Выжить любой ценой. Часть вторая. Главы 1-3

Выжить любой ценой. Часть вторая. Главы 1-3
Голосов: 17

Пролог

 

Пятого июля две тысячи двадцать первого года человечество впервые столкнулось с угрозой, которой оказалось неспособно противостоять. Вирус, превративший людей в зомби, возник из ниоткуда и уничтожил большую часть населения планеты.

Кто-то могущественный, способный на воздействие вселенского масштаба, ворвался в наш мир и запустил программу тотального уничтожения. Действуя как хирургический нож, без вреда для планеты, вирус отлично поработал и освободил Землю от восьми миллиардов паразитов, проживающих на ней. В живых осталось ничтожно малое количество людей, не более одного процента. Оставшись без контроля, вместо того чтобы сплотиться, человечество затеяло войны. Многие стали мародерами и бандитами. Кто-то ушел в леса, а кто-то научился выживать среди зараженных…

Вторая волна пришла спустя несколько недель. Воздействуя на психику человека, она вызвала агрессию и безумие. Люди начали убивать друг друга с еще большим остервенением…

Мы смогли выстоять. Чего бы ни желал невидимый враг, он не дождется, когда мы сдадимся. По странным стечениям обстоятельств одному человеку пришлось стать пророком. Живым сервером, подключенным к источнику тайных знаний. Грядёт третья волна, которая попытается уничтожить остатки человеческой расы…

Человечество много раз оказывалось на краю гибели. Сейчас оно близко к этому, как никогда.

Я — Игнат Шухов! От лица всех выживших обращаюсь к невидимому агрессору: «Мы живы! Мы не собираемся сдаваться…  Можно посылать волну за волной в попытках окончательно уничтожить нас. Бить всевозможными способами. Мы выстоим и приспособимся…  А затем соберем силы и нанесем ответный удар!»…

Глава 1. Старый друг

Проснувшись, несколько минут пролежал в полной неподвижности. Мысленный таймер отсчитал триста секунд, и я позволил лёгким наполниться воздухом. Тренировки задержки воздуха даются слишком легко. Еще месяц назад не мог выдержать и двух минут. Всё началось после штурма. Выжив чудесным способом, стал замечать изменения в организме. Их причина неизвестна. Возможно, защитная система в облике Фиделя Кастро и вправду отдала часть силы…

Стараясь не разбудить сладко спящую на груди Наташу, я аккуратно выбрался из её объятий. Натянув штаны и прикрыв нагое тело любимой одеялом, осторожно вышел из комнаты. Часы на стене показывают пять утра. Надев лёгкие армейские ботинки, вышел на улицу.

Лес встретил молчанием. Плюс три градуса — достаточно прохладно для прогулки с голым торсом. Внимательно оглядев поляну, не обнаружил никаких изменений. Наш маленький домик отлично замаскирован. Он находится в двадцати километрах от ближайшего населенного пункта, среди леса, на опушке. Идеальное место для отдыха.

Умывшись из бочки дождевой водой, я, не обсыхая, рванул в лес. Любой олимпийский бегун позавидовал бы скорости. Перепрыгивая через валежник и уворачиваясь от деревьев, «лечу» на пределе возможностей. Мышцы не чувствуют нагрузки и несут вперед, идеально отрабатывая каждый приказ, посылаемый сознанием.

Пробежав около трех километров, я выбежал на небольшое поле и остановился перевести дух. До следующего леса около пяти километров. Если дойти до него и не останавливаться — можно выйти к реке под названием Арша. Десять километров вниз по течению, и окажусь там, где повстречал первого зараженного. С того времени прошло почти два с половиной месяца, но кажется, целая вечность.

Возвращаться назад рано. Огибаю лес по дуге и, заложив крюк в пять километров, беру направление к дому. По пути нужно посетить одно место. Прямо в лесу я сделал небольшой «спортивный уголок».

Самодельная боксерская груша отлично держит удары. Сделанная из ствола березы и подвешенная на ветке за цепь, она выглядит внушительно. О такой агрегат можно с легкостью разбить не только руки. Отстранившись от всех мыслей, долгих десять минут просто танцевал вокруг нее…

Чувство тревоги возникло в километре от дома. Создалось впечатление, что за мной наблюдают. Двигаясь бесшумно, я продолжил путь. Наткнуться на зараженных маловероятно. Скорее всего, это живой человек. Только непонятно — кому понадобилось наблюдать за мной в столь раннее время. О нашем местонахождении знают только трое, и никто из них не станет устраивать сюрпризов.

Лес стал более плотным. Берёзы сменились осинами, вперемешку с мелким подлеском. Момент появления наблюдателя я проспал. Человек возник за спиной. Развернувшись, я ударил ногой в голову. Скользящим движение он ушел в сторону. Одетый в черный маскировочный костюм, неизвестный показал отличную прыть. Разглядеть лица за маской нет возможности. Попробовал достать его в атаке ногами, но не смог. Противник ловко пресёк удары. Несколько секунд бой продолжался на равных, а затем я всё же начал брать «верх» в схватке.

Заблокировав летящую в лицо голень рукою, взял ее в захват и подсёк противника. Потеряв равновесие, боец начал падать. Не заботясь о сохранности его ребер, нанёс мощный удар ногой в грудную клетку. Тело не успело коснуться земли и получило нехилое ускорение. Пролетев полтора метра и хлопнувшись на землю, неизвестный тут же вскочил на ноги и схлопотал кулаком в челюсть. Удар не эффектный, но зато очень эффективный. Потеряв сознание, противник упал лицом вниз. Перевернув его, я сдернул маску и узнал Алексея Смирнова…

— Ты зачем меня вырубил? – спросил Алексей. Спустя тридцать секунд удалось привести его в чувство, и теперь он сидит спиной к дереву и непонятливо озирается по сторонам.

— Встречный вопрос – зачем ты полез на меня без предупреждения? – вопросом ответил я, присев на корточки.

— Хотел проверить твою подготовку. Ты когда успел таким резким стать?

— Не знаю, — я пожал плечами, — последнее время со мной много странностей происходит. – Я встал. – Пойдем в дом, там всё друг другу расскажем…

 

— Давно меня так не били! – воскликнул Алексей, разминая лицо. Мы пошли в сторону дома, по пути прихватив рюкзак, который он замаскировал среди кустов. Не знаю, что Смирнов в него натолкал, но весит рюкзак не меньше пятидесяти килограммов.

 

– Тебе не холодно? На улице не май месяц! – спросил он.

— Нисколько. В моем организме происходят странные изменения. Могу спокойно находится на улице в таком виде несколько часов, не чувствуя холода, – ответил я.

 

Относительно ровная местность кончилась, сменившись незначительным подъемом.

— Возможно, это последствия воздействия защитной системы. В моем жестком диске об этом ничего не говорится, – проговорил Алексей. Жестким диском он называет свою память. – За этот месяц я узнал много нового. Ты даже представить не можешь…

— Пока ничего не рассказывай. До дома десять минут ходу. Все расскажешь за столом…

Маленький домик, в котором я живу с Наташей, нашелся в том году. Его построили два состоятельных охотника. Он служил им подобием убежища. В него они сбегали от надоедливых жен и городской суеты. Пили водку, жарили мясо и, бывало, охотились. Я набрел на него случайно, во время скитаний по лесам Урала. Мужики любезно разрешили пользоваться жилищем в их отсутствие. Думаю, они не выжили… поэтому я решил забрать его себе.

Дом показался между деревьев. Построенный на небольшой поляне и огороженный со всех сторон стеной живого леса. Место отличное, красивое и, главное, спокойное.

Серая тень мелькнула между деревьев. Пару секунд, и перед нами выскочил большой серый волк. Смирнов моментально среагировал и выхватил пистолет, но я перехватил его руку. Волк оскалился, почувствовав оружие.

— Не надо, это Клык. Он нам ничего не сделает, – успокоил я.

— Шухов, ты теперь с волками дружишь? – удивился Алексей, с опаской посмотрев на животное.

— Нет. Только с одним, – я спокойно подошел к волку и сел на корточки, напротив. Погладив серого, сказал: — Охраняет территорию в мое отсутствие. Объявился спустя неделю после нашего приезда. Среди ночи загрыз зараженного.

— Ты меня все больше удивляешь… – пробормотал Алексей, а затем спросил: — Как зараженный смог забрести так далеко?

 

Я встал и ответил:

— Их сейчас везде можно встретить. За этот месяц трое заглядывали…

 

Мы снова продолжили путь. Волк пошел следом, в очередной раз надеясь получить угощение…

Поставив чайник на газовую плиту, я открыл банку тушенки и вышел на улицу. Вывалив содержимое на крыльцо, взглядом показал волку на угощение. Смирнов сел на лавку и молча наблюдает за действиями. Серый подошел к еде и за несколько секунд уничтожил ее. Посмотрев на меня пристальным взглядом, он развернулся и спокойно пошёл в лес. Мгновение серый бок мелькал между деревьев, а затем исчез.

— Даже не поблагодарил за угощение…

— А за что благодарить? – спросил я и сам ответил: — Он получил награду за проделанную работу. Идем в дом, скоро чайник закипит.

— Не слышу генератора и не вижу дыма. На чем кипятишь? Новое изобретение? – поинтересовался Алексей.

— Новое-новое, — улыбнулся я. — Газовая плита,  запитанная от баллона с пропаном…

Мы вошли в дом. Я усадил Смирнова и, надев футболку, принялся накрывать на стол. Из продуктов имеется немногое. В отсутствие холодильника — в основном консервированное.

— Зимовать здесь собрался? – спросил Алексей, отхлебнув горячего чаю.

— Уже нет, – улыбнулся я. — Ты же не просто так пришел. Давай рассказывай, что узнал.

Смирнов открыл рот, но в этот момент дверь, ведущая в единственную комнату дома, открылась и в кухню вышла сонная Наташа, одетая в легкий халатик. Алексей застыл с открытым ртом, не зная, что сказать.

— Игнат, почему ты не разбудил меня?! – недовольно спросила Наташа. — У нас гость, а я даже на стол не собрала. Нехорошо так. Как вас зовут? – спросила она Смирнова.

— Леха…кхе…кхе… Алексей я. Смирнов Алексей, – представился он.

— Я Наташа. Немного потерпите, я вам завтрак приготовлю, – улыбнулась она и пошла к плите.

— Игнат, пойдем покурим! – позвал меня Смирнов и решительно пошел к выходу.

— Так мы же не курим? – усмехнулся я. Смирнова трудно застать врасплох, но мне удалось.

— Свежим воздухом тогда подышим! – бросил он и исчез за дверью.

Я вышел следом.

— Ну ты, конечно, жук! – ткнул меня в грудь Смирнов. – Такую подружку себе нашел и молчишь. Хоть бы предупредил!

— Видел бы ты свою рожу, – засмеялся я. – Челюсть почти до пола отвисла!

— Надо полагать! – недовольно огрызнулся он. – Сперва вырубил меня… Потом волком напугал… О подружке не предупредил! Какие еще сюрпризы у тебя имеются?

Мы сели на крыльцо. Через приоткрытое окно запахло жареной картошкой, и в животе заурчало.

— Больше ничем не удивлю, – ответил я.

— Хорошо. Что там с твоими изменениями, давай показывай, – попросил Алексей. – Внешне я ничего не заметил, кроме того, что ты пяток килограммов сбросил.

— Пришлось сбросить. Усердно работаю над взрывной скоростью движений и реакцией…

 

Без предупреждения я оттолкнулся от крыльца и взвился вверх на добрых два с лишним метра. Сделав сальто с разворотом, приземлился на ноги и продолжил: – Могу и не такое вытворять: бег на неограниченные расстояния, задержка дыхания на пять минут, спать по два часа в сутки и при этом чувствовать себя отлично.

— Последнее – самое главное! – воскликнул Смирнов. – Похоже, ты в супермена превращаешься…

— Нет, – я показал содранное предплечье. – Регенерация ускорилась, но я такой же смертный как все. Кроме того, у меня нет иммунитета, подобного твоему.

 

— Кто знает? – покачал головой он. – Чтобы узнать о его наличии, нужно всего лишь поэкспериментировать. Тебя кусали зараженные?

 

— Нет, — ответил я. – Проверять нет желания. Попытка-то всего одна…

Смирнов хотел что-то сказать, но в этот момент открылась дверь и на улицу выглянула Наташа:

— Мальчики, идемте в дом.

— Пошли, позавтракаем, – сказал я…

 

— Мутации уже начались, – спокойно сказал Алексей.

 

Наташа приготовила картошку с грибами, которая до ужаса понравилась товарищу.

— Ты встречал мутировавших? – спросил я, остановив вилку у рта. – Изменения внешние или что-то другое?

— Внешне зараженные не изменились. Нет ни длинных рук, ни непропорционально увеличенных голов, – ответил Смирнов. – Когда я находился в районе Уфы, мне встретились несколько быстрых тварей. Следов укусов или повреждений не обнаружил, если не считать пулевых отверстий, сделанных мною.

— Насколько быстрые? Каковы твои предположения? – спросил я.

— Быстрее нас. На порядок. Уложил беглыми очередями, но одна тварь почти достала меня. Спасла открытая местность и умение отлично стрелять. Есть предположение, что мутируют только те зараженные, которые получили вирус первыми. Укушенные скорей всего не мутируют. Хотя, факторов очень много. К примеру: ты знал, что они способны восстанавливаться?

— Ты говоришь про процесс регенерации? – уточнил я.

— Да. Некоторые твари полностью восстановились от физических повреждений, – ответил Алексей и сделал комплимент Наташе: – Вы прекрасно готовите! – он улыбнулся и состряпал добродушно-просительную физиономию: — Можно мне добавки? Сто лет не ел картошки с грибами…

— Спрашиваете… конечно можно. – Наташа подхватила пустую тарелку и пошла к плите.

— Так вот, – продолжил Алексей. — Был я в одном городке. Там парни проводят разные исследования над зараженными. Говорят, что они постепенно перестраиваются. Большинство остается на первоначальном уровне. Такие же безмозглые твари. Но те, что меняются, будут очень опасными. Еще эти ученые несли какую-то чепуху, которую я не стал запоминать.

— А что по поводу Матвея? Тебе удалось с ним связаться? – поинтересовался я.

 

Наташа поставила перед Алексеем доверху наполненную тарелку. Он решительно поднёс к ней вилку, затем посмотрел на меня и ответил:

— Подожди, я рассказал не всё. Те трое быстрых тварей действовали обособленно. Там не было других зараженных и плюс ко всему они не перли на меня «втупую». Двое пытались отвлечь, третий напал со спины.

— То есть, у них есть интеллект? – вмешалась в разговор Наташа, вернувшись за стол с кружкой кофе.

— Интеллект – не совсем подходящее понятие. Скорей всего они подобны стаду или стае животных. Появляются вожаки. Отделение от основной массы — плохо. Чувствую, что скоро нам придется туго. Грядет зима. Остается надеяться, что твари ее не переживут. По факту они просто перемерзнут и всё.

 

Закончив говорить, Алексей накинулся на еду.

— Надеюсь зима нам поможет, – сказал я, поднявшись из-за стола. – Найдутся хорошие новости или только плохие?

— Есть плохая — Ковчег пал, – буркнул Алексей. Видимо, ему глубоко наплевать на всех, кто в нём находился.

— Получается, мы зря Рыжего спасали?

— Я не спасал, – снова буркнул он и, прожевавшись, продолжил: – Рыжий и наш президент успели свалить. Куда — не знаю. Это известно только Матвею…

— Так ты видел Матвея? – повторил я вопрос. Меня так же не интересует судьба Ковчега.

— Не только видел. Я с ним разговаривал. Парни наконец-то сумели полностью восстановить Прометей. Связь работает. – Алексей подошел к рюкзаку и достал планшет. Положив передо мной, сказал: — Последняя модель. В том году сделали. Береги как зеницу ока. Все контакты я уже внес. Артем, Матвей, Добрынин, ну и, конечно же, свой. Пользуйся. –  Он вернулся на место и продолжил трапезу. Складывается впечатление, что Алексей не ел минимум сутки.

Закончив завтракать, мы вышли на улицу. Наташа осталась в доме.

— Занятная штуковина? – Смирнов развернул тканевый свёрток и достал предмет, похожий на обломок верхней части обоюдоострого меча. Видимо, уловив мои мысли, он пояснил: — Это не меч. По функциональности. Просто выглядит как осколок меча. На, проверь возможности…

Взяв в руки кусок железа, я не почувствовал тяжести. Даже если бы он был сделан из титана, то должен весить не менее пятисот граммов. Но тут в десять раз меньше. Потрогал лезвие пальцем — тут же порезался об него. Кровь небольшой капелькой проступила из поврежденной кожи.

— Осторожно, он очень острый, – Алексей забрал странную штуковину. – Теперь перейдем к делу: это только часть нужного нам предмета. Есть еще три.

— Странно. В общей сложности их четыре. Не три и не пять, как обычно бывает, – сказал я, посасывая порезанный палец во рту.

— Какая разница? Чем меньше частей — тем лучше. Местонахождение двух мне известно. Где спрятана последняя – нет. Придётся поискать. Собственно, именно ради этого пришел к тебе. Сегодня вечером я покину тебя, а завтра утром ты отправишься на поиски. Цель – Аркаим, – сказав, Алексей убрал обломок в рюкзак.

— Объяснишь, для чего мне туда идти? – поинтересовался я.

— Шухов! – Смирнов вскочил на ноги. – Мне мало что известно об этом предмете. Это ключ, но я не знаю, что он открывает. Как мой сервер заработает снова, — он постучал кулаком по голове, — так я тебе сразу дам знать, что к чему. Сам отправлюсь на Байкал. Один из фрагментов находится там. Мы будем поддерживать постоянную связь. Если возникнут трудности с поисками — все объясню и расскажу!

 

— Ты, главное, не нервничай, — я положил руку на плечо друга и слегка сжал его. – Мы справимся. У нас другого выхода нет…

Смирнов покинул нас в семь вечера. Я проводил его до дороги, где он оставил свою Шевроле-Ниву. Мы обнялись напоследок, и он уехал в направлении Кусы. По дороге домой размышлял о предстоящем задании и о изменениях, происходящих с другом. Что-то странное было в его поведении, но что — я так и не смог понять…

 

Я пришел домой. Наташа всё это время сидела на кухне и ждала моего возвращения. Я сел за стол напротив и заговорил:

— Что ты почувствовала, когда он находился здесь?

— Он Воин. Без сомнений. Но его точное предназначение мне неизвестно, — Наташа слегка склонила голову. – Его мозг подобен энциклопедии. Я почувствовала, насколько ему сложно от огромного количества знаний, хранящихся в нём. Сильное эмоциональное напряжение.

— Он выдержит?

— Да, твой друг сильный человек. Другой давно бы свихнулся на его месте, – уверенно ответила Наташа.

Во время таких разговоров она переставала быть двадцатилетней девушкой. Что-то менялось в ее облике. То, чего я никак не мог понять. Со Смирновым было так же.

— Он сказал про Аркаим и показал странный предмет. Завтра мы отправимся туда, чтобы отыскать вторую часть, – я встал из-за стола и взял в руки планшет. – Зараженные меняются. Все плохо может кончиться…

— Ты боишься? – спросила Наташа и улыбнулась.

— Да, боюсь! – твёрдо ответил я. — Но не за себя, а за тебя. Мне крайне не нравится предстоящее мероприятие. Все может пойти не по плану. Если бы с нами был Матвей или Артем… – я тяжело вздохнул и опустился на стул. – Все было бы гораздо проще…

— Мы справимся… – Наташа подошла ко мне и, обняв, поцеловала. – Ты у меня самый лучший!

В такие моменты я с трудом сдерживаю себя. Палец практически нажал иконку вызова Матвея Савельева на сенсорном экране, но в последний момент я перевел его на клавишу блокировки и, слегка надавив, выпустил планшет из рук.

Подхватив Наташу на руки и закружившись на месте, я позволил наслаждению захватить меня. Через несколько секунд мы были в спальне…

Собирались больше двух часов. Получились два больших рюкзака и одна сумка. Взяли «самое необходимое».

Если бы я отправлялся в дорогу один, то обошелся бы половиной рюкзака. Благодаря Наташе, мы прихватили с собой кучу ненужных вещей.

В восемь часов вечера я сходил в лес и подогнал внедорожник «Волк» максимально близко. Из-за недавних дождей грунт напитался водой и восьмитонная машина тонет, за раз нарезая глубокую колею. Еще около часа ушло на перетаскивание снаряжения, хотя основной арсенал так и остался лежать в бронекапсуле.

Вернувшись, я добавил бензин в генератор, который включал только на несколько часов по вечерам. Когда вошел в дом, в нос ударил запах жареного мяса и чего-то пряного. За последний месяц сильно привык к спокойной жизни. Без стрельбы и вечной беготни. Конечно, за исключением тренировок и упражнений с Наташей в стрельбе. Я дома, а это самое главное! Жаль, что приходится уходить, и не ясно, удастся ли вернуться назад…

В полночь я осторожно прошел на кухню и, прихватив планшет, вышел на улицу. Осенью, когда на небе ни облачка, отлично видно звезды. Воздух свежий и чистый. Вдыхать его — одно удовольствие. Устроившись поудобнее, вызвал Матвея Савельева. Иконка соединения связи горела около двух минут. Когда я был готов отменить звонок, мне ответили. Оценив слабую освещенность, устройство выдало запрос на подсветку. Я подтвердил его. В углу загорелся небольшой диод, слегка осветивший меня. Вести разговор подсветка не мешает.

— Здравствуй, Игнат! – Матвей само спокойствие. За его спиной разглядел бетонную стену. Помещение, в котором он находится, имеет хорошее освещение.

— Здравствуй, Матвей, – поздоровался я.

— Не ожидал звонка. Совершенно случайно полез в рюкзак и заметил. Ты вышел на связь, а это значит, что брат дошел до тебя. Он еще рядом? – спросил Матвей.

— Нет. Алексей уехал на Байкал. Матвей, где ты сейчас и как твои дела? Смирнов молчит как рыба. Только парой слов о тебе обмолвился, – рассказал я.

Далеко в лесу протяжно завыл волк.

— Я сейчас в Чечне. Иду следом за Хасаном. Со мной трое парней из ССО и двое гражданских. В течение недели должны добраться до него, – Матвей посмотрел куда-то поверх экрана, а затем вернулся к разговору. – Зачем Смирнов поехал на Байкал? Мы разговаривали в последний раз две недели назад. Я не в курсе его дел.

— Искать одну странную штуковину. Я завтра тоже уезжаю. Цель – Аркаим, – объяснил я.

— Тот обломок меча? Он мне показывал его. Странная штуковина. Узнать бы, зачем она ему. Мой братец не вспомнил ничего нового? – поинтересовался Матвей. Из планшета доносятся разные звуки. Шаги и какое-то шебуршание.

— Нет. Он практически ничего не знает о нем, – двигаясь бесшумно, волк возник из темноты в пяти метрах от меня. Я не испугался, а только на секунду отвлекся, но тут же продолжил разговор: — Ты присоединишься к нам, когда покончишь с Хасаном?

— Постараюсь. Пока не разберусь с Хасаном — не могу ничего обещать…

Савельев не договорил. Какой-то парень перебил его на той стороне:

— Матвей Григорьевич, уже слишком много времени. Нам пора! – по звуку я понял, что боец тут же куда-то убежал.

— Игнат, нет времени, нужно бежать. До скорой встречи… — не дожидаясь ответа, Савельев выключил видеосвязь.

— Чего пришел? – спросил я волка.

 

Он сидит напротив и пристально смотрит на меня.

 

Я сказал:

 

– Уезжаю завтра. Будешь сторожить дом в мое отсутствие?

Слегка оскалившись, волк зарычал. Немного постояв, развернулся и скрылся в темноте. Происходящее насторожило. Даже зверь ведет себя не так, как обычно. Отыскав в контактах Артема, я нажал на вызов. Прошло долгих три минуты, но он так и не ответил мне. Оставив режим со звуком, я заблокировал устройство и направился в дом.

Я не лег спать и несколько часов просидел в размышлениях. На душе скребут кошки. Что-то нехорошее надвигается на нас, и мы не в силах этого изменить…

 

***

Каждый раз, когда Игнат вставал с постели и уходил, Наташа не спала. Она всегда дожидалась его возвращения и только тогда могла спокойно уснуть, прижавшись к нему. Утром Игнат встречается с волком. Наташа это чувствует. Она так и не научилась читать мысли Игната. Единственное, чего удалось достичь – улавливать его эмоциональный фон. Где бы он ни был, она всегда знает — хорошо ему или плохо.

То мимолетное увлечение девушкой по имени Алёна ей известно. Наташу сильно задело это. Игнат ничего не сделал. Он не посмел, но она почувствовала его желание. Наташа благодарна Игнату. Он не сломался. Проявил стойкость и выдержку настоящего мужчины. Друг Игната, что посетил их утром, не такой. В нем нет качеств, которыми обладает Игнат. Но Алексей Смирнов — Воин. Очень сильный. Поэтому он стал Избранным.

Из всех людей, оставшихся на земле, только Наташа знает, что предстоит впереди, но изменить происходящее не в ее силах, и от этого ей больнее всего. Она разучилась реветь в подушку с тех пор, как Игнат вернулся домой. Единственное, чего желает — снова стать той простой и беззащитной девочкой. Вернуться назад, во времена, когда она была студенткой…

 

Глава 2. В путь!

 

— Я готова!

 

Наташа вышла мне навстречу из спальни.

Я зашел в дом, чтобы разбудить ее, но, видимо, она проснулась минимум час назад. На плите уже стоит сковорода с яичницей. Когда она все успевает?

— Откуда у тебя этот костюм? – удивился я.

Одетая в плотный и утепленный армейский костюм и ботинки на высокой подошве, она выглядит сексуально. Всё подогнано по размеру, будто шилось на заказ. На бедре кобура с пистолетом, на поясе небольшой нож. Странно, но похоже я не в курсе некоторых вещей.

— Я сама его перешила! – гордо ответила Наташа. – Пока ты тренировался, я занималась созданием снаряжения. Бегать в спортивном костюме нет никакого желания.

— Умничка! – я подошел вплотную и, обняв за талию, поцеловал.

— Нужно перекусить перед дорогой, – сказала Наташа и, вырвавшись из моих объятий, начала быстро собирать на стол. Посмотрев на меня, спросила: — Мы заскочим проведать Костю?

Её младший брат остался жить у Титова. Отлично поладив с пожарными, он успел многому научиться. В последнюю нашу встречу, пару недель назад, я обещал ему подарок. Придется вручить.

— Конечно, заедем, — улыбнулся я…

Выбравшись из леса, первым делом направились в Аршинку. Нужно посетить фермера Ивана. Два раза в неделю я стабильно наведываюсь к нему для пополнения продуктов. Оружие стало универсальной валютой. На него можно выменять абсолютно всё.

— В гости или по делу? – спросил Иван, крепко пожав мою ладонь.

— Проездом. Мы уезжаем, – ответил я.

— Куда это, и надолго ли?

— Не знаю, — честно ответил я и, оглядев окрестности, добавил: — Зараженных все меньше и меньше. Месяц назад по две-три штуки в день приходили, –  я подметил засыпанную песком кровь в метре от ворот. – После зимы вообще никого не останется.

— Возможно. Сегодня одного пристрелил. Уже устали со старым хоронить их. Хоть экскаватор пригоняй, – сказал Иван и, вытащив сигарету, закурил.

— Ну, так пригнали бы. Или парней к себе взяли. У Титова человек шесть-семь к тебе за милую душу переедут, – открыв бронекапсулу, я достал из нее ящик с патронами и поставил на землю. – Решай сам. Нам ехать надо. Вот тебе патроны, в благодарность за мясную продукцию.

— У меня еще те не кончились, твой чудо автомат не моя «Сайга». Бьет без промаха! – сказал Иван с восторгом. Месяц назад я подарил ему «АК-12» со штурмовым прицелом.

— Патронов много не бывает, – сказал я.

Мы пожали руки, и я вернулся в машину. Иван отсалютовал напоследок поднятой вверх ладонью и, подхватив ящик, скрылся за воротами.

Вознесенку проехали молча. Когда-то это была родная деревня Наташи, но её родители погибли. Теперь это мёртвый населенный пункт. Ни одного живого человека. Зараженных тоже единицы. По всеобщей договоренности среди всех выживших – если кто-то видит зараженного, то стреляет без промедления.

Методом отстрела пожарным города Куса удалось заметно сократить численность ходячих трупов. Главной проблемой стало их захоронение. Очень утомительное занятие, отнимающее много времени.

В конце деревни наткнулись на четверых устало бредущих зомби. Остановив машину в ста метрах, я обратился к Наташе: — Проверим твои навыки стрельбы?

— Зачем? – удивилась она. – Ты хочешь, чтобы я убила этих тварей?

— Да. Я целый месяц обучал тебя стрельбе и самообороне. Хочу посмотреть, что из этого вышло. У тебя в кобуре «Глок- 17». Стреляй из него.

— Может, лучше из автомата? – спросила Наташа. Четверка зараженных уже заметила нас и, развернувшись, лениво направились к нам.

— Нет. Из пистолета, – ответил я. – Старайся стрелять точно.

Открыв дверь, Наташа вышла на улицу и достала пистолет. Не целясь, сделала один выстрел. Промахнулась. Покачав головой, пошла тварям на встречу. Почувствовав живого человека, зараженные ускорились. Открыв дверь, я вышел из машины и взял тварей в прицел автомата.

Наташа начала стрелять, когда расстояние сократилось до пятидесяти метров. Сделав семь выстрелов, уложила всех. Убрав пистолет в кобуру, довольная побежала к машине. Облегченно выдохнув, я убрал оружие.

— Испугался, да? – спросила она, когда мы продолжили путь.

— Подстраховался, – пробурчал я, внимательно следя за дорогой.

Загадочно улыбнувшись, она достала из бардачка смартфон фирмы «Самсунг» и, воткнув наушники в уши, стала слушать музыку. Порой мне кажется, что она знает гораздо больше, и, на самом деле, не я ее защищаю, а она меня…

— Игнат! – закричал Костя, выбежав из дома и сломя голову рванув навстречу. – Я знал, что вы приедете!

— Могучий Шухов на могучем «ВОЛКЕ», – Василий Титов вышел из гаража и направился к нам.

Народ, занятый делами, с любопытством поглядывает на нас. За два месяца количество жителей коттеджа прилично выросло. Из-за нехватки места некоторые обосновались в близлежащих домах. С наступлением сентября пришло время собирать урожай, которого везде навалом. Грядущая зима станет тяжелым испытанием для выживших. В отсутствие электроэнергии и газа придётся отапливаться дровами.

— Привет, трудяги! – я поздоровался по очереди с Титовым и Костей, который совсем не обратил внимания на сестру. Поздоровавшись со всеми, Наташа ушла в дом. Там у нее много знакомых.

— Зима не за горами, готовимся, – сказал Василий.

Мы прошли в гараж и сели на диван. Костя куда-то убежал, зато пришел Андрей, с ног до головы измазанный в мазуте.

— Здорова, Игнат! – сказал он, подняв ладони в верх. – Руки не подаю, чумазый я. Ты к нам в гости или проездом?

— Привет, механик. Проездом, скоро уедем уже. Я смотрю, ты все с Нивой ковыряешься?

— Каждый Божий день, – с недовольством сказал Титов. – Нет, чтобы чем-то стоящим заняться… Иди давай отсюда, у нас тут мужской разговор.

— Хорошо-хорошо! Болтайте, девочки, – засмеявшись, Андрей поспешно удалился.

Нива, которую я когда-то ему подарил, стала неузнаваема. Что-то среднее между трактором и внедорожником, на огромных колесах и с броней впереди.

— Куда собрался, колись давай, – потребовал Титов.

— Кое-кому помощь требуется. Нужно выручить. У вас с патронами как дела обстоят, не закончились? – спросил я.

— Нет пока… Проблема в другом и похоже очень серьёзная, – Василий достал сигарету и, прикурив, сделал сильную затяжку. Выдохнув дым, продолжил: – Два дня назад мы с Коляном ездили на зачистку. Сперва все шло нормально, косили тварей, только шуба заворачивалась. Взяли небольшой участок частного сектора, там хоронить не нужно… – Титов снова затянулся. Я не стал торопить его, ожидая продолжения: – Когда хотели домой ехать, на нас тварь выскочила. С виду обычный зомби, но, СУКА, быстрый! – он сплюнул на бетонный пол. – Короче, тварь мы кое-как завалили, но Коляну досталось не слабо. Сломана рука, многочисленные ссадины и ушибы…

— Он не заразился? – поинтересовался я. Похоже то, о чем говорил Смирнов, уже началось. Твари мутируют.

— Нет. В этом-то и вся проблема. Тот зомби не пытался его укусить. Он хотел убить…

 

Глава 3. Возмездие

 

— Матвей Григорьевич, нам пора!

Выключив планшет, Савельев чертыхнулся и встал. Шухова он не видел больше месяца и сильно хотел с ним поговорить, но тот позвонил не вовремя. Если день пройдет спокойно, нужно будет с ним связаться.

— Серега, доложи обстановку, – потребовал Матвей в эфир.

— Вижу три внедорожника и микроавтобус. Движутся в нашу сторону. Расчетное время – две минуты. Ожидаю подтверждения, – раздалось в ответ.

— Подтверждаю, – бросил Матвей.

Савельев больше месяца выслеживает Хасана. Действуя совместно со спецназовцами из ССО и двумя гражданскими, но хорошо обученными парнями, они неделю караулят наемника в нужной точке.

Идти в лобовую атаку у Матвея Савельева больше нет желания. Он просто не может себе позволить потерять еще кого-нибудь из парней. Опередив группу Хасана, они устроили засаду в пятидесяти километрах от Грозного, в Чеченской республике. Установив заряды в дорожное полотно, парни из ССО подорвут их в определенный момент. Численный перевес наемников налицо — шестеро против двадцати пяти, возможно больше. Точное количество группы Хасана не известно. Интересно, где он постоянно пополняет свои ряды? У Матвея складывается впечатление, будто наемников не затронул зомби–апокалипсис.

— Матвей Григорьевич, разрешите вопрос? – раздался из рации голос Артура Хамзина.

— Разрешаю, – ответил Савельев.

Артур — старший в группе после Матвея. Прошел Сирию, участвовал во многих миротворческих операциях. В тридцать два года имеет звание майора, а также большой опыт ведения боевых действий в городских условиях.

— Почему нам нельзя просто ликвидировать Хасана? – спросил Артур. – Петро мог бы с легкостью отправить их на тот свет нажатием одной кнопки.

— Я убью его голыми руками, – спокойно ответил Савельев, – поэтому мы не будем подставляться. Ликвидируем группу, а затем загоним его в угол.

— Но откуда вы знаете, что он пойдет именно в ваше здание? – спросил Артур.

— Хасан предсказуем. Он побоится засады, поэтому не сунется в ближайшие строения. Девять из десяти — он направится прямиком ко мне. Главное, чтобы не возникло проблем с зараженными, – ответил Савельев.

— Кончай трепаться. Отсчет двадцать секунд… — сказал Серега в эфир.

— …Три…Два…Один…

 

Раздался несильный хлопок.

Наблюдая за происходящим со второго этажа через бинокль, Матвей Савельев увидел, как начал вспучиваться асфальт перед внедорожником. Взрыв произошел под машиной. Подпрыгнув в воздухе, джип перевернулся и, сделав несколько оборотов через крышу, остановился. Все сидящие в нем умерли от страшных перегрузок.

Оставшиеся машины дали по тормозам. Второй внедорожник по инерции влетел в яму, оставшуюся от взрыва, и разбил переднюю часть. Уцелеть удалось только последнему джипу и микроавтобусу. Остановившись, машины попытались развернуться, но пятеро снайперов прострелили колеса.

— Сделано, Матвей Григорьевич, – отчитался Артур Хамзин. – Зараженные начинают приближаться. Работаем по живым целям. Дохляками займёмся позже…

Наемники высыпались на улицу, словно муравьи,  и начали стрелять по всему, что движется. Зараженным не повезло больше всего. Шквальный огонь накрыл толпу зомби, движущуюся к наемникам. Перепуганные и не понимающие происходящего, они сбились в кучу, стараясь прикрыть Хасана, который орёт, срывая связки.

Савельев не услышал выстрела из бесшумной снайперской винтовки. Только увидел, как брызнула кровь одного из наемников и тот упал. Спустя секунду на земле оказались еще четверо. Хасан что-то прокричал оставшимся в живых, и поредевшая группа рванула к зданию. К тому самому, в котором находится Матвей Савельев.

Хасан вычислил примерное расположение снайперов. Он сам отличный снайпер. Лучше себя не встречал. Чтобы сохранить жизнь себе и людям, нужно уйти с линии огня. Тот, кто устроил на него засаду, не слишком умен. Сорок метров, и они оказались вне огня. Главный минус — из тридцати семи уцелело только четверо, если не считать его самого. Снайперы отлично поработали. Бить по незащищенным целям просто, даже по движущимся. Помимо численных потерь, они к тому же остались без боезапаса. Отшвырнув пустую винтовку в сторону, Хасан громко выругался.

Наемники укрылись на первом этаже, и Матвей их прекрасно слышит. Прошло еще две минуты, когда вновь сработала рация:

— Матвей Григорьевич, мы гоним их к вам! – крикнул Артур, и тут же внизу застрочил пулемет.

— Сука! Зажали как щенят необученных! – крикнул Хасан.

 

Раздалось несколько автоматных очередей. Затем послышались пистолетные выстрелы.

— Петро, что там с зараженными? – спросил в эфир Артур. Трое снайперов так и остались на позициях, чтобы контролировать улицу и не подпускать к зданию зараженных.

— Прут понемногу, но мы справимся. Работайте, – ответила рация.

Наемники успели добежать до лестницы на второй этаж, когда очередь Артура скосила сразу двоих. Серёга не сделал ни одного выстрела. Боец ССО стоит минимум пятерых наемников.

— Он ваш, Матвей Григорьевич. Будьте осторожны, с ним один наемник. Скорей всего, раненый, – доложил Артур и сел возле лестницы. Где-то наверху слышатся громкие шаги убегающих.

— Спасибо, парни, дальше я сам… — сказал Савельев и бросил рацию на рюкзак. Из оружия оставил только пистолет.

Хасан бежит по коридору, а следом за ним, сильно хромая, ковыляет молодой парень. Кровь, пульсируя, идёт из раны в животе. «Не жилец», —  подумал Матвей и, выскочив в коридор, уложил его выстрелом в голову. Ожидая сопротивления, Матвей Савельев продолжил движение, но Хасан выпустил оружие из рук и поднял руки вверх.

— Я пустой! – крикнул он. – Ты победил, Григорьевич… я это признаю.

— Нет, этого недостаточно, – Матвей остановился в трех мерах от Хасана.

— Ты хочешь поединка? – удивился наемник.

— Нет. Я хочу справедливости, – Савельев поднял оружие и выстрелил Хасану в колено. Пуля раздробила сустав, и тот рухнул на пол. Гримаса боли скривила лицо, но он не застонал.

— Это ты называешь справедливостью? – Хасан попытался встать, но у него не вышло. Он закричал от боли: – Я… Мне… Нужно было убить тебя тогда…

— Возможно, – кивнул Матвей и выстрелил Хасану во вторую ногу.

— С-у-у-у-у-ка ты, Савельев! Сдохни! – крикнул наемник и, не сдержавшись, завыл.

Вернувшись в комнату, Матвей Савельев забрал рюкзак и, повесив на спину, направился к выходу. Хасан отполз к стене. В его глазах читается ненависть и боль. Матвей Савельев остановился рядом с ним. Вытащив магазин из пистолета, но оставив в стволе патрон, он бросил оружие на пол.

— Надеюсь, у тебя хватит смелости застрелиться, – сказал Матвей и спокойным шагом направился к выходу. Он не испытал никаких эмоций, кроме полного умиротворения. Савельев выиграл долгую дуэль…

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели