странное. Складывается впечатление, что парень совершенно не умеет стрелять. И ружьё держит не так, и патроны лежат не рядом с ним… Ну ничего, разберёмся.
— Везунчики вы ребята. Только это могу сказать, — я посмотрел в окно и, убедившись, что «Нива» находится в поле зрения, продолжил. — Уезжать отсюда надо. Чем скорее, тем лучше. Скажи, Костя, «Нива» стоящая возле забора на ходу?
Парень начал усердно думать.
— Да! На ней дядя Серёжа ездит, — он осекся. — Ездил, пока я не убил его, — парнишка испугался и попытался открыть рот, но движением руки я остановил его. В том, что дядя Серёжа стал зомби и словил пулю, нет его вины. Если конечно стрелял именно Костя.
— Очень хорошо. Значит, скоро мы сможем уехать…
В глазах Кости и Наташи моментально зажглись радостные огоньки. Иногда людям нужно очень мало, чтобы почувствовать себя защищенными. Этим «малым» стал я. Большой и сильный. В костюме, с ножом на поясе и метательными ножами на бедре. Этакий «Рембо», который их спасёт. Вот только я не всесилен и не гарантирую полной безопасности, но буду делать всё возможное, чтобы уберечь их…

Глава 4. Случайные встречи
Объяснив ребятам, кто я такой и как к ним попал, я изложил соображения по поводу происходящего. Приятно удивил тот факт, что новоиспечённые спутники, имея довольно небольшой возраст и отсутствие какой-либо подготовки, не впали в депрессию, не устроили истерику и тому подобное.
Пока Костя сидел с ружьем у окна, я и Наташа спустились через стайку во двор и, войдя в дом, собрали все самое необходимое, что можно было унести. В основном это была еда, сменная одежда, а также кое-какие медикаменты.
Закончив со сборами, вышли на улицу и направились в сторону автомобиля. Чтобы завести машину, в которой нет ключей и у которой заперты двери, нужно сделать следующее: разбить стекло и открыть дверь; после этого нужно вскрыть проводку, идущую к замку зажигания, в который вставляется ключ и замкнуть провода так, чтобы заработала панель приборов; потом найти провод, подающий питание на стартер, и запитать его на плюс до тех пор, пока двигатель не запустится. При этом коробка передач должна находиться в нейтральном положении. Но, даже совершив все эти манипуляции, всё равно не удастся уехать. Нужно сломать штифт, который блокирует руль в одном положении. А для этого нужно иметь довольно большую физическую силу. Такой подход легко применяется к машинам отечественного производства. С иномарками посложнее, но тоже реально. Всему этому меня обучали, и я рассчитывал применить знания в данной ситуации, но спасибо его величеству «случаю» — машина оказалась не заперта, а ключи преспокойно торчат из замка зажигания.
Быстро погрузив пожитки в багажник и оставив только ружьё, мы сели в машину и через пять минут покинули Вознесенку. Рюкзак у забора я конечно не забыл. Следующий населенный пункт — село Октябрьское.
«Нива» оказалась довольно новенькой — двух- или трёхгодовалой. Радует почти полный бак бензина. Проехав пару километров, Костик, сидящий на переднем сидении, не выдержал и начал засыпать меня вопросами:
— Дядя Игнат, а ведь вы совсем не похожи на туриста… Кто вы на самом деле?
— С чего такие выводы? — улыбнулся я. Мне стало интересно, кем я выгляжу в глазах этого пятнадцатилетнего мальчишки. — Давай ты не будешь называть меня дядей Игнатом. Мне только тридцать один. Я не настолько старый… — машинально я потрогал отросшую за несколько дней щетину, которая автоматически накинула семь-восемь дополнительных лет.
— Хорошо… Я думал ты гораздо старше. Лет сорок, а то и больше… — пробормотал Костя.
Ну вот, минимум десяток накинул. Даже если кругом зомби, побриться всё равно не помешает. Борода только брутальным мачо идёт. Попытка в двадцать выглядеть на тридцать. Глупо и бесполезно.
— Почему я непохож на туриста? — поинтересовался я.
— Ты сказал, что находился в походе, когда всё произошло. И вышел из леса в Аршинку. Потом по дороге пришёл в Вознесенку. Но в походы с арбалетом и метательными ножами не ходят. Тем более я наблюдал за тобой, когда ты шёл к нам по деревне, — Костя замолчал, пытаясь подобрать нужную фразу. — Ты слишком хладнокровно убивал зомби, словно занимался этим всю жизнь. Скорее всего, ты какой-нибудь суперагент, посланный сюда на задание.
— Костя, отстань от человека. Вечно ты донимаешь всех пустой болтовней. Скажи спасибо, что Игнат вообще решил нас спасти! — влезла в разговор Наташа.
Значит, наблюдал. Интересно. Посмотрев на Наташу в зеркало заднего вида, я сказал:
— Ничего страшного. Не молча же ехать всю дорогу… Если хотите что-то спросить, не стесняйтесь. Постараюсь ответить на все вопросы…
— Вот видишь! — Костя бросил на сестру недовольный взгляд. — Не всем моя болтовня надоедает. Тогда рассказывай Игнат, суперагент ты, или тайный спецназовец, которого послали разузнать, откуда появились зомби?
— Нет, Костя, я не суперагент. И не на задании. Но насчёт того, что всю жизнь занимался убийством зомби, ты прав. Большую часть жизни только и делал, что убивал. Только живых людей. Я бывший боец спецподразделения, и в сложившейся ситуации мои навыки очень полезны… — рассказал я. Скрывать прошлое нет смысла. — По поводу похода — не соврал. Метательные ножи и арбалет мне одолжил Иван, фермер с Аршинки. Кстати забыл вам сказать, что там есть выжившие.
— Ивана я знаю. С его-то деньгами. Вы видели, какой у него дом?! А забор?! Папка всегда говорил, что этот Иван не так прост. У него там, наверное, целый склад оружия! — сказал Костя, и вспомнив отца, поник, но тут же продолжил. — Игнат, а как ты думаешь, наши родители… они могли выжить? Быть может мы зря уехали, не попытавшись найти их?
На глаза мальчишки навернулись слёзы. Видно, что держится он из последних сил. Но больше всего меня удивляет Наташа, которая проявляет несвойственное для женского пола хладнокровие. Соврать мальчишке, что его родители живы? Так он и не мальчишка вовсе. Сам всё понимает. Просто до конца не осознаёт происходящего. Нормальное явление. Только по прошествии некоторого времени люди осознают в полной мере степень утраты. Врать не хочется, поэтому я сказал, как есть:
— Единственные выжившие в деревне — вы. Конечно, есть вероятность, что кто-нибудь залез в подвал и смог уцелеть или сесть в машину и уехать. Без оружия и хорошей подготовки сейчас очень трудно остаться в живых. А вам ребята, поверьте мне, сильно повезло.
Губы Кости задрожали. Пытаясь отвлечь, я сказал приказным тоном:
— Костя, видишь в ногах, слева на туннели установлена рация, это «Kenwood» — довольно неплохой аппарат. Очень хороший приём. Ты прокрути все частоты, может удастся что-нибудь поймать.
Включив рацию, мальчишка, успокоившись, начал перебирать каналы. Спустя примерно три минуты, ему удалось найти рабочую частоту, по которой человек повторяет одну и ту же фразу:
— Говорит Алексей Новиков. Требуется помощь! Есть ли где-нибудь выжившие? Если нас кто-то слышит, просим, отзовитесь! Мы долго не продержимся!
Слышно, что это не запись, а вещание в прямом эфире. Остановив машину на обочине, я взял гарнитуру у Кости из рук, и произнёс в эфир:
— Говорит Игнат Шухов. Есть выжившие! Алексей, объясните, где вы находитесь и что у вас происходит?
Голос из рации выждав недолгую паузу, вновь начал говорить:
— Игнат, слава богу! Мы уже думали, что кроме нас никто не выжил. Ты сам, наверное, в курсе того, что происходит. Скажи, есть ли у вас оружие, и сколько вас?
Костя и Наташа с любопытством уставились на меня, и ожидали ответа. Мысленно выругавшись, я произнес:
— Алексей, давай без лишних вопросов. Постарайся кратко объяснить, где вы, сколько вас и какая требуется помощь?
— Мы находимся в селе Петропавловка. В здании школы. Нас двенадцать человек. Семь женщин и пять мужчин. Забаррикадировались на втором этаже, в актовом зале. Вокруг здания и внутри школы очень много зомби! Нет ни оружия, ни еды. Игнат скажи, где ты и сможешь ли нам помочь? — спросил Лёха.
— Прости, Лёха, давайте как-нибудь сами, — сухо сказал я и отключил рацию. Спокойно включив передачу, я тронул машину с места и продолжил движение в прежнем направлении.
Примерно полминуты спутники смотрели на меня и переваривали произошедшее. Первая не выдержала Наташа, и затараторила:
— Игнат, ты чего? Зачем рацию выключил? Там люди живые! Помощи просят! Мы не можем их просто так бросить!
Оставаясь невозмутимым, я заговорил слегка повысив голос:
— Для начала оба успокоились, — убедившись, что спутники во внимании, я продолжил. — Тот мир, в котором вы жили раньше, улетел в тартарары. Всё! Его нет!.. Почему выключил рацию? Да потому что мы не сможем им помочь. У нас нет оружия и боеприпасов для уничтожения толпы заражённых. Это первое… — дождавшись, пока сказанное дойдёт куда нужно, я заговорил вновь. — Сейчас попытаюсь объяснить второе. Вам не показался странным факт, что двенадцать человек как-то оказались в здании школы и имеют довольно мощную радиостанцию? Мне показалось. Скорее всего, это чья-то ловушка. Я, конечно, ждал, что они появятся, но не ожидал, что так скоро…
В течение последующих двух минут ребята переваривали информацию. Выехав к развилке Вознесенка-Злоказово-Октябрьский, выбрал направление в пользу последнего. Вдоль обочины плетется заражённый. Я объехал его по другой стороне дороги, сделав вид, что ничего не заметил. Костя, посмотрев на меня, сказал:
— Я бы задавил эту тварь… Игнат, а чьего появления ты не ожидал так скоро? — спросил он.
— Мародёры, бандиты, искатели легкой наживы… Можно называть их по-разному. Когда служил в спецподразделении, нас очень часто забрасывали в разные страны. Мы занимались ликвидацией неугодных лиц, участвовали в подавлении мятежей и выполняли миротворческие миссии. Очень часто действовали без опознавательных знаков. Это делалось для того, чтобы в случае гибели бойца или всего подразделения невозможно было определить государственную принадлежность. Практически везде сталкивались с мародёрами и бандитами. Они сбиваются в группы и нападают на тех, кто слабее. Отсутствие закона порождает преступность. Такова сущность людей. Именно их появления я не ожидал так скоро. Вам повезло, что вы встретили меня. Если бы это оказались мародёры, то тебя Костя, скорее всего, бы убили, а твою сестру, изнасиловав, выбросили на улицу…
— Но разве люди такие жестокие? — спросила Наташа, в зеркале были заметны слёзы в её глазах. — Если пришла беда, то нужно держаться вместе. Ведь живых людей осталось так мало!
— Скоро живых останется ещё меньше. Люди быстро найдут способ справиться с заражёнными, а потом начнут убивать друг друга. За патроны, еду, женщин. Этого не избежать…
Оставшийся путь до Октябрьского проехали молча. Проезжая рядом с посёлком, я увидел много заражённых, шатающихся по улицам.
— Мёртвая деревня. Нужно ехать в Кусу, возможно там удастся что-нибудь узнать, — сказал я, прибавляя ходу.
— В городе, наверное, тысячи заражённых… Но и выживших должно быть очень много! — воскликнул Костя.
— По поводу выживших — как правило, это в большей степени подготовленные люди. Военные, полицейские, охотники и, конечно, бандиты. Мы не в кино, где каждый третий бегает с автоматом наперевес, — объяснил я. — Наступила суровая реальность. И выживать в ней будут сильнейшие.
По дороге плетутся трое заражённых. Чудом удалось объехать не зацепив их. Может музыку включить? Радио точно не ловит… Радио! Как же я об этом не подумал?!
— Костя, включи магнитолу и настрой поиск радиостанций на FM частоте, — попросил я.
Мальчишка послушно включил новенький «Pioneer» и настроил автоматический поиск. Дойдя до частоты сто пять, приёмник поймал рабочую радиостанцию. Запись проигрывается по кругу:
«Вы слушаете радиостанцию «Последний оплот». По предварительным данным сегодня, пятого июля две тысячи двадцать первого года, примерно в полночь были зафиксированы первые заражённые. Откуда началось заражение и какова природа вируса — пока установить не удалось. Примерный подсчёт — около девяносто восьми процентов населения заражено. Примерный!
Обращаемся ко всем выжившим! Ни в коем случае не пытайтесь контактировать с заражёнными. Старайтесь держаться как можно дальше от населённых пунктов. И самое главное — надейтесь только на самих себя! Все армии мира уничтожены. В том числе и армия России. Остались только небольшие военные группы.
И последнее! Есть непроверенная информация, что населённые пункты с очень низкой температурой в северных районах не подверглись заражению. По мере появления новой информации мы будем обновлять запись».
Прослушав послание три раза и запомнив его, я выключил магнитолу, и, посмотрев по очереди на спутников, произнёс:
— Я предполагал, что очаг заражения может быть довольно большим, но чтобы весь мир?! Такого просто не может быть! Нужно найти безопасное место и попробовать связаться с руководством…
Похоже маленькая надежда на благоприятный исход испарилась. Что должно случиться, чтобы вирус атаковал сразу всю планету? Теракт? На такое никто не способен. Даже при сильном ветре на заражение всей планеты потребуются месяцы. Чья-то спланированная диверсия? Очень сложно провернуть такое сразу во всём мире. Инопланетное вмешательство? Это могло бы объяснить многое, но в существование инопланетян я не верю. Но, даже если допустить подобное, то всё равно не тот уровень. Возможно, в конторе знают гораздо больше. Нужно попробовать установить связь.
Съехав на просёлочную дорогу и проехав пятьсот метров вглубь, я остановил автомобиль в поле на возвышенности, так чтобы территория вокруг хорошо просматривалась, и заглушил мотор. Костя, вопросительно взглянув на меня, спросил:
— Дядя Игнат, а с кем ты хочешь попробовать связаться? И с помощью чего? Рации? — поинтересовался Костя.
— С руководством ФСБ. В рюкзаке лежит планшетный компьютер «Прометей». Если спутник работает, то меня сразу засекут. Я попробую установить связь, а вы тем временем можете перекусить, — ответил я.
Пока Костя и Наташа пили чай, я включил планшет и впервые за два года активировал функцию идентификации личности. Приложив ладонь к экрану, стал дожидаться окончания сканирования отпечатков пальцев и биопараметров. Каждый портативный компьютер привязывается к определенному сотруднику и подключается к внутренней сети ФСБ. С момента авторизации пользователю становится доступно огромное количество дополнительных функций: спутниковое подключение к интернету практически в любой точке планеты, полностью голосовое управление, навигация и геолокация, взлом практически любого устройства, скачивание любой информации, а также подключение к спецкостюмам типа «КОБРА» или «ЗЕВС» для синхронизации с другими членами группы и ведения тактического боя. «Прометей» вобрал в себя много полезных функций, многими из которых я не умею пользоваться. Устройство универсально и используется как бойцами спецподразделений, так и аналитиками и обычными рядовыми сотрудниками. Впрочем, в такой организации редко бывают обычные сотрудники… Закончив авторизацию, меню предложило два варианта управления: голосовой и текстовый набор. Я выбрал первый вариант. Приятный женский голос проговорил:
— Здравствуйте. Вы опознаны как Игнат Шухов. В данный момент вам отказано в доступе. Вы можете отправить голосовое сообщение на сервер, и мы свяжемся с вами в ближайшее время. Желаете продолжить обслуживание?
— Да, — коротко ответил я. Отказано в доступе. Неудивительно. Хорошо, что на случай подобных ситуаций в конторе всё продумано. Вспомнив нужную комбинацию, я продолжил. — Код один три восемь три, позывной «ТИХИЙ», прошу активировать режим «КРАСНЫЙ КОРИДОР».
Несколько секунд ничего не происходило, а затем голос снова заговорил:
— Режим «КРАСНЫЙ КОРИДОР» активирован. Сообщаем вам, что связь с непосредственными руководителями в данный момент недоступна. Информируем вас, что вы должны действовать по протоколу предусмотренному данным режимом. Желаете прослушать дополнительные указания?
— Да. Но не указания, а вопрос. Сколько раз за последние сутки активировался режим «КРАСНЫЙ КОРИДОР»? — спросил я. Конечно, мне, скорее всего, не ответят, но попытаться получить хоть какую-нибудь информацию всё же стоит.
— К сожалению, вам отказано в доступе. Желаете прослушать дополнительные указания по протоколу? — спросил голос.
— Нет, всей нужной информацией владею. Буду действовать согласно протоколу. Прошу перейти в режим текстового управления. Спасибо за информацию.
Мне не ответили. Иконка «ФСБ» красного цвета сменилась на привычное меню «Прометея». Если откроют доступ, то я автоматически стану действующим сотрудником, подключенным к общей сети. Конечно, всё зависит от допуска, который имеет четыре уровня.
Включив на планшете фоновый режим, убрал его в бардачок. Есть совсем не хочется. Хочется действовать. Я вышел из машины и отыскал в рюкзаке браслет-индикатор. Уже два года я постоянно заряжал его каждый месяц. Нацепив устройство на руку рядом с часами, вернулся в машину и заставил себя через силу впихнуть в желудок банку тушёнки.
— Игнат, а что за «КРАСНЫЙ КОРИДОР»? И почему не удалось ни с кем связаться? — спросил Костя, набивая рот салом вприкуску с хлебом.
— В ФСБ разработаны особые протоколы на различные события. К примеру: взрыв ядерной бомбы, захват территории силами врага, террористическая атака и прочее. Есть даже такие бредовые варианты как вторжение инопланетян и атака «ЗОМБИ» вируса. Аналитики просчитали практически все возможные варианты. «КРАСНЫЙ КОРИДОР» — протокол, специально разработанный для подобных ситуаций, — похоже, я слишком много болтаю, но кто сможет упрекнуть за это? Парень любознателен, а от конторы не убудет, если я раскрою конфиденциальную информацию. Отложив пустую банку в пакет для мусора, я продолжил: — В ФСБ не бывает бывших сотрудников. В критической ситуации меня восстановят. Примерно в течение двенадцати часов запрос обработают и свяжутся со мной. А пока по протоколу я должен следовать в ближайшее здание ФСБ, которое находится в Златоусте.
Если только к этому зданию возможно подобраться?! Без спецсредств и в одиночку — просто нереально. Если дадут хотя бы второй уровень доступа, то я получу все данные о схронах с оружием и смогу неплохо вооружиться. Вот только когда мне ответят? Остаётся надеяться, что скоро.
— Ты планшет в бардачок убрал, не услышишь ничего, — возмутился Костя, потянувшись к кнопке открывания. — И что будет с нами? Ты нас не бросишь? — спросил он.
— Видишь браслет на руке? — спросил я. — Он синхронизирован с компьютером, и в случае вызова завибрирует, — в зеркале заднего вида я заметил, что Наташа внимательно ждет ответа на последний вопрос. — Куда я без вас?! Кстати, уже почти шесть вечера. Нам пора выдвигаться. Убирайте всю еду. Нужно до темноты найти безопасное место для ночлега.
— Крутое у вас в конторе снаряжение… Вот бы мне такое! — воскликнул Костя и принялся допивать порядком остывший чай.
— Мое снаряжение давно устарело. Концерн «Прометей» каждый год все обновляет, — восторгу в глазах Кости не было предела. В его возрасте это нормальное явление. А вот хладнокровие Наташи удивляет все больше и больше. По-моему, она не та, за кого себя выдает. Уж точно не студентка педагогического…
Через десять минут вернулись на шоссе и продолжили двигаться в сторону Кусы. До города осталось ехать около семи километров. Чтобы хоть как-то скоротать время, я начал рассказывать весёлую историю из детства…
В город заехали в начале седьмого. Повсюду слоняются заражённые. Пришлось сбросить скорость до сорока километров, чтобы ненароком не сбить какую-нибудь тварь. На секунду я представил улицы мегаполисов: сотни тысяч тварей, которыми забиты все улицы. Многокилометровые пробки из брошенных машин, и практически никаких шансов выжить.
Я ловко объезжал пытающихся броситься на машину заражённых. Хотелось проехать город как можно быстрее и выскочить на трассу в направлении Златоуста. Планы нарушила вылетевшая на перекресток на полном ходу пожарная машина.
— Игнат, там пожарники! Ты видишь? — закричал Костя.
— Вижу. Я не слепой. Сейчас догоним, — спокойным голосом сказал я. Лучше сразу объяснить парню разницу в используемых словах. Пригодится в жизни. — Костя, никогда не называй людей доблестной профессии «пожарниками». Говори «пожарные». Ты меня понял?
Мальчишка кивнул.
Пожарный «Урал» с семиместной кабиной и тремя ведущими мостами шёл полным ходом, сшибая на пути попадающих под колеса заражённых. Нажав на педаль газа, я устремился за ним. Спустя три сотни метров удалось сравняться с грузовиком. За рулём «Урала» сидит парень примерно моего возраста. Заметив нас, он начал что-то говорить сидящим в кабине. Спустя десять секунд заработал громкоговоритель:
— Привет живым! Не ожидали кого-нибудь встретить. Давай, дуй за нами на городскую площадь, там меньше всего тварей…
Выглядит пожарная машина очень жутко: колёса, бампер, мосты и рессоры измазаны кровью. Местами на деталях висят куски мяса, мозгов и даже оторванные конечности. Похоже, пожарные не один час рассекают по городу, устроив кровавое ралли.
До площади доехали за пять минут. Пришлось постоянно объезжать кровавые мешки, которые оставлял за собой грузовик. Примерно тридцать тварей слоняются по территории площади. Представив, что сейчас будет, я сказал:
— Вам на это лучше не смотреть. Костя, ты за рулём ездить умеешь?
— Умею, но плохо. Наташка хорошо ездит, у неё права есть! — восторженно выпалил он, ожидая предстоящее шоу.
Вот опять в моей голове ничего не сходится. Зачем такой миниатюрной деревенской девочке права? Может, она и стрелять умеет? Скоро узнаю.
— Наташ, сейчас они закончат кровавые покатушки и остановятся, — сказал я, пытаясь объяснить, что от неё требуется. — Я подъеду к пожарным и пересяду к ним в машину. Ты сядешь за руль и поедешь за Уралом след в след. Только никого не давить. Всё ясно?
— Да, Игнат, — ответила она. — Будь осторожней, вдруг они такие же бандиты, про которых ты говорил…
Бандиты так не работают. Тем более «встроенный» сигнализатор опасности пока не сработал. А он никогда не подводил. Я не стал отвечать.
«Урал» разошёлся не на шутку. Зайдя на третий круг, он подминал колёсами зараженных, превращая тела в однородную массу из дерьма, мяса, крови и раздробленных костей. Несколько минут — и площадь опустела. Вот только ненадолго. С соседних улиц к нам уже спешит толпа тварей, чтобы занять отбитую территорию и полакомиться мясцом раздавленных сородичей.
Сорвав «Ниву» с пробуксовкой, я подлетел к остановившемуся «Уралу» и, выскочив на улицу, в три прыжка оказался возле кабины. Дверь распахнул бородатый мужик лет сорока, одетый в форму МЧС. Убедившись, что Наташа пересела за руль, я запрыгнул в кабину и захлопнул дверь. «Урал», дёрнувшись, начал набирать ход.
— Ну привет, вояка. Ты чего ребят в машине оставил? Мы что, зря всех зомби передавили? Столько шума! Сейчас сюда полгорода сбежится, — сказал бородач.
— Здорова, мужики! — поздоровался я, по привычке подмечая лежащий на коленях переднего пассажира укороченный Калашников. — Ничего страшного, они у меня толковые, будут ехать строго за нами.
— Это хорошо, что толковые, такие сейчас только и выживают. Как звать-то тебя, вояка? — спросил он.
— Игнат.
— Я Василич. Это Лёха и Андрюха, — он показал рукой на водителя, а затем на пассажира. — Как ты в наших краях-то оказался?
Я постарался максимально кратко обрисовать минувшие события. Пока рассказывал, мы просто двигались по городу. Сидящий за баранкой Лёха активно крутил рулём, стараясь задавить всех попадающих на пути заражённых. На весь рассказ ушло не больше десяти минут.
Когда я закончил, Василич заговорил первым:
— А я сразу парням сказал, что ты вояка! — воскликнул он. — Спецназ или что-то типа того?! Я таких как ты на раз выкупаю. Сам много лет в армии прослужил. Мы сейчас пару кружков по городу навернём, а потом в особняк. У твоих как с топливом? Не закончится? — поинтересовался Василич.
— Нет, всё нормально. А что за особняк? — спросил я.
— Сейчас Андрюха тебе всё расскажет. Не силён я в этом, — выдал он.
Андрюха до этого момента не сказавший ни слова, повернулся в мою сторону, и заговорил:
— Короче, нам в буквальном смысле повезло, и мы отделались минимальными потерями. Примерно в полпервого ночи мне позвонил сослуживец из Магнитогорска и начал испуганно говорить про каких-то живых мертвецов и чтобы я посмотрел видео, которое он мне скинул в «Контакте». В этот момент я находился на работе в «пожарке» и со мной дежурило еще шесть человек. Просмотрев запись, мы, так сказать, охренели от происходящего. Но наш старший, Васька Титов, кстати, в прошлом контрактник, где-то на Кавказе воевал, взял ситуацию в свои руки. Сперва мы проштудировали «YouTube» и убедились, что такое творится во многих местах. Люди начали выкладывать в интернет сотни видеозаписей с участием зомбаков. Васька скомандовал, чтобы мы собрали в два «Урала» всё, что нам может пригодиться, и уже через час выехали на двух машинах в город. На улицах творился хаос. Одно нам было непонятно — зачем люди выбегали на улицу? Глупое любопытство погубило большую часть населения. Наша доблестная Полиция присоединилась к толпам свежеиспеченных зомби в первые полчаса. Нам удалось завладеть оружием, оставшимся от отряда ППС. Один АКС74У и два Макаровых…
— Три Макаровых! — вмешался Василич.
— Точно, три, — согласился Андрюха, а затем снова затараторил: — До четырёх ночи ездили по городу, не в состоянии помочь кому-нибудь. Потом Титов по рации скомандовал, чтобы мы выдвигались к коттеджному посёлку, находящемуся в районе ж.-д. вокзала. Трёхэтажная хата с территорией в сорок соток, огороженной трёхметровым кирпичным забором. Маленькая крепость. Хорошо, что хозяев не оказалось дома. Только сторож, но он и опомниться не успел, как мы приватизировали дом. В принципе, он и не был против. До этого момента нам удалось спасти пятнадцать человек. Все они находятся в импровизированном убежище вместе с Титовым и еще двумя ребятами. Жалко Петьку Иванова, его укусили при вылазке в полицейский участок и я его пристрелил…
Рассказ Андрея во второй раз прервал Василич:
— Весь мир медным тазом накрылся, а он Петьку жалеет! Самим бы еще в ящик не сыграть. Игнат, у нас тут проблема возникла. Попробуешь помочь? — спросил он.
— Давай ближе к делу. Рассказывай, в чём суть, — ответил я, анализируя услышанное.
— В одном многоквартирном доме, на пятом этаже, двое живых. Мужик с бабой. Они на балкон выходили, и мы их заметили. Полчаса вокруг них крутились, а помочь не можем. Лестница пожарная — не вариант — слишком много шума, твари за пару минут набегут, а в подъезд из нас никто не сунется, там их штук десять, наверное, а они присутствие чувствуют на расстоянии. Людей вытащить надо, сможешь? — закончил вопросом Василич.
— Смогу, если Калашников одолжите, — ответил я.
— Конечно одолжим, — воскликнул Василич. — И Макарова тоже. Только патронов маловато…

Глава 5. Замес в подъезде и встреча с выжившими
Через громкоговоритель я сказал Косте, чтобы включил рацию и настроился на нужный канал. Как только он отозвался, объяснил суть дела и сказал, чтобы они остались в этом районе и ездили по круговому маршруту. Парнишка отлично меня понял и ответил, что они всё сделают и не будут лезть на рожон. Похоже, несколько уроков не прошли даром.
Отделившись от «Нивы», мы выдвинулись к нужному дому, по пути обговорив план действий. Мужики вручили мне «АКС74У» и ПМ с полными магазинами патронов и портативную радиостанцию для возможности переговоров.
Высадив меня на дороге, «Урал» продолжил движение. Для отвлечения внимания мужики активировали сирену.
Расстояние до подъезда преодолел легким бегом и, открыв дверь, вошёл в полутёмное помещение. Автомат повесил за спиной, надеясь не прибегать к его услугам. Огрызок Калаша — оружие, давно устаревшее. Точность никакая. Куча отдачи и очень много шума.
Держа Макаров в левой руке, а метательный нож в правой, начал подниматься вверх по лестнице, ступая осторожно и практически бесшумно. Пошарпанные стены подъезда встретили унылостью и чувством безразличной усталости. Похоже, этому дому уже никогда не дождаться капитального ремонта. Скоро и без того осыпающаяся штукатурка начнёт отваливаться крупными кусками…
Поднявшись на третий этаж, в открытой квартире заметил первого заражённого. Почувствовав живого человека, он начал поворачиваться, но не успел. Метательный нож вошел в висок по самую рукоять. Тварь с грохотом завалилась набок и продолжила елозить ногами. Услышав движение на четвёртом и пятом этажах, я вошёл в квартиру и затаился. Нож придётся бросить — чистить от крови совсем нет времени. Похоже, пришло время пострелять.
Сняв Макарова с предохранителя, я вышел в подъезд и встретил несущуюся сверху тварь выстрелом в голову. Прыжок в сторону, и тело по инерции грохнулось на лестничную клетку. Перепрыгнув тело, рванул вверх по лестнице. Между вторым и третьим встретил еще двоих. Стреляя почти в упор, вогнал каждому по пуле в башку. Рывок — уже на четвёртом. Дверь квартиры напротив распахнулась, и на меня ринулась заражённая бабка, с хрипом открыв беззубую челюсть. Машинально встретил ударом ноги в грудь и тут же вогнал девятимиллиметровую пчелу в глаз. Честно сказать — раньше вообще не считал Макаров оружием. Те, кто стрелял с Глока или Беретты, поймут. На крайний случай российский Грач. Всё лучше Макарова. Но выбирать не приходится. Четыре патрона отстрелял, четыре осталось.
В два прыжка оказался между четвёртым и пятым. Снизу кто-то усердно спешит ко мне. Похоже, повылазили из квартир. Крайняя справа дверь на пятом этаже распахнулась, и на лестницу выскочили два живых трупа. Первого ранил в шею. Отступил на шаг назад. Выстрел. Попал в глаз. Второй споткнулся и упал. Пуля вошла ровно в макушку. Вот попробуй тут не сойти с ума! Перегнувшись через лестницу, поймал в прицел тварь, бегущую снизу, и, о чудо, попал в глаз! Так, Макар сдулся. Настало время пять сорок пять. Сейчас перепонки очень сильно охренеют…
Поставив переводчик огня в режим одиночного, встретил самого прыткого заражённого метким выстрелом. Пуля прошла навылет, забрызгав китайскую дверь свежими мозгами. Даже открытый рот не помогает. Так можно и глухим остаться. Звон на пару часов точно обеспечен. Перепрыгивая через ещё шевелящиеся трупы, убедился, что в квартире пусто и занял позицию прямо на лестнице. Сейчас бы позвонить в звонок да зайти в гости на чай. Весело, однако!
Первая двойка заражённых приняла смерть не увидев лица убийцы. Стрелять сверху вниз всегда проще. Поймав третьего на мушку, нажал на спуск. Щелчок. Сука! Патрон перекосило. Перезарядив автомат, снёс угол черепа лысому заражённому. Снизу ещё бегут. Силуэты мелькают где-то в районе третьего этажа. Можно заняться эвакуацией выживших.
Разворачиваюсь к двери, которая ведёт к нужному балкону и делаю три выстрела в личинку замка двери-китайки. Стреляю под углом, чтобы ненароком не зацепить людей с той стороны. Открываю дверь и вижу молодого парня не старше двадцати пяти с ножом в руке и позади него девку. Идиоты! Дверь не открыли, а на линии огня стоят. Я ведь мог их задеть, если бы не подстраховался. Смотрят на меня как на снежного человека. Глазища круглые как у пекинесов, того и гляди выпадут.
— Я глухой. Ничего не слышу. Пришёл вас спасти, — слышу собственный голос словно нахожусь где-то за стеной. — Сейчас идёте за мной на полуспущенных. Головами крутим на триста шестьдесят, в случае опасности отступаете наверх. Всё поняли?
Усердно кивают. Они меня слышат — я себя нет. Периферическим зрением фиксирую движение и отправляю еще одного заражённого на тот свет. Ага, за ушки схватились! Это вам не за дверью стоять. Скоро почувствуете всю полноту ощущений.
Включаю рацию и говорю Василичу, что через две минуты буду внизу. Ответа не слышу. Для надежности повторяю ещё пару раз, не забыв объяснить причину своей глухоты. Махнув рукой новоявленным спутникам, начинаю спускаться вниз. Заражённые прут по одному. С близкого расстояния очень сложно промахнуться. Нужно будет предъявить Василичу за неточное количество.
По пути подобрал пустой Макаров и швырнул его парню. Тот удивленно уставился на ствол. До первого этажа дошли без происшествий. Я старательно разглядывал открытые квартиры и, только убедившись в безопасности спуска, продолжал движение. С каждой убитой тварью мысленно считал оставшиеся патроны.
Открыв дверь подъезда, практически в упор щёлкнул зараженного в голову. Спасённые явно испугались. Парнишка держит пистолет на вытянутых руках. Держит неумело.
На улице нас встретили сразу четыре твари. Пришлось работать предельно быстро…
«Урал» подоспел когда мы преодолели половину пути до дороги. Василич распахнул дверь и начал усердно махать рукой. Тридцать секунд, четыре выстрела, и я последним запрыгнул в кабину. Машина тут же продолжила движение.
Василич начал говорить, усердно жестикулируя руками. Я несколько раз сглотнул, пытаясь разгрузить перепонки. Звенит в ушах, словно нахожусь под церковным колоколом. Всё-таки нельзя стрелять в подъезде без средств защиты. Тем более с огрызка Калаша.
Поставив автомат на предохранитель, я передал его Андрею.
— Совсем ничего не слышишь? — слабо долетел голос Василича.
— Теперь немного слышу, — ответил я, стараясь контролировать громкость.
— Красавчик ты, Игнат. Я знал, что у тебя получится! — воскликнул он.
Спустя несколько минут слух практически полностью вернулся. А вот лёгкий звон остался. Вечером точно голова заболит.
Связавшись с Костей по рации, мы изменили маршрут и, когда «Нива» пристроилась к «Уралу», взяли направление на базу. По словам Андрея, ехать нам не больше пятнадцати минут. Мужики требовали деталей. После того как узнали, что спасённых зовут Николай и Ольга и они состоят в браке, я начал рассказывать всё, что происходило в подъезде. По возможности кратко, но с описанием вылетающих мозгов и точным количеством убитых заражённых. Даже водитель несколько раз отвлекался от дороги, уточняя интересующие моменты. Николай и Ольга практически не слушали, пребывая в состоянии полнейшего безразличия. Представляю, какой шок они испытали. Такое не каждый день увидишь, хорошо, что не стошнило.
— Вот прямо реально ни разу не промазал? — восторженно спросил Василич, когда я закончил рассказывать.
— Один раз в шею попал. А так почти все в головы засадил. В подъезде опасно промахиваться. Можно от рикошета невзначай смерть принять, — объяснил я.
— Да, вот бы нам такую подготовку! — воскликнул Андрюха, — И где такому учат, если не секрет? — спросил он, рассматривая Калаш со всех сторон.
— Не секрет. Управление «А» ФСБ. В простонародье «Альфа», — ответил я. Теперь уже можно не держать секретов, хотя подсознание пыталось сопротивляться, настырно требуя не говорить.
— «Альфа» всем известна! Еще с советского союза, — многозначительно протянул Василич. — Не, ну вы видели, как Колян выбежал из подъезда, держа на вытянутых руках разряженный Макаров?
Трое пожарных хором засмеялись. Мне не до веселья. Мысли непроизвольно ушли в другое русло. Что же стало с парнями из отряда? Когда началась заварушка, их в любом случае бросили на эвакуацию первых лиц. В мегаполисах творился полнейший ад. Смогли они выжить в нём? Остаётся ждать, когда придёт ответ и мне откроют доступ…
Когда до особняка осталась ехать несколько минут, Андрей связался с другой группой по рации и сказал, чтобы они расчистили въезд во двор, естественно предупредив о наличии гостей.
В открытые ворота въехали не останавливаясь. Я заметил кучку убитых заражённых, сложенных неподалёку от ворот в аккуратную стопочку. Пару дней, и эта стопочка начнёт очень сильно вонять. Двое парней в камуфляже и с ружьями в руках дождались пока «Нива» въедет во двор и тут же закрыли ворота.
Я вылез из «Урала» одним из первых и сразу начал оценивать территорию: трёхметровый кирпичный забор, огораживающий площадь примерно в сорок соток; массивные кованые ворота; трёхэтажный дом, площадью свыше шестисот квадратов прямо в центре участка; гараж, в который легко поместятся десять легковушек и вторая машина пожарных; два гостевых домика в дальней части участка и баня между ними с достаточно большим бассейном; сторожка, беседка и несколько хозяйственных построек. Нехило! Этакая маленькая крепость.
Пока Василич знакомил новоприбывших, из дома вышел человек и направился в нашу сторону. На возраст лет тридцать пять, возможно немного больше. Крепкого телосложения. Одет в форму МЧС. Скорее всего, это и есть тот самый Титов. Бывший контрактник и новоиспечённый командир поселения выживших. Остановившись в паре метров, он заговорил:
— Василич, не мне тебя учить. Не держи людей, веди в дом, пусть поедят и отдохнут. И вы вместе с ними. А ты, Андрей, останься, нужно поговорить. Егор с Гришкой, какого хера вы не на воротах?! — грозно спросил он.
Точно Титов, поставил я окончательный вердикт. Голос неплохо натренирован и держится невозмутимо. Двое охранников, потупив взгляды, засеменили к воротам.
Я открыл багажник и попросил Костю взять рюкзак. Мальчишка охотно водрузил ношу на спину и направился к входу, пытаясь догнать сестру. Меня позвал Титов. Хотя я намеренно ждал именно этого.
— Ты Игнат? Подойди ко мне! — грубо потребовал он.
А вот это уже перебор. Не люблю я, когда ко мне обращаются в таком тоне. Ох, как не люблю! Стиснув зубы, я молча направился к ним.
Остановился не доходя полутора метров, при этом подметив, как парни прогибаются перед Титовым. Всего минута, а они уже успели рассказать довольно многое.
— Значит стреляешь без промаха, и говоришь, что служил в подразделении «Альфа»? — спросил Титов.
— Да, — коротко и спокойно ответил я.
— Сколько тебе лет? И давно ты в ФСБ? — не унимался он.
— Тридцать один. На обучении с семнадцати, а с двадцати трёх до двадцати девяти лет служил в управлении «А» ФСБ. После уволен по статье. Еще вопросы? — ответил я, чувствуя, что Титов так просто от меня не отстанет.
— Если мне не изменяет память, то в «Альфа» и «Вымпел» берут с двадцати восьми лет. Поэтому объясни мне, как ты попал туда раньше? А лучше докажи. Мне знакомы бойцы такого уровня. Я сам имею черный пояс по карате, — сказал он.
— Я в «Альфа» попал по особым рекомендациям. Даже там делают исключения. Если хочешь спарринг, то никаких проблем. Я согласен, — мой ответ прозвучал грубо и чётко.
Вариантов два: либо это проверка, либо Титов из тех самовлюбленных идиотов, что всем и вся пытаются доказать физическое превосходство и кто здесь главный, при этом имея неплохую подготовку и постоянно используя ее в установлении собственного авторитета. Похоже, сейчас узнаю какой из вариантов правильный.
Когда Титов резко бросился на меня, я был готов отразить атаку. Он попытался ударить ребром ладони в шею. Я легко уклонился от удара, и, уходя в бок, взял Титова в захват и проделал бросок через бедро. Шлепнулся он очень плохо. Лицом в щебенку. Не давая опомниться, взял правую руку в захват и умело завернул. Стон известил о правильности и эффективности проделанного приёма.
Парень по имени Андрей не успел ничего понять, но как разъяренный буйвол кинулся выручать командира. Пришлось проделать акробатический трюк и, не выпуская руки из захвата, как следует врезать в солнечное сплетение ногой…
Спустя пятнадцать минут мы сидели в беседке с Василичем и Титовым. Знакомство вышло немного агрессивным, но дальше пошло легко и непринуждённо. Меня просто проверяли. Мы пили свежезаваренный чай, а Титов увлеченно рассказывал Василичу недавние события, которые тот пропустил.
— Не, ну это надо было видеть! Василич, представляешь, бью я его ребром ладони в шею, и в этот момент понимаю, что Игната передо мною уже нет! Чувствую, как ноги отрываются от земли и уже лежу мордой в щебёнку. Как он меня скрутил, я понять даже не успел. Но это ещё не всё! Андрюха, стоящий рядом, дёрнулся в нашу сторону и попытался заступиться за командира, лежащего на земле. Так Игнат, не отпуская меня, так дал ему ногой, что тот отлетел на добрых два метра, и это при том неудобном положении, в котором он находился. Я думал он мне руку оторвёт в момент удара, — рассказал Титов и, посмотрев на меня, добавил: — Игнат, ты не обижайся, на правах старшего я просто обязан тебя проверить. Мне доводилось сталкиваться со спецами довольно высокого уровня во время службы в армии, но боец «Альфа» это что-то фантастическое!
— Никакой фантастики. Десятки лет упорных тренировок, здоровый образ жизни и стремление к победе. С детства мечтал быть военным, — сказал я, и сделал небольшой глоток чая с лимоном. — Ты молодец, Василий! Благодаря тебе все эти люди, находящиеся здесь, живы. Это самое главное…
До десяти вечера мы просидели за разговором. Темы были разные. Каждый поделился гипотезой по поводу происходящего. Обсудили план дальнейших действий и многое другое. Ключевым моментом была предложенная мною система защиты от заражённых. Пожарные одобрительно восприняли идею, и мы собрались воплотить её в жизнь в течение ближайших дней. Также разработали план вылазки в город для пополнения запасов еды, топлива, снаряжения и медикаментов.
В полодиннадцатого я принял душ, который работает, так как подключен от скважины, пробуренной прямо на участке. Также работает электричество, вырабатываемое генератором, который находится в котельной, чтобы не создавать на улице лишнего шума. После всех процедур я отправился спать. Мне любезно предоставили комнату с двуспальной кроватью на третьем этаже.
Раздевшись, лёг, расслабился и моментально уснул…
Снится сон. Один из тех, что снились раньше. Но этот немного другой. Нас семеро. Я и шестеро парней из нашего отряда. Командует Алексей Смирнов. Все одеты в военные костюмы «КОБРА» и имеют неплохое снаряжение: автоматы ВАЛ, «АК-12», винтовки ВСС «Винторез», пистолеты «Грач», «Гюрза», «Стечкин», одну СВД и прочее.
Отряд спецов в полной экипировке. Местность показалась знакомой. Где-то в горах Ингушетии мы выполняли подобное задание такой же численностью. Суть заключалась в ликвидации террористического отряда численностью около пятидесяти человек. Во сне всё повторяется…
Выследить террористов не сложно. Находясь далеко в горах, они чувствуют себя в безопасности и, когда наступила темнота, устраиваются на ночлег на относительно открытой местности, оставив дежурить двух часовых.
Дождавшись, когда все уснут, мы с разных сторон приблизились на минимальное расстояние и атаковали. За две минуты от крупного отряда не осталось и следа. Террористы не смогли оказать сопротивления и были убиты. Все до одного.
Спустя какое-то время убитые террористы поднялись на ноги и направились в нашу сторону. Собравшись в единый отряд, мы вновь атаковали. Получая пули в голову, они падали и снова вставали. С каждым убитым их становилось всё больше, и Смирнов отдал приказ об отступлении…
Несколько часов шли по горам, пытаясь уйти от преследовавшей армии мертвых, но, несмотря на все наши старания, они постоянно догоняли нас. В конце концов мы оказались зажаты в ущелье и, заняв выгодные позиции, начали вести бой. За пять минут расстреляли весь боезапас и использовали все гранаты. Обнажив ножи, отряд пошел в ближний бой. С бешеным остервенением я кинулся в атаку и принялся кромсать мёртвых направо и налево. Никогда в жизни не испытывал подобной ярости. Нож не оставлял мертвецам шансов. Каждый удар достигал цели, легко погружаясь в тело. Не видя бойцов отряда, я начал прорываться вперед…
Меня зажали. Задавили численностью. Упав на землю, я все еще орудовал ножом, а твари отрывали от тела куски плоти. В какой-то момент все закончилось и они потеряли ко мне интерес. Я встал и осознал, что стал таким же как они. Испытав дикий ужас, проснулся…
Стряхнув остатки сна, я сел на кровать и посмотрел на часы: четыре тридцать утра. На улице почти рассвело. Продолжать спать нет желания. Не создавая лишнего шума, оделся и, спустившись на первый этаж, вышел на улицу.
Вдохнув полной грудью утренний воздух, я принялся разминаться, попутно оценивая обстановку. Двое часовых, оставленных Титовым, спят на заранее принесенных пачках минераловатной плиты, прислонившись спинами к забору. Один слегка похрапывает. За ночь температура не опускалась ниже плюс пятнадцати, и засоням было вполне комфортно. На безмятежных лицах читаются лёгкие улыбки и наслаждение от столь комфортного подхода к работе. Охотничьи ружья стоят рядом. С таким отношением к делу они могут запросто всех угробить. Вернее, не всех, но многих. Нужно научить ребят дисциплине и немного проучить, чтобы избежать подобного отношения к делу в дальнейшем.
Снаружи доносится тихое шебуршание и скрежет, подтверждающий наличие заражённых. Прихватив из «Нивы» арбалет, я бесшумно направился к воротам. Справа и слева от них обитатели дома устроили смотровые площадки из поддонов и пеноблока высотою около двух метров. Импровизированные огневые точки. Высунувшись по пояс, можно как в тире расстреливать тварей без опасности быть укушенным.
Припрятав ружья горе-сторожей за поддонами, я взобрался наверх. Около ворот шастают пять зомби. Тщательная оценка местности: справа и слева по улице чисто. Редкое расположение коттеджей на местности только на руку. Территория отлично просматривается.
Старательно прицеливаясь, я вогнал в голову каждого заражённого по болту. Твари чувствовали меня, а одна даже начала подпрыгивать около забора, показывая нелепые движения и полнейшее отсутствие координации. Прыгать они разучились, что тоже только на руку. Когда все пять тел перестали биться в конвульсиях, я еще раз осмотрел местность на предмет заражённых и, спустившись вниз, открыл ворота и вышел на улицу.
Извлечь болты из разбитых черепов оказалось довольно просто. Стараясь не замараться кровью, я аккуратно занёс их во двор и положил рядом с воротами. Нужно будет не забыть почистить. Выбрав труп полегче, килограммов под шестьдесят, не больше, я за несколько минут дотащил его до спящих сторожей, предварительно заперев ворота. Самым сложным оказалось усадить зараженного напротив безмятежных сторожей и подпереть его, чтобы придать максимально естественную позу. Было желание отыскать окурок и вставить трупу в рот, но я не стал этого делать. Мое шебуршание так и осталось незамеченным. Ох и прибавится у парней седых волос когда проснутся.
Оставив снаряжение и верхнюю одежду в машине, я направился к бассейну, и с разбегу вошел головой в воду не создав брызг. Вода оказалась довольно прохладной, и я плавал около пятнадцати минут, тренируя задержку дыхания. Когда-то во времена обучения нас часами заставляли не вылазить из воды, тренируя на проведение боевых действий под водой. Тот, кто служит в «Альфа», должен уметь все.
Вдоволь насладившись водными процедурами, я выбрался из воды и принялся тренировать растяжку. Если не растягивать мышцы, то со временем тело становиться «деревянным». Нужно постоянно тренироваться, чтобы быть в отличной физической форме. Закончив, сделал сто отжиманий и, походив на руках, крутанул сальто назад. Конечно, не профессиональный гимнаст, но и не дядя с пивным животом. После всех процедур направился осматривать гостевые домики…
В первом домике не нашлось ничего, что представляет какую-нибудь ценность. Я направился во второй и был приятно удивлен наличием спортивной комнаты, довольно неплохо оснащенной инвентарём. Нужно будет организовать тренировки для желающих позаниматься. Умение хорошо бегать и размахивать ногами не будет лишним для выживших в условиях зомби-апокалипсиса. Тем более среди спасённых есть двое мальчишек Костиного возраста. Решение о том, что Наташа и Костя останутся здесь, я уже принял. Как только свяжусь с конторой — покину убежище. Один. Без них.
Потанцевав вокруг боксёрской груши около пятнадцати минут, а затем выполнив сорок подтягиваний и тридцать отжиманий на брусьях, я вышел из домика на улицу. Захотелось снова искупаться в бассейне, чтобы смыть послетренировочный пот.
Пройдя несколько метров, услышал истошный крик, а спустя несколько секунд — второй, слившийся с первым в унисон. Дом не дал увидеть происходящего, поэтому я бегом направился в сторону шума, по пути думая о том, какой переполох сейчас случится. Картина оказалась веселой: в пятнадцати метрах от ворот, около пожарного «Урала» стоят два сторожа с испуганными глазами, а рядом с ними Титов, босиком и в одних трусах с пистолетом в руке.
— Вась! Мы это… — заикаясь причитает один из них. — Даже не заметили… Он у нас… А ружья сами пропали…
Второй не мог вымолвить ни слова, но активно жестикулировал и показывал руками в сторону сидящего трупа. Глаза у сторожей настолько большие, что говорит об удачности проделанной работы.
Я остановил рукой выбежавшего из дома с автоматом наперевес Василича и сказал:
— Просто смотри.
Титов не понимая, что происходит, направился в сторону ворот и около минуты стоял и смотрел на зомби, сидящего на поддонах. Когда он поднял голову, то увидел меня и мою улыбку. В его голове сразу всё сошлось.
— Ах вы суки! — заорал он замахиваясь. — Спали на посту! Да я вас…
Титов влепил ближайшему сторожу крепкую затрещину, отчего тот слетел с ног. Второй, моментально сообразив, что запахло жареным, бросился наутёк, но, пробежав около десяти метров, свалился на землю. Титов достал его в прыжке, показав отличную выучку. Каждому сторожу попало по самое не хочу…
— Хотел бы я видеть лица Егора и Гришки, когда они проснулись и увидели зомби, сидящего напротив них! — воскликнул Василич, когда мы сели завтракать. — Нет, ну надо же такое придумать! В полшестого всех на уши поднял…
Случившееся утром ещё долго не сходило с уст новых постояльцев дома. Когда все закончили завтракать, на часах было восемь.
В полдевятого я и Титов собрали всех в большом зале для проведения совещания. Не было только отличившихся сторожей. Они занимались чисткой «Уралов» от остатков зомби. Всеобщим решением двадцати четырех человек Василий Титов был назначен старшим, и окончательное решение любого вопроса теперь лежало на его плечах, как и ответственность за всех окружающих его людей. Свою кандидатуру я не рассматривал в принципе.
Закончив с распределением обязанностей: таких как приготовление пищи, уборка дома, охрана территории по ночам и прочие полезные занятия, Титов объявил совещание закрытым. Люди мгновенно разбрелись по делам.
Дальнейший план действий касательно безопасности, провизии и всего необходимого обсуждали втроём. Василич и Титов обрисовали расположение ключевых объектов города, нужных для выполнения предложенного мною плана.
В полодиннадцатого утра мы покинули территорию убежища на одном из «Уралов». В группу попали пожарные Лёха и Андрей, а также недавно спасённый Коля. В районе одиннадцати заехали в город. Лёха снова пытался задавить всех заражённых, попадающихся на пути. Я посоветовал не стараться давить всех, тем самым мотая машину от обочины к обочине. Просьбу он неохотно, но выполнил.
Первым делом заехали на стройку в противоположном конце города, на которой, по словам Василича, имеется нужный мне трактор. Кучка тварей, шатающихся по стройплощадке, была безжалостно расстреляна из охотничьих ружей. Колю взяли с собой только по одной причине — он имеет корочки тракториста-экскаваторщика. Парень умело запустил восьмитонный экскаватор «JCB» и с радостным лицом умчался на поиски новых приключений. Похоже, тварям, попавшимся на его пути, не поздоровится. Мультиковш — штука опасная. Надеюсь, ему хватит топлива, чтобы добраться до базы…
Следующей остановкой стала лесопилка, находящаяся на окраине города. Предприятие оказалось пустым. Ни одна тварь не шатается по территории, что немного странно даже для промзоны. Может, убежали вслед за сторожами, которых на объекте тоже не оказалось.
Вскрыть склад ГСМ не составило труда. Бочки с горючим перекочевали в бортовой «КАМАЗ» при помощи крана манипулятора на базе «УРАЛА». Манипулятор мгновенно зарекомендовал себя нужной машиной, которая пригодится в убежище.
Пока Андрей грузил на площадку манипулятора доску и брус, я решил обследовать территорию. В бытовке обнаружились две бензопилы — незаменимые вещи в хозяйстве. Закончив с погрузкой необходимого, мы на трёх машинах отправились на базу, надеясь по пути нагнать экскаватор.
По возвращению работа закипела полным ходом. Коля копал ров, отвалом наружу, по всему периметру забора, не тронув только лицевую часть. Остаться без заезда не хочется. Судя по объёму работ — тракторист должен управиться за пару дней. Пожарные машины были отогнаны за ненадобностью на пустырь рядом с коттеджем. То, что участок не граничит с другими, — просто отлично!
Из привезённых досок и бруса планировалось построить две вышки, справа и слева от ворот соответственно. Этакие огневые точки, высотой не менее пяти метров, для размещения часовых. С вышек будет удобно отстреливать заражённых. Кстати, о заражённых. На поднятый шум они стали сбегаться гораздо активней. Правда, им не повезло. Вместо желаемого свежего мясца они отведали стальную клешню манипулятора. Андрей превратил гидравлический захват в оружие массового поражения, хватая тварей и раздавливая их клешней. Примерно на двадцатом заражённом он начал показывать более изощрённые способы убийств. Зрелище вышло неприятным.
Обязанности были распределены, и на базе вовсю кипела работа. До вечера мы еще раз съездили в город, побывав на металлобазе и в строительном магазине. Поездку в магазин для пополнения запасов продуктов решили отложить на завтра.
День пролетел незаметно, и в девять часов вечера все собрались за большим столом. Во время ужина люди увлечённо общались, знакомились поближе и просто разговаривали друг с другом, делясь впечатлениями прошедшего дня. На какое-то мгновение они показались мне одной большой семьей…

Глава 6. Необъяснимое
В одиннадцать часов мою комнату посетил Костя. Пришлось рассказать ему пару историй из прошлого. В двенадцать часов он ушёл к себе, и я лёг спать. Спустя некоторое время пришла Наташа. Тихонько постучав, она приоткрыла дверь и спросила разрешения войти.
Свет от луны проникает в окна, поэтому можно видеть друг друга достаточно хорошо. За несколько секунд голову посетили много разных мыслей, но, отогнав их прочь, я быстро встал и оделся. Как истинный джентльмен усадил Наташу в кресло, а сам сел напротив. Друг от друга нас отделяет журнальный столик и стоящий на нем чайный сервиз.
Выждав некоторую паузу и подобрав нужные слова, я заговорил:
— Чем обязан столь поздним визитом? Не думал, что кто-то проявит интерес к моей персоне.
— Игнат, ты мне нужен! — выпалила она.
Я могу выйти с голыми руками против десятерых вооружённых ножами противников; могу в одиночку, имея только один пистолет, уложить дюжину вооруженных до зубов бойцов; могу шататься месяцами по горам с кучей снаряжения в адских условиях. Как-то раз умудрился разделаться с двумя бойцовыми собаками при помощи ножа. Подобных ситуаций было много, но когда красивые девушки говорят мне в лицо, что я им нравлюсь, почему-то теряюсь и не знаю, что ответить. Так повелось, что, дожив до тридцати одного года, мне не удалось обзавестись семьей. Нет, у меня были отношения, но встретить ту самую не получилось. Пока я пытался найти подходящие слова, чтобы ответить, Наташа, опередив меня, вновь заговорила:
— Ты, наверное, неправильно меня понял. Давай я тебе сейчас всё объясню, — сказала она, словно прочитав мои мысли. — Мне нужно попасть в одно место, и ты должен в этом помочь. Но для начала я должна выяснить, что ты именно тот, кто нужен.
Не люблю, когда говорят загадками. Эта двадцатилетняя девчонка и так вызывала последнее время большие подозрения, а теперь я и вовсе не знаю, что думать по поводу неё. Красивая брюнетка с милым личиком и утончённой фигурой. Может, она тайный агент Моссада? Я усмехнулся собственным мыслям и решил сказать прямо:
— Наташ, с момента, как я с вами познакомился, ты не перестаёшь удивлять. Во-первых — ты не очень хорошая актриса и все слёзы были очень неправдоподобны. Во-вторых — ты умеешь водить автомобиль и довольно неплохо для девчонки с пединститута, — вот и удивление на лице подъехало. Похоже, она не ожидала, что я такой наблюдательный. — Да, я наблюдал за вами, пока сидел в пожарной машине. А теперь в-третьих — тех тварей, которых якобы убил Костя, на самом деле убила ты. Я понял это когда взобрался на сеновал. Взгляни на то, как человек держит оружие, и многое узнаешь. Сегодня Костя пришёл ко мне, и мы довольно долго разговаривали. Перед тем как уйти он сказал, что его сестра после всего случившегося стала совсем не своя. На основе всего этого я делаю выводы — ты не та, за кого себя выдаёшь. Советую рассказать всё прямо сейчас!
Несмотря на то, что в комнате достаточно темно, удалось увидеть как и без того большие глаза Наташи стали просто огромными. Почувствовав на себе пристальный взгляд, она опустила голову вниз и начала рассказывать:
— Все началось примерно месяц назад… Мне начали сниться сны. Каждый раз одно и то же. Мне снится город. Старый город. Заброшенный. Он много лет находился под землёй. Люди так и не смогли найти его, — я не стал перебивать ее, стараясь запомнить каждое сказанное слово. — Во сне я иду в центр этого города. Рядом идет человек. Не вижу лица, но чувствую ту могущественную силу, которая исходит от него. Он воин, и со мною, чтобы защищать меня. В центре города стоит чёрная фигура. Это не человек, хотя внешне она имеет человеческие очертания. Именно к ней мы идём. Я знаю, что путь этот трудный, но мы обязаны его пройти. Когда мы доходим до фигуры, она поворачивается в нашу сторону и начинает говорить, обращаясь ко мне. Говорит, что я должна найти ЗАЩИТНИКА и явиться в это место. Именно здесь всё когда-то начиналось и именно здесь всё закончится, но я должна предотвратить это. Для меня оставлены знаки, и я должна научиться их читать, — Наташа закончила и стала ждать моей реакции.
— Что дальше? — спросил я, надеясь услышать продолжение.
— В этот момент я просыпаюсь. Каждую ночь сон повторяется, и я не могу с этим ничего поделать. Но это ещё не всё. В реальности стали происходить странные вещи. Я вспоминаю то, чего не знала никогда. Очень много информации. Отрывки памяти и навыки, которых у меня никогда не было. Умение стрелять и виртуозно водить автомобиль. Ничего такого ещё месяц назад я не умела. А ещё, буквально неделю назад, я научилась читать мысли, и это очень неприятный дар. Нужно слышать, о чём думает большинство людей, и ты меня поймёшь. Но именно твои мысли я прочитать не способна. Именно ты излучаешь такую же силу, как тот спутник в моём сне. Ты и есть ЗАЩИТНИК, и я тебя нашла! — выпалила она и тут же заревела. На этот раз реально. Не наигранно.
— Успокойся, — настойчиво и убедительно потребовал я. — Давай попробуем найти сновидению рациональное объяснение.
— Так ты мне веришь? — радостно воскликнула Наташа.
— Я верю в апокалипсис, который волшебным способом поразил сразу весь мир, — ответил я. — Почему не поверить в существование телепата?
На самом деле я не поверил. Древний город, в котором всё начиналось? Защитники? Никогда не верил в наличие сверхъестественных сил и не верю сейчас. Будь они на самом деле, то люди бы давно их заметили. Может у девчонки на почве потери родителей съехала крыша? Маловероятно. На психанутую она совсем не похожа.
— Я не могу прочитать твои мысли, чтобы доказать тебе! — не унималась Наташа. — Чувствую, что ты не веришь мне!
— И да, и нет, — сознался я. — Давай попробуем найти информацию о твоём сне, — предложил я. — В Златоусте есть большая библиотека, в которой хранится куча эзотерической литературы. Может, удастся что-нибудь нарыть…
— Я могу доказать тебе! — вспылила Наташа.
— Хорошо, — согласился я не видя смысла спорить. Левая рука Наташи лежит на столе, и я накрыл её своей для большего убеждения. Как только мои пальцы коснулись её запястья, голова взорвалась…
Мгновение я испытывал сильную боль, понимая, что всё так же сижу в кресле. Затем боль ушла и пришла информация. Её потоки были огромны. Смешавшись между собой, они представляли кучу непонятных картинок, фрагментов действий, звуков и человеческой речи, звучащей на разных языках. Будто кто-то превратил тысячу фильмов в один и на бешеной скорости начал транслировать их напрямую в голову.
Какой-то частью сознания я понимал, что если это не прекратить, то мозг просто взорвётся от переизбытка информации. Собрав волю, я отдёрнул руку от Наташиной. После этого я пару секунд балансировал на грани потери сознания, а затем отключился…
Я в мёртвом городе. Одного взгляда достаточно, чтобы понять это. Пустые улицы, брошенные машины, мусор и угнетающая тишина. Запах гари чувствуется сильнее всего. Город горит… Стоп! Какой запах? Я же во сне?!
Повернув голову, чуть не драпанул в сторону. Рядом стоит человек! Вернее, кто-то очень похожий на человека. Тело из плотного дыма имеет человеческую форму, но не имеет лица. Неожиданно незнакомец начал говорить.
— Ну здравствуй, воин! — голос прозвучал в голове. Я уверен в этом.
— Кто ты, и где я? — испуганно спросил я.
— Тебе незачем знать, кто я. Ты не готов к этому. Лучше ответь мне — кто ты? И готов ли ты нести ношу?
— Игнат Шухов, бывший боец спецназа, — на автомате выдал я. — Какую ношу должен нести? Что за бред? — спросил я.
— Со временем все узнаешь, Воин. Я скажу немногое: ты должен стать ЗАЩИТНИКОМ! Одним из трёх. Вам предстоит сложный путь, но вы будете обязаны его пройти. Утром ты получишь весть. А сейчас иди ДОМОЙ…
Белая фигура повернулась ко мне и подошла вплотную. Она медленно положила ладонь на мою голову. Я хотел отпрыгнуть в сторону, но сознание вновь померкло…
Открыв глаза, я прислушался к ощущениям. Голова гудит так, словно по ней проехал целый состав. Всё, что приснилось, отчетливо помню, будто это был вовсе не сон. Похоже, крыша начинает плавно съезжать в сторону. Перспективы стать шизиком не радуют. Странно, но я совершенно не помню, как уснул. Разговор с Наташей запомнился от начала и до конца, а дальше как отрезало. Да-а-а… видать точно с ума схожу. Расскажи кому — хрен поверят.
Наташа сладко спит на кровати, укрывшись пледом, а я сижу в кресле. Пришла она в двенадцать. Разговаривали около часа. Почему же так светло? Взглянув на часы, чуть не подпрыгнул. Шесть утра! Куда делись пять с лишним часов? Может просто не заметил, как отключился? Нужно будет спросить Наташу, когда проснётся.
Вибрация браслета, надетого на руку, моментально вывела из ступора. Как ошпаренный, я максимально тихо выскочил из комнаты и рванул к машине. Звонок из КОНТОРЫ проворонить нельзя. Вот же идиот! Оставил планшет в машине… Совсем из головы вылетело…
Пулей добравшись до машины, я плюхнулся на переднее сиденье и, открыв бардачок, достал планшет. Входящий видеозвонок не определён. Легким движением пальца по сенсору принял вызов.
Вот это да! На небольшом экране высветилось лицо генерал-майора Карбышева Сергея Константиновича. Мне позвонил начальник Управления «А» Центра специального назначения ФСБ.
— Здравствуй, Игнат, — сухо поприветствовал он.
— Здравия желаю, товарищ генерал-майор! — отчеканил я.
— Игнат, я теперь просто Сергей Константинович, нет больше званий, — с тоской в голосе проговорил он. — Федеральная Служба Безопасности прекратила существование… Девяносто с лишним процентов личного состава погибли…
— Сергей Константинович, мне нужна информация о моем подразделении! — выпалил я.
— Игнат, не всем удалось выжить в этом аду. Многих потеряли во время эвакуации высших чинов правительства. В кратчайший срок были задействованы практически все спецподразделения страны. Большая часть погибла…
— Я назову троих: Алексей Смирнов, Тарас Марченко и Руслан Урвачев. Кто из них?
— Смирнов, — Карбышев опустил взгляд. — Игнат, это не приказ, я прошу тебя… как сына… постарайся спасти как можно больше людей… У этого мира ещё есть шанс… Я открыл доступ к базе данных ФСБ. Все схроны с оружием, все квартиры, засекреченные базы и убежища… вся информация доступна тебе. А теперь прощай, Игнат…
— Сергей Конста… — я не успел договорить. Генерал-майор отключил связь.
Человек, который был когда-то командиром ЦСН ФСБ не смог перенести гибель ребят, которых считал сыновьями. Это его сломало. Скорее всего, он свяжется со всеми сумевшими выжить сотрудниками, а потом просто застрелится. Даже сильные ломаются. Но сейчас меня больше всего волнует не он. Алексей Смирнов. Как такое возможно? Лучший из лучших… Просто не верится… Мы не виделись почти два года, но постоянно созванивались. Я просто не захотел верить в смерть лучшего друга. Любой другой, но только не он. Как Урвачев и Марченко могли допустить подобное? Я даже не успел узнать у Карбышева, как всё происходило…
Десять минут сидел и переваривал полученную информацию, а потом принял решение — нужно срочно ехать в Златоуст. Брать Наташу и уезжать. Похоже, придётся поверить в слова странного собеседника из сна. Он сказал, что утром будет весть. Она пришла. Теперь нужно действовать…
В первую очередь я вошел в базу данных ФСБ. Нужна информация о ближайших схронах с оружием. Мне дали самый высокий уровень доступа, и теперь вся база данных находится в распоряжении. Спутник «Прометея» пока работает, а значит нужно торопиться. Если он вырубится, то планшет можно выкинуть.
Самый большой и ближайший резервный склад с оружием находится в Златоусте. В центре города, напротив кинотеатра «Космос», прямо под зданием Федеральной Службы Безопасности. Там же находится убежище, только на большей глубине. Соваться в центр города — самоубийство. Нужен хорошо вооруженный отряд, численностью не меньше пяти человек. А лучше втрое больше.
Есть ещё два схрона поменьше. Один находится в гаражном кооперативе, в районе завода «Златмаш», а второй прямо в здании Металлургического колледжа. Я запросил точное местоположение последнего. Цокольный этаж, слева, до конца по коридору, одна дверь в стене с надписью «Склад». Комната замурована и, не зная местоположения, обнаружить её невозможно. «Контора» всегда любила неожиданные места. Именно туда направлюсь в первую очередь.
Определившись со складом, решил связаться с кем-нибудь из парней. Семь звонков и ни одного ответа. Очень странно. Попробую позже.
Искупавшись в бассейне, я взял арбалет и направился к воротам. В голове возникла отличная идея, и захотелось как можно скорее воплотить ее в жизнь. Поприветствовав дежурившего всю ночь Василича, я узнал у него, что снаружи ждут девять зомби и очень сильно просятся войти. Не оценив шутки, молча взобрался на площадку, и за короткий промежуток времени, успокоил каждого. Василич с детским восторгом наблюдал, как болты один за другим входят в головы тварей.
Когда все твари приняли смерть, мы открыли ворота и стаскали тела в заранее выкопанную Коляном яму. Трупы нужно зарывать, а не то в скором времени сильная вонь заполонит всю округу. Когда мы закончили, подошел Титов и поприветствовал. Перекинувшись несколькими фразами, я сказал, что отлучусь на полчаса, объяснив желанием пробежаться по лесу, и направился пешком в конец улицы.
Но пошёл я туда не для пробежки. Хочется перешерстить все коттеджи на наличие подготовленного автомобиля. Богатые люди любят развлечения. Покатушки по бездорожью — отличное развлечение. Хочется найти какой-нибудь подготовленный для бездорожья «УАЗ», который сможет с легкостью сбивать попадающихся на пути тварей без ущерба для агрегатов. Удача настигла, когда забрался в четвёртый гараж. Чёрный «Toyota land cruiser 100» гордо стоит в середине гаража. Отмытый до блеска, с незначительными повреждениями по кузову в виде вмятин и царапин. В простонародье его зовут Крузак. Машина подготовлена для бездорожья: большие колеса, увеличенный клиренс, мощный кенгурятник на не менее мощном бампере. Выглядит внушительно! Отличная альтернатива отечественному «УАЗу». Только гораздо мощнее и комфортнее.
Ключей в замке зажигания не оказалось. После недолгих поисков они нашлись на верстаке. Машина запустилась легко. Двигатель работает мягко, и мне это нравится. Когда-то мечтал о такой машине. Лазить по бездорожью. Засаживать по самое не хочу, а потом выковыривать при помощи другой аналогичной машины. Вот развлечение для души!
Стрелка бака показала отсутствие топлива. Это проблема. Открыв багажник, обнаружил дополнительный бак на сто литров, наполовину полный бензина. Бинго! Теперь у меня есть вездеход с очень большим запасом хода, если конечно основной бак не пробит.
Открыв гаражные и основные ворота, я выехал со двора. Машина приятно поехала по грунтовой дороге, проглатывая кочки ёмкой подвеской, словно их нет. Оказавшись около коттеджа, посигналил. Спустя минуту, ворота приоткрылись, и оттуда выглянул Василич с ружьём в руках. Он сильно удивился, но, увидев, кто за рулём, быстро открыл ворота, и я въехал внутрь.
За несколько секунд вокруг машины собрался небольшой консилиум, и все начали обсуждать плюсы и минусы диковинной машины. Конечно не военные внедорожники «Волк» или «Тигр», но тоже неплохо.
— Вась, пойдем, отойдем, — позвал я Титова.
— Что-то случилось? — спросил он, когда мы избавились от лишних ушей.
— Да, — кивнул я. — Нужно уезжать. Звонили с «конторы». Неотложные дела. Я заберу Наташу. Сможешь присмотреть за Костей?
— Обижаешь, Игнат, конечно, присмотрю, — ответил Титов.
— Отлично. Парнишка он толковый. Деревенский. Отличный помощник выйдет. Если будет желание — можешь начать тренировать пацанят. Им не помешает, — предложил я.
— Тоже об этом думал. Обживёмся, увидим, — согласился Титов.
— И еще одно — есть возможность приобрести серьезный арсенал. Сможешь отправить с нами Андрюху на «Ниве»? Еще не помешает пистолет и Калаш с парой дополнительных магазинов, — попросил я.
— Не вопрос. Лишнее оружие не помешает. Когда уезжаете?
— Через два часа…

Глава 7. Родной Златоуст
Закончив разговор с Титовым, я направился предупредить Наташу об отъезде. По пути в комнату она буквально налетела на меня на втором этаже.
— Игнат, куда ты пропал? Я так испугалась! — затараторила она, уперевшись маленькими кулачками в мою грудь. — Ты потерял сознание после того как дотронулся до меня. Я пыталась привести в чувство, но ты будто мёртвым сном уснул. С тобой всё нормально?
— Теперь ясно, почему не помню, как уснул… — пробормотал я. — Всё нормально, если не считать того, что голова гудит и теперь мне тоже снятся непонятные сны.
— Тоже странная фигура? — удивлённо спросила Наташа.
Я посмотрел по сторонам и, убедившись, что нас не подслушивают, продолжил:
— Немного другое, но в целом похоже. Через два часа уезжаем. Костя останется здесь.
— Игнат, я тоже хотела сказать, что мы должны уехать! — воскликнула Наташа. Похоже, о судьбе брата она совсем не беспокоится.
— Дай угадаю — в Златоуст? — усмехнувшись, спросил я.
— Да, — удивлённо ответила Наташа. — А как ты узнал?
— Знакомый звонил, — ответил я. Про разговор с генерал-майором рассказывать не хочется. — Иди, прощайся с братом. Неизвестно, когда мы вернёмся в это место снова.
Энергично кивнув несколько раз, Наташа убежала в направлении Костиной комнаты. Я тоже посетил парнишку, а затем, собрав все вещи, вернулся к машине и принялся готовиться к отъезду. Андрей с интересом выслушал детали предстоящей поездки и ушёл готовить «Ниву». Титов принёс обещанное оружие.
Спустя два часа мы попрощались с обитателями убежища и в составе организованной колонны из двух машин выехали в направлении Златоуста. Кусу проехали без происшествий и в одиннадцать часов въехали в деревню Медведевка.
Я сразу заподозрил неладное. Нам не попалось ни одного заражённого. Даже трупов нет. Либо кто-то устроил зачистку, либо все ушли на какое-нибудь «представление». Интуиция не подвела, мгновенно известив об опасности. Следом затараторила Наташа.
— Игнат, там впереди люди! — воскликнула она. — Я слышу их мысли. Они плохие и хотят нас убить!
— Сколько их? — спокойным голосом спросил я, даже не усомнившись в Наташиной способности читать мысли.
— Трое, — выпалила она. — Мне страшно…
— Всё будет хорошо, — успокоил я. — Расстояние определить не сможешь?
Наташа покачала головой. Значит, придётся действовать вслепую. Я остановил машину и, сказав Наташе чтобы не высовывалась, вышел на улицу. Беглый осмотр нескольких домов и прилегающей территории не дал результатов. Похоже, засада. Может попытаться проскочить на машине? Нет… слишком опасно. Пальнут очередью в дверь и хана. Лучше пешочком. В будущем нужно будет заняться бронеспособностью автомобиля. Или приобрести что-то заведомо бронированное. «Волк» или «Тигр»…
Показав Андрею жестом чтоб не рыпался и следил за дорогой, я направился пешком по дороге, предусмотрительно скинув пистолет с предохранителя и упрятав его за пазуху.
На расстоянии ста метров от места остановки дорога чуть поворачивает и снижается. По обе стороны стоят частные дома с выбитыми окнами. Меня посетила нехорошая мысль: если захотят убить и выстрелят из любого дома — шансов нет. Прошагав еще пятьдесят метров, я поравнялся со зданием кафе, расположенным слева от дороги. Автобусная остановка напротив — самое удобное место для засады. Будь я обычным бандитом — выбрал бы именно её.
Два парня совершенно раскованно вышли из-за остановки и направились ко мне. Первый постарше, но пониже, с ружьём наперевес, направленным на меня. Второй младше, с виду не больше двадцати пяти лет. Явно боится. Ружьё опущено и, возможно, не заряжено. Проверять нет желания. Одного взгляда достаточно — передо мной братья. Братья мародёры. Искатели лёгкой наживы. Вместо того чтобы помогать людям, они решили убивать и грабить. Скорее всего, в их списке мы должны стать первыми. Хрен вам! Обойдётесь. Одного я так и не смог понять: куда они дели всех заражённых?
Оценив обстановку, я обрисовал примерное развитие событий в голове. Вот только где третий? Небось, сидит в кустах и держит меня на прицеле. Неприятно. Взгляда не чувствую. Обычно, когда за мной наблюдают, я ощущаю некий дискомфорт. Эх… придётся надеяться на удачу, а она дама капризная…
Старший из братьев, не опуская оружия, обошёл меня и встал за спиной. Ствол ружья уперся в левую лопатку. Держится уверенно. Скорее всего, имеет опыт подобных действий, а вот младший совсем «зеленый». Лёгкая дрожь в руках. Медленно поднимает ружье и направляет мне в грудь, в левую часть. Решили проделать сквозное отверстие? Идиоты.
— Слышь, Паря, — заговорил тот, что сзади, — ты ствол достань и брось на землю, если не хочешь маслину в лопатку получить. Мы тебя убивать не станем, просто заберём тачку и оружие, а дальше иди своим путем…
Ага, так вам и поверил. Вы не станете, а я вас точно убью. Старший явно сидел срок. Эх, ребята, молодые же! О наличии Макарова он знать не мог, но то, что сказал достать ствол, играет на руку. Я начал медленно расстёгивать костюм и одновременно сказал:
— Мужики, только не стреляйте! Я достану пистолет и отдам вам. В нём все равно патронов не осталось. Тачку тоже забирайте, только, пожалуйста, не убивайте!
Купятся или нет? Нужно чтобы они почувствовали абсолютное превосходство и расслабились. Для этого несложно поиграть в хлюпика. Хлюпика весом в сто килограмм… О как! Купились. Старший опустил ствол. Так гораздо лучше.
— Не убьём! — сказал он, делая шаг ко мне. — Ты, паря, главное ствол медленно достань, без резких движений, и брату отдай. Незачем пистолетик марать. А тебя мы не тронем, ты тут и без нас долго не протянешь…
Пока я расстёгивал костюм и медленно доставал ПМ, при этом притворяясь сильно напуганным, в голове созрел окончательный план действий. Напрягает только третий… Где же ты спрятался?
Увидев, что я испугался, младший заметно осмелел и перестал усиленно потеть и трястись. Достав пистолет и держа за ствол, медленно протянул его младшему. Вот только чтобы взять его, нужно оторвать от ружья руку, а одной с непривычки оружие не удержишь. Парень замешкался и, убрав руку с ружья, потянулся за пистолетом. Моя грудь оказалась не под прицелом, и я начал действовать: выпустив пистолет, схватился рукой за ствол ружья и резко потянул на себя и в сторону, при этом присаживаясь и заваливаясь на бок. Бабах! Вот гаденыш, все-таки нажал на курок. Отдача вырвала ствол из моей руки. Теперь главное успеть. Падая на бок, я мгновенно подхватил с земли Макаров и не целясь выстрелил в младшего, тут же перевёл ствол на старшего.
Вот только в старшего стрелять не пришлось. В младшего, к счастью, тоже. Судьба сыграла с ребятами злую шутку. Выпушенный младшим братом заряд картечи попал старшему в пах, напрочь отбив желание к продолжению рода и всему остальному. Парень корчится, с каждой секундой теряя большое количество крови. Не жилец, как и младший. Его убила пущенная мною наугад пуля. Она попала в горло и перебила сонную артерию. Дергает ногами и пытается остановить руками обильными пульсациями идущую кровь.
Подхватив ружья, я бросился назад к машине. Нужно найти третьего. Пробежав несколько десятков метров, услышал выстрел. Только не это. Неужели не успел?! Сухая автоматная очередь. По звуку огрызок Калаша.
Я ускорился и, подбежав к машинам, увидел стоящего с автоматом Андрея, а рядом Наташу. В десяти метрах от них, на обочине, корчится мужик лет пятидесяти. Рядом с ним на земле валяется хорошо сохранившийся револьвер Наган. Андрей выпустил в мужика три пули, но только две достигли цели. Одна — в живот, вторая — в грудь.
Заметив меня, Андрей бросил автомат в сторону и, упав на колени, начал блевать.
— Это нормально, — пояснил я Наташе. — Так бывает, когда первый раз человека убиваешь. Ты его заметила? — спросил я, показывая рукой на умирающего.
Наташа начала энергично кивать.
— Он хотел нас убить! — выпалила она. — Выстрелил в Андрея, но промахнулся.
— Зато Андрей не промахнулся, — проговорил я, вытаскивая нож. — Будь у него ружье, все могло кончиться по-другому. Нам феноменально везет…
Я подошел к корчащемуся от боли мужику и ногой перевернул на спину. Схожесть очевидна. Двое убитых парней были его сыновьями. Опустившись рядом с головой на корточки, поднял револьвер и приставил к голове мужика.
— Дурак ты… Как есть дурак… — сквозь зубы проговорил я. Глаза злобные, значит слышит и понимает. — Себя в могилу загнал и сыновей потащил, — мужик оскалился и попытался что-то сказать, но только прохрипел и изо рта пошла кровь. — Надеешься, что я убью тебя? Сам сдохнешь… — я встал и спокойно пошел к машине.
Через десять минут мы продолжили путь в Златоуст. Оружие убитых сложили в багажник «Нивы», как и найденные за остановкой два рюкзака, полные еды и патронов. Особенно удивило количество патронов. Минимум пятьсот штук. Похоже, парни разграбили охотничий магазин. Отправлю как дополнительный бонус Титову…
Перед городом свернули в лес и спрятали «Ниву». Наташа села за руль Крузака, и мы поехали прямиком к зданию колледжа. Я повернулся к Андрею, сидящему сзади, и заговорил:
— Здание колледжа имеет два выхода: первый — центральный, второй — с задней стороны, во внутреннем дворе. Я зайду с заднего. Так безопасней. Внутрь заехать не получиться. Рискуем оказаться в ловушке.
— Я пойду с тобой? — спросил он.
— Нет. Оставляете меня у ворот и едете кататься по городу. Переговоры ведем по рациям, которые дал Титов. Пока буду находиться внутри, вы постараетесь серьезно пошуметь. Только без фанатизма. В случае серьезной опасности — всё бросаете и уезжаете.
Глухой удар прервал меня. Повернувшись, я понял, что Наташа наехала на заражённого. Замечая машину, они часто выбегают наперерез. Все улицы просто кишат тварями. Я представлял многим больше. Хорошо, что плотность населения в городе достаточно низкая.
— Каким способом мы будем привлекать внимание? — спросил Андрей.
— Разбивать стекла у стоящих на сигнализации машинах. Открывать двери. Главное, чтоб стало шумно. Пусть сбегаются в одну точку, — ответил я, вытаскивая рации из бардачка и настраивая на одну частоту. Новенькие совсем. Ещё вчера лежали в охотничьем магазине.
— Я всё понял, — сказал Андрей. — Автомат с собой заберёшь?
— Только пистолет и нож… И запасной магазин. Мне хватит. Если вскрою схрон, то заражённые будут не страшны, — я постучал пальцем по рации, — увидишь что-нибудь подозрительное, сразу докладывай мне. В любой момент все может измениться…
— Я понял тебя, Игнат, — кивнул Андрей. — Как будем грузить оружие?
— До него сначала нужно добраться, — ответил я, вручая ему рацию. — Кто знает, может схрон уже обчищен. Нужно быть готовым ко всему.
— Будь осторожен, — тихо сказала Наташа.
— Буду. Я всегда осторожен. Иногда даже слишком…
До колледжа доехали без происшествий. Наташа умудрилась задавить еще троих заражённых, и это неплохой показатель, если учитывать их количество на дороге. Объехать всех на такой громадине просто нереально.
Я показал место, где нужно остановиться, и практически на ходу выпрыгнул из машины, мысленно пожелав удачи спутникам и себе. Ворота во внутренний двор колледжа оказались закрыты, что даже на руку. Машина, заурчав мотором, продолжила движение. Я щелкнул из пистолета проявившую интерес к моей персоне тварь и с разбегу перемахнул через полутораметровое препятствие. Быстрый осмотр двора не выявил опасности. А вот снаружи к воротам подбежало шестеро заражённых. Интересно — замок висит с внутренней части ворот, но не защёлкнут. Трупов в округе нет, значит я первопроходец.
Испытывать ворота на прочность под натиском заражённых не захотелось. Спокойной походкой я направился ко входу в колледж. Прежде доводилось бывать в нём несколько раз, поэтому многое знакомо. У входа стоят две припаркованные легковушки отечественного производства. Скорее всего, внутри имеются заражённые. Подёргав дверь за ручку и убедившись, что она закрыта изнутри, я достал рацию:
— Андрей, как слышишь? Я во дворе. Сейчас полезу внутрь по лестнице. Как обстановка?
— Слышу хорошо, — ответила рация голосом Андрея. — Едем по улице. Ищем автостоянку.
— Отлично. Как попаду внутрь, сообщу.
— Добро, — прилетело в ответ.
Повесив рацию на пояс, я снял куртку, и полез на третий этаж. Решётки на первых двух совсем некстати. Хорошо, что окна совсем рядом с лестницей. Добравшись до окна, выбил стёкла пистолетом и добил крупные осколки ногой. Постелив куртку, с трудом забрался внутрь, слегка поранив ладонь.
Кабинет для занятий оказался пустым. Прислушавшись, не услышал никаких звуков. Стоит надеяться, что колледж пуст. Накинув куртку, убрал пистолет за пояс и достал рацию:
— Андрюха, я на месте.
— Игнат, это Наташа, — услышал я с той стороны, — мы на парковке, Андрей устраивает звуковое представление.
— У вас все нормально?
— Да, всё хорошо. Андрей неплохо бегает от заражённых.
— Если что-то случится, сразу сообщи мне. Еще раз повторяю — будьте предельно осторожны. Ты меня поняла?
— Хорошо, Игнат.
Убрав рацию в карман куртки, я услышал в коридоре подозрительное шебуршание, похожее на осторожные шаги. Достать пистолет не успел — дверь резко распахнулась, и на меня взглянул ствол «АК-74М». Держит его лысый мужичок лет сорока. По виду не боец, но кто знает? Похоже, плакал схрон с оружием.
— Руки вверх! Лечь на пол, а то я тебя пристрелю нахрен! — заверещал мужик, передёрнув затвор автомата.
А может и не плакал схрон. Верещит без толку. По голосу слышно, что напуган, да и руки начинают трястись.
— Мужик, ты определись, мне руки вверх поднять, или на пол лечь? — спросил я спокойно.
— На пол ложись! — с бешеными глазами он сделал шаг вперед и снова передёрнул затвор.
Ну вот ты и попался, мужик. Сейчас устрою тебе чудную встречу. Не люблю, когда в меня целятся без видимой причины.
— Давай поступим проще, — предложил я, — ты опустишь автомат, и лицо останется целым. Идёт? — делаю шаг навстречу.
— Стой на месте, а не то выстрелю! — теперь в голосе чувствуется испуг, а был такой серьёзный. Руки совсем задрожали. Я что, похож на заражённого?
— Ну всё, мужик, ты сам напросился! — я подошёл вплотную и упёрся грудью в ствол автомата. — Давай, стреляй!
Он нажал на спуск, но ничего не произошло. Умелым движением я вывернул автомат из рук и приложил прикладом в нос. Хруст, и мужик, рухнув на пол, отключился. Похоже, нос сломал…

Глава 8. Встреча старого друга
Через пару минут удалось привести мужика в чувство. Нос ощутимо ушёл в бок. Без предупреждения вернул его на место. Море крови и громкий визг. Ничего, жить будет.
Пока он оклёмывался от происходящего и пытался остановить кровь, я рассказал зачем пришел и кем являюсь. Мужик начал рассказывать свою версию. Зовут его Николай Иванович. Работал в колледже физруком, а не сторожем, как я сперва подумал. Вместе с ним в здании еще трое. Историк и две женщины. Накануне, перед случившимся апокалипсисом, они распивали спиртные напитки. Если сказать проще — бухали. Утром с бодуна хотели ехать домой, но увидели, что произошло, и передумали. Заперлись в колледже и сидели до моего прихода.
— Как ты определил, что автомат ненастоящий? — спросил Иваныч, закончив рассказывать.
— Не определял, — ответил я, помогая ему встать. — Не надо было затвор дёргать по несколько раз. Любой опытный боец заметит, что патрон не вылетел. Иваныч, ты в армии служил? — спросил я.
— Служил, но позабыл уже всё, — ответил Иваныч. — Да и разнервничался сильно. Мы все испугались, думали какой-нибудь зомби к нам лезет! Поэтому я сходил и взял муляж Калашникова, чтобы чувствовать себя увереннее.
— Думали они, — рассмеялся я. — Заражённого ты муляжом пугать собрался? Я ведь пристрелить тебя мог. Ладно, Колян, пошли к твоим испуганным, надо вам кое-что объяснить…
Мы направились на первый этаж. По дороге я связался с Наташей и Андреем.
— Андрюха, как слышишь? Можете выбираться из города. Ждите меня возле «Нивы».
— Слышу отлично. У тебя все нормально?
— Нормально. Я доберусь к вам на другой машине. Расчётное время — один час.
— Не понял?
— И не надо. Делай как сказал, потом все объясню.
Убрав рацию в карман, я рассказал Иванычу про схрон. Он не поверил. Чуть позже не поверили трое перепуганных преподавателей. Убеждать не стал. Вооружившись двумя фонарями, мы отправились в подвал искать нужную комнату.
— Вот она, — сказал Иваныч, освещая надпись «Склад» на старой пошарпанной двери фонариком.
Открыв замок, взору предстало небольшое помещение, до отвала забитое различным хламом.
— Я же говорил! Один хлам. Лет десять уже не разгребали. Если тут и найдется какое оружие, так это пару ломиков и кувалд, — сказал историк, рассматривая содержимое.
— Говорить будешь потом. Сейчас дружненько чистим помещение, — потребовал я.
Учителя смотрели на меня как на идиота, но работу делали отлично. За десять минут помещение опустело. Воспользовавшись универсальными инструментами под названиями лом и кувалда, я за двадцать минут разнёс кирпичную кладку и добрался до стальной двери. В глазах учителей появился интерес. Вбив код в механический замок, открыл дверь и вошел внутрь. Следом с фонариком вошёл Иваныч.
— Ни хрена себе! — Иваныч присвистнул. — Да тут целый склад с оружием! А мы и не знали об этом…
— Не надо было вам знать об этом, — сказал я, рассматривая металлические стеллажи по трем стенам. — Это не склад, а резервный схрон. Так сказать, на случай непредвиденных ситуаций.
Учителя начали с удивлением рассматривать содержимое. Один стеллаж забит ящиками с лежащими в них патронами. Другой, что поменьше, коробками с костюмами и снаряжением, а также двумя ящиками с гранатами. Третий чисто оружием. Пистолеты «Грач» и «АПС», пистолеты-пулеметы «Бизон-2», «Кедр» и «Каштан». Автоматы «АК-74М» и «АК-105», стрелково-гранатомётные комплексы «ОЦ-14 Гроза» и автоматы специальные «ВАЛ». Все аккуратно лежит на полках, дожидаясь звездного часа. Схрон оказался не таким, как представлял. Оружие устарело. Похоже содержимое обновляли лет десять назад, а может и того больше…
Пока занятые работой учителя перетаскивали содержимое склада в машины, я нашёл укромное место и занялся снаряжением. Костюм «Горка» оказался ненужным и отошел в вечное пользование Иванычу. Тот немного сопротивлялся, желая получить костюм спецназовца ФСБ, но одного взгляда оказалось достаточно для переубеждения.
Закончив с перевоплощением из туриста в бойца спецназа, я занялся вооружением. Автомат «ВАЛ» со штурмовым прицелом. Хотелось коллиматорный, но нужны батарейки. Пистолет «АПС» и дополнительные магазины в разгрузочный жилет. Десять минут, и я словно в прошлом. Эх… как же сильно соскучился по службе…
Уложив всё добытое в багажники, я провел короткий инструктаж и направился к воротам. Город никогда не отличался яркими красками, а теперь, кажется, сник окончательно. Умер вместе с огромным количеством собратьев по всему миру.
Вскинув автомат, поймал в прицел голову заражённого. Ну давай, дружище, не подведи. Оружие выплюнуло смертоносный девятимиллиметровый снаряд, слегка толкнув в плечо, и разбросало содержимое головы по асфальту. Старый добрый «ВАЛ», по тебе я тоже скучал… Где-то неподалеку раздается вой сигнализаций, но заражённых звук не интересует. Они принимают смерть прямо у ворот…
Открыв проезд, я по-быстрому отработал по ближайшим целям и, расчистив коридор от трупов, вернулся к машинам и сел за руль. Гружёная «Приора» пошла тяжело, но неумолимо. Обруливая заражённых, мы за пятнадцать минут добрались до выезда и ещё через три были на месте.
— Вот это да! — восторгу в глазах Андрея, когда я открыл багажник, не было предела. — Да здесь на целую армию хватит!
— Не преувеличивай, — спокойно сказал я, начиная вытаскивать заранее отложенное. — Лучше помоги перетаскать. Себе возьму немного, остальное подарок Титову…
Разобравшись с дележкой приватизированного имущества, мы попрощались с Андреем и новыми знакомыми, и отправили их в Кусу.
— Куда теперь? — спросила Наташа, когда машины скрылись из видимости.
— В Златоуст, — ответил я, доставая пистолет-пулемёт «Бизон-2» и вручая его Наташе. — Будем искать выживших. Людям нужна помощь.
— Зачем мне оружие? — недоверчиво спросила она.
— На всякий случай, — ответил я, показывая управление пистолетом-пулемётом. — Время поджимает. До наступления ночи нужно найти убежище и запастись продуктами…
Златоуст — моя малая родина. Здесь родился и вырос. Каждый район, каждый закоулок в городе известен ещё со школьных времен. Все мои родные проживали когда-то здесь, и мне больно смотреть на то, как он погибает…
Пока ехали по городу, я спросил у Наташи:
— Меня интересует умение читать мысли. Скажи, почему ты не почувствовала людей в здании колледжа? Ведь бандитов на примерно таком же расстоянии ты учуяла вполне отлично. В чём разница? Количество? Или что-то другое?
— Тут всё просто, — ответила она. — Понимаешь, Игнат, бандиты, услышав наши машины, сосредоточили всё внимание на нас, а учителя не знали ничего и, соответственно, думали совсем о другом. Если бы я слышала мысли людей постоянно, то, скорее всего, просто бы сошла с ума.
— А меня ты, значит, не слышишь? — спросил я, объезжая слишком нагло идущего посреди дороги заражённого.
— Тебя не слышу совсем. Сколько раз пыталась прочитать твои мысли, но ничего не выходит, — ответила Наташа.
— Много раз говоришь? И чем же тебя заинтересовали мои мысли? — спросил я, от чего Наташа тут же покраснела и отвернулась к боковому окну. Смущать дальше не хочется, и я продолжил: — Ладно, забыли. Лучше скажи другое — если сильно постараешься, сможешь почувствовать людей, которые не думают о тебе?
— Могу попробовать, — еле слышно ответила она, продолжая смотреть в окно.
— Ну вот и отлично, — сказал я, прибавляя ходу по пустой улице. — Сейчас заедем в супермаркет и запасемся продуктами…
Подъехав к супермаркету, я вышел из машины и как в тире расстрелял всех заражённых. Тех, что не проявили активность, трогать не стал. Слишком большое расстояние. В магазин вошли вместе, и я начал зачистку. Четыре твари — четыре выстрела. Убедившись в безопасности, начали набивать пакеты всеми самыми необходимыми продуктами и складывать их в тележку. Закончив, сразу направились к выходу.
За десять минут отсутствия к машине успело приблизиться около дюжины тварей — пришлось стрелять прямо из входного тамбура. На всех заражённых ушло около пятнадцати выстрелов. Рихтовать Крузак не стал. Последняя тварь успела добежать до входной двери, но выстрел в грудь, а затем в голову, окончательно успокоили ее.
Выскочив на улицу, чуть не напоролся на бегущую тварь. Полная женщина лет пятидесяти, сильно измазанная в крови и с кусками плоти, свисающими с тела. Слишком медлительная и валовая.
Развернувшись, я нажал на спусковой крючок, но автомат сделал один выстрел и щелчком затвора известил об отсутствии патронов. Выпущенная пуля попала заражённой в живот и не причинила вреда. Выдернув из кобуры пистолет, я добил ее выстрелом в голову практически в упор, одновременно отпрыгнув назад. Сзади раздалась длинная очередь. Наташа начала палить по трем приближающимся заражённым, просто зажав спуск. Итог — три мёртвых твари и двадцать с лишним истраченных патронов. Нецелесообразная трата главной валюты апокалипсиса.
Загрузив пакеты с продуктами на заднее сиденье, мы сели в машину и продолжили движение. Теперь нужно найти топливо. Через три сотни метров пути на перекрёсток выехал тёмно-зелёный «УАЗ Хантер». Заметив нас, он мгновенно остановился, и на улицу выскочили четверо ребят в камуфляже и с автоматами в руках.
Твари, находящиеся ближе всего, лишились мозгов в первую очередь. В действиях стрелков почувствовалась слаженность. Бойцы достаточно опытные. Бьют точно и быстро. Тридцать секунд и кругом гора трупов. Если заручиться их поддержкой, то можно смело штурмовать здание ФСБ.
— Они хотят нас убить? — спросил я Наташу, останавливая машину в нескольких метрах от автоматчиков.
— Нет, — ответила она, энергично мотая головой. — Хотят помочь.
— Очень хорошо… — пробормотал я и вышел из машины, оставив дверь слегка приоткрытой.
На одном из автоматчиков надеты солнечные очки каплевидной формы, и он, что не удивительно, оказался главным. Парень показался до боли знакомым. Несколько секунд мы смотрели друг на друга, а затем он воскликнул:
— Забери меня вирус! Шухов, это ты?
— Астах, — облегченно выдохнул я. — Ну и встреча! — мы сжали друг друга в объятьях.
— Какими судьбами в Златоусте? — спросил он напрямую. То, что я работал в ФСБ, ему известно, а вот про увольнение — нет. — Не ожидал тебя встретить!
— Пытаемся выжить, — спокойно ответил я.
Славка снял очки и повернулся к троим автоматчикам.
— Отбой. Возвращайтесь на базу! — скомандовал он, а затем продолжил: — Сейчас заражённые набегут, поехали, я с вами. По дороге всё расскажешь…
Я первым сел в машину. Наташа ловко перепрыгнула на заднее сиденье, освободив переднее.
— Кто это? — шёпотом спросила она.
Я улыбнулся и ответил:
— Славка Астахов, командир доблестного ОМОНа города Златоуста. Со школы знакомы…
Полчаса ехали по городу, следуя за «УАЗом». Я рассказал всё, что с нами приключилось за последние несколько дней.
— Нормально ты отдохнул! — прокомментировал мой рассказ Славка. — Мы с тобой сколько лет не виделись? Пять? Да, ты тогда в отпуск приезжал. Помнишь? У Сереги Жарова на даче шашлыки жарили, — он достал пачку «Парламента» и, закурив сигарету, продолжил: — Пару лет назад слухи ходили, что тебя уволили из «конторы», но я им не придал особого значения. Ты вообще какими судьбами в нашей дыре оказался? Никогда бы не подумал, что при таких обстоятельствах снова встретимся.
— Все прекрасно помню, — ответил я. — По поводу увольнения — правда, два года как гражданский, поэтому здесь и нахожусь. Ты же знаешь, я умею быть незаметным.
— Два года?! — удивился Славка. — И ты не соизволил дать о себе знать? Шухов тебе, что в ФСБ все мозги отбили? Можно было в ОМОН пойти, я бы посодействовал, — сделав мощную затяжку, он выпустил дым изо рта и продолжил. — Ай, да ладно! Это всё прошлое.
— Прав ты, всё в прошлом, — согласился я. — Теперь ты рассказывай, как сумел выжить?
— Тяжко было… В полночь всё началось. Я дома был. Позвонили из управления и объявили чрезвычайную ситуацию. Прыгнул в «Мазду» и помчался в УВД… Не доехал. Видел как люди жрут друг друга, но сделать ничего не мог. Парни на служебном «Соболе» перехватили меня на перегоне, — Славка выбросил окурок в окно, и продолжил: — С горем пополам прорвались к УВД и сумели забрать оружие. До трёх ночи катались по городу и пытались спасти людей. Вот только хреново у нас получалось!
— А федералы? — спросил я. — Они поддержку оказали?
— Да, — ответил Славка, поджигая очередную сигарету. — Из ОМОНа нас семеро уцелело. Из федералов — четверо. Когда поняли, что остановить заражение не выйдет, свалили из города.
— Когда обратно вернулись? — поинтересовался я.
— Утром, — ответил Славка, дымя как паровоз. — Вернулись в город и отбили завод «ЗлатМаш». Там убежища времен холодной войны для себя приспособили. Твои коллеги из ФСБ вскрыли в гаражах склад с оружием и дела легче пошли. Целыми днями катаемся двумя группами и ищем выживших. Три с лишним сотни человек спасли.
— Это очень хорошо, — проговорил я, сбрасывая скорость и объезжая брошенную машину по обочине. — Быстро заражение происходило?
— Да вообще махом, — отозвался Славка. — Такое впечатление, что какая-то часть в одно время заразилась. Будто вирус из воздуха возник… А потом цепная реакция. Один укус и в строю зомбаков пополнение…
Когда Славка закончил рассказывать, мы въехали на территорию завода, через одну из нескольких проходных. Двигаясь между цехов по старой асфальтированной дороге, то и дело натыкались на трупы зараженных.
— Одна машина патрулирует территорию завода, — пояснил Славка, — ребята отстреливают забредающих заражённых. Все проходные закрыты, кроме той, через которую въехали. Вот и лезут через неё.
Славка только сейчас заметил лежащий под рукой автомат и пистолет-пулемёт в руках Наташи.
— Ты где такое вооружение раздобыл? «ВАЛ» серьезная машинка, колись, где взял? Неужто какой-нибудь конторский склад вскрыл? — спросил он.
— Воспользовался предоставленным, — ответил я. — Точно такой же схрон, какой вы с парнями из ФСБ вскрыли…
Мы подъехали к большому цеху, и я припарковал внедорожник рядом с УАЗом. Славка тут же повёл нас внутрь, обещая показать что-то грандиозное.
Завод «ЗлатМаш» имеет на территории около тридцати бомбоубежищ, построенных еще во времена советского союза. Все убежища сообщаются между собой для возможности передвижения без выхода на поверхность. Одни предназначены для проживания людей, другие полностью дублируют промышленность некоторых цехов. Каждое убежище имеет минимум два выхода. Инфа ещё со школы. Преподаватель по ОБЖ говорил, что знает практически всё наизусть, и что всё находится в плачевном состоянии. Сейчас узнаем.
Пройдя половину цеха, свернули налево и через двадцать метров упёрлись в бетонную будочку с одной единственной дверью и надписью «ВХОД ВОСПРЕЩЁН». Прямо за ней оказалась широкая лестница, уходящая вниз. Спустившись на глубину около двадцати метров, прошли ещё одну дверь, и очутились в освещенном коридоре, достаточно широком для беспрепятственного проезда грузовика. Дверей не обнаружилось. Странно, что освещение работает. Нецелесообразный расход энергии. Хотя в плафонах вместо обычных ламп накаливания стоят диодные. Неужели заморочились и поменяли?
— Славян, ну и могилу вы себе нашли. Что-нибудь покомфортнее найти нельзя было? Коттеджный посёлок, к примеру.
— Потерпите немного, скоро всё увидите, — с лёгким восторгом ответил он.
Примерно через сотню метров в стене обнаружилась большая дверь, а за ней просторный тамбур. Пройдя его, мы очутились в убежище, оборудованном по высшему классу. Здесь есть абсолютно все, что нужно современному человеку. От плазменных телевизоров до кроватей с ортопедическими матрасами… Меня подобной роскошью удивить сложно — за время службы повидал многое. Наташа тоже осталась равнодушной к увиденному. Скорее всего, прочитала мысли Астахова. Я заметил, что она слегка встревожена.
— Не соврали про проект о реконструкции убежищ, — сказал я, осматривая хорошо отделанный коридор и множество дверей.
— Я тоже думал, что врут, — проговорил Славка, — пойдём, сейчас нас накормят.
— Может для начала выделишь нам свободную комнату? — спросил я.
— Без проблем, — согласился Славка. — Для вас — самое лучшее!
Комната устроила. Даже плазменный телевизор присутствует. Вот только кровать одна, но, похоже, Наташу это не смущает. Оставив нас обживаться, Славка ушёл по своим делам, пообещав зайти через полчаса.
— Вижу, что ты встревожена, — сказал я Наташе, выкладывая из рюкзака самое необходимое. — Что не так?
— Этот Слава, он тебе не всё рассказал, — ответила она.
— Удалось узнать, что скрывает? — спросил я.
— Да. Сегодня утром на завод прилетел вертолёт. Два человека, и оба пилоты. Но только с одним из них твой друг разговаривал. Человека зовут Матвей, и он ищет именно тебя.
Искать меня могут только ребята из ФСБ. Но зачем скрываться? Да и Славка тоже хорош. Мог рассказать. Что за военная тайна? Сейчас пойду и сам у него спрошу. Пусть потом голову ломает, как я узнал. Всё-таки Наташина способность читать мысли очень пригождается.
— Что Матвей говорил Славке тебе тоже известно? — спросил я, зная, что ответ наверняка будет отрицательным. Вряд ли Астахов проматывал в памяти детали разговора.
Наташа открыла рот и хотела ответить, но в этот момент дверь в комнату распахнулась и вошел человек…

Глава 9. Неожиданная просьба
Главы государств и очень влиятельные личности предусмотрели много вариантов развития событий. Плохих вариантов.
Можно перечислить некоторые: глобальное похолодание, падение астероида, смертельный вирус, вторжение инопланетян, извержения вулканов, массовые землетрясения, солнечная вспышка, которая сожжёт планету и многое другое.
На случай возникновения любого из перечисленных вариантов элита планеты еще в прошлом веке запустила строительство «Ковчега». Нет, это не огромный плавучий корабль и совсем не космический. Это вообще не корабль. «Ковчег» находится на планете, если быть точнее, — в Гималаях.
На высоте трёх километров от уровня моря в сплошной скальной породе вырублен огромный туннель. Его длина составляет семьсот метров, а высота варьируется в пределах тридцати метров. В конце туннель имеет несколько массивных ворот толщиной около двух метров, за которыми расположены грузовые и пассажирские лифты, шахты которых уходят глубоко вниз. И там, на глубине около пятисот метров, расположено убежище, которое называется «Ковчег».
Убежище полностью автономно и способно функционировать без дополнительных энергоресурсов около ста лет. Оно способно вместить в себя до двух тысяч человек, из которых только пятьсот являются вершиной власти, а остальные служат обслуживающим персоналом. Совсем немного, если учитывать население планеты численностью в восемь миллиардов.
Строительство «Ковчега» продолжалось около сорока лет и было закончено в две тысячи девятнадцатом году, после чего убежище было переведено в состояние спящего режима и замаскировано. Многомиллиардное творение, построенное на деньги государств и корпораций. Суммы, затраченные на строительство, были космическими, но оно того стоило. Люди любят чувствовать себя в безопасности. Особенно самые богатые и влиятельные.
Пятого июля две тысячи двадцать первого года, примерно в двадцать три часа тридцать минут по Московскому времени убежище перешло в режим полного функционирования. Была полностью снята маскировка, включилась подсветка посадочных полос и вертолетных площадок. Заработало освещение туннеля. Индикаторы, установленные на дверях, сменили красный цвет на зеленый. Настал час «Х», в вероятность возникновения которого никто не верил.
Спустя тридцать минут на посадочную полосу приземлился небольшой самолет класса «бизнес-джет», и оттуда вышло несколько человек, которые пересели в автомобиль, предоставленный персоналом, и через некоторое время были доставлены в убежище. Одним из прибывших оказался Халтмаагийн Баттулга. Действующий президент Монголии.
Следующий самолет доставил в убежище президента Индии с именем Рам Натх Ковинд. Ну а третьим прибывшим оказался Нурсултан Назарбаев, президент Казахстана.
Все сутки с момента начала работы «Ковчега» взлётные и посадочные полосы были заняты прилетающими и улетающими самолетами. Также туда-сюда постоянно сновали грузовые вертолёты. Работа кипела.
Когда последний самолёт покинул убежище, внешняя территория превратилась в неприступную крепость, оснащенную самыми последними видами вооружения.
Протокол блокировки убежища не был активирован, и все входы и выходы остались открытыми.
Спустя еще семь часов уцелевшие главы государств и другие имеющие вес личности собрались в специальном помещении. Всего набралось пятьдесят семь участников совещания. Совсем мало. Немногим удалось спастись.
В ходе единого голосования предпочтение было отдано действующему президенту Российской Федерации, и он был назначен Верховным Канцлером Единой Федеративной Республики. Все это было лишь вынужденной формальностью, так как присутствующие в этом кабинете действовали по заранее обговоренному протоколу.
— Я обращаюсь ко всем присутствующим! — начал речь Российский президент, — Здесь и сейчас человечество оказалось…
— Заткните кто-нибудь этого урода! — голос прозвучал с конца аудитории, и принадлежал мужчине, а если точнее, вице-президенту Соединенных Штатов Америки.
— Пожалуйста, выбирайте выражения! — крикнула женщина, премьер-министр Украины. — Между прочим, мы сами выбрали этого человека…
— Я никого не выбирал! — не унимался американский вице-президент. — На месте этого человека должен стоять президент Соединенных Штатов Америки!
— Ваш президент давно присоединился к толпам зомби, шастающим в Вашингтоне! — выкрикнул кто-то из присутствующих, и люди начали пытаться перекричать друг друга, выкрикивая ругательства на разных языках.
Когда толпа разбушевавшихся политиков более-менее успокоилась, президент России заговорил вновь.
— Товарищ вице-президент, вы выкрикиваете ругательства, но сами сидите сложа руки и бездействуете, — сказал Российский президент. — Довожу до вашего сведения — уцелевшие спецслужбы Российской Федерации не сидят сложа руки. Президент США найден. Я поручил лучшим специалистам задание по его эвакуации. Спецоперация в стадии разработки, и через несколько дней он с большой вероятностью будет доставлен в «Ковчег».
В зале воцарилось молчание.
— А теперь вернёмся к решению других вопросов, — спокойно сказал президент России…

Игнат Шухов

Лицо вошедшего показалось смутно знакомым. Я встречал его раньше, вот только не вспомню где. Широкоплечий и высокий. Метр девяносто пять минимум. Не накаченный, а жилистый. Кость широкая. Во всём облике чувствуется скрытая сила. Уровень подготовки настолько высок, что найти еще одного такого же человека не представляется возможным. Передо мной профи. Профи абсолютного уровня.
Пока я оценивал его — он оценивал меня. Секунду смотрели друг другу в глаза, а затем он заговорил:
— Здравствуй, Игнат. Я Матвей Савельев, командир группы непосредственной охраны Президента Российской Федерации…
Охрана президента, значит. Теперь вспомнил, где мог его видеть. Любое мероприятие, где мы держали периметр, и где присутствовал Верховный. Командир группы охраны? Звание полковника или подполковника, но скорее всего первое. Федеральная Служба Охраны — организация серьезная. Туда по блату не набирают. Но вот так сразу выложить, кто ты и кем являешься? Значит ситуация и впрямь серьёзная. Или это подстава? Узнаю позже у Наташи, а сейчас послушаю, что он скажет.
— Здравствуйте, Матвей, — ответил я на приветствие, — Судя по всему, меня вы знаете очень хорошо. Чем гражданский человек заинтересовал такую серьезную организацию как ФСО?
Лучше говорить прямо. Не тот случай, чтобы задавать наводящие вопросы.
— Понадобилась твоя помощь. Нужны бойцы высокого уровня, — ответил Матвей.
У наших что, с бойцами совсем туго стало? Зачем лететь через полстраны в дыру под названием Златоуст? Ради одного бойца, который притом ещё и уволен по статье. Я, как всегда, излишне подозрителен. Но по голосу слышно, что Матвей не врёт. Или умело скрывает. Похоже, развивается паранойя…
— Что случилось? — спросил я.
— Собираем отряд для перелёта в Вашингтон и дальнейшей эвакуации президента из Белого дома, — ответил Матвей.
— Наш президент находится в США? — недоверчиво спросил я.
— Нет. Наш президент сейчас в безопасном убежище, и его жизни ничего не угрожает, — Матвей замялся. — Нужно спасти президента США…
— Шутка удалась! — засмеявшись подметил я, но по серьёзному лицу Матвея понял, что он не врёт. — Разве бравые американские морпехи не могут спасти своего президента?
— Как видишь, не смогли, — сказал Матвей пожимая плечами. — Уговаривать не стану. Да или нет. Пятнадцать минут на раздумье.
Развернувшись, Матвей Савельев покинул помещение. Всё в стиле ФСО. Попробуй откажись. Заинтересовал, ничего не скажешь.
— Он не врёт? — шепотом спросил я Наташу, прикрывая дверь.
— Нет. Говорит правду. Но не сказал, что в деле будут участвовать твои друзья, — ответила она. — Рвачев и Марченков.
— Урвачев и Марченко! — воскликнул я. — Тогда точно лечу!
— А меня бросаешь? — жалобно спросила Наташа, опустив взгляд в пол.
Я подошёл и легонько взял ее за плечи.
— Два или три дня — и я вернусь обратно. Обещаю. Поживёшь здесь. Тут безопасно.
— Обещаешь? — переспросила Наташа смотря мне прямо в глаза.
— Обещаю, — максимально утвердительно ответил я. Вот только чем для нас всех обернется эта акция спасения — я даже не мог представить…
Через час сел в вертолёт, и мы вылетели в сторону Челябинска, где нас ожидает посадка в сверхзвуковой самолет и перелёт до Вашингтона.
Славка Астахов согласился присматривать за Наташей в моё отсутствие и беречь её как зеницу ока. Я отдал в пользование Крузак и весь имеющийся в нём арсенал.
Уже в самолёте решил расспросить Матвея обо всем более подробно.
— Как погиб Алексей Смирнов? — спросил я не пытаясь скрыть известную информацию. В любом случае ФСБ и ФСО действовали совместно, и ему известно многое.
— Когда появилась информация о первых заражённых — я лично спасал президента, командуя спецоперацией. Спустя два часа самолёт с главнокомандующим на борту летел в сторону убежища, расположенного в Гималаях, — Матвей вытащил из-под стола два сухпайка и бросил один мне. — Алексей Смирнов командовал эвакуацией премьер-министра. Как он погиб — не знаю, но премьер-министра спасти не удалось. Из двенадцати человек вырваться из города сумели только девять.
— Удалось установить природу вируса? — спросил я, открывая коробку и выкладывая содержимое на стол.
— Не особо. Мгновенному заражению подверглось от тридцати до пятидесяти процентов населения, а дальше пошла неконтролируемая реакция. Спустя час после появления вируса на всей планете творился настоящий ад, — в руках Матвея появились две кружки, и он наполнил их соком из пакета. — У американцев всё получилось не так гладко. Они эвакуировали президента когда вокруг одного из главных зданий Америки уже кишели толпы заражённых. Вертолёт почти взлетел, но каким-то образом умудрился зацепиться лопастями за землю и завалился на бок. Два агента Секретной Службы смогли вернуть президента в Белый дом и забаррикадироваться.
— Кто источник информации? — спросил я пытаясь догадаться: либо инфу скинули американцы, либо кто-то из российских нелегальных разведчиков.
— Чарли Тейлор. Агент Секретной Службы США и по совместительству российский шпион, — распечатав пачку галет, Савельев продолжил. — У него имеется система слежения в Белом доме. Как она устроена неизвестно, но она работает.
Я присвистнул. Система слежения в одном из самых укреплённых зданий США! А наша разведка не теряла времени даром. Похоже, благодаря их действиям удалось более-менее наладить напряжённую обстановку в мире.
— Как вы сумели засунуть агента в такое защищённое место? — поинтересовался я.
— Ты же помнишь события конца семнадцатого года? — спросил Матвей, проигнорировав вопрос.
— Когда лидер Северной Кореи окончательно свихнулся и запустил ядерные ракеты? Отлично помню. Мы после этого за два года полмира облетели. Более пятидесяти спецопераций в разных странах. Многое тогда случилось, а потом меня уволили из подразделения, — ответил я.
— Читал досье. Во многом ты виноват сам. Но сейчас не об этом. После того как нам удалось успокоить агрессора, отношения России с Америкой и Евросоюзом значительно улучшились. Спустя какое-то время разведке удалось значительно расширить агентурную сеть во многих страна и, в том числе, в США. В общем, долго рассказывать, скоро ты сам всё увидишь.
— Северную Корею наши красиво приструнили. Но влупить крылатую ракету в статую Ким Ир Сена было явным перебором, — сказал я, припоминая нашумевшую атаку.
— Вынужденная демонстрация силы, — ответил Матвей.
— Что по поводу остальных участников спецоперации? — спросил я, отправляя очередную галету в рот.
— В параллели летит ещё один самолет. Там двое ребят из ФСО и твои старые знакомые — Тарас Марченко и Руслан Урвачев. Они сядут в одном из аэропортов Вашингтона, проведут зачистку и будут дожидаться нас.
— А дальше что: ищем транспорт или будет поддержка? Всё как-то непродуманно, — сказал я, не показывая удивления на лице, услышав фамилии товарищей.
— Ошибаешься, Игнат, — не согласился Матвей. — Операция разработана лично мной и нестыковок не должно возникнуть.
— Нестыковки могут возникнуть в любой момент. От этого не застрахован никто, — сказал я и начал убирать со стола. — Ты не бог. Форс-мажор никто не отменял.
— Соглашусь. Но всё же нужно сработать по высшему уровню, — проговорил Матвей. — Ты будешь ведущим группы в здании Белого дома. У меня мало опыта подобных мероприятий.
— У меня опыта ведущего тоже маловато. Командиром был Алексей Смирнов, — сказал я, вспоминая лучшего друга.
— Теперь будешь ты…
Закончив разговор с Матвеем, я разложил кресло и лёг поспать. Лететь предстоит шесть часов и сидеть в утомительном ожидании не хочется. Закрыв глаза, не заметил, как погрузился в сон и снова очутился в мёртвом городе. Все повторилось как в прошлый раз. Сделав один шаг, я направился прямо в центр, надеясь узнать о городе во сне побольше.
— Воин, ты на верном пути! — голос прозвучал в голове. Я встрепенулся и, машинально обернувшись, увидел старого знакомого из прошлого сна.
— Хватит говорить загадками! Кто ты, чёрт возьми, такой? — раздражённо спросил я, не удивляясь ощущению полной реальности.
— Потерпи, скоро многое узнаешь… — и снова, как в тот раз, не имеющий лица собеседник оказался рядом и положил руку на голову. Вспышка — и я проснулся. Хотелось выругаться, но вспомнив, что всё ещё нахожусь в самолёте, я просто поморщился, мысленно проклиная собеседника из сна, и, сложив кресло, развернулся к столу.
— Подлетаем к Вашингтону, скоро будем снижаться, — сказал Матвей, заметив мое пробуждение. — Дёргаешься и стонешь во сне. Кошмары донимают?
— Бывает… — уклончиво ответил я, наполняя кружку соком.
— С годами пройдёт… Или усилится, — сказал Матвей, колдуя с планшетом, сделанным концерном «Прометей». — Нас уже ждут. Для Урвачева и Марченко твое появление будет сюрпризом.
— Потерпят, — сказал я. — Теперь «Прометей» трудится на благо всех спецслужб?
— Он всегда работал для всех, — ответил Матвей. — Просто ФСБ были первыми, кто начал активно пользоваться их услугами. Тебе ещё предстоит познакомиться с многими нововведениями.
— Ознакомлюсь. На второй день после заражения я активировал режим «КРАСНЫЙ КОРИДОР». На четвёртый разговаривал с Карбышевым. Потом несколько раз пытался связаться с другими сотрудниками ФСБ. Никто не ответил. Почему?
— «КРАСНЫЙ КОРИДОР» не имеет смысла. Карбышев застрелился. «Прометей» частично не функционирует. Связь нестабильна. Многие погибли, — объяснил Матвей. — Думаю, в скором времени нам удастся навести порядок и восстановить иерархию. Но еще не скоро…

2 комментария к “Выжить любой ценой. Часть первая. Главы 1-9”

  1. Не плохо, очень не плохо!
    начал читать вторую часть.
    Конечно тема зомби-апокалипсиса избита уже давно и не раз пережёвана в творчестве различных авторов.
    Но всегда интересно почитать что то новое
    Автору Респект!

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели