Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 9

Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 9
Голосов: 22

Глава 9 Власть во всех её проявлениях…

— Тёма, разворачивай коробочки, и бери тварей в кольцо. – скомандовал Матвей, разгоняя бронемашину «Тайфун-У» до восьмидесяти километров в час.

— Принял. – ответил Артем Кириенко, управляя «БТР» идущим в голове колонны.

Двенадцать бронетранспортеров по команде начали разъезжаться в стороны, образуя кольцо вокруг движущейся толпы зараженных, численностью около полторы тысячи. Шесть тяжелых Тайфунов устремились вперед, так как не имеют вооружения, и встали в отдалении, чтобы не мешать коробочкам делать свою работу.

— Если мы будем так активно использовать военную технику, а затем бросать ее, то вскоре вся матушка Россия превратиться в один большой гараж. – прокричал Артем в эфир, зная, что его слушают около восьмидесяти человек.

— А ты не беспокойся Тёма. – ответил Матвей. – Техники у нас навалом, а вот людские ресурсы ограниченны. Нам бы хорошую армию, и все пошло бы гораздо быстрее. Можете начинать покатушки!

Взревев моторами, двенадцать «БТР-90» начали набирать ход, постепенно сужая кольцо и зажимая зараженных. Спустя тридцать секунд, первые твари попали под колеса тяжелых машин, и оказались раздавленными. Не чувствуя сопротивления, бронетранспортеры с легкостью подминали под себя живую массу.

— Зря они в толпы сбиваться. – крикнул в эфир один из бойцов, — По одиночке у них было бы больше шансов.

— Нам же легче. – проговорил Матвей. – У вас десять минут, и выдвигаемся дальше. Через два часа мы должны быть в восьмидесяти километрах от этого места.

Коробочки справились за восемь минут. Применив тридцатимиллиметровые пушки, пулеметы и просто давящую нагрузку, они с легкостью произвели зачистку. Как только последняя тварь пала, машины выстроились в организованную колону, и продолжили путь…

— Зараженный справа. Тридцать метров. Уничтожить. – скомандовал Матвей, наблюдая одиноко бредущую тварь. С момента последней зачистки колонна прошла уже около пяти километров.

Не сбрасывая скорость движения, один из БТР выплюнул фугасную гранату. Выстрел оказался очень удачным. Попав твари в грудь, она чудом взорвалась, создав маленький фейерверк из ошметков конечностей и разорванного тела.

— Да! – воскликнул Тёма, сидя на броне идущего впереди бронетранспортера, и управляя станковым гранатомётом «АГС-17», — Давно мечтал это сделать. Кто заценил шоу?

Шоу оценили многие. Большая часть бойцов практически сразу после зачистки вылезли из душных десантных отсеков, и разместились на броне. В многочисленных изощрённых способах убийства тварей, Артем вышел на первое место. Колонна продолжала неумолимо приближаться к цели, изредка постреливая…

— Матвей, «Крыло» покинуло базу. – пробормотал наушник голосом Зарипова, — Отправил группу из семи человек. Командир группы – Таро Судзуки.

— Принял. Работаем. – ответил Савельев. – Мы уже на половине пути. Что видно со спутника. Нет желания лезть в Камень-на-Оби без поддержки с орбиты.

— Ты погоду видел? – возмутился Зарипов. – Мы не видим ничего. Как слепые котята на этой базе. Задействуй квадрокоптеры.

Матвей выглянул в окно и вернулся на сиденье. Мощные грозовые тучи плотным одеялом затянули небо, не давая ничего увидеть, и обещая в скором времени низвергнуться на землю мощным водяным потоком. Осень решила отбить свое, и устроила пасмурную погоду.

— Будь у нас в наличии беспилотники, то было бы гораздо проще. – пояснил Зарипов. – Но первичная оценка прилегающих территорий к объекту не выявила больших групп зараженных и Мутантов, так что все должно пройти гладко. Удачи Савельев!

Зарипов отключился, и Матвей позволил себе расслабиться. До подхода «Крыла» еще уйма времени, а колонна бронетехники уже подобралась к городу Камень-на-Оби довольно близко. Через тридцать минут идущий в двух километрах БТР должен въехать на мост, и дожидаться подхода основной колонны. Целью этой акции стал армейская часть в трех километрах от города. Очень молодая часть, сформированная три года назад, но по количеству имеющего вооружения превосходящая другие части Новосибирской области и Алтайского края.

— Я Разведчик. Тайфун как принял? – пробурчала штатная рация.

— Я Тайфун. Принял тебя хорошо. – отозвался Матвей. – Что у вас?

— Наблюдаю большое количество трупов зараженных. Бой шел несколько суток назад. – отозвался командир идущего в разведке БТР.

— Есть следы присутствия техники и выживших? – спросил Матвей.

— Выживших и техники не наблюдаю. Следы указывают, что поработала тяжелая гусеничная. Танки и что-то на более узких гусеницах. Скорее всего БМП.

— Где сейчас находитесь? – просил Матвей, активируя управление квадрокоптером.

— Входим в небольшую лесополосу. Через пятнадцать минут будем у ж-д станции Плотинная. – отозвался командир разведывательной машины.

— В лесополосу не входить. Изменить маршрут, и двигаться по полям. Скоро увижу вас с воздуха. Как принял? – спросил Матвей, разглядывая в монитор открывающийся пейзаж.

— Принял хорошо. Работаем…

Поднять квадрокоптер на большую высоту не позволил низко висящий грозовой фронт. Спустя пару минут Матвей увидел, как БТР отправленный в разведку огибает небольшую полоску леса, и выходит на поле. Последствия бушующего недавно боя также удалось разглядеть. Несколько гектар земли были буквально перепаханы тяжелой техникой. Черные точки указывали на места разрыва снарядов. Кто-то очень подготовленный встретил армию зараженных и с легкостью уничтожил ее.

— Зарипов, БТР разведчик обнаружил следы боя. То же самое наблюдаю при помощи квадрокоптеры. – сообщил Матвей по выделенному каналу связи Прометея.

— Уже вижу. – ответил Зарипов, — Похоже вы там не одни. Но это даже лучше. Присутствие выживших только облегчит работу. Переместись ближе к мосту. Думаю там мы увидим тех, кто устроил зачистку.

Исследуя местность, Матвей обнаружил еще четыре точки зачистки зараженных. Картина была одинаковая. Кучи трупов, черные пятна разрывов снарядов, в некоторых местах следы резких разворотов гусеничной техники и как следствие отвалы дерна и земли. До моста летальный аппарат разработанный всем известным концерном «Прометей» не долетел.

— Куда пропало изображение? – пробурчал наушник голосом Зарипова.

— Не знаю. – спокойно ответил Матвей. – Сигнал потерян.

— Жди. – отозвался Зарипов. – Сейчас проверю, что произошло.

Матвей не мог видеть, как снайпер сидящий в засаде, метким выстрелом уничтожил маленький летательный аппарат. Также он не видел два притаившихся в лесу танка «Т-14 Армата».

— Механическое повреждение. – ответил Зарипов спустя двадцать секунд. – Похоже сбили наш квадрокоптер. Тормози колонну Савельев. Рискуете нарваться на засаду.

— Колонна стой! – скомандовал Матвей в штатную радиостанцию, — Приготовиться к отражению возможной атаки. Всем внимательно следить за местностью. Разведчик, что видишь?

— Пока ничего не вижу. – отозвался командир БТР, — Продолжаю движение. Какие указания?

— Почему остановились? – спросил Артем Кириенко.

— Квадрокоптер сбит. Есть вероятность агрессивно настроенных выживших. – ответил Матвей, подключая радиостанцию к каналу «Прометея». – Разведчик, продолжай движение. Постоянно докладывай, что видишь. Как принял?

— Принял хорошо. Работаю.

Сильный раскат грома нарушил создавшуюся тишину, от чего Матвей слегка вздрогнул. Молния ударила на мгновение раньше. Тяжелые капли дождя застучали по броне автомобиля «Тайфун-У». Выругавшись, Матвей вызвал Зарипова по отдельному каналу.

— Рискую потерять Разведчика. Как получилось, что вы не обнаружили присутствие выживших в данном районе?

— Никто не предполагал подобного, поэтому местность не была исследована. – ответил Зарипов, — Пока ничего не произошло. Думаю ты напрасно беспокоишься.

— Разведчик Тайфуну, вижу танк «Т-90» в пятистах метрах. – прошипела радиостанция, — Повернут боком. Ведет себя агрессивно. Башня развернута на нас. Остановился, жду дальнейших указаний.

— Не принимать ни каких действий. Стоять и ждать. – ответил Матвей.

— Что-то у меня предчувствие нехорошее. – пробормотал Артем Кириенко в радиоэфир. Его «БТР-90» встал в голове колонны.

— Есть такое. – согласился Матвей, наблюдая как дождь многократно усиливается, ограничивая видимость. Бойцы которые сидели на броне, переместились в десантные отсеки и в случае неожиданной атаки будут обречены на гибель. Легкие бронетранспортеры не смогут оказать должного отпора, если танк надумает пойти в атаку.

— Кто такие, и что вам здесь надо? – спросил незнакомый голос, нарушив тишину радиоэфира.

— Полковник Савельев. Командир отряда выживших. – ответил Матвей. – С кем имею честь разговаривать?

— Иметь тебя я позже буду! – грубо ответил незнакомец. – С какой целью прибыли на чужую территорию?

— С каких пор территория Алтая стала чужой территорией? – спросил Матвей, проигнорировав оскорбление.

— С тех пор как наступил апокалипсис! – отозвался незнакомец. – Вы вторглись в зону владений нового государства под названием «Дети Апокалипсиса». Я предлагаю вам сдаться, или вы будете уничтожены!

— Ты не чего ни перепутал дурачок? – спросил Артем Кириенко.

— Тёма, помолчи. – отрезал Матвей, — Есть третий вариант? Мы не хотим кровопролития.

— Третьего варианта нет. – ответил незнакомец. – Вы уже нарушили правила и придётся отвечать за это. Даю вам три минуты на раздумье, потом открываем огонь.

Матвей пытался найти выход из ситуации. То, что им устроили засаду, было предельно ясно. Скомандовав колонне не принимать никаких действий, он связался с Зариповым.

— Я откручу тебе голову, если вернусь на базу живым! – гневно выпалил он.

— Не паникуй раньше времени. – ответил Зарипов. – Один танк «Т-90» не слишком опасен. Разворачивайтесь и уходите.

— В трехстах метрах от нас лес. Видимость очень низкая. Если там спряталось несколько единиц техники, то нам по любому хана. – сказал Матвей, изучая карту. – Уйти мы сможем, но потеряем большое количество бойцов. ПТУРСов у нас нет, а тридцатимиллиметровые и пулеметы в борьбе с танками как слону дробина.

Дверь броневика распахнулась, и влетел Артем Кириенко.

— У нас есть «РПГ-28»! – с ходу затараторил он. – А в лесу стоят две Арматы.

— Слышал Зарипов! – рявкнул Матвей, активируя громкую связь. – Две Арматы, и один «Т-90». Похоже придётся сдаваться!

— У вас есть «РПГ-28», три танка вышибете как не хрен делать. – спокойно сказал Зарипов.

— Не вышибем! – выпалил Артем. – «Т-90» легко подорвем. Но у Арматы система Афганит. Разберут нас так быстро, что глазом не успеем моргнуть.

— Что надумали, желторотики? – спросил незнакомец, не выждав трех минут. – Сдаетесь?

— Сдаемся! – ответил Матвей. – Нам не нужно кровопролитие.

— Ну вот и славно! Не рыпайтесь. Сейчас вас сопроводят к мосту…

Вырубив радиостанцию, Матвей отключил связь с Зариповым и обратился к Артему:

— Бери кого-нибудь из ГРУ и уходите. Под прикрытием дождя успеете. Рисковать жизнями бойцов я не стану, поэтому нам проще сдаться. Дождетесь прилета «Крыла» и вытащите нас.

— Я все понял. – ответил Артем. – Сделаю. Удачи вам Матвей Григорьевич.

Савельев отдал Артему блок связи «Прометея» и буквально вытолкнул его на улицу. Двигаясь под прикрытием бушующей стихии, Тема добежал до БТР, и уже через двадцать секунд вылез обратно, в защитном шлеме и с оружием и полным боезапасом. Две Арматы выехали из леса, показывая беззащитной колоне преимущество, и давая понять, чтоб не дергались. Добежав до одного из Тайфунов, Артем максимально кратко обрисовал ситуацию бойцам из ГРУ. Еще пол минуты и в компании с майором Русланом Уфимцевым они растворились в стене дождя…

***

Игнат Шухов

Таро вошел в ВИП зону, когда мы обсуждали предстоящую спецоперацию. До аэродрома Толмачево осталось лететь меньше часа.

— Важные сведения. – сказал он, с совершенно невозмутимым видом, к которому все успели привыкнуть.

— Какие? – спросил я.

— Матвей Савельев и все остальные захвачены в плен. – спокойно сказал Таро.

— Это что шутка? – спросил Алексей.

— Нет. Информации очень мало. Знаем, что колонна попала в танковую засаду. Савельев решил сдаться, чтобы не рисковать жизнями бойцов. Артем Кириенко и Руслан Уфимцев смогли вырваться из засады и ушли в лес. – рассказал Таро.

Мы с Алексеем почти одновременно присвистнули.

— И как такое мог допустить всезнающий Зарипов? – спросил я. – Спрятать танки – не отделение бойцов схоронить. Где хваленная оценка местности?

— Над Алтаем сейчас бушует мощная гроза. Спутник ослеп. – ответил Таро.

— А предварительная? Пару дней назад не было такой погоды. – не согласился Алексей. – Там восемьдесят бойцов. Почти рота. Они не могли дать отпор?

— Предварительной оценки вообще не было. А силы противника во много превосходят. Танки Армата и «Т-90», а также куча «БМП» и две машины поддержки танков. – объяснил Таро. – Если бы попытались сопротивляться, погибли бы все.

— То есть у нас под боком развернулась целая армия и мы об этом не знали? – гневно спросил Алексей, — Я оторву Зарипову башку, и приделаю ему ее к заднице! Есть связь с Артемом?

— Пока есть. – ответил Таро. – Парни из Толмачево уже подняли в воздух беспилотник, и скоро у нас будет больше информации. Вот только рядом с Новосибирском очень много Мутантов, и им тоже приходиться туго.

Отцепив от груди блок связи «Прометея», Таро поставил его на стол, предварительно включив громкую связь. Известие о том, что Савельев попал в плен никак не хотело укладываться в голове. Такое просто не возможно. Отправить целую колонну техники, заранее не обозначив возможные риски. Все настолько привыкли к тупым зараженным и Мутантам, что напрочь забыли про человеческий фактор. А ведь воевать с людьми гораздо труднее.

— Илья Алексеевич, переключите нас на Артема Кириенко. – сказал Таро, подняв руку вверх и тем самым давая понять, чтобы мы не рыпались. По виду Алексея было заметно, что он хочет сказать многое, и совсем не в мягкой форме.

— Сделано. – отозвался Зарипов.

— Тёмыч, как слышно? – спросил я, выждав пару секунд.

— Здорова Игнат. – ответил он практически мгновенно, — Слышно хорошо, видно не очень, чувствуется еще хуже.

— Где вы сейчас? – спросил Алексей, облокотившись на стол и держась двумя руками за голову.

— Лежим себе тихонько в лесочке. Отдыхаем. Хваленная пятая «КОБРА» совсем не защищает от воды, как написано в инструкции. Мои самые важные органы сейчас принимают холодную ванну. – ответил Артем, — Льет как из ведра. Не видно не хрена.

— Если шутишь, значит все не так плохо. – сказал я. – Что удалось узнать о противнике?

Артем за полторы минуты поведал нам все события, которые с ними происходили в последние полтора часа.

— …а потом мы ушли с майором в лес, и схоронились. По мере возможностей передвигались вслед за колонной, но недалеко от ж-д станции Плотинная лес кончился, и мы остановились. – закончил Артем. – Кстати тут неподалеку база отдыха «Папина Рыбалка», думаем туда переместиться. В сауну сходить, попариться. Самые важные органы погреть.

— Мост через Обь видите? – спросил Алексей.

— Нет. – ответил Артем. – Теперь даже колонну не видим. Они уже должны были пересечь реку. Но Арматы и «Т-90» остались на этой стороне. При желании можем захватить один из танков, только резону никакого. Не хочется помирать внутри стальной коробки. У противника есть убийцы танков.

— Рыпаться на противника пока не стоит. – сказал Алексей, изучая на планшете карту местности. – Как там дела с Мутантами? Будет обидно, если вас сожрут раньше времени.

— Мутантов нет. Только их трупы. Похоже противник постоянно проводит зачистку местности. Вот только воняет сильно. Но пока идет дождь запаха практически не чувствуется.

— Я тебя понял. – сказал Алексей, — Если дождь внезапно кончиться, то сообщи нам. Связь будем поддерживать постоянно. Сейчас разработаем план, как вытащить Савельева из задницы.

— Принял. – ответил Артем.

— Что будем делать? – спросил я, когда Таро нацепил блок связи обратно на грудь. В это раз нам не дали таких же, сославшись на то, что мы их не используем.

— Узнаем о противнике более подробно, и нанесем им визит. – спокойно ответил Алексей. – Хорошо, что рядом есть река. Это в разы упрощает задачу…

***

«Крыло» совершило посадку на аэродроме Толмачево, и через двадцать минут снова поднялось в воздух. Склад с оружием вновь опустел на некоторую часть, но его все еще было достаточно, чтобы вооружить небольшую армию. Четверых бойцов, которых нам вручили для поддержки, пришлось оставить. Стрелять по зараженным они умеют вполне не плохо, и в сорванной спецоперации могли пригодиться, но сейчас требовалось совсем другое. А уметь совершать диверсии и скрытно передвигаться они не были обучены. Нам придётся работать втроем. А затем впятером, когда доберемся до Артема и Уфимцева. В данной ситуации малый отряд даже лучше. Проще будет спрятаться.

— Плохо, что нет взрывчатки. – сказал Алексей, меняя привычную черную «КОБРУ» на ее камуфляжную версию. Еще в восемнадцатом году специалисты из «Прометея» разработали очень достойную раскраску, и полностью отказались от американского «МальтиКэм», признав его неудовлетворительным. А ведь когда-то на него был большой спрос.

— Надеюсь она нам не пригодиться. – сказал я, собирая Лобаевскую винтовку «Диверсант», — Нужно будет прихватить с собой два запасных костюма парням по размеру. Пять градусов плюса и сильный дождь. Могут легко словить пневмонию.

— Не словят. Они ребята крепкие. Потерпят. – сказал Алексей, заканчивая с костюмом, — Но аптечку нужно прихватить.

— Вы оба прямо светитесь. – спокойно сказал Таро, разглядывая катану, словно видит ее впервые, — Соскучились по работе?

— Ты не представляешь, как. — ответил я, раскладывая пустые магазины по столу, и вскрывая цинк с патронами.

— Сегодня ночью будет жарко! – воскликнул Алексей, взвешивая винтовку «Выхлоп» в руках, — Не все переживут ее…

***

Колона прошла мост через Обь и идущий впереди БМПТ «Терминатор-3» взял направление на армейскую часть. Матвей Савельев вновь сел за управление бронеавтомобилем «Тайфун-У», и ехал за конвоиром самым первым. Неизвестные захватчики действовали грамотно. Разбив колонну на четыре части, они выслали в поддержку шесть БМП «Курганец» и уже перед мостом отпустили три танка обратно. Матвей просчитал все возможные варианты. В отсутствии поддержки танков можно было попытаться дать захватчикам бой. Но потери все равно оказались бы слишком велики, поэтому решение сдаться стало самым оптимальным. Максимум сутки и помощь придет.

Армейская часть оказалась очень грамотно переоборудована. Пулеметные точки, усиленный рвами забор. Вот только трупов Матвей не увидел. Даже следов. Все выглядел слишком обжитым, что вскоре подтвердилось.

Выгружали захваченных бойцов очень грамотно. Под пристальным наблюдением пушек и автоматов. Как только Матвей спрыгнул на землю, его тут же скрутили, а руки зафиксировали за спиной строительными стяжками. Один из бойцов в костюме «Горка» воткнул ему ствол автомата между лопаток, и подталкивая, повел к трехэтажному зданию. Дождь лил не прекращая, и одежда быстро намокла. До здания не довел. Остановившись на плацу, он поставил Матвея на колени, и сделав несколько шагов взял на прицел.

— Вы так со всеми пленными поступаете? – оскалившись спросил Матвей, наблюдая за тем как ведут других бойцов.

— Сиди смирно и не тявкай. – отрезал конвоир, не изменившись в лице. Двадцати пятилетний мальчишка возомнивший себя героем. Серьезный вид, полнейшая отрешённость от происходящего. Получил приказ – выполняет. Вот только автомат держит не умело. Совсем еще зеленый и скорее всего даже не служил в армии. Когда придут Смирнов, Шухов и Кириенко, у таких парней не останется шанса. В какой-то степени Матвею стало жалко своего конвоира.

Меньше чем за десять минут всех пленных поставили на колени в две шеренги, и взяли под прицелы автоматов. Просканировав местность, Матвей легко обнаружил двух снайперов. Скорее всего за спиной еще двое.

Один из конвоиров медленно обошел пленников, вслух пересчитывая количество. «Семьдесят семь» — мысленно закончил одновременно с ним Матвей.

— Что будем делать Матвей Григорьевич? – шепотом спросил один из бойцов, сидящий рядом.

— Ждать. – коротко ответил Матвей.

Боец промолчал.

Из трехэтажного здания с зонтом в руке вышел коренастый мужичек и направился к пленникам. Остановившись в середине шеренги, он медленно обвел пленников взглядом.

— Сколько? – спросил коренастый. По голосу Матвей узнал недавнего незнакомца, говорившего с ним по рации.

— Семьдесят семь. – ответил счетовод, ежась под неутихающим дождем.

— Хорошая цифра. Добрая. Много новой раб силы. – проговорил коренастый довольно громко. – Кто командир? Встать!

Матвей Савельев непринужденно поднялся, и мотнув головой, стряхнул воду, стекающую по лицу.

— Этого в штаб. Остальных в третий ангар. По семеро на контейнер. Воды и еды не давать, одежду… — коренастый задумался, — одежду оставьте.

Развернувшись, он быстрым шагом направился в здание, сгорбившись и прикрываясь зонтом от ветра и дождя.

Двое парней с автоматами завернули Матвею связанные руки, и не церемонясь потащили в штаб. Оказавшись в слабо освещенном коридоре, он всю дорогу пока его вели запоминал расположение комнат. В отличии от старых типовых казарм, тут было немного по-другому. В конце коридора его остановили напротив широкой двери, на которой белыми буквами было написано «Генералиссимус». Матвей усмехнулся, не обращая на боль в вывернутых суставах. Убить конвоиров он мог даже с связанными руками, вот только дальше оказался бы в ловушке.

В дорого обставленную комнату его завели очень аккуратно. Коренастый бросил на Матвея ничего не значащий взгляд, и продолжил покуривать сигару.

— Развяжите ему руки. – бросил коренастый и выпустил густую струю дыма.

— Не советую этого делать. – спокойно сказал Матвей.

— Это почему? – спросил коренастый, заинтересовавшись.

— В целях безопасности. С развязанными руками мне захочется убивать.

— Тогда не развязывайте. – сказал коренастый, — Помниться, я обещал тебя отыметь. Могу сделать это прямо сейчас.

— Не думал, что попаду в общину сексуальных меньшинств. – скалясь сказал Матвей, — Но когда прочитал надпись на двери – окончательно убедился. Только гомики способны на подобное извращение.

Приклад автомата ударил между лопаток, и Матвей упал на колени. Болью его трудно было удивить.

— Это тебе за гомиков. – сказал ударивший. – Думай, прежде чем говорить.

— Олег, остынь. – пробормотал коренастый. – Не стоит обращать внимание на глупого человека. Мы выше этого.

— Простите меня, господин Генералиссимус. Этого больше не повториться. – сказал Олег.

— Как тебя зовут? – спросил коренастый.

— Император Матвей Савельев. Первый и великий. Единственный и не повторимый. Святой и целомудренный. Повелитель Евразийского континента и всей вселенной. – выпалил Матвей скороговоркой, и засмеялся.

— Ты разговариваешь с Генералиссимусом Василием Огурцовым! – рявкнул коренастый. – Я могу убить тебя!

— Ты меня хочешь смертью напугать? – спросил Матвей холодным голосом. – Она давно ходит за мной по пятам. – поднявшись на ноги, он распрямился и слегка улыбаясь, продолжил. – Давай я буду называть тебя ВасяГен. Производная от имени и звания. – подняв голову вверх, Савельев громко захохотал. Мощный удар прикладом лишил его сознания…

— В карцер его. К Соболеву. – сказал Огурцов. – Раздеть и не кормить. Пусть подумает. Глядишь, спеси поубавиться.

Матвей очнулся в полной темноте и с адской болью в затылке. Рука не хотела слушаться и он с трудом сумел дотянуться до головы. Деревянные пальцы не позволили определить степень повреждения. Облизнув их, он почувствовал солоноватый привкус крови. Сильный холод пробрался до костей, заставлял дрожать. Попытка подняться не принесла успеха. Единственное, что вспомнил – как его ударили по голове и он отключился. Шершавый бетонный пол и такие же шершавые стены.

— Старайся шевелиться как можно меньше. – сказал хриплый мужской голос напротив, — Кровь уже остановилась, но рана серьезная. При травме головы всегда большие кровопотери. Но ты крепкий. Очнулся очень быстро.

— Кто-ты? – спросил Матвей, с трудом выдавив слова.

— Тихон Соболев. Такой же пленник как и ты. – ответил товарищ по несчастью. – Тебя за что в карцер посадили? Отказался работать?

— Матвей Савельев. Полковник ФСО. Мы попали в засаду. Рисковать бойцами не стал, поэтому решил сдать без боя. БТРы против танков не выстоят.

— Два полковника в одной дыре. – пробормотал Тихон, издавая звук отдаленно напоминающий смех, — Только я из отряда «СОБР». Командиром был.

— Давно ты здесь? – спросил Матвей.

— Две недели. А в карцере уже пятый раз. Им проще убить меня, чем попытаться сломать. – ответил Тихон.

— Сколько человек живет на этой базе? Что они из себя представляют? – спросил Матвей.

— «Дети Апокалипсиса» — кучка свихнувшихся религиозных фанатиков, во главе с Императрицей и тупым Генералиссимусом. Всего около пятисот человек. И двести рабов. – объяснил Тихон.

— С Генералиссимусом я уже знаком. – сказал Матвей, пытаясь привыкнуть к холоду. Одежды его лишили всей. – А вот о Императрице не знал. Кто она?

— В живую не видел. – ответил Тихон. – Она в бункере сидит. Но знаю, что зовут Ксения.

— Знавал я одну Ксению. Неудачная попытка стать президентом. Ненависть к власти и особенно к народу. Но она должна была сгинуть в мегаполисе вместе с остальными. Или где-нибудь за границей. На курорте. – Матвей с трудом сумел встать, и нащупал рукой потолок. – Мало ли сколько Ксений могло учудить такое.

— Это точно. Но именно эта совсем повернутая. – сказал Тихон. – Почему ты не рискнул дать бой? Лучше умереть, чем заживо гнить в этой могиле.

— Потому что я не собирался губить ребят. На моих плечах и так висит непосильный груз смерти хороших парней. – ответил Матвей. – Помощь придет. Пятьсот человек это много. Но парни, которые придут нас спасать должны справиться.

— За тобой придут? – спросил Тихон, заметно оживившись.

— Придут. В течении суток. И не оставят от этого места камня на камне. – ответил Матвей, огромными усилиями разминая затекшие конечности.

— Если отряд будет численностью не менее тридцати человек, и они грамотно сработают, то все должно получиться. Ночная диверсия. Убрать снайперов. Подорвать технику. Большая часть обитателей не нюхала пороху реального боя. Устроить им хаос и они разбегутся по углам как испуганные мыши. – предположил Тихон.

— Бойцов будет гораздо меньше, но сработают они грамотно. – объяснил Матвей. – Эта база уже обречена…

***

Артем Кириенко отключил шумоподавление в шлеме, и приподнявшись из воды, которая заполнила ложбинку, сместился на относительно сухое место, если ни принимать во внимание непрекращающийся ливень. Вычислить двух бойцов, о существование которых врагу не известно, в лесу при такой непогоде достаточно сложно. Руслан Уфимцев бесшумно подполз к Артему, и затаился.

— Есть вероятность словить пулю снайпера. – сказал Майор ГРУ. – Геликоптер был сбит, и скорее всего снайпером. Мы в черных костюмах, и поэтому очень заметны.

— Что предлагаешь? – спросил Артем, пытаясь унять начинающийся мандраж, — Парни прибудут через час с лишним. Оружие и новые костюмы будут. Но лежать и бездействовать все это время не хочется.

— Для начала расслабься. – посоветовал Руслан. – Организм приспособиться к холоду гораздо быстрей. ФСБ очень редко работает за пределами городов. Лес – моя стихия. У меня за плечами несколько десятков подобных операций.

— Предлагаешь искать снайпера? – спросил Артем, полностью расслабившись и оттого замерзнув еще больше. – Я за любое решение, лишь бы не сидеть на месте.

— Снайпера можно найти и убрать. Но тем самым мы себя обнаружим. – сказал Руслан. – Технику захватывать тоже не станем. Никаких активных действий в отношении противника. У нас есть река. Сместимся вверх по течению, и по другому берегу переместимся ближе к военной базе. Как будем на месте, проведем разведку, и если получиться, уйдем обратно.

— Согласен. – ответил Тема, оживляясь от предложенного плана. – Ты первый, я за тобой…

За двадцать минут Артем и Руслан сместились вверх по течению на полтора километра, и переплыли реку в максимально узком но довольно глубоком месте. Вода оказалась очень холодной.

Выбравшись на берег, Тема очень долго ругался, пытаясь унять возобновившуюся дрожь.

— Дождь начинает стихать, — сказал Руслан, подставив шлем под капли, — пойдем не пределе, и заодно согреемся…

Двигаясь на максимально возможной скорости по пересеченной местности, Руслан и Артем за пятнадцать минут достигли границы лесополосы и увидели армейскую базу. Небольшое поле шириной в пол километра отделяли лес от забора базы. Руслан первый взобрался на подходящее дерево. Артем влез следом за ним. Затаившись в среди мокрой и желтой листвы, они начали оценивать силы противника.

Большая территория, шириной не меньше шестисот метров и длинной в полтора километра. Куча смотровых вышек, на которых сидят по два не слишком бдительных часовых. Некоторые вообще спят. Двенадцать крупных ангаров, из которых только два просматриваются с ворот. Четыре трехэтажных казармы, и одно здание выполняющее роль штаба. Два КПП. Технические боксы. Склад ГСМ. И куча построек неизвестного назначения.

— Я насчитал сорок семь единиц техники, с учетом той, что совсем недавно была нашей. – сказал Артем, о том, что не взял монокуляр, он пожалел давно. Но майор ГРУ позаботился и об этом. – Еще три танка за мостом. Два БМП на мосту. И шесть единиц техники в городе.

— На погляди. – Руслан вручил Артему Монокуляр. – Я насчитал восемьдесят одну единицу техники, пять снайперов. Тридцать часовых на вышках и около сотни бойцов на территории всей части.

Используя монокуляр, Тема пятнадцать минут изучал армейскую базу, город Камень-на-Оби, реку, мост и всю прилегающую территорию, но насчитать того же количества не смог. В профессионализме майора спецназа ГРУ он убедился еще в лесу. Руслан Уфимцев двигался настолько бесшумно, что казалось нереальным. Он знал куда нужно наступить, чтобы не хрустнула не одна веточка, знал точное направление, куда нужно идти не имея карты. Даже по дереву майор взобрался в два раза быстрее Артема. Будь он в лесу, когда ранили Смирнова и Хамзина, то точно бы не допустил подобной оплошности…

— Почти столько же. – ответил Тёма, вернув монокуляр Руслану.

— Мы не знаем, что в ангарах. – сказал Руслан. – Много техники может быть спрятано. Так же со снайперами. Еще есть вероятность наличия подземного бункера. Предположительное количество обитателей – от трехсот до тысячи.

— Так много? – спросил Тёма, — Но тогда штурмовать ее впятером не получиться.

— Если грамотно сработать – получится. – ответил майор. – Наша цель – вызволить пленников. Убивать всех не обязательно. Можешь вызвать кого-нибудь из аналитиков?

— Сейчас попробую. – ответил Тема, колдуя над блоком связи «Прометея». – Леха, слышишь меня?

— Слышу. – отозвался Смирнов через пару секунд. – Где вы?

— В полукилометре от военной базы. – ответил Артем. – Пусть кто-нибудь из аналитиков выйдет на связь. Нужна информация.

— Жди. – сухо отозвался Смирнов.

Илья Зарипов вышел на связь через пол минуты, и Руслан Уфимцев доложил все, что удалось узнать. Алексей Смирнов и еще несколько человек также находились на канале, и слышали все переговоры.

— Какая информация нужна? – спросил Зарипов. – Мы откопали все, что известно. Вплоть до того, кто начинал строить базу, и кто заканчивал.

— Есть ли на базе бункер? – спроси Руслан Уфимцев. – Объект совсем молодой, и его наличие под вопросом.

— Бункер имеется. – ответил Зарипов. – Даже не бункер. А полноценное бомбоубежище с командным центром, и автономным обеспечением. Максимальная вместимость – пятьсот человек. Видишь здание штаба?

— Вижу. – ответил майор Руслан Уфимцев.

— Главный вход находиться прямо в здании. Второй вход в одном из трех отдельно стоящих ангаров, точнее в среднем. В первом склад оружия резервный. В третьем – склад боекомплекта для военной техники, тоже резервный. – рассказал Зарипов.

Артем нашел три отдельно стоящих ангара, и по виду понял, что они пока не вскрывались.

— Есть еще два выхода. – продолжил Зарипов. – Рабочий во второй казарме и резервный прямо в Обь. Но его можно открыть только из убежища. Взорвать не получиться. Только если преминуть крылатую ракету.

— Пока мы взрывать ничего не собираемся. – пробормотал Руслан. – Сколько единиц техники присутствовало в части?

— Шестнадцать танков «Т-72», четыре «Т-80», девять «Т-90» и три «Т-14» Армата. Также бронетранспортеры и куча другой бронетехники. – ответил Зарипов. – Всего семьдесят две единицы. Авиации не было.

— Этого достаточно. – ответил Руслан Уфимцев. – Нужно тщательное наблюдение за объектом. Минимум двое суток. И сбор отряда численностью не менее двадцати хорошо обученных бойцов.

— Ни того, не другого у нас нет. – вмешался Алексей Смирнов. – Придется брать фактором внезапности. Через двадцать минут мы будем на месте. Предлагаю вам бросить позицию наблюдения и вернуться к нам на встречу.

— К вам навстречу мы выдвинемся. – ответил Руслан Уфимцев. – Но сама операция требует тщательного рассмотрения. Этим мы и займемся при встрече.

— Согласен. – сказал Алексей Смирнов. – Но не забывай, что с нами Шухов. А к нему Мутанты липнут как к магниту.

— Я помню. – пробурчал Руслан. – Попробуем использовать этот фактор как положительный…

***

Игнат Шухов

«Крыло» приземлилось на тридцать километров выше Камня-на-Оби вверх по течению реки. Как только мы выгрузили сумки с оружием, снаряжением и едой, летательный аппарат плавно поднялся в воздух и скрылся в дождевых тучах. Засечь наше появление никому не удалось, и пока все протекало довольно хорошо. Дождь заметно утих, но продолжал назойливо накрапывать. Водоотталкивающее покрытие шлема отлично справлялось, и капли воды мгновенно стекали, совсем не мешая обзору.

Оценив обстановку, мы убедились в относительной безопасности. Пока в зоне видимости не появилось не одного Мутанта, и это радует. Подняв две армейские сумки весом по сорок килограмм, я закинул их на плечи. Вместе с бронежилетом и всей амуницией вышло довольно прилично.

— Ты чего пыхтишь? – спросил Алексей, исследуя местность при помощи монокуляра. – С твоей дурью надо еще одну сумку на шею повесить, и на марш бросок отправить.

— Да ты прям остряк! – сказал я, и направился спокойным шагом к реке. Раскисшая от дождя почва буквально проваливалась под ногами. Грязь быстро налипла к подошвам и мешала идти. Врут, что к обуви разработанной «Прометеем» ничего не прилипает. Еще как липнет. Трава армирует грязь, и она стает похожа на большие лепешки.

Таро догнал меня на половине пути. Вместе мы спустились к реке, где на берегу лежали три железных лодки, перевернутых вверх дном. Две поменьше, и одна достаточно крупная чтоб вместить восемь-десять человек, и с креплением для мотора. Все самодельные. В деревнях с этим никогда не было проблем.

— Без мотора очень долго будет. – сказал он, оставляя сумку на земле. – Схожу в ближайшие дома и поищу. Если не найду, пойдем на веслах.

Таро удалился, а я подхватив его сумку направился к лодкам. Избавившись от груза сумок, попытался перевернуть самую большую. Поднять получилось довольно легко, но когда начал переворачивать, грунт под ногами не выдержал, и я чуть не упал, рискуя получить по голове острым железным бортом. Громкий смех Алексея стал свидетелем моей неудачи.

— Дождаться меня не мог? – спросил он, спустившись с холма и обводившись от груза.

— Сила есть ума не надо. – ответил я, спустившись к воде и оттирая колени от грязи. – Идиот одним словом. Бортом по шее хрясь, и регенерация не поможет.

— Это верно. – согласился Алексей. Сдвоенными усилиями мы перевернули детище деревенской постройки в рабочее положение. Столкнуть в воду по скользкой траве не составило труда.

Закончив погрузку снаряжения, я повесил винтовку «Диверсант» на плечо, и усевшись в лодку, принялся спокойно отмывать влагостойкую ткань костюма от грязи. Когда почти закончил, почувствовал присутствие Мутантов. В последнее время мой Мутанто-локатор стал работать еще лучше, давая знать о их появлении в радиусе двухсот метров. Вот только количество он выдавал примерное.

— Друзья пожаловали. – спокойно сказал я, снимая винтовку с плеча. – Двадцать-тридцать штук.

— Япошку могут покоцать. – прорычал Алексей, меняя винтовку на крупнокалиберный штурмовой автомат с тактическим глушителем. В последнее время его любовь к калибру двенадцать и семь только усилилась.

Вытащив лодку частично на берег, мы рванули к деревне. Для верности я прихватил с собой «АМБ-17». Автомат малогабаритный бесшумный. При относительно маленьком размере, он просто псих в уничтожении Мутантов.

Таро нашли возле небольшого, но добротного домика на краю деревни. Положив четыре деревянных весла на плечи, он спокойно шагал нам навстречу.

— Мутанты идут! – крикнул Алексей.

— Я знаю. – как ни в чем не бывало ответил Таро, спокойно направляясь к реке. – Работайте.

Мутанты появились через несколько секунд. Небольшая группа, численностью в тридцать особей во главе с особо крупной тварью, не слишком быстро вынырнула из проулка, и остановилась в семидесяти метрах от нас.

— Умнеют сволочи. – сказал я, посылая пулю в толпу, и одним выстрелом уничтожая двух тварей находящихся на одной линии. – Но нам только на руку.

Алексей дал короткую очередь, и твари рванули врассыпную.

— А Тёмыч сказал, что здесь нет мутантов. – пробормотал он.

— Нет возле базы, но мы очень далеко. – ответил я, посылая еще одну пулю. – Большие группы уничтожены техникой, но мелких тоже должно хватать.

Алексей попытался снять вожака, но промазал. Огромными прыжками тварь скрылась за ближайшим домом. Двигаясь к реке, мы контролировали местность, выщелкивая особо прытких Мутантов.

— Может сядем в лодку, и уплывем? – спросил он, снимая Мутанта притаившегося за хлипким забором. Твари заметно поумнели, но оценивать степень защищённости укрытия еще не научились. – Потом с воды перещелкаем.

Я не стал отвечать, заметив за домом движение. Похоже Альфа-Мутант пытается выглянуть, надеясь остаться незамеченным. Как только лысая голова показалась из бревен, я нажал на спуск. Оружие приятно толкнуло, показав слабую отдачу, и тут же голова твари взорвалась кучей брызг. Верхнюю часть черепа просто снесло вместе с содержимым. Альфа-Мутант вывалился из-за угла, и исчез в высокой траве.

— Снял вожака. – спокойно сказал я, перезаряжая винтовку. Ее единственный минус – она не автоматическая, и после каждого выстрела нужно передернуть продольно-скользящий затвор. Зато она удобная, точная и очень тихая. Именно моя версия заточена под сверхзвуковой патрон. Шума гораздо больше, но и дальность стрельбы повыше.

— О как поперли! – воскликнул Алексей, поливая выпрыгивающих из укрытия Мутантов.

Несколько секунд, и оставшиеся твари приняли смерть.

— Заметил, что лишившись вожака, твари поперли в атаку? – спросил Алексей, когда мы направились к реке.

— Да. – ответил я, — похоже он их контролировал. Нужно будет рассказать об этом аналитикам. Пусть головушки напрягают. Проявление ментальной связи и все такое.

Погрузившись в лодку, мы отплыли от берега и налегли на весла. Из-за отсутствия мотора, тяговым усилием самодельного плав-средства стала пара Смирнов-Шухов. Я налегал на весла в носовой части, Алексей в середине, а Таро стал рулевым, вставив найденный обломок весла в ушко, и при помощи него изменяя направление.

— Весла короткие! – психанул Алексей спустя пять минут водного пути. И вытащив их из проушин, бросил прямо на сумки. – Сейчас бы удочку, порыбачил бы.

Сидя в более узкой части, я легко справлялся с возложенными задачами, мощными гребками ускоряя лодку.

— Вы как малые дети. – спокойно сказал Таро, вручая одно весло Алексею, а другое оставляя себе, – Ведите себя более сдержанно. Порой мне кажется, что со мной не два бойца легендарной «Альфа», а вечно недовольные пацанята.

Сдвоенными усилиями они расположились по бортам, и скорость заметно увеличилась. На замечание Таро мы отвечать не стали, зная, что не правы. Поведение и вправду никуда не годилось.

— Тёмыч, как слышишь? – спросил Алексей в эфир, активировав связь и продолжая работать веслом.

— Нормально слышу. – отозвались наушники голосом Артёма Кириенко. – Идем к вам навстречу. Где вы?

— Гребем веслами по реке, и очень «быстро» движемся в вашу сторону. – ответил Алексей, — Через минут сорок будем у вас.

— Отлично, мы пойдем вдоль берега. – сказал Артем, — Удачи.

Через сорок минут не встретились. Оказалось, что плывем мы гораздо медленнее чем нам казалось. По прошествии часа нарвались на засаду. Умелую засаду, которую устроил майор ГРУ Руслан Уфимцев. Наша лодка достаточно близко подошла к берегу, и раздался громкий крик:

— СТОЯТЬ!

Определить, кто кричит мы не смогли, и похвастались за оружие.

— Не бойтесь, это мы. – сказал Артем по каналу связи, дабы разредить обстановку.

Кусты зашевелились, и показались две головы в шлемах.

— Ниже по течению есть относительно пологий берег. – сказал Руслан Уфимцев вслух, от канала связи он похоже отключился, — Плывите туда. И тише, а то ваше гоготание за километр слышно.

— До базы напрямую больше трех километров. – сказал Алексей, сверяясь с планшетом. – Не услышат.

Майор Уфимцев покачал головой, но промолчал.

Проплыв сотню метров, мы пришвартовались к берегу, и начали выгружать сумки. Когда лодка опустела, я собрал весла и выбросил их в заросли кустарника. Само плав-средство благополучно отправилось на дно. Оставлять следы пребывания не захотел майор ГРУ. Он даже устранил все следы на песке, что мы натоптали пока таскали снаряжение.

Первым делом парни выбросили старые костюмы, и облачились в новые маскировочные. Более теплые и влагостойкие. Но и тяжелее на четыре килограмма. Зато в них можно было чувствовать себя вполне комфортно даже при минус пяти градусах. Бронежилеты они надели без возражений, а майор Уфимцев даже обрадовался их наличию.

— Больше никогда не надену черную «КОБРУ». – пробормотал Тёма. – Надо быть готовыми ко всему, а мы последнее время слишком расслабились. Осторожней надо быть.

— Согласен. – сказал Алексей, натягивая маскировочную сеть. Мы не стали рисковать, и разбили временный лагерь в лесу, в полутора километрах от армейской базы.

— Оружия набрали на целое отделение. – проговорил майор Уфимцев, копаясь в сумках, — Патронов еще больше. Двенадцать и семь бронебойно-зажигательные зачем? Куча дозвуковых и совсем мало сверхзвуковых. Нужны снайперские винтовки.

— Дозвуковые для «Выхлоп» и «АШ-12», — сказал я, ставя еще одну сумку перед майором. – Они в ней. Как и еще одна «Диверсант». Максимальный выбор, что только душеньке удобно.

— Нужно сходить в разведку пока не стемнело. – предложил Алексей, — желательно по двое.

— Пошли вместе. – сказал я, вешая винтовку на плечо.

— Только аккуратно. – прошипел майор. – Не вздумайте ни в кого стрелять.

Алексей подошел к сидящему Уфимцеву и похлопал его по плечу.

— Мы хоть и делаем безрассудные поступки Руслан, но не настолько психи…

***

Пересечь лес и взобраться на дерево оказалось проще простого. Бдительность часовых оставляла желать лучшего. Снайпера на крышах даже не прикоснулись к оружию, а пара из них сидела и лузгала семечки.

— Тут вся база из зеленых сопляков состоит. – сказал я Алексею, разглядывая территорию в прицел снайперской винтовки. – Могу в одного всех часовых снять. Будут бегать по территории как муравьи, но так и не поймут кто в них стрелял. Но их слишком много для пятерых бойцов. Даже ночью, и даже с фактором внезапности.

— Соглашусь. – ответил Алексей, сидя в метре на мощных ветках. – Будет сложно, но выполнимо. Беспилотник сделал снимки территории и улетел обратно. Они уже у аналитиков. Скоро будет более точная оценка сил врага. Но место хорошее. Видишь второе КПП?

Я перевел оптику на здание КПП и ворота.

— Небольшая выпуклость идет прямо к реке. Проследи. – продолжил он.

Смещаясь оптику, я сопроводил еле заметную земляную выпуклость, идущую прямо в Обь.

— А теперь заметь устройство территории. – сказал Алексей. – Вся вода собирается рядом с плацем и стекает в Обь. Это из-за убежища. Оно в другой части базы, но уклон со всех сторон идет к этой трубе.

— Хочешь использовать ливневую канализацию для прохода? – спросил я, вспоминая устройство базы. Вся ее территория была специально покрыта бетоном, а затем сверху закрыта асфальтом. Строили базу на века. Как и убежище.

— Можно проработать этот вариант. – ответил Алексей, исследуя территорию. — Два БТР выдвинулись к КПП. Не чувствуешь присутствие Мутантов?

— Нет. – ответил я. – Скорее всего это смена караула. Если за мостом дежурит техника, то с противоположной стороны тоже должен быть заслон. И не один. Пусть проверят снимки.

— Снимки уже проверены. – раздался в наушниках голос Зарипова. – Всего четыре заслона техникой. По всем сторонам, включая тот, что за рекой. С ливневой канализацией все верно, но попасть в нее нереально. Проще забор взорвать. Там высокая защита. Все же до апокалипсиса объект был режимным.

— Мы уже поняли, что база не такая простая. – проскрипел Алексей. – Зачем нужно было строить ее на Алтае? С кем воевать?

— Не воевать, а показывать силу. – ответил Зарипов. – Китай в шаговой доступности. Ну и просто перевооружение. За последние четыре года количество военных объектов выросло на тридцать процентов. Этот относиться к именно к новым. Комбинированный и крайне мобильный.

— Насчет шаговой доступности Китая я бы поспорил. – сказал Алексей. – Но речь не о том. Мы возвращаемся назад. Сидеть на дереве нет смысла…

***

В лагерь вернулись когда начало темнеть. Сделали большой крюк в сторону заслона техники, а затем вернулись обратно. Ничего стоящего не узнали. Уфимцева и Таро на месте не оказалось. Только Артем.

— Узнали что-нибудь из ряда вон выходящее? – спросил он, потягивая чаек из кружки, который закипятили при помощи газовой горелки.

— Все плохо. – ответил я, наливая в кружку горячего напитка. – Если пойдем сегодня, то точно ничего не сделаем. Захват бронетехники тоже не вариант.

— Поэтому решили применить отвлекающий маневр. – вмешался Алексей, устраиваясь под временным маскировочным навесом поудобнее. Шлем он положил рядом с моим. – С Зариповым уже договорились. Завтра доставят вторую группу. Более многочисленную.

— Но тогда нам не обойтись без кровопролития с нашей стороны. – сказал Тёма. – Будут большие потери, бойцы не обучены.

— Скоро придут Мутанты. – сказал я. – И солидно пощекочут им нервы. Они чувствуют меня.

— Именно про это я и говорил. – прошипел Руслан Уфимцев, появившись за моей спиной абсолютно бесшумно. – Сегодня ночью мы с тобой проберемся на территорию базы, и затаимся. Пусть все Мутанты сбегаются, а враг ломает голову. И никакая вторая группа нам не понадобиться…

До наступления ночи сидели во временном укрытии, по очереди патрулируя местность, и попутно разрабатывая план проникновения на базу. Из-за относительного удаления от лесного массива и открытости территории попасть за сплошной забор огороженного периметра будет очень сложно. Но майор ГРУ Уфимцев попросил не тревожиться по этому поводу, пообещав, что вдвоем мы пройдем легко и просто, легко оставшись незамеченными.

Ближе к полночи стали готовиться к вылазке. Артём и Алексей ушли в разведку, и расположились на том же дереве, что и прежде. Пока все было тихо. Техника изредка колесила туда-сюда, меняясь местами. Нерациональная трата топлива. Проще было задействовать легкий джип, и возить на нем личный состав. Но руководство базы не отличалось особой смышлёностью, что нам было только на руку. С наступлением полночи в бодрствующем состоянии остались только трое часовых. И все трое сидели на вышке и играли в карты, потягивая пивко из жестяных банок. Горе-снайпера вообще побросали позиции и куда-то исчезли.

— Кто-то говорил, что мы не дисциплинированы. – пробормотал Алексей в эфир, — На этой базе с дисциплиной вообще беда.

— Мы выдвигаемся. – сказал Руслан Уфимцев, прыгая на месте, и проверяя снаряжение, укутанный в маскхалат он был едва различим с трех метров. Я выглядел точно также. – Таро, как у тебя дела?

— На позиции. Готов к действию. – отозвался японец.

Махнув рукой, Руслан Уфимцев легким бегом направился в сторону базы. Я последовал за ним. О сохранности лагеря беспокоиться не стали, надежно замаскировав. Дождь давно кончился, но небо так и осталось затянуто плотным одеялом туч, не давая луне шансов. Воровская ночь. Как по заказу.

До дерева с разведчиками добрались достаточно быстро. А вот продвижение по полю пошло гораздо медленнее. Нарваться на беглого наблюдателя не хотелось.

— Сильно светимся? – спросил я, когда мы с майором прошли половину пути до базы.

— Вообще не светитесь. – ответил Тёма. – Можете двигаться быстрее. Никому нет дела до окрестностей базы.

Обогнув базу, мы направились к городу. Добравшись до недостроенной пятиэтажки у дороги, забрались в нее и скинули маск халаты. Теперь оставалось только ждать.

— Таро можешь начинать. – скомандовал Руслан Уфимцев. — Как закончишь, уходи в лагерь.

— Сделаю. – коротко отозвался японец.

Ждали не долго. Наблюдая в прицел ноктовизора за частным сектором, примерно через десять минут в одном из домов начал разгараться пожар. Сперва почернели окна, а затем стеклопакеты не выдержав температуры хлопнули, и получив доступ к кислороду, огонь буквально за мгновение охватил все строение.

— Красавчик. – прокомментировал Алексей происходящее, — Скоро огонь перекинется на соседние строения. Пусть вспотеют. Сейчас попробую поймать радиопереговоры. Может удастся поржать.

Пять минут ничего не происходило. Даже играющие в карты на вышке часовые не засуетились. Когда на одном из сараев затрещал шифер, а пламя пожара осветило всю округу, раздалась первая фраза, нарушившая тишину эфира.

— Вы там на базе, что совсем ослепли? – прокричал недовольный голос. – Кто сука дом поджег?

Примитивная связь. Мы их слышим, а они нас нет. У «Прометея» много плюсов. Особенно касательно средств связи. Все устройства привязываться друг к другу. Что ручным способом, что прямо из аналитического центра. По факту достаточно повесить блок связи на грудь, и ты уже никуда не денешься. Еще дополнительно костюмы напичканы электроникой, и постоянно передают информацию на сервер. Ты только покашлял, а аналитики уже в курсе.

— Вот ни хрена себе загорелось! — подключился к эфиру другой собеседник. – Кто патрулирует город? Нахрена дом зажгли?

— Мы не зажигали! – ответил писклявый голос, — Сидели в хате в километре от пожара. Сейчас идем туда.

— Хули сидите?! – закричал грубо властный голос, — Заводите пожарные машины, и тушить!

— Это тот самый мужик, что вел с нами переговоры. – прокомментировал Артем, определив по голосу.

Используя ноктовизор, я нашел группу из четырёх человек, бегом передвигающуюся к месту пожара по улице частного сектора. Хозяин писклявого голоса постоянно оправдывался на летящие в его сторону ругательства, но ему никто не верил. Группа псевдо «поджигателей» достигла пожара самой первой, тем самым окончательно попав под подозрения, что нам сыграло только на руку. БМПТ «Терминатор» приехал к месту пожара вторым. Из него вылезли три крупных мужика, и к всеобщему удивлению начали избивать четверку парней, что прибежали немногим раньше. Тот, что отвечал по рации получил больше всех. Его буквально втоптали в лужу, хорошенько отработав ногами. Худой парнишка так и не встал, оставшись лежать в воде. Вражеский эфир буквально пестрил отборным матом, не принося никакой полезной информации.

— Что с парнишкой? – спросил Алексей. – Нам не видно, что там происходит.

— Избили сильно. – ответил майор Уфимцев. – Все как я задумал. Отсутствие дисциплины и безалаберность сыграли нам на руку. В поджоге винят дежурившую в городе группу.

— Майор, ты молодец. – пробормотал Алексей.

— Пока радоваться рано. – ответил Майор. – Ждем, когда начнут тушить…

Три пожарных машины прибыли, когда огонь перекинулся на соседние строения. Вот только толку с этого не вышло. Запустить подачу воды вражеские бойцы не сумели. Без толку бегая вокруг тяжелых грузовиков. Эфир буквально вскипел от переговоров, и его пришлось отключить. На территории армейской базы заработали прожектора, и она буквально заполонялась народом. Ночной кипишь удался.

Сделав небольшой крюк, мы вернулись к открытым воротам КПП, и затаились рядом с ними в траве.

— Что там с передвижением по территории? – спросил я.

— Бегают и суетятся. – ответил Артем.

— Скидывай маскхалат и шлем. – спокойно сказал Уфимцев, начиная перевоплощаться. – Забираем все с собой, и легким бегом бежим к средней казарме.

План, предложенный Русланом Уфимцевым, был очень прост – устроить поджог, и дождавшись суматохи проникнуть на базу. Шанс на благоприятный исход был довольно высок. На двух бегущих бойцов никто не должен обратить внимание. Благо, что раскраска одежды у всех обитателей базы очень разнообразна. От обычных спортивных костюмов, до дорогих американских камуфляжей.

Получив сигнал, что к воротам никто не идет, мы поднялись с земли, и легким бегом проникли на территорию базы. Связь пришлось отключить, а шлемы повесить на пояс.

— Вот видишь, никому нет до нас дела. – сказал Руслан, когда мы пробежали половину территории, и достигли здания штаба.

— И вправду. Лишь бы до оружия не докопались. – ответил я. Хищные стволы винтовок и автоматов висящих за спиной могли вызвать подозрение. Как и многочисленная экипировка.

Когда подошли к центральной казарме, возник небольшой форс мажор. Небольшой коренастый мужичек выбежал из здания, и остановился на крыльце.

— Кто такие? – недоверчиво спросил он.

— Шухов, — ответил майор ГРУ указывая на меня рукой, — И Уфимцев, — ударив себя кулаком по бронежилету.

— Мне насрать на фамилии. – ответил мужичек, — Нахрена обвешались как новогодние елки? Почему не на пожаре?

— Так нас старший за ведрами отправил… — пробубнил я, не зная, что ответить.

— Халтурите значит! – сурово рявкнул он, — Оба на вышку. Дежурство трое суток!

— Есть! – ответил Уфимцев, приложив руку к пустой голове. Я поступил так же.

— Бегом марш! – заорал мужичек. – На седьмую!

Не зная, куда бежать, мы рванули к ближайшей к казармам вышке. Нумерация нам не была известна.

— Сука стоять! – заорал он, — Я уже не могу на это смотреть! Дебилы! Семь суток дежурства. – он показал рукой на вышку рядом с ангарами. – Седьмая там!

Развернувшись, мы что есть силы драпанули к вышке.

— Импровизируем. – проскрипел Уфимцев сквозь зубы, — Подыграй мне.

Достигнув шестиметровой наблюдательной вышки, сваренной из металлического профиля, мы взобрались наверх, и застали на ней двух полусонных бойцов возрастом не старше двадцати лет. Парни выглядели унылыми и продрогшими. Наш визит их явно обрадовал.

— Я Руслан, а это Игнат. – сказал майор ГРУ, протягивая ребятам руку. Пока здоровались, подметил две стоящие в углу винтовки «FN F-2000».

— Ринат и Васек, — представился, тот, что пониже, но шире. – Вы в помощь или менять? Нам еще до утра здесь сидеть, что старший сказал?

— Да хрен знает. – ответил Руслан, пожимая плечами, — Семь суток дежурства на седьмой. Это она?

— Да. – ответил Ринат, вытаскивая пакет семечек, и насыпая в ладошку. – Будете?

Мы покачали головами. Хорошо, что маскхалаты сбросили в мусорку еще у первой казармы. С ними было бы гораздо сложнее. Пока никто даже не догадался о нашей инородности.

— Вы похоже на самого ВасяГена нарвались, раз семь суток получили. – пропищал второй часовой тонким голоском, — он про нас ничего не сказал?

— Нет. – ответил я, снимая винтовку и ставя ее в угол.

— Хороший аппарат. – сказал Ринат, рассматривая мой «Диверсант», — За двадцать блоков отдашь?

Я покачал головой.

— За сорок отдаст. – подхватил Руслан Уфимцев. – Хотя нет, за пятьдесят!

Похоже на этой базе валютой стали какие-то «блоки». Скорее всего блоки сигарет.

— Если только за бонда компакта… – безразлично пропищал Василий, подтвердив мою догадку.

— За «Парламента»! – резко выдал я.

Оба часовых дружно рассмеялись.

— Да я за шестьдесят блоков «Кента» у Питекантропа Баретт пятисотую возьму. Нах мне твоя шушлайка! – воскликнул Ринат, потеряв интерес к винтовке. – Стопудова не новая, да и патронов хрен достанешь.

— Не хочешь, не бери! – прорычал Уфимцев, снимая оружие и убирая в угол. – А ругать не надо. Каждому свое.

— Я тебя понял. – спокойно ответил Ринат, — Вы похоже на базу совсем недавно прибыли, и еще совсем не освоились. Но одежда у вас клевая. Надо будет у Питекантропа такую же прикупить. Пяток поездок в город, и глядишь заработаю. Можно еще на зачистке поработать. Жаль, с техникой не в ладах.

— Совсем недавно. – согласился я, присаживаясь на короткую скамейку. — Вообще пока не поняли, что да как.

— Ничего, поймете. – пропищал Василий, — Главное ВасяГена не злите!

— Они похоже не в курсе, кто такой ВасяГен. – прыснув от смеха сказал Ринат. – Да?

Мы покачали головами. То, что нас приняли за новеньких даже лучше. Похоже учета бойцов здесь совсем не ведут. Зато оружием торгуют активно. Капитализм процветает. Сигареты стали валютой.

— Сегодня утром колону взяли, об этом слыхали хоть? – спросил Василий, вытаскивая батончик из кармана.

— Конечно слыхали. – ответил Руслан, облокотившись спиной к ограждению вышки.

— Ну так вот, — продолжил Василий, — старший у этих бандитов оказался некий Матвей. Он то и назвал Генералиссимуса Василия Огурцова ВасяГеном. Ему за это башку прикладом разбили и в карцер бросили. А прозвище парни разболтали. По базе оно быстро разлетелось. За пару часов. Ну и прижилось. Вы наверное весь день в тренажорке проторчали, раз новостей не знаете. Вон какие здоровые!
— Да, тренировались. – подтвердил я, обдумывая сказанное. Похоже всем здесь командует некий Генералиссимус Василий Огурцов. У мужика явная проблема с самооценкой. Да и вообще со всем остальным. Только полный идиот может присвоить себе подобное звание. И как назло нам удалось нарваться прямо на него. Но все сложилось довольно удачно. Даже лучше, чем предполагали.

— Запарятся они тушить. – проговорил Ринат, разглядывая бушующий пожар в паре километрах. Огонь охватил уже пятый дом, и не собирался останавливаться. – Только-только с подачей разобрались. Бросили бы к чертям. Пусть горит. Кому этот частный сектор нужен.

— Тимурика жалко. – пропищал Василий. – До смерти забили. Гребанная элита! Все им дозволено.

— Нехрен было поджигать! – злобно ответил Ринат. – Сам виноват.

— Может у вас карты есть? – спросил майор Уфимцев, — Сыграем?

— Нет, не будем. – воспротивился Василий. – Мы пару дней назад поиграли. Теперь элитным должны сотню блоков. Семечки есть, будете?

— А давай, — сказал я, протягивая ладонь. – Все равно делать нечего.

— Вот же вам не повезло парни. – пробубнил Василий, насыпая мне добрую горку семечек. – Семь суток. С ума можно сойти.

— Жрать и пить принесут. – отрезал Ринат, — Ссать и срать по очереди сходите. Главное не тупить, а то ВасяГен еще дежурства добавит…

***

Артем Кириенко посмотрел в прицел винтовки и стал наблюдать за входом на базу.

— Входите. – рыкнул Алексей, сидящий в метре от него.

Шухов и Уфимцев возникли у ворот словно телепортировавшись, и не сговариваясь рванули к казармам.

— Хорошо бегут. – прокомментировал Тёма. – Никто ими не интересуется.

Достигнув первой казармы, бойцы подбежали к мусорке, выбросили маскхалаты, и направились дальше, но добежать до нужного места не успели. На крыльце нарисовался мужик, который окликнул их.

— Хреново дело. – сказал Алексей. – Ими заинтересовались.

Мужик очень громко орал на Шухова и Уфимцева, размахивая руками, а затем отправил их в сторону вышки у ангаров. Парни драпали так, словно за ними гонится толпа Мутантов. Достигнув лестнице, они мигом влетели наверх. Двое часовых встретили их нормально.

— Что происходит? – вмешался Зарипов, видимо потеряв терпение.

— Все нормально. – ответил Алексей. – Импровизируют. Они на вышке, и ведут беседу с часовыми. Связь отсутствует.

— Ай красавцы! – воскликнул Тёма. – Под шумок часовыми затесались. Ну майор. Молодец!

— Шлемы у них при себе остались? – спросил Зарипов.

— Да, — ответил Тёма, — висят на поясе.

— Ну вот и славно. – радостным голосом сказал Зарипов. – Сейчас мы подключимся к ним одностороннем режиме, и узнаем, о чем разговор…

***

Игнат Шухов

— Нам же не обязательно дежурить всем сразу? – спросил я часовых, разглядывая порядком локализованный пожар.

— Можно спать по двое. – ответил часовой Ринат. – Я буду первым.

Разместившись в углу, он сжался в позу эмбриона и укрывшись старым рваным одеялом, закрыл глаза.

— Я, наверное, тоже немного покемарю. – пробормотал Руслан Уфимцев, — Холодает немного. Нужно шлем надеть.

Майор отработанным движением снял с пояса защитный шлем, и водрузив его на голову, активировал крепление. Неодимовые магниты сработали бесшумно, напрочь отгородив его от реальности. Разместившись рядом с Ринатом, он оперся на скамейку, и так и остался сидеть в неподвижной позе.

— А нам всю ночь кукарекать… — пробормотал недовольный Василий. – Ненавижу сидеть на вышке!

— А почему ты назвал захваченную утром колонну бандитами? – спросил я, выбрасывая ненужные семечки за ограждение вышки. – Может там были вполне нормальные парни?

— Для меня они не бандиты. – ответил Василий, озираясь по сторонам, словно боясь быть услышанным, — Ты вот сам как относишься к «Детям Апокалипсиса»?

— Мне по барабану. – безразлично ответил я, стоя в непринужденной позе. Значит «Дети Апокалипсиса»? Что это, новое религиозное движение, или что-нибудь похуже. Васёк явно из болтливых. Стоит попробовать разговорить его.

— Вот и мне по барабану. – ответил он полушепотом, косясь взглядом на рацию, стоящую на скамейки. Ее мы отключили чтобы не слушать мат в эфире. — Вот только ВасяГен, и Императрица всех заставляют вступать в ряды «Детей Апокалипсиса». И все, кто не вступил, автоматически стают бандитами. Или преступниками. Ты вступил?

Я кивнул. Значит у этой шайки-лейки иметься Императрица. Совсем из ума выжили.

— Ну да, глупый вопрос. – продолжил Василий, — По-другому тебя бы здесь не было. Сделали бы рабом. Вы похоже вообще не в курсе дела. Постоянно тусите в тренажорке да?

— Тусим. – улыбнувшись ответил я, — И тебе советую. Совсем хилый.

— Знаю. – с грустью ответил Василий. – Но мне туда путь заказан. Зачморят.

Физическими данными он и вправду не блещет. Рост не больше метра восьмидесяти. Узкие плечи. Впалая грудина. Вес максимум семьдесят килограмм. А того и меньше. Может попробовать втереться к нему в доверие на этой почве? Вполне должно сработать.

— Не зачморят. – с легким превосходством ответил я, — Если пойдешь со мной никто даже не вякнет.

— И ты так просто возьмешься тренировать такого додика как я? – недоверчиво спросил Василий.

— До апокалипсиса я работал инструктором рукопашного боя в одном из частных клубов Новосибирска. Тренировал много кого. За пару месяцев делал из диванных хлюпиков неплохих бойцов. А за год так вообще машин для убийства. Немного химии и тренировок. И все будет отлично. – рассказал я. Это конечно откровенное вранье, но на войне все средства хороши.

— Вау! – воскликнул Василий, явно заинтересовавшись, — Я сам из Новосибирска. Что за клуб?

Не ну надо же так попасть? Из всех городов матушки России, я ткнул именно в тот, где раньше проживал Васёк. Придётся выкручиваться.

— «Лютый Сибиряк», — ляпнул я, первое, что пришло на ум.

— Не видел такого. – пробубнил Василий, — А в каком районе?

— В центральном. – ответил я, — Он элитный и оттого мало известный.

— Ааа, — протянул Василий, — Тогда понятно. Новосибирск большой. Да и клубами я раньше не интересовался. Поэтому не знаю. Хотя сам из центрального.

Руслан Уфимцев поежился во сне, известив меня о двойном попадании в точку. Значит, все слушает. И скорее всего мысленно материт меня.

— Короче, — начал говорить я, — Могу тебя тренировать. Мне не сложно. Все равно торчу в зале целыми днями.

— И что я буду тебе должен? – спросил Васёк, чувствуя некий подвох, — Полюбому ты не просто так будешь тренировать!

— Сочтемся. – пробормотал я, — Будешь рассказывать мне все новости. Я как бы не вникал в иерархию управления, но раз заняться особо нечем. Можно и послушать. Так сказать, бартер. Устроит?

— Замётано! – согласился Васёк, протягивая мне ладонь. – Я в новостях спец. Все знаю! С чего начать?

— Начни с самого главного. С императрицы. И до самого низа. – попросил я, рассматривая суету в частном секторе в бинокль. Еще часик, и пожар будет полностью потушен. Благо, что нет сильного ветра и весь день лил дождь.

— Ну Императрицу я не видел не разу. – начал рассказывать Васёк, — Она сидит в бункере и наружу не высовывается. Знаю, что зовут Ксения. Больше ничего не известно. Она сотрудничает с ВасяГеном и элитным отрядом.

— А сколько народу в элитном отряде? – спросил я, изучая территорию базы пристальным взглядом. Большую часть прожекторов по периметру отключили, но те, что остались вполне освещают территорию, что даже на вышке можно читать журнал, если не жалко зрение.

— Тринадцать человек. – ответил Васек. – Элитные наемники. Но ВасяГена слушаются. Ездят на «Арматах» и «Терминаторах». У каждого из них по семь бойцов, которые подчиняются лично им.

— Тимурика бойцы элитных забили? – спросил я.

— Да. – злобно ответил Васёк, — Они вообще жалости не знают. Если провинился, почти всегда убивают. Ничего и никого не бояться. Мутантов крошат только в путь.

— И много тут таких же как ты? – спросил я, — Тех, кто против действующего режима базы.

— Большая часть. – ответил Васёк. – Вот только элиты техника, оружие, еда. А ты сам против? – спросил он, опасаясь не взболтнул ли лишнего.

— Против. Но хочу стать одним из них. – ответил я, и заметив, как собеседник изменился в лице, добавил. – Не боись. Своих не оставлю. Тебя точно подтяну. Потихоньку пробьемся в элиту.

— Ты реально? – с удивлением спросил Васёк.

— Конечно. Как только дежурство кончиться, начнем тренироваться. Отличимся на задании. Нас заметят. Мы с Русланом, — я показал головой на спящего майора, — умеем отлично стрелять и драться. Не хуже наемников. Держитесь к нам поближе, и не пропадете.

— Это хорошо. – с довольной рожей сказал Васёк, словно выиграл джек-пот.

Так, в доверие к нему я уже втерся. Теперь нужно выяснить общую численность, и какая судьба ждет захваченных парней.

— Нас тут на базе уже, наверное, совсем много стало… – проговорил я, включая рацию на минимальную громкость. – Если считать захваченную сегодня колонну…

— Вообще полно. – ответил Васёк, вытащив из кармана шоколадный батончик. – Считай уже около пяти сотен. Плюс двести рабов. И всех нужно кормить.

Вот это новость. Пять сотен. Похоже мое предположение в триста человек не оправдалось. Но зато большая часть против действующего режима-религии «Дети Апокалипсиса». Попробовать пробраться в убежище и захватить недоИмператрицу. А по пути прикончить ВасяГена. Наш самурай уже должен быть на базе. Если кипишь не поднялся, то Таро либо сумел проникнуть, либо не стал. Алексея с Артемом сидящих на дереве отсюда не видно. Точка и вправду грамотная. Я даже не смог определить нужное дерево. Майор так вообще красавчик. Пока все идет как по маслу. Скоро придут Мутанты, и станет немного жарковато.

— Может разбудим их? – спросил я, показывая на спящих.

— К нам движется большая толпа Мутантов. – еле слышно пробормотала рация.

Я жестом остановил пытающегося что-то сказать Василия, и взяв рацию, слегка прибавил громкости.

— Давай послушаем, о чем болтают.

Васёк кивнул. Мягкотелый паренек. И слишком доверчивый. Как он до сих пор выживал вообще не понятно.

— Кто говорит? – спросил грубый голос в эфир. – Какая группа? Направление? Численность Мутантов?

— Третья группа. – пришел ответ в эфир, — Восточное направление. Численность большая. Две тысячи особей минимум. Вышлите поддержку.

Ответ просящему поддержки пришел быстро. Короткий и емкий. Из двух слов. Если расшифровать его более емко, то получиться: «Справляйтесь своими силами. Поддержки не будет.».

Спустя час пришел ответ, что группа Мутантов благополучна уничтожена, а еще через пятнадцать минут несколько «БТР-90» ушли на замену работавшей техники. Пожар успешно потушили и отогнали две пожарные машины на базу, оставив одну контролировать дымящееся пепелище. К семи часам утра суета окончательно успокоилась, и начало потихоньку рассветать. Часовой Ринат проспал до восьми часов, пока его не разбудил напарник. Десять минут девятого они покинули вышку и направились к казарме, оставив нас с Русланом вдвоем…

— Думал ты не справишься. – сказал майор Уфимцев, разглядывая территорию базы, — Молодец. Добыл информацию.

— Проще простого. – ответил я, возвращаясь на общий канал связи, — Парнишка доверчивый очень.

— Все сложилось очень отлично. – пробормотал Руслан, — Теперь можно прорабатывать вторую фазу.

— Паралитики, как слышите? – спросил я в эфир «Прометея». Рацию, имеющуюся на вышке отключать не стали, оставив ее на минимальной громкости. Переговоры врага нужно слушать постоянно.

— Сам ты паралитик Шухов. – огрызнулся недовольным голосом Алексей. – Вы там неплохо устроились. Диверсанты мать вашу.

— Ноги затекли безбожно. – следом заговорил Артем, — Всю ночь на этом долбанном дереве проторчали.

— И кто из вас сделал дерево долбанным? – спросил Руслан засмеявшись. – Можете сниматься с позиции. Пока все тихо.

— Дерево не долбили. Некогда было. – ответил Алексей, — с позиции снимаемся. Идем кипятить чай и кушать сухпайки. Примите мои соболезнования. Вы теперь на диете.

— Есть одна книжка, — заговорил Тема, — Поль Брег написал. «Чудо голодания» называется. Зря вы планшеты не взяли. Так бы почитали.

— Я ее читал. – ответил Руслан, — Не понравилось. С голоду не пухнем пока. Еду принесут. Кстати, где якудза?

— Якудза, ты где? – переспросил Алексей в эфир.

— Затаился в одном из ангаров. – ответил Таро, проигнорировав шутку. – Именно в том, где содержаться запасы еды.

— Вот же хитрый ниндзя! – воскликнул Алексей, — Все мерзнут, а он на склад супайков забрался.

— Отставить болтовню в эфире. – сказал Зарипов, подключившись к переговорам. – Мы провели анализ разговора Игната с Василием. Большая часть населения базы нам не враги. Достаточно ликвидировать верхушку. Элиту. А затем установить наши порядки.

— Можем начать следующей ночью. – сказал Руслан Уфимцев, наблюдая территорию в бинокль. – Достаточно только попасть в убежище, и захватить псевдо-Императрицу.

— Пока ничего не предпринимайте. – ответил Зарипов. – Сидите на вышке, и продолжайте наблюдать.

— Сделаем. – ответил я, и взял в руки бинокль…

***

Матвей Савельев в очередной раз очнулся от лютого холода. Сколько он пролежал в карцере определить не получалось. Внутренние часы отказывались работать, растягивая каждую минуту на целую вечность. Общее состояние организма постепенно ухудшалось, и он то и дело терял сознание, и проваливался в бездну боли и мрака.

— Соболь, ты там живой? – спросил Матвей, чувствуя, как лопаются сухие губы от малейшего движения.

— Живой. – еле слышно ответил Тихон, вибрирующим голосом.

— Сколько времени прошло, как меня сюда забросили? – спросил Матвей, пытаясь подняться с холодного пола.

— Уже почти сутки. – ответил Тихон Соболев, — Похоже помощь не придет полковник. Как твоя голова? Трясешься так, что скоро бетон начнет сыпаться.

— Голова нормально. Температура поднялась. – ответил Матвей. Он начал разминать деревянные пальцы и шею. Кровь должна циркулировать.

— Все еще надеешься, что тебя спасут? – в который раз спросил Соболев, и начал глухо кашлять.

«Плохой это кашель. Не здоровый. Похоже пневмония стремительно развивается.» — подумал Матвей. Он несколько раз пытался услышать хоть какие-то звуки, но кроме их собственных, ничего не было.

— Спасут обязательно. – ответил Матвей, когда у сокамерника прекратился приступ кашля. – Кровь из легких идет?

— Идет. – спокойно ответил Тихон. – Но это не страшно. Я от обезвоживания сдохну гораздо раньше.

— Терпи Соболь… терпи… — сказал Матвей, и снова сел на бетон. – Скоро за нами придут…

За время нахождения в темноте, глаза Матвея относительно адаптировались, и он стал видеть силуэт сокамерника и единственную железную дверь. При тщательном обследовании помещенья не удалось найти ничего, кроме небольшого плафона прямо над дверью. При желании его можно было разбить, и вскрыть осколками вены. Но делать этого Матвей не собирался. При желании можно будет воткнуть осколок в горло одному из конвоиров, но в этом доже не было смысла. Убивать голыми руками Матвей умеет быстро и надежно. Даже в таком состоянии…

Свет в комнате зажегся внезапно, и болезненно ударил по глазам. Матвей зажмурился, и опустив голову попытался привыкнуть к перемене. Где-то вдалеке раздался протяжный скрип давно несмазанных петель. Мутную пелену с глаз согнать не удалось, и Матвей начал усердно моргать. Только теперь он смог подробнее разглядеть Тихона Соболева. У полковника вместо лица было сплошное кровавое месиво.

— Тихон, ты живой? – спросил Матвей.

Полковник не ответил, но вздымающаяся грудь подтвердила, что он еще жив. Клацнул стальной засов, и дверь распахнулась. Два парня с автоматами подошли к Матвею, и схватив за руки, подняли.

— Если ему не оказать помощь, то умрет. – сказал Матвей, показывая рукой на сокамерника. Удар под дых выкинул остатки воздуха из легких, но он стерпел.

— На выход. – сказал один из конвоиров, подтолкнув Матвея к двери. Сделав пару шагов, он уперся плечом в дверной проем. На фоне рослого Матвея, конвоиры смотрелись жалко. Оба ниже его практически на голову.

— Второй скоро кони двинет. – сказал конвоир в рацию, — Что с ним делать?

— Пусть пока посидит. – ответили, с другой стороны. – А борзого к Императрице.

Матвея провели по коридорам, и вытащили по лестнице наверх. Зрение полностью восстановилось, и он смог определить, что их держали в подвале одной из казарм. Спустя пару минут Савельев оказался в здании штаба. Снова в кабинете Генералиссимуса.

— Здорова ВасяГен, — сказал Матвей с порога, улыбаясь как можно шире. Спекшиеся от крови волосы, опухшее лицо, синяки под глазами и ссадины придавали ему грозный вид. Большой рост, широкие плечи и перевитое канатами мышц тело, завершали грозную картину. Даже конвоиры с опаской поглядывали на голого Савельева, не зная, чего ожидать.

— Значит спеси не поубавилось… — покачав головой сказал Василий Огурцов. Как и прежде он сидел за дорогим столом, на котором теперь лежал револьвер «Магнум» пятисотого калибра.

Один из конвоиров замахнулся на Матвея автоматом, но Василий остановил его.

— Не надо бить его. – сказал он. – Просто толкни.

Конвоир грубо толкнул в плечо, и Матвей не удержавшись на ногах, болезненно свалился на пол.

— Можно вести к Императрице. – пробормотал Василий, взяв в руку револьвер. – Вы свободны. – сказал он конвоирам. – Я сам отведу его…

Оставшись наедине с недоГенералиссимусом, Матвей с трудом поднялся, и снова заговорил.

— Не боишься, что ручёнка отвалиться? «Магнум» — оружие для настоящего мужика. А ты не мужик.

— На выход. Не думай, что я куплюсь на это. – сказал Василий, размахивая грозным револьвером.

Шатаясь и опираясь о стены, Матвей под пристальным конвоем Василия шел в убежище. Он намеренно строил из себя уставшего, собирая силы для боя. Последнего боя. Остаться в живых Савельев уже не надеялся. Но умирать не свернув шею Императрице и Генералиссимусу не собирался. На это у него сил хватит, а дальше будь, что будет. Главное поймать удобный момент. А там глядишь и с десяток бойцов с собой прихватить удастся, прежде чем приобщиться к вечности.

Через грузовой лифт они попали в убежище, и направились по пустому коридору. Василий вел Матвея грамотно. Держался в нескольких метрах и постоянно держал на прицеле. Даже в лифте. Пребывание в карцере не прошли даром, и Матвей знал, что не успеет. Нажатие на курок всегда быстрее, чем удар рукой.

Двух здоровяков в костюмах Матвей приметил издалека. Оба с автоматами наперевес. Справа и слева от двери. Охраняют покои Императрицы. Шатаясь словно пьянчуга, он завалился на бетонный пол убежища, не дойдя до двери с десяток метров.

— Покараульте его. – бросил Василий охране, и скрылся за дверью.

Матвей полностью расслабился, и стал ждать, когда им вновь заинтересуются. Прошло около десяти минут, когда псевдоГенералиссимус вышел назад.

— Затащите его внутрь. – сказал он охранникам, и вновь исчез за дверью.

Бугаи небрежно подняли Савельева, и втащили в покои Императрицы. Огромную комнату, обставленную максимально роскошно. Вот только низкий потолок убежища сильно портил впечатление.

Императрицей оказалась старая знакомая. Матвей узнал ее сразу, но не подал виду. В разговоре с Тихоном Соболевым он попал в самую точку. Это была именно та Ксения.

Савельева поставили на ноги в центре комнаты. Ствол пятисотого «Магнума» в руках Василия хищно уставился на него, давая понять, что рыпаться не стоит. Убедившись в безопасности, охрана покинула помещение.

— На колени! – властно скомандовал Василий, стоя правее от Матвея, — Перед тобой Императрица Ксения!

— Вась, подожди. – сказала пафосная дама, медленно поднявшись с большой кровати. Матвей подметил стоящий на прикроватной тумбе бокал с вином и наполовину пустую бутылку. Хорошо устроилась. Вот только ему было не понятно, чем она вызвала такое уважение. Тем, что между ног? Вполне возможно.

— Посмотри на него. – продолжила она. – Какие данные. Да он просто гигант. Отличный генофонд. Хорошо, что ты привел его ко мне голым. Обидно, что такой рабочий инструмент пропадает даром.

Качая бедрами, она подошла к Матвею, оставляя его на линии огня, и легонько провела рукой по щеке.

— Как тебя зовут? – шепотом спросила Ксения, — Мы тебе не враги. Моя правая рука погорячилась. Василий слепо выполняет приказы. Его методы жестковаты, но можно все исправить. Вступай в ряды «Детей Апокалипсиса». За нами будущее.

— Ты обычная шлюха, — сказал Матвей спокойным голосом.

Василий Огурцов рванул к нему, и замахнулся стволом тяжелого револьвера. Собрав все силы, Матвей в последний момент перехватил удар, и легко обезоружил противника. Ударом левой, он оттолкнул Ксению в сторону, и прислонил ствол револьвера Василию к подбородку. Все произошло так быстро, что никто не успел понять. Свалившись на дорогой ковер, псевдоИмператрица вскрикнула, но не закричала. Кулаком в челюсть Матвей легко отправил недоделанного Генералиссимуса в бессознательное состояние, и тот свалился на ковер. «Проще простого!» — подумал Матвей, направив ствол на Ксению.

— Ну что потаскушка! – воскликнул он, встав прямо над ней. — Открывай рот! И только пикни! Мозги махом разлетятся по комнате.

— Тебе это не нужно. – сказала она, — Кругом охрана. Ты не уйдешь живым.

— А, может я не хочу уходить живым. – проскрежетал Матвей, вставив Ксении в рот ствол револьвера, — Сейчас пристрелю тебя, и дело с концом!

Заставив Ксению встать, он отбросил ее на кровать и держа на прицеле в несколько глотков осушил бутылку. Пить хотелось очень сильно и было плевать что. Генералиссимус Василий начал подавать признаки жизни. Матвей подошел к нему и просто наступил голой ступней на горло. Тело начало дергаться, а затем затихло.

— Легкая смерть. – сказал Матвей, постоянно контролируя вход в помещение. – Ты на такую даже не надейся.

— Смерть не может быть легкой. – сказала Ксения, — Но и на этом спасибо. Давно хотела заменить тупого идиота. Нужен был предлог, но ты не стал его искать. Мне достаточно крикнуть, и охрана убьет тебя.

— Я убью тебя раньше. – пробормотал Матвей, проверяя количество патронов в барабане. Полный. Ровно пять штук. С пятисотого «Магнума» много не настреляешь. Слишком бешенная отдача.

— Давай ты сядешь и успокоишься. – предложила Ксения, — Как ты смотришь на то чтобы стать генералиссимусом?

— Ты глупая шкура. – ухмыльнувшись ответил Матвей, снимая рацию с пояса убитого. – Меня не возможно купить. Не продаюсь. Не за какую цену.

— Все продаются. – сказала Ксения, раздвинув ноги, — Только нужна найти подход. Как ты на это смотришь? Избитый и уставший много не навоюешь.

— Хочешь я засуну в тебя ствол и нажму на спуск? – сказал Матвей, и подойдя вплотную схватил Ксению за волосы, — Пуля войдет снизу и разворотив внутренности выйдет в районе груди. – глаза недоИмператрицу стали большими и круглыми, — Если повезет, то она разнесет тебе позвоночник.

— Ты не сделаешь этого! – ответила она.

Запрыгнув на кровать, Матвей сел спиной к стене, и подтянул Ксению к себе вплотную. Левой рукой он взял ее за горло, а правой навел револьвер на дверь.

— Рыпнешься, вырву кадык. Я хоть и уставший, но убью тебя одним движением. – прошипел он ей прямо в ухо, — Зови охрану, и без фокусов!

— Виталик! Зайди ко мне! – прокричала Ксения.

Дверь в роскошные апартаменты приоткрылась, и внутрь заглянул один из охранников. Несколько секунд он смотрел на происходящее, а затем схватил автомат, и запрыгнул в комнату. Второй влетел следом.

— Не дергайтесь мальчики, — сказала Ксения, — Все под контролем…

— Пусть положат оружие, и встанут к стене. – шепотом попросил Матвей, — и без фокусов, ты же хорошая девочка?

— Мальчики, положите автоматы на пол, и встаньте к стене. – сказала Ксения.

Два легких автомата оказались на полу, и со злобой в глазах охранники отошли к стене.

— Лицом к стене! – приказал Матвей.

Как только охрана отвернулась, он лёгким движением ткнул рукоятью револьвера Ксении в висок и оттолкнув обмякшее тело, слез на пол. Дойти до лежащего оружия не успел, один из охранников дернулся, и Матвей нажал на спуск. Страшный хлопок раздался в комнате. Оружие сильно лягнуло в руку, попытавшись вывернуть кисть. Не помог даже открытый заранее рот. Лысая голова охранника лопнула, забрызгав стену содержимым. Так лопается брошенная с высоты на асфальт гнилая тыква.

Увидев, что стало с головой товарища, второй охранник просто упал на пол. Не слыша никаких звуков, Матвей подобрал автоматы, и вернулся на кровать. Уже оттуда он дал одиночный выстрел по охраннику и начал приводить Ксению в чувство. Скоро в убежище сбежится много народу, и она должна выглядеть живой и здоровой. Все вышло настолько просто, что Матвей до сих пор не мог поверить в реальность происходящего…

***
Игнат Шухов

Наше пребывание на вышке в роли часовых оказалось не настолько тягостным. Примерно к пол одиннадцатому утра прибежал молоденький парнишка, и принес нам контейнер с едой. Все оказалось не очень вкусным и холодным, включая литровый термос с чаем, но это все же лучше, чем совсем ничего.

Наевшись, мы продолжили вести наблюдение. В большей части за самой базой, чем за прилегающей территорией.

— Не пойму одного, — начал говорить майор Уфимцев, — нахрена им часовые, если они не выполняют поставленных задач? И снайпера на крышах зачем?

— Бутафория. – ответил я, — создают видимость защищённости. Но на деле грош этой обороне цена. Но зато люди заняты делом. По сути вся сила в технике. Элита правит.

— Всем внимание! Всем Внимание! – еле слышно забормотала рация, и майор мгновенно прибавил громкости, — Произошел захват Императрицы. Сбежал пленник. Есть убитые! Всем внимание! Сбор у центральной казармы!

Говоривший повторил несколько раз, а затем начались неумолкающие переговоры.

— О как! – воскликнул я, расплывшись в улыбке, — Похоже скоро будет весело!

— Не по плану это Игнат. Не по плану… — ответил майор, прицепляя рацию на грудь, и хватая оружие, — Бежим к центральной казарме. Смешаемся с толпой…

Схватив в руки автомат и забросив на плечо винтовку, я рванул за майором вслед. Половину лестницы сбежал отработав по ступенькам барабанную дробь, а дальше прыгнул, и пролетев добрых четыре метра по дуге, приземлился на асфальт. Похоже нужно будет посильнее испытать прыжковые возможности мутировавшего организма. Может и с четвертого этажа смогу сигануть без вреда.

До центральной казармы добрались довольно быстро. Со всех концов базы туда уже сбежалась приличная толпа, которая постоянно увеличивалась и гудела словно перегруженный дизель.

— Что случилось? – спросил я молодого парнишку, стоящего с дробовиком наперевес.

— Вчера колонну захватили. Там старший бандит оказался крутым спецом. ВасяГену башку оторвал, двух элитных голыми руками разделал, а императрицу в заложники взял и трахнул. – второпях рассказал паренек.

— Что прям так жестко? – недоверчиво спросил я.

— Да. Из первых уст слышал. – ответил паренек, и начал пролезать в середину толпы.

— Не похоже это на Матвея, — шепнул я майору. – Может кто-то другой?

— Сейчас узнаем, — грубо ответил он, и выдернул за шкирку из толпы мелкого бойца, — Что случилось?

— Бандит сбежал. – начал судорожно рассказывать боец, со страхом поглядывая на нас, — ВасяГену сердце вырвал, двум элитным яйца отрезал, заставил сожрать, а потом убил.

— А Императрица? – спросил я, разглядывая пребывающий народ.

— Дрюкает во все дыры. В заложники взял и дрюкает. Говорят, зубы ей выбил, чтоб не кусалась. – ответил боец. Майор отпустил его, и тот мгновенно ретировался от нас подальше.

— Версий столько же, сколько фантазий у бойцов. – прорычал майор Уфимцев, выискивая в толпе непонятно кого, — Спросим еще кого-нибудь, узнаем новые подробности сексуального похождения Савельева.

— Похоже здесь все хотят надругаться над Императрицей, — засмеявшись сказал я, — Пошли в убежище. Нас тут совсем не замечают. Совсем свои стали.

Майор кивнул, и мы рванули к главному входу в штаб. Куча бойцов, стоящих группами то тут, то там, не обратили на нас никакого внимания. А вот у лифта уже тормознули.

— Кто такие? – спросил один из пареньков, наставив на нас автомат. Я мысленно представил, как одним ударом ломаю ему нос, вгоняя кости в мозг. Надо попробовать, надеюсь кулак выдержит.

— Нас отправили помогать. – соврал майор сходу.

— Не надо там никому помогать. – ответил второй боец более грубым голосом, — Шалупени там не место. Элитные уже работают. Стойте и ждите.

Несолонно хлебавши, мы ушли на безопасное расстояние, и заняли позицию на первом этаже у свободного окна.

— Мы слегка отличаемся. – сказал я шепотом майору, — не одной «КОБРЫ» не вижу. И шлемов тоже нет. Пронесло уникально.

— В суматохе не замечают. У всех очень разная одежда. Разномастная компания так сказать, — пояснил майор, — Но могут докопаться. Попадись хоть один глазастый. Сейчас попытаюсь связаться с парнями.

Несколько нехитрых манипуляций с блоком связи, и майор настроил его на минимальную громкость.

— Плохо, что наушники не вытаскиваются. Надо было скрытый прихватить. – сказал он шепотом, — Тёмыч или Леха, как слышите?

Я внимательным, но безразличным взглядом обвел всех присутствующих. Обсуждение событий идет полным ходом. Шум голосов сливается и на нас тоже никто не обращает внимания. Беглым осмотром насчитал в коридоре около тридцати человек. Группы от двух до семи человек. Вот это авантюра. Находимся прямо в штабе врага и ведем переговоры со своими. Наглости нет предела.

— Слышу тебя хорошо. – ответил микрофон голосом Алексея, — Выдвигаемся к вам на полном ходу. Через десять минут достигнем позиции на дереве. Или сразу рвать к воротам и прорываться внутрь? Есть шансы?

— Нам не видно, что твориться на улице. Находимся в штабе. – ответил майор. – Действуйте по обстоятельствам. Как там якудза?

— Я в ангаре в котором держат наших, — ответил Таро, — сменил позицию. Пока никого не освобождаю. Жду сигнала.

— Конец связи. – ответил майор, и отключился.

— Переговоры в штабе врага – это жестко. – сказал я майору, наблюдая как двое бойцов зашли в туалет. – Есть идейка, может пресанем кого-нибудь. Начнем с туалета. По пятнахе на каждого. Вывезем?

— Валим всех на первом, спускаемся на лифте вниз и зачищаем убежище? – спросил майор. – Рискованно. Вдвоем можем не справиться. А еще мы не знаем кто элита, а кто нормальные парни.

— Те, кто будут в нас стрелять – враги. Кто не захочет умирать – убегут. – ответил я, постоянно осматривая коридор.

— Многих невиновных убьем. – пробормотал майор, качая головой.

— Условно невиновных. – подметил я, — Вступая в ряды «Детей Апокалипсиса» они согласились с режимом. Это война. Без жертв не обойдемся.

— Это жестко Шухов. – скалясь сказал майор. – Но я согласен.

— Вся элита разгуливает в дорогом американском мультикаме. Тех, кто в горках можно не брать в расчет. – предложил я, — Элита не носит дешёвой одежды. Но это условно. Сперва…

— …стреляем потом думаем, — закончил майор.

— Да, — согласился я. – Начинаем?

— Двое из туалета не выходили? – спросил майор.

Я покачал головой.

— Пошли. – сказал он, и направился к туалету. – Импровизируем по ходу действия…

На нас снова не обратили внимания.

Помещение оказалось гораздо больше, чем я предполагал. Все-таки штаб строился для офицеров. Один из парней стоял и умывался, а второй находился в кабинке. Похоже по серьезному приперло.

— Как же меня эта элита бесит. – сказал я, становясь у раковины рядом с незнакомым парнем, — А тебя Русь?

— Да уроды они. – ответил майор, остановившись у занятой кабинки.

— Базарите парни! – грубо сказал сидящий в кабинке. – Сивый, дай им там по шее!

— Сделаю Рамзес, — ответил парень возле умывальника, и без предупреждения ударил меня мокрой рукой наотмашь.

Боевой режим включился мгновенно, и ловко увернувшись, я взял Сивого в захват и легко свернул ему шею. Хруст шейных позвонков, и боец лишился жизни.

Кивнув мне, майор выхватил пистолет, и вошел в кабинку к парню по имени Рамзес.

— Только дернись, и я тебе мозги вышибу. – прорычал он.

Подняв мертвого Сивого, я открыл одну из кабинок, и усадил его на унитаз. А затем закрыв дверь, вернулся к раковине, и сделал вид, что мою руки. Пока никто не вошел в туалет, и это радовало. Все идет нормально. Слишком нормально.

— Сколько человек спустилось в убежище? – спросил майор захваченного Рамзеса.

— Я тебе ничего не скажу. – прилетел ответ из кабинке. Эх, зря он так. Все равно придётся сказать. Либо умереть.

— Не зли майора фараон. – чуть громче обычного сказал я, взглядом контролируя входную дверь. – Он тебе яйца отрежет и сожрать заставит.

— Примерно двадцать человек. – заикаясь ответил Рамзес. Неужели так быстро сломался?

— Сколько элитных в здании штаба? – спросил майор.

— Пополам. Многие приближенные. – ответил Рамзес скороговоркой. – Вам не…

Голос оборвался на половине, и раздался еле слышный хрип, легкие удары и шебуршание.

— Помер со спущенными штанами. – пробурчал майор, покинув кабинку. – Наверное обидно…

— Возможно. – согласился я, и сняв шлем с пояса активировал крепление. Автомат малогабаритный бесшумный удобно лег в руки, а винтовка отправилась в угол за ненадобностью. В случае чего еще есть пистолет. И скоро будет куча трофейного оружия. Вот только без брони совсем страшновато.

— Тили-тили, трали-вали, это мы тут всех убили… — запел майор, скидывая снайперскую винтовку с плеча, и отправляя ее в кабинку, — Тили-тили, трали-вали, это мы тут всех взорвали… — он подбросил в воздух пистолет. Поймал, снял с предохранителя, и вернул обратно в кобуру. – Начнем, пожалуй! – сказал он, натягивая шлем на голову.

— Начнем! – согласился я, и взялся за дверную ручку…

Открыв дверь, я спокойно вышел в коридор и остановился в середине. Пятеро ближайших бойцов обратили внимание, и стали разглядывать. С автоматами наперевес и в шлемах мы с майором выглядели грозно. Подняв руку вверх, я приготовился.

— Вы куда питушары так вырядились? – спросил парень из пятерки, как видно самый борзый из всех. Остальные загоготали, оценив шутку товарища.

Щелчок пальцами, наведение оружия на цель, две коротких очереди, и все пятеро мертвы. Никто не успел понять, что произошло. Автомат майора огрызнулся за спиной, отработав по целям в другой стороне коридора.

— Производим зачистку первого этажа! – рыкнул майор в эфир. – Связь не засирать!

— Приняли. – отозвался Алексей, — Ни пуха…

— К черту… — огрызнулся я, отрабатывая цели у окон по всему коридору как в тире. Мысленный отчет остановился на двенадцати секундах, когда все цели в зоне видимости оказались поражены. Только несколько бойцов успели среагировать, но выстрелов с их стороны не последовало. Просто не успели.

Майор жестом показал в сторону лифта в убежище, и подхватив дробовик одного из убитых, как хищный зверь направился в конец коридора. Я пошел следом.

— Кто стрелял… — донеслось из-за угла. Хозяин голоса нарисовался через секунду. Выбежав к нам навстречу, он замер от увиденного как столб, и словил выпущенную мной пулю в лицо. Содержимое черепа забрызгало пол и висящий на стене плакат.

— Семнадцатый, — посчитал майор, — еще столько же. Не бой, а сказка…

— БАНДИТЫ В ШТАБЕ!!! – заорал кто-то срывая голос, со стороны лифта. Хорошо, что мы выбрали для первоначальной атаки дальнее крыло здания штаба. Зажать нас будет очень трудно.

Я выглянул в окно, и увидел, как огромная толпа возле центральной казармы двинулась в нашу сторону. Что твориться у входа разглядеть с этого ракурса было не возможно. Сместившись к стене, взял конец коридора на прицел. Майор разместился между двух окон, и также приготовился стрелять.

— Прямо обидно таки, что нас бандитами кличут, — пробормотал я.

Из-за угла высунулся ствол автомата, и длинная очередь оросила коридор. Большая часть пуль ушла в пустоту. Многие попали в потолок и начали рикошетить. Так недолго и шальную словить. Поймав в прицел угол, я приготовился стрелять.

Два бойца выскочили в коридор почти одновременно, и тут же окрасили кровью уже порядком запачканную стену. Я жестом показал майору: иди вперед, прикрою! Он кивнул и на полуспущенных начал продвигаться к злосчастному углу.

Заняв позицию в паре метров от поворота, майор залег на полу, и махнул мне рукой. Я быстро преодолел расстояние, и встал спиной к стене напротив него. Аккуратно сместившись, выглянул за угол, и тут же спрятался обратно. Не меньше десяти стволов принялись утюжить противоположную стену, вырывая из нее куски штукатурки и бетона. Угол также начал осыпаться.

— Во дурни. – сказал я, показывая майору левой рукой на шквал огня, который почти прекратился, — Человек двенадцать и все ждут нас. Ссат капитально.

Отцепив единственную гранату, я выдернул стопорное кольцо и выждав немного метнул ее за угол. Мелькнувшая рука спровоцировала очередной град огня, а следом раздался взрыв, который в закрытом помещении прозвучал очень громко. Система шумоподавления, встроенная в шлем отработала на пять с плюсом.

Вылетев подобие холла, я начал стрелять по всему, что движется. Майор позади меня, начал лупить из трофейного дробовика. Граната убила пятерых, а те, кто сумел выжить, не смогли ничего понять, перед тем как умерли. Облегчив страдания раненого осколком в живот парня выстрелом в голову, я ударил по кнопке вызова лифта, и присев на одно колено, начал контролировать входы в помещение. Майор поступил аналогично.

— Как слышите паралитики? – спросил я в эфир. – Мы зачистили первый этаж. В нас даже не стреляли. Ждем лифт и спускаемся в убежище.

— Мы вошли на территорию базы. – отозвался Алексей. – Техника которая контролировала периметр тоже возвращаться. Только что мимо проехали два «Т-90». Нами никто не интересуется.

Я бросил взгляд на дверь, и увидел, что совсем недавно горевший зеленым сенсор подъема лифта сменился на красный. Плохо дело.

— Лифт отрубился. – пробормотал я, показывая на него пальцем майору, — Придётся искать другой вход. Леха, вы там пока кипишь не наводите. Мы валим из штаба.

— Принял. – отозвался Алексей.

Майор жестом показал на коридор ведущий к задней части штаба, и мы незамедлительно рванули в него. Добежав до окон, открыли то, что побольше и выпрыгнули на улицу. В зоне видимости не оказалось не одного бойца. Двигаясь вдоль стены, стали смещаться к ангарам.

— Так глядишь и снова смешаемся с толпой. – весело пробормотал майор. – Не один обитатель базы не в курсе как мы выглядим. Леха, слева от штаба ангары видите?

— Есть такие. – ответил Алексей, мгновенно угадав наши намерения. – Если быстро перебежите, есть шанс что не заметят.

Одновременно кивнув, мы с майором рванули к ангарам. Справа от нас остался забор базы и пустые смотровые вышки. Весь народ собрался перед центральным входом в штаб, и теперь яро обсуждал случившееся.

— Мы вне опасности. – пробормотал я, когда удалось достичь ангаров. – Условно.

— Да тут вообще весело. – воскликнул Алексей. – До вас никому нет дела. Все стоят возле штаба, но внутрь не заходят. Те, что приехали на технике немного посмелее, но тоже ссат. Стоим в четырех метрах от толпы, и делаем вид, что активно обсуждаем случившееся.

— Принял. – ответил я, — Попробуй узнать новости. Развеселитесь. Зарипов, ты в эфире?

— Да. – отозвался главный аналитик. – Ну и цирк вы там устроили. Даже нам здесь весело.

— Не все же время с хмурой миной ходить. – пробормотал майор. – Нам нужно попасть в убежище через другой вход. Есть возможность?

— Ангар, рядом с которым вы находитесь имеет вход в убежище. – ответил Зарипов. – Центральный, как я уже говорил раньше. Первый с оружием. Второй с боеприпасами для тяжелой техники. Еще один вход в центральной казарме, но он с лифтом и его тоже наверняка заблокировали. Остаётся только вариант с ангаром. Там помимо входа много всего полезного.

— Те, кто ушли в убежище совсем не идиоты. – предположил я. – Получив информацию о нападении они заблокировались внутри и сидят поджав хвосты. Надеюсь Савельев еще жив.

Двигаясь спокойно, но при этом осторожно, мы направились к лицевой части ангара, и соответственно повернутой к плацу. Как только выйдем из относительного укрытия, образованного двумя полукруглыми строениями, тут же окажемся у всех на виду.

— Тут такое дело. – заговорил Алексей в эфир. – Расспросили одного из бойцов в чем дело. Говорит, что в здании засело около тридцати бандитов. Внутрь входить никто не решается. Нормально вы там шороху навели. – он слегка хохотнул.

— С ангаром разобрались. – заговорил Зарипов, проигнорировав Алексея, – Управление дверью подключено к «Прометею». Она открыта. Но убежище полностью автономно. С Савельевым все в порядке. Их радиоэфир мы слушаем постоянно. Он держит Императрицу в заложниках. С ним ведут переговоры, но у них ничего не получается. Двое попытались сунуться, но Матвей пристрелил их.

— Хорошо, когда ты имеешь техническое превосходство над противником. – рассудил я. – И физическое.

— Вот только численное превосходство явно на их стороне. – безразлично сказал майор, осторожно выглядывая из-за ангара и оценивая обстановку. – Если перебежим быстро, и успеем войти внутрь, то возможно снова окажемся незамеченными.

— Тогда ты первый, а я за тобой…

Майор рванул к воротам ангара как испуганный зверь, длинными скачками сокращая расстояние. Я побежал следом, контролируя галдящую в ста метрах толпу людей. Несколько человек все же обратили на нас внимание, и принялись тормошить соседей и показывать пальцы.

— Газку поддайте, – рыкнул Алексей в эфир. – Вас заметили.

— Вижу! – огрызнулся я, влетая в приоткрытую дверь следом за майором.

Внутри ангар оказался разделенным на две части, и до отвалу забит всякой ерундой. Начиная от коробок с саморезами на стеллажах, и заканчивая большими пачками фанеры, ОСП, и кровельного железа.

Пробравшись среди многочисленных строительных материалов, мы вошли во вторую часть. Она оказалась посвободней, но также прилично заставлена. Большие деревянные ящики с непонятным содержимым стояли по кругу в несколько рядов, оставив в центре проход не шире трех метров.

— Зарипов, тут нет входа в убежище! – проскрипев зубами сказал майор Уфимцев.

Прямо напротив нас, на высоте трех метров не хватало одного ящика, я показал на брешь рукой.

— Вход должен быть. – отозвался Зарипов. – Он замаскирован. Не сильно, но все же. Ищите. Люк в полу метр на метр. Мощный такой. За ним должна быть вертикальная шахта.

— Тут такое дело. – заговорил Алексей, — вас конкретно засекли. Думают, что предпринять. Ищите быстрее.

Взяв короткий разбег, я оттолкнулся от бетонного покрытия и одним махом влез в проем, где недостаёт одного ящика. За ним оказалась небольшая пустота и ориентируясь на ощупь, полез прямо в нее. Сзади зашуршал взобравшийся майор.

Спрыгнув вниз, я ногами нащупал небольшой выступ. Без сомнений нужный нам люк. Отступив к стене, дождался пока спуститься майор.

— Темновато. – сказал он. – А у меня аккумы в шлеме на пятнадцати процентах.

— У меня двадцать. – ответил я, шаря по полу руками и на ощупь пытаясь найти механизм открывания. – Все со склада сдернули. На нормальную зарядку снаряги не было времени.

Специальный рычаг, активирующий отстрел пиропатронов, нашелся прямо в середине люка. Дернув его, мы услышали громкий хлопок. Майор попытался поднять крышку, но у него ничего не вышло. Ухватиться оказалось не за что, а подцепить плотно сидящие в пазах края было не реально даже при помощи монтажки. Взявшись за рычаг двумя руками, я потянул вверх что есть сил, до боли нагрузив мышцы ног и спину. Становая тяга люка убежища не удалась. Рычаг сломался, и я по инерции резко распрямившись потерял равновесие и хлопнулся на задницу.

— Вы вошли? – нервно спросил Алексей в эфир. – Тут уже капитальная схема не в вашу пользу прорисовывается. Эти идиоты хотят лупануть с танка по ангару.

— Нет. – зарычал я в ответ, поднимаясь на ноги. В момент обрыва люка задел шлемом что-то твердое. Наверное, майора. Темно как в склепе.

Не обращая на мигающий в углу забрала шлема индикатор зарядки, я включил ночное виденье. Уровень заряда снизился с двенадцати процентов до одиннадцати, но зато стало видно, где мы находимся. Майор сидел прислонившись спиной к ящику, и водил головой из стороны в сторону. Я заржал прямо в эфир. Похоже с дури саданул ему шлемом по шлему. Удар получился не слабый, раз его так сильно откинуло. Странно, но я почти ничего не почувствовал.

— Шухов, ты чего ржешь? – срываясь на крик спросил Алексей. – Валите в убежище, сейчас шмальнут.

Не ответив Алексею, я выхватил нож, и принялся выковыривать им две специальные ручки, спрятанных в крышке люка, по обеим сторонам.

— Меня Игнат чуть в нокаут не отправил. – засмеявшись сказал майор, и начал подниматься на ноги. – Ладно шлем спас. Зарипов, твой чертов люк не открывается. Говори сука, что делать? А не то мы сдохнем!

Первую ручку извлек довольно быстро, а вот вторая не хотела поддаваться ни в какую. Всунув нож максимально глубоко, я надавил со всей силы и тут же сломал лезвие ножа на две части. Ударив со всей силы обратной стороной ножа по металлу, постарался расшатать его. Вставив обломок, попытал счастья вновь и в этот раз удачно. Ручка поддалась и выскочила из паза.

— Держитесь парни… — с тоской сказал Алексей, и в этот момент танк выстрелил.

Тяжелый стодвадцатипятимиллиметровый снаряд вошел четко в середину ворот ангара и с легкостью прошив тонкое железо, направился дальше. Тонкая перегородка в середине и многочисленные строй материалы его так же не остановили. Танк стрелял слегка под углом, и нас это спасло. Пройдя долгий путь по всей длине ангара, он вышел на улицу через крышу, пролетел несколько метров и взорвался. Попадись на его пути что потверже, он рванул бы раньше и тогда нам бы точно несдобровать.

Крыша ангара раскрылась длинной рваной бороздой, и сильно деформировалась от ударной волны. Ящики заходили ходуном, а нас с майором сбило с ног. Стало светло и ноктовизор встроенный в шлем мгновенно отключился. Система шумоподавления справилась со своей задачей, защитив нас от оглушения и контузии, вот только уровень заряда снизился еще на два процента. Первый выстрел танка оказался не очень удачным. Мы отделались легким испугом.

— Живые, — рыкнул я в эфир, и вскочил на ноги. Адреналин участил сердцебиение до предела, движения майора стали плавными и размытыми. Я вошел в сверхскоростное состояние. Боевой режим, если быть точнее. Дернув, что есть мочи, я выдернул крышку люка и отбросил ее в сторону словно игрушечную. Сделанная из высокопрочной стали, она зазвенела ударившись о бетон. Не слушая замедленной речи Алексея в эфире, я схватил медлительного майора и буквально закинул его в открывшийся проход вперед ногами.

Мгновения таяли на глазах. Хотелось успеть как можно скорее, чтобы не разобраться на атомы. Я представил, что может быть, если наводчик орудия сместит его правее, и это еще больше прибавило мне скорости. Схватив крышку за специальные ручки с внутренней стороны, прыгнул в люк держа ее над собой на вытянутых. Удар. Я повис в воздухе, держась за крышку. Черес небольшие щели в лаз все еще проникал свет. Дернув ее несколько раз, окончательно вернул на место.

Нащупать лесенки оказалось не сложно, быстро работая руками и ногами, начал спускаться. Две секунды, и мой ботинок съездил майору по голове. А следом раздался взрыв.

Стены вертикального прохода вздрогнули. Вмурованная в бетон скоба завибрировала. Я сравнялся с майором и успел обхватить его двумя руками, когда прогремела следующая череда взрывов. Показалось, что воздух буквально загустел вокруг нас. Я не видел, но знал, что бетон пошел трещинами. Майор не смог удержаться, и мы полетели в шахту. Впрочем, полет оказался недолгим. Чудом не зацепившись оружием за многочисленные скобы, которые выполняли роль лестницы, с четырех метровой высоты упали на бетон. Ноги подкосились, и отцепившись от майора, я грохнулся прямо на спину. А следом за нами в лаз ворвался бешенный поток огня и разбитого бетона. Ударная волна тоже не осталась в стороне, на мгновение придавив к бетону словно плита. Огонь облизнул нас, словно огромный дракон дыхнул в назойливую дыру в земле. В мгновение стало безумно жарко. Огнеупорная ткань комбинезонов сумела устоять. Шлемы порядком нагрелись, кожа лица высохла, но было терпимо. Усилием воли, я сумел перевернуться на живот, и попытаться отползти. А затем все прекратилось. Потеряв силу, огонь просто растворился, и наступила темнота…

***

Алексей Смирнов стиснул зубы и приготовился к выстрелу. Грозный «Т-90» в сорока метрах от него и Артема слегка приподнял основное орудие, и приготовился к выстрелу.

— Держитесь парни… — успел сказать он в эфир, и танк выстрелил. Прямо за пушкой вспыхнула огненная вспышка, и невидимый глазу снаряд ушел в строну ангара. Огромная толпа недо-бойцов-зевак замерла. Снаряд прошел ангар насквозь и выскочив на свободу чуть выше, сдетонировал. «Должны выжить. Почти по самому верху прошел.» — подумал Алексей.

— Живые… — донеслось короткое слово от Игната Шухова.

Убедившись, что разнести ангар в клочья не получилось, наводчик орудия сместил пушку левее.

— Лишнего! – заорал Артем во все горло, так, что большая часть стоящих тут же повернули к нему головы. Но Тёме было наплевать. Он накинул шлем на голову, и как испуганный зверь ломанулся в противоположную от ангаров сторону.

«Слишком неопытный» подумал Алексей, и рванул вслед за товарищем, по пути сдергивая с пояса шлем, и пытаясь зафиксировать его на голове. Тёмыч ушел в отрыв на семь-восемь метров, и Алексей не смог его догнать. Смотрящие им вслед бойцы так и не поняли, чего они испугались.

Алексей пробежал около двадцати метров, глядя на сверкающие ботинки Артема, когда танк выстрелил. Они практически мгновенно прыгнули, и упали на асфальт, машинально закрыв головы руками.

По неопытности наводчик в танке слишком сильно сместил орудие вправо, и в зоне поражения оказался третий ангар. Жители базы не знали, что в них храниться, а привязанные к «Прометею» замки они открыть не могли. Конечно можно было добраться до содержимого ангаров варварским методом, механически разрушив ворота или любую другую часть, но они этого не сделали. Возможно просто не хватило времени, а возможно думали, что найдут ненужное барахло. Подобное тому, что хранилось в других девяти. Но о содержимом ангара знали Тёма и Алексей. Они знали, что в нем был оборудован резервный склад боеприпасов. Снаряды, ракеты, мины и многое другое. Несколько десятков тон взрывчатки, металла, и прочих составляющих, включая огромное количество пулеметных патронов. Парни моментально поняли, что сейчас произойдет, и поэтому мгновенно бросились бежать. Остановить цепную реакцию, которая начнется с единственного выстрела танка они были неспособны.

Грозная многотонная машина выплюнула маленький в сравнении с собой снарядик. Но в тот же момент страшно смертоносный. Снаряд, который с легкостью прошивает толстую броню и не оставляет экипажу шансов. Округу базы разразил звук выстрела, а перед стволом вырос огненный пузырь. Кумулятивно-термобарический снаряд в мгновение преодолел отделяющие танк от ангара сто пятьдесят метров и пробил ворота. Не найдя должного сопротивления, он продолжил путь, и преодолев с десяток метров внутри, снова вырвался наружу. Если бы наводчик сместил орудие немного левее, то все бы закончилось разрушением высокого бетонного забора. Но наводчик не угадал. Диагональ выстрела легла на начало первого и конец второго строения.

Много сотен глаз смотрело на действие, ожидая красочного «бабаха». И они его получили. Правда не все сумели оценить зрелище по достоинству. Просто не успели.

Снаряд вошел в угол второго ангара и сдетонировал. Угол строение вспучился и моментально превратился в огненную всепожирающую медузу. Невидимо для глаза она моментально выросла в объеме, практически полностью поглотив два строения, а затем взорвалась. Взрывов было очень много, но все они слились в одну ужасающую канонаду. В воздух мгновенно поднялся огромный гриб из огня, осколков, пыли и кусков строений. Асфальт и бетон вспучились, и разлетевшись на мелкие кусочки отправились в полет. Первый ангар также прекратил существовать, разрушившись от ударной волны. Люк ведущий в убежище взлетел на воздух, и отправился в полет словно выпущенная из рогатки монетка, а в образовавшийся проход моментально ворвалось пламя. Квадратный кусок металла, долгое время запиравший проход, пролетел около километра и упал в поле. Но этого никто не видел. Все пытались выжить. И многим это не удалось.

Ударная волна буквально смела толпу зевак. Стоявшие в первых рядах приняли смерть от летящих на огромной скорости осколков. Досталось даже танку. Мощный боеприпас вылетел из пучины огня, и заложив вираж, вошел прямо под башню. Многотонная махина взорвалась, мгновенно став стальным саркофагом и по совместительству крематорием, для всех сидевших внутри. Попади снаряд немногим выше, танк бы уцелел. Но он нашел самое незащищенное место. Боекомплект сдетонировал, и башню оторвало. Описав небольшую дугу, она хлопнулась рядом с танком. Топливо еще долго горело после взрыва, создав большой столб черного дыма.

Зданию, которое служило штабом, тоже частично разрушилось. Но только на одну треть, что находилась к взрыву ближе всего. А вот склад ГСМ в трех сотнях метров от взрыва не уцелел совсем. От многочисленных попаданий разлетающейся во все стороны шрапнели, топливо сдетонировало. Возможно в него так же, как и в танк прилетел снаряд. Огромный столб пламени взвился в небо, и начал безбожно коптить.

Казармы и множество других строений по всей территории – уцелели. Хотя их тоже очень потрепало. Везде зияли дыры от попадания осколков разного состава и величины. Бетонный забор рядом с взрывом превратился в ничто, как и три смотровых вышки. То, что от них осталось, опознанию уже не подлежало.

Алексей и Тёма почувствовали ударную волну не так сильно, потому что были частично отгорожены от эпицентра взрыва толпой людей. Оба напряглись так сильно, что у них заныли все мышцы, а зубы сжались максимально сильно. Они пытались вжаться в асфальт, будто это было возможно. Система шумоподавления поглотила большую часть грохота, и спасла перепонки от ударной перегрузки. Оба отделались очень легкой контузией. Даже выстрел из гранатомета без наушников наносит больше вреда.

Насколько долго продолжалась фееричное шоу, парни не смогли определить. Каждая секунда растянулась для них как целая вечность. Оба мысленно несколько раз попрощались с жизнью. Огненная медуза съела сама себя, и исчезла, оставив огромные разрушения. Поднятые вверх массы устремились на землю, и еще долго осыпали территорию. От этого града парням досталось довольно сильно. Куски камней и еще чего-то непонятного болезненно били по телу.

Когда все окончательно закончилось, Алексей попытался пошевелиться. Его засыпало капитально и основательно. Притом еще и чем-то сперва придавило. Подняв голову, он не увидел ничего, кроме плотно стоящей вокруг пыли. Высвободив правую руку, протер забрало шлема. Удалось разглядеть немногим больше.

— Тёмыч, ты живой? – с трудом выдавив из себя, спросил он. – Шух, Руслан? Кто выжил? Отзовитесь.

Ответа не последовало. Алексей не стал делать поспешных выводов, установив причиной молчания вырубившуюся связь. Перед самым взрывом он стоял в пятидесяти метрах от танка, а тот в свою очередь в полутораста от ангара. Отбежать он успел метров на тридцать. Может больше. Итого двести тридцать от эпицентра взрыва. Тёмыч на десятку подальше. Вместе с ударной волной Алексея чем-то сильно приложило, при том это что-то все еще продолжало лежать на нем, и не давало встать. Значит падающие осколки били не по нему. Но голова осталась открытой, и ей тоже нехило досталось.

Уперевшись руками в асфальт, Алексей сумел выбраться из-под завала. Стоящая столбом пыль не собиралась утихать. Наконец-то удалось определить что-же на нем лежало. Это оказались трупы. Вместе с обломками камня, бетона, кусками искореженного железа и прочего мусора, они лежали повсюду.

Около минуты ушло на поиски Артема. Алексей заметил его под завалом, когда тот пошевелился. Выкопать оказалось не сложно.

— Слышишь меня? – спросил он, усадив Тёму на асфальт.

Помотав головой, Артём проделал с креплением шлема нехитрые манипуляции, и скинул его.

— Электронику заглючило. – хриплым голосом сказал он, пытаясь понять последствия. – Во рвануло. Я ведь Лёха уже с жизнью попрощаться успел. Раз десять.

— Я тоже. – ответил Алексей, замечая многочисленные шевеления тел повсюду. – Но не одни мы выжили. Я звал Шуха в эфир. И майора. Не отвечают.

— Хреново это Леха, — пробормотал Тёма. – Они ведь почти в эпицентре были. Если не успели уйти в убежище, то от них не осталось ничего. Совсем ничего…

— Будем надеяться на лучшее. – ответил Алексей, не обращая внимание на боль в теле. – Почему-то не отвечает Зарипов. Нужно попытаться найти япошку. Тот сидел в дальних ангарах, и должен был выжить. Помогать другим сейчас нет смысла. Самим бы не сдохнут.

— Еще нужно попытаться освободить наших. – пробурчал Тёма, — Не хватало еще вмешательства Мутантов. Тогда точно все сдохнем…

Легкий гул привлек внимание, и Алексей сумел разглядеть как на территорию базы въехало два танка «Армата». Еще несколько единиц уже находились на территории, приехав еще до взрыва. И именно про них они совсем забыли.

— Мутантов можно не бояться. – сказал он Артему. – Еще не все потеряно. Идти сможешь?

— Смогу. – ответил Тёма. – Давай искать Таро. Нужно закончить начатое…

***

Илья Зарипов сидел за рабочим компом в аналитическом центре. Если комнаты пять на шесть метров можно было назвать таковым. Еще семь человек работали совместно с ним, включая инвалида Чарли Тейлора. Все были заняты работой.

— Илья Алексеевич, — повысив голос позвал Чарли, — Я зафиксировав мощную вспышку со спутника в районе Алтая. Если точнее – прямо на базе. Взрыв очень мощный. Но из-за высокой облачности ничего не видно. Запрос на подъем беспилотника из Толмачево сделал.

Зарипов сорвал с уха гарнитуру, по которой переговаривался с бойцами, и со всей силы зашвырнул ее в стену. Маленькое устройство выдержало удар, так как было спроектировано под более высокие нагрузки. Еще больше разозлившись, Зарипов со всей силы съездил по монитору кулаком вдребезги разбив его. Никто даже не обратил на это внимания. Последнее время такие явления были настолько постоянны, что новые монитор уже стоял в углу, и ждал, когда его установят. Чтобы прожить от нескольких часов до пару суток и отправиться вслед за предшественником.

Сдернув наушники с ближайшего аналитика, Зарипов попытался связаться с парнями. После минуты беспрерывного вызова ответил Таро Судзуки.

— Что у вас произошло? – трясясь от напряжения спросил Илья Зарипов.

— Сильный взрыв. – ответил Таро, и начал рассказывать. – Танк случайно задел ангар с боеприпасами. Грохотало будь здоров. Много строений уничтожено. Даже штаб частично разрушен. Я только что выбрался на улицу. Все в пыли. Очень ограниченная видимость. Большая часть людей погибла. Что стало с ребятами сказать не могу. Алексей и Артем могли выжить, но вероятность слишком низкая. Не больше двадцати процентов. Шухов и Уфимцев находились практически в эпицентре. Воронку от взрыва наблюдаю, но не слишком глубокую. От группы трех ангаров не осталось совсем ничего. Если парни успели спрятаться в убежище, шанс на спасение ниже одного процента. Если не успели – от них не осталось ничего. Ребята, захваченные в плен точно живы. Сильно горит склад ГСМ. Наблюдаю передвижение техники. Танки, БТР и БМПТ. Выжившие есть, но очень мало. Везде очень много обломков. Перемещаюсь к ангару, буду освобождать наших парней. Задействуем имеющуюся в распоряжении технику, и попробуем взять управление базой на себя. Вернее, тем, что от нее осталось.

— Я тебя понял. – чуть ли не заикаясь выдохнул Зарипов. – Постоянно докладывай о своих действиях. Высылаю к вам крыло…

Оставив Чарли Тейлора за старшего, Илья Зарипов выскочил из помещения и стремительно побежал по коридору к президенту, который прилетел на базу еще утром.

В кабинет он влетел без стука, что в принципе считалось не очень хорошим тоном, но ему было наплевать. Президент оценил его безразличным взглядом, и указав рукой на стол, продолжил работу за компьютером. Вокруг него лежало много бумаг, и очень толстый блокнот.

— На тебе лица нет. – сказал президент, не поднимая взгляда с монитора. – Что случилось?

Зарипов моментально доложил ему о случившемся. С каждым сказанным словом президент становился все мрачнее и мрачнее. Он практически сразу отодвинул ноутбук в сторону, и убрал все бумаги.

— Вы завалили всю операцию. – прорычал президент, когда Зарипов закончил доклад. – Как такое вообще могло произойти? – схватив стоящую бутылку с минералкой, он осушил ее до дна, минуя стакан. – Представь, что будет если парни реально погибли?

— Шансы есть, но они очень низкие. – выпалил Илья Зарипов. – Если Шухов и Уфимцев проникли в тамбур, то могли выжить. Если еще дальше, то выжили сто процентов. Если Смирнов и Кириенко успели отбежать, то тоже могли уцелеть.

— Если, если, если… — начал повторять президент, — Погибли люди. Ты должен был ликвидировать верхушку религиозных фанатиков и взять под контроль важный стратегический объект. Нам позарез нужен опорный пункт на Алтае. Но что получилось? Горы трупов, частично разрушенная база, гибель самых лучших ребят. Это провал Зарипов. Очень большой провал.

— Ребята могли не погибнуть. Точной информации нет. – попытался оправдаться Илья.

— Плевать! – рявкнул президент. – Иди и работай. Делай все, но к вечеру предоставь отчет и реши проблему. Задействуй людей. Хоть сам вставай на лыжи и ковыляй на материк. Это все. Свободен!

Кивнув, Зарипов спешно покинул кабинет…

***

— У меня шлем здох! – пожаловался Тёма, и засвистнул его в сторону. – Весь заряд ушел на подавление шума. Хотя и было его чуть больше десятки.

— Мой тоже. – ответил Алексей, отбрасывая шлем в сторону. – И блок связи сдулся. Я при падении раздавил его похоже. – он отцепил квадратное устройство с груди, и отбросил в сторону.

Проверив оружие, парни направились в сторону приехавшей бронетехники. Парни уже покинули машины и сбились в кучку. Они не могли поверить в случившееся, и что-то упорно обсуждали. Один из парней заметил Алексея и Тёму, и начал упорно махать рукой, подзывая к себе.

Алексей случайно задел ногой присыпанное мусором тело, и оно зашевелилось. Перевернув его на спину, он увидел молодого парня, у которого из ушей и носа текла кровь. Но взгляд был вполне осмысленный.

— Как себя чувствуешь? – спросил Алексей, — Если подыму на ноги идти сможешь?

Взгляд парня не изменился. Он попытался поднять руку, но не смог, только слегка дернув ею.

— Контузия. – пробормотал Тёма. – Оглох парнишка. И скорее всего навсегда. Взрывов было несколько. Но последний самый мощный. Не знаю, что там хранилось, но рвануло мама не горюй.

— Ему уже врятли поможешь. – ответил Алексей. – Пошли пообщаемся с остатками элиты. Будут сильно барагозить, валим всех.

Артем кивнул, и они направились к бронетехники. Когда приблизились к группе достаточно близко, стали имитировать контузию, дабы не вызвать подозрений.

— Вот это фейерверк был? – воскликнул один из парней, как только Алексей и Тёма подошли к ним. – Вы как уцелеть смогли? Всех вон покоцало дай боже.

— Были на достаточном удалении. – ответил Тёма, в очередной раз разглядывая степень разрушений. – Нужно организовать помощь раненым. Многие еще не пришли в сознание.

— Пусть сами себе помогают! – воскликнул другой парниша, — Нам это нахрен не надо! Мы элита и биомассу лечить не собираемся! Проще добить их…

— Значит элита да? – спросил Алексей серьезным тоном, делая шаг назад. – Все из вас согласны с утверждением товарища?

— А ты что-то против имеешь? – с ухмылкой спросил еще один боец, стоящий с автоматом в руках. – Нужно прорваться в убежище, и спасти Императрицу. Она скажет, что делать с остальными.

— Лёх, меня это уже напрягает. – сказал Артём, подмигнув товарищу. – Это не люди, а какой-то сброд.

Боец с автоматом и его другие очень удивились прозвучавшему заявлению в их адрес. Но понять ничего не успели. Тёма и Алексей мгновенно вскинули автоматы и с расстояние в пару метров просто расстреляли группу людей. Только автоматчик успел поднять оружие, но свалился на землю с простреленной в нескольких местах грудиной.

— Меня это уже достало! – заорал Алексей, когда прекратил стрелять. – ШУХОВ СУКА! Если ты умер, я тебя убью!

— Это нервный срыв? – спросил Тёма, перезаряжая автомат.

— Это полный бред. – не обращая внимания на товарища ответил Алексей и спокойным шагом направился к ангару в котором должен находиться Таро. – Просто не вериться, что люди могут быть такими идиотами!

— Во тебя бомбануло Лёха! – сказал Тёма, догнав его. – Хотя не удивительно. Идиотизм и вправду зашкаливает.

Пройдя половину пути, они увидели, как ворота другого ангара открылись, и оттуда на улицу начали выходить голые люди. Приглядевшись, Алексей заметил низкорослую фигуру, одетую в маскировочный костюм, в которой он тут же узнал Таро Судзуки.

— Ну вот и хорошая новость! – воскликнул Тёма. – Якудза выжил, и уже освободил наших. Осталось только навести порядок, и все будет отлично.

— Я надеюсь на это. – сквозь зубы ответил Алексей. – Главное чтобы Шухов выжил…

***

Игнат Шухов

Я прислушался к ощущениям. Кроме сильно повысившейся температуры, никаких других поражающих факторов не было. Грохот наверху окончательно стих. Но колебания и щелчки все еще продолжались. Плюнув на остаток заряда, активировал встроенный в шлем ноктовизор. Стало гораздо лучше. На ногах лежало что-то довольно тяжелое. Майор не шевелился, но явных признаков повреждения на его теле не было. Хотя картинка, выдаваемая ноктовизором, оставляла желать лучшего. Слишком жарко, и прибор просто сходит с ума.

Развернувшись, я понял, что ноги придавлены кучей обломков, большая часть из которых куски раскрошившегося бетона. Высвободить зажатые конечности не составило труда.

— Чего шебуршишь? — недовольно буркнул майор, и зашевелился.

— Вылез из-под завала. – ответил я. – Ты давай тоже вылазь. Не на курорте.

— А может мне так хорошо? – отозвался майор, и задергавшись, быстро вылез из под завала. – Во блин! – сказал он на выдохе. – Лежу и ног не чувствую. Вернее, чувствую, но пошевелить не могу. Так бывает, когда сломаешь спину. Тело еще помнит, и тебе кажется…

Я засмеялся, прервав его монолог.

— Да ты похоже испугался?! Думал все, хана! Ну майор даешь!

— Все, забыли. – недовольно пробурчал Руслан Уфимцев. – Мне побольше твоего досталось. Сперва по черепку мне съездил. Потом ногой на спуски от души зарядил. И в окончаловке при падении локтем.

— Не специально! – попытался оправдаться я, исследуя стены тамбура. Бетон сильно потрескался, а значит рвануло очень конкретно. – Мы успели в самый последний момент.

Заглянув в лаз, я увидел, что выход наружу чем-то завален. Даже удалось разглядеть торчащую в разные стороны и сильно погнутую арматуру.

— Здорово ты с люком справился! – воскликнул майор, поднявшись наконец-то на ноги. – Такая скорость, что движения смазались. Я кстати запарился, и включил ноктовизор. Только скоро батарея сдохнет. И странно, что связь не работает.

Тщательный осмотр тамбура не принес никакой пользы. Крутую лестницу, ведущую вниз не повредило. А вот сам тамбур разрушился основательно. Сила взрыва превысила мои ожидания. Нам повезло, что входное отверстие засыпало. Продолжи огонь врываться внутрь, лежали бы сейчас на полу как два цыплёнка, зажаренных в рукаве. Оружие осталось целым, если не считать многочисленных царапин. А вот трофейный дробовик майор умудрился потерять. Костюмы от огня не пострадали, зато пострадали блоки связи. И совсем не от огня. Мой блок просто отсутствовал, а блок майора оказался раздавлен. Скорее всего от удара во время падения.

— Раз связи нет, придётся спускаться вниз. Иного выхода нет. – сказал я, и направился к лестнице.

— Ноги сильно болят. – пожаловался майор, шагая следом. – И голова звенит. Хорошо мы шлепнулись.

— Мне почти не досталось. – пробормотал я. – Отделался легким испугом.

Спустившись на глубину около пятнадцати метров, мы оказались перед массивной стальной дверью. Я попробовал повернуть мощную рукоять, но ничего не вышло. Она оказалась заперта изнутри.

— Картина репина – приплыли! – воскликнул майор, и плюхнулся на лестницу. – Выход наверх заблокирован. Вход в убежище тоже. Взрывчатки нет…

— Да и не поможет она. – подхватил я начатую мысль, — Куча бетона и очень много стали. Тут нужно что-то очень серьезное. Предложения будут?

— Если только вежливо постучаться. – сказал майор. – Авось по доброте душевной откроют.

— Ага, еще и чаем напоят. – пробормотал я, исследуя дверь и все, что вокруг нее. Еще один бетонный тамбур не имел никаких отверстий кроме входа и выхода. Бетонная лестница, отлитая прямо в вертикальной шахте. Никаких дополнительных механизмов. Все до безумия просто.

— Скоро аккумулятор в шлеме сдохнет. – сказал майор, рассматривая лежащий на ногах автомат. – Пять процентов осталось.
— У меня шесть. – ответил я, присев спиной к двери. – Пить хочется. Не думал, что окажемся замурованными в бетонной коробке.

— И я не думал. – отозвался майор. – Помниться Зарипов говорил, что сложностей с проникновением возникнуть не должно. Может оно открывается с обоих сторон? У тебя есть спички?

— Нет. – ответил я. – Хочешь поискать механизм запирания?

— Да.

Поднявшись, майор подошел к двери. Я отполз в сторону, дабы не мешать ему. Он скинул тактические перчатки, и стал методично ощупывать дверь и бетон вокруг нее. Я вытащил из кобуры пистолет и разрядил его. Не хватало еще самострела. Сломанный нож остался наверху, и теперь пистолет занял его место. Орудуя им как молотком, я начал тихонько простукивать стену рукоятью, прислушиваясь к звуку. Майор поступил аналогично, только вместо пистолета использовал сохранившийся нож.

Искали около пятнадцати минут, а затем майор нащупал замаскированную полость в бетонной стене на уровни груди. Сильно шуметь не стали, поэтому копались с вскрытием сенсорной панели еще около двадцати минут. Ноктовизоры пришлось отключить, из-за отсутствия заряда, а шлемы снять за ненадобностью.

Когда панель управления наконец-то показалась, майор попытался ее оживить. Небольшой экранчик зажегся от первого нажатия одной из одиннадцати кнопок. В тамбуре сразу стало гораздо светлее. Я стал отчетливо видеть лицо майора.

— Вот же дрянь! – воскликнул он, и с психу воткнул в панель управления нож. Снова стало темно.

— Ты чего сделал? – недоуменно спросил я, вновь пытаясь разглядеть хоть что-то.

— Там нужен был пароль! – злобно ответил майор, снова и снова работая над панелью ножом. – Ты знаешь пароль? Я нет. Восемнадцать цифир!

— Это да. – согласился я. – Шансов угадать маловато.

Сильно заискрило, и на мгновение стало светло. Не обращая внимания на электричество, Руслан начал вытаскивать рукой осколки пластика. Я отошел к лестнице, и присев, начал наблюдать. Не знаю, может майор что-то понимает в электронной начинке, но соваться в кучу проводов голыми руками я бы точно не стал. Судя по количеству и мощности высекаемых искр, там точно не двенадцать вольт. Убежище питается генераторами на триста восемьдесят вольт. Мало ли какое напряжение пустили на отпирание такой мощной двери.

— Руслан, ты точно знаешь, что делаешь? – недоверчиво спросил я.

— Нет. – ответил он, не отвлекаясь от интересного занятия. – Я же не электрик. Хотя основы знаю. Глядишь чего получиться…

В двери что-то загудело, а у разрушенной панели сильно коротнуло и майора отбросило назад. Он шлепнулся на бетонный пол, и замер. Панель продолжила искрить, но через пару секунд прекратила и снова стало темно. Только негромкий гул сервоприводов нарушал создавшуюся тишину.

— Нормально тебя перемкнуло! – сказал я прикусив губу, и не выдержав, заржал…

— Гад ты Шухов… — пробормотал майор, когда я сумел успокоиться. – Я прямо почувствовал, как электричество вошло в тело через руки, и мгновенно окутало всего. Кажись даже бубенцы загудели…

— Нехрен было лезть паклями, куда не надо. – сказал я, и снова заржал.

В мощной двери начало что-то щелкать, и звякать. Скорее всего сработал механизм открывания. В убежищах чаще всего использовалось ригельное запирание по всему контуру.

Схватив автомат, я заменил порядком пустой магазин на новый, и на ощупь отыскав майора, оттащил его в сторону.

— Я в норме. – сказал он, и щелкнул предохранителем.

— Это хорошо. – согласился я. – Ты красавчик майор. Если бы тебя не перемкнула, сидеть нам в бетонной могиле. – дверь начала плавно отходить в сторону, и стало светло. Мы взяли узкую щель на прицел.

— Я бы сдох первым. – буркнул майор. – У тебя регенерация. Глядишь и не умер бы.

— Ну для начала съел бы тебя. – согласился я. – Чтобы подольше протянуть.

Майор изменился в лице.

— Да шучу! – сказал я, стукнув его прикладом в плечо. – Все кончаем этот балаган. Скоро станет жарковато…

Глава 112

Мы находились под прикрытием бетонной стены, когда стальная дверь толщиной в пол метра окончательно отрылась. Шлемы остались лежать около лестницы. Полностью разряженные, они теперь были не нужны. Неодимовые магниты не будут работать, и стальная железяка будет болтаться на голове, при этом порядком мешая.

Я попытался выглянуть за дверь, и чуть не словил пулю в голову. Срикошетив от метала, она буквально в нескольких сантиметрах прошла немного выше.

— Вот тебе и теплый прием. – сказал я майору, прижавшись спиной к бетону. – Чайку не налили. Но свинцовой конфеткой угостили. Милимитровщики гребаные. Чуть черепок мне не раскололи.

— Повезло. – буркнул он в ответ. – Сколько их?

— Трое. – ответил я. – Там хорошо освещенный тамбур. Потолок низковат. Помещение маленькое. Но длинное. Метров восемь. У тебя случайно в трусах граната не завалялась?

— Целых две. – ответил майор. – Только толку. Сейчас к нам гранату забросят, и хана. Так сказать, угостят бомбезным пирожком.

— Была бы она у них. Уже бы кинули. – сказал я. – У нас позиция хуже не куда. Фактора внезапности нет. Даже один боец может удерживать нас при таком раскладе несколько суток.

Высунув ствол автомата в коридор, я полил его длинной очередью. В ответ полетел шквал огня. Пули начали рикошетить от сверхпрочного сейсмоустойчивого бетона. Пару секунд, и снова стало тихо.

Подхватив с пола практически пустой магазин, я зашвырнул его в проем с криком: «ГРАНАТА!». Мгновенный топот шести ног. Выглянув за дверь, увидел, что все трое мгновенно свалили в соседнее сбоку помещение. Воспользовавшись замешательством, мы взяли тамбур на прицел, немного отвоевав себе пространства обманом.

— Не рвануло… — донеслось из помещения, — кидай в ответ.

Спустя пару секунд в тамбур убежища влетела наступательная граната. Мы бросились в рассыпную под прикрытие стен. Я зажал уши двумя руками и открыл рот. Хлопнуло будь здоров. Бетонные стены сработали как усилитель. Тамбур заволокло дымом. Я влетел в него снова, и перечеркнул на всякий случай очередью.

— Беги за гранатами… — донеслось снова из примыкающего помещения. – Бери оборонительные, от них толку больше…

Боевой режим включился сам по себе. На сверхскорости я преодолел помещение тамбура, и завалившись на бок, по инерции прокатился еще метр в положение лежа. Парни, стоящие с автоматами наизготовку не ожидали столь быстрого появления, и получили по несколько новых отверстий раньше, чем осознали степень угрозы. Первому попало в лицо, и он умер мгновенно. Второму пробило грудь в нескольких местах. Падая, парень зажал спусковой крючок, и американская винтовка застрекотала, мгновенно выпустив весь боекомплект в потолок.

Вскочив на ноги, я прыжками преодолел большую комнату, и выбив легкую дверь, выглянул в коридор, приготовившись снова влететь обратно в случае опасности. Коридор оказался пуст. Только за углом в сорока метрах мелькнули пятки побежавшего за гранатами бойца.

— Ну ты электро-веник Шухов! – воскликнул майор за спиной, собирая оружие убитых и вытаскивая запасные магазины. – Так можно и смерть принять…

— Пока что мне везет. – безразлично ответил я, контролируя длинный коридор, уходящий в обе стороны. – Третьего не достал. Скоро сюда сбежится остальная толпа.

— Значит идем в атаку. Лучшая защита – нападение. – сказал майор, и бросил мне трофейную винтовку. – Надеюсь Матвей еще жив. Будет обидно, если все зря…

Мы вышли в коридор, и направились в ту сторону, куда убежал третий боец. Двигались предельно осторожно. Руслан прикрывал мне спину, а я постоянно контролировал прилегающий коридор. Во множественные двери, ведущие в помещения заходить не стали.

Топот множества ног услышали издалека. К нам бежало минимум семь человек. Майор показал жестом: ложимся возле стен и ждем. Я кивнул, и сместившись влево, приготовился стрелять из положения лежа.

На этот раз бойцы оказались гораздо опытнее. Похоже вступить в бой решили те самые элитные. Выскакивать из-за поворота коридора они не стали. И совещались похоже жестами. Я взял угол на прицел, ожидая появления противника. Но вместо головы на нас выглянула камера. Метким выстрелом я разнес ее на мелкие кусочки.

Майор бросил на меня недовольный взгляд, при этом покрутив пальцем у виска. Я показал ему в ответ средний.

— Эй, дебилы! – послышалось из-за угла. – Сейчас мы вам гранату кинем.

— Хочешь по углу с подствольника лупану? – крикнул я в ответ, и услышал дружный топот.

— Бояться гады. – шепотом пробормотал Руслан. – Жаль, что у нас нет подствольных гранат.

— Слышь, парни! – крикнул я. – Нам с вами делить нечего. Давай договоримся. Мы пришли за командиром. Большего нам не нужно.

— Вы разнесли всю нашу базу и перестреляли всех наших людей. – долетело из-за угла. – Мы это так не оставим!

— Парни, вы видимо идиоты! – снова закричал я, показывая майору большой палец. – Все ваши на верху – убиты. Нас сто пятьдесят человек. Все хорошо обученные бойцы. Сейчас группа численностью тридцать человек устанавливает заряды возле лифта. Мы продержимся еще двадцать минут, а потом не оставим от вас мокрого места.

— Думайте ребята! – добавил майор. – Даем вам три минуты на раздумье.

Конечно мы блефовали. Но иногда лучшим вариантом будет предложить противнику сдаться. Тем более выкурить его из-за угла у нас точно не получиться. Можно легко распрощаться с жизнью.

— А где гарантия, что вы не убьете нас когда мы сдадимся? – спросил все тот-же голос. Значит все-таки заинтересовались. Жить всем хочется.

— Слово офицера спецназа тебе не достаточно? – спросил майор.

— Мы думаем. – донеслось в ответ.

— Надеюсь они сдадутся. – прошептал майор с довольной рожей.

В самый неподходящий момент я почувствовал присутствие Мутантов. Это как маленький непроизвольно включающийся механизм. Бац! И вот они уже здесь. Словно в голову всунули локатор. Локатор с ограниченным радиусом действия. Псих-перепсих состояние я научился контролировать уже давно. И скорее всего это даже не моя заслуга. И даже не Таро, которого мы теперь называем Якудзой. Скорее всего организм просто приспособился к очередной мутации. Неконтролируемый психоз был чем-то вроде побочного эффекта.

— Мутанты. – сказал я, стиснув зубы.

— Где? – забеспокоившись спросил майор. – Наверху? Много?

— Достаточно. – шепотом ответил я. – Чувствую, как они входят в радиус моей чувствительности. Притом с нескольких сторон.

— Хреново. – прорычал майор еле слышно. – Нужно вытаскивать Савельева, и рвать когти наверх. Еще не ясно, что с ребятами.

— А они не знают, что с нами. – сказал я. Все это время мы контролировали коридор. Майор угол, я тыл.

— Мы сдаемся! – крикнул один из бойцов, прятавшихся в примыкающем коридоре.

— Это правильно. – ответил майор, и жестом показал мне сместиться обратно на десяток метров. Поднявшись на ноги, я по кошачьи переместился на новую позицию.

— Ваша задача, — продолжил он, — сложить оружие, и выходить к нам по одному гусиным шагом. Руки при этом держите сложенными за головой. И без фокусов.

Наступила десятисекундная пауза. Именно в такой момент нужно ожидать подвоха больше всего. А судя по тому, с кем имеем дело – подвох возможен с вероятностью в девяносто девять процентов.

— Офицер, а почему гуськом? – спросил неизвестный недовольным тоном.

Совсем неожиданно застрекотал автомат. Где-то довольно далеко. Явно не за углом. Следом подключился второй. Потом послышалось два пистолетных хлопка. Я напрягся, и сконцентрировался на появлении противника в любой момент. Похоже в бой вмешался кто-то третий. Может Алексей и Тёма смогли прорваться в убежище через другой вход? Вполне возможно и такое. Или Матвей? Но это маловероятно…

— Хрена лысого мы сдадимся! – заорал кто-то из бойцов. – Вы кидалы!

Майор громко и некрасиво выразился, отправив кричавшего в то место откуда он первоначально появился, и всех его напарников заодно.

— Зря вы так ребята. – крикнул я. Стрельба в другой части прекратилась и снова стало относительно тихо. – Могли бы жить дальше, а так…

Использовав слова майора, меня послали еще глубже. И не единожды. Я конечно стерпел. Негоже обижаться на тех, кому скоро придётся умереть.

На полуспущенных я постепенно вернулся на прежнюю позицию. Майор показал мне жестом: не рыпайся. Странно, вроде и не собирался. Зачем подставляться, когда противник вот-вот сойдет с ума. По интонации было слышно, что горе-охрана Императрицы готова броситься в бегство.

Автомат снова застрекотал. Но теперь гораздо ближе. Практически сразу подключился второй. В противоположную от угла сторону начали бить пули. Судя по количеству стреляли двое, и они особо не церемонились. Кто-то из бойцов базы огрызнулся в ответ, и тут же замолчал. Вариант только один – он умер. Стрелявшие опустошили магазины автоматов. Я даже услышал щелчки. Сперва один, и через мгновение другой.

— Тёма и Леха? – удивленно спросил майор, продолжая держать угол на прицеле.

Я пожал плечами. Шагов не было слышно.

— Леха! Тема! – крикнул я. – Ваша работа?

— Это даже обидно! – донеслось в ответ. Я узнал голос Матвея. – Значит спасать меня отправили самого главного раздолбая!

Матвей медленно вышел из-за угла. Из одежды на нем не было ничего. Лицо опухшее, а на теле множество синяков. На плече висели два автомата. В правой руке – револьвер Магнум. Грозное и тупое оружие. А в левой руке…

От этого зрелища у нас с майором отвисли челюсти.

В левой руке Матвей держал голову. По длине волос мы сразу же определили кому она принадлежит. Зрелище было крайне жутковато.

— Надоело сидеть на месте. – спокойно сказал он, и бросил голову нам под ноги. – Решил сам себя спасти…

— А это зачем? – спросил я, показывая стволом автомата на часть тела.

— Хотел эффектно появиться. – ответил Матвей.

— Не, ну, по-моему, это перебор! – воскликнул я.

— Полностью согласен! – подхватил майор. – Голову отрезать не стоило.

— Я так захотел. – пробормотал Матвей, и прислонившись к стене, плавно осел на пол. – Устал сильно. Отдохнуть хочу. – сказал он, и посмотрев на нас недовольным взглядом, рявкнул. – Может уже найдете мне одежду?!

***

Алексей, Артем и Таро наспех организовали подобие боевого подразделения. Найти одежду для всех пленных не составило труда. Прежние хозяева базы скидали ее внутрь соседнего ангара. Вооружили парней тоже оперативно. Кто-то нашел небольшой склад вездесущих «АК-74М», кто воспользовался трофейным оружием. За пятнадцать минут восемьдесят человек с лишним превратилось в полноценное боевое подразделение.

Алексей разбил бойцов на две ровные группы. Перед первой он поставил задачу привести технику в полную боевую готовность, чтобы в случае нападения Мутантов они могли дать отпор. Вторая группа начала оказывать помощь пострадавшим от взрыва.

Спустя еще десять минут из казарм и других уголков базы стали вылезать люди. Всего их набралось не больше сорока. Прежние обитатели базы. Те, что не захотели учувствовать во всеобщем собрании, и тем самым спасли себе жизни. Как ни странно, но качать права они не стали.

Оставив Таро за старшего, Тема и Алексей направились в частично разрушенное здание штаба. Взрыв вырубил наемные генераторы, попросту уничтожив их. Кто-то из бойцов раздобыл им фонари, и начались поиски входа в убежище.

Лифтовая шахта не уцелела. Вернее, не уцелели стены вокруг нее. Пробиться к ней через первый этаж не удалось. Парни спустились в подвал. Ствол шахты обнаружился быстро, вот только пробить толстый слой бетона было нереально. Пока Алексей занимался изучением бетонной стены, Тёма совершенно случайно наткнулся на подсобное помещение, в котором лежал практически мертвый человек.

— Леха, — сказал он, вернувшись к шахте. – Там мужик лет сорока лежит. Пульс проверил – на грани. Нужна срочная медицинская помощь. В любой момент может отъехать.

Алексей кивнул, и снял рацию с разгрузочного жилета. Трофейную рацию. Подобие связи они уже успели наладить. Связь с базой «Северный клевер» осталась только у Таро. И он уже несколько раз докладывал о происходящем Зарипову.

— Якудза, как слышишь меня? – спросил он. – Нашли в штабе тяжелого трехсотого. Содержался пленником. Отправь кого-нибудь на помощь.

— Услышал тебя. – отозвался Таро. – Работаем.

Двое бойцов, с сильно измятым чемоданом, прибежали спустя три-четыре минуты. Тёма и Алексей помогли перенести пострадавшего на первый этаж, и покинули здание штаба.

— Я коробочка. – заговорил в эфир командир одного из БТР. – Вижу большую толпу Мутантов. Приближаться быстро. Нужна поддержка.

— Всей технике выехать на зачистку Мутантов. – сухо скомандовал Таро в эфир.

ПМПТ «Терминатор» одним из первых взревел мотором, и начал набирать ход. Еще пять машин сорвались следом за ним.

Алексей первым вошел в центральную казарму, и направился искать вход в убежище. Артем догнал его на спуске в подвал.

— Ты чувствуешь Шухова? – спросил он.

— Есть такое. – ответил Алексей.

— Он живой? Раненый?

— Не знаю. Найдем, сам спросишь. Если бы Игнат погиб, то Наташа уже давно бы подняла на уши всю базу. – сказал Алексей. – Скорее всего с ним все в порядке. Я не умею как она.

— Понял. – коротко ответил Тёма.

Найти вход в убежище они не успели. Снова заработала рация.

— Мутантов слишком много. Не тысяча и не две. Минимум семь крупных групп по несколько тысяч. Отступаем к базе. Попробуем создать заслон…

— Вот черт! – сказал Алексей остановившись, и схватив рацию, заговорил в эфир. – Якудза, выдели мне людей. С убежищем пока повременим. Нужно задействовать как можно больше техники.

— Сделаю. – отозвался Таро.

Тёма и Алексей как ошпаренные вылетели из казармы, и рванули к танку. Одна «Армата» уже уехала на зачистку, а вторая осталась стоять.

— Танком управлять умеешь? – спросил Алексей на бегу.

Артем удостоил его злобным взглядом.

— Да не смотри ты так. Уже спросить нельзя?

— Ты бы еще спросил: умею ли я стрелять? – прошипел Тема в ответ, и с ходу запрыгнул на броню.

Почти через минуту тяжелая машина заурчала мотором. Танк сдвинулся с места, и развернувшись, взял направление к воротам…

***

Игнат Шухов

Отыскав более-менее рослый труп, мы сняли с него одежду, и вручили Матвею. Тот конечно сразу начал возмущался, но немного продырявленный и сильно испачканный в крови костюм напялил. При более тщательном осмотре бункера удалось найти вполне нормальный комбинезон рабочего, и армейские аптечки. Майор Уфимцев остался оказывать первую помощь Матвею в одном из помещений. Разбитая голова и сильное истощение организма дали о себе знать. Продержавшись еще с десяток минут, Матвей впал в полуобморочное состояние, и начал бредить. У него поднялась сильная температура.

Покинув их, я направился на нижний уровень. Командный центр удалось обнаружить довольно быстро. Прежние хозяева заперли оба лифта, но в состояние резервации убежище погружено не было. Это стоило им жизни. Будь они немного смышленее, питание на дверь, через которую мы проникли, было бы отключено. И сидеть нам в бетонном тамбуре, да куковать от безысходности. Активировав лифты, я направился на поиски медицинского сектора.

По коридору двигался крайне осторожно. Кто-то из прежних хозяев убежища вполне мог затаиться на нижнем уровне. Словить пулю после всего пережитого совсем не было желания. Осторожность на первом месте.

Чутье не подвело. Троих бойцов я обнаружил в помещении, которое представляло из себя операционную. Вернее сказать, услышал.

— Мужик. – раздался голос из открытой двери, ведущей в помещение. – Или мужики. Мы не хотим войны.

— Мы тоже не хотим. – ответил я. – Сложите оружие, и останетесь живы.

— Согласны. – донеслось в ответ. – Только дай слово, что не убьешь!

— Слово офицера! – сказал я, но вход продолжил держать на прицеле. – Все пукалки оставляете в помещении. Ножи, гранаты и прочее тоже. Выходите по одному. Руки за головой. Без фокусов и резких движений. Первый пошел!

Высокий парняга, возрастом ближе к тридцати годам, покинул помещение первым. Я стволом автомата показал ему встать лицом к стене. В течении следующих двадцати секунд к товарищу присоединились еще двое.

— Кто старший? – спросил я, осторожно заглянув внутрь. – Сколько таких как вы еще могут шкериться по углам убежища?

— Старшего у нас нет. – ответил тот, что вышел первым. – Сколько еще прячется мы не знаем. Как на первом уровне загрохотало, сразу заняли позицию.

— Хреновую вы ребята позицию заняли! – сказал я, покачав головой. – Выкурили бы гранатой. Но сейчас не об этом. Мне нужны лекарства. Поэтому один из вас прямо сейчас этим займется.

— Я раньше травматологом работал. – сказал один из парней повернув голову от стены, но увидев ствол автомата, снова встал в позу. Соревноваться со мной в скорости реакции не стоило.

— Значит травматолог. – пробормотал я. – Сгодиться. Иди ищи лекарства. Человек находиться в тяжелом состоянии. Травма головы и сильное истощение. Плюс очень высокая температура. Задание понял?

Травматолог энергично закивал.

— Выполняй. – сказал я, отступив на несколько шагов в сторону. – И без фокусов. Жизнь – хрупкая штука. Нынче особенно. Не стоит лишаться её по глупости.

Проконтролировав удалившегося в дальнее помещение травматолога. Я конвоировал двух оставшихся в небольшое полупустое помещение, и закрыл их в нем, при этом убедив не рыпаться, и припугнув установкой направленного заряда на дверь. Парни сильно испугались, и пообещали сидеть тихо.

Травматолог отыскался все там же. Он по-быстрому отыскал нужные препараты, и мы направились на первый уровень. По пути посетили командный центр. Активировав систему оповещения, я произнес длинную речь, предложив всем, кто спрятался сдаться…

Майор остался контролировать лечение Матвея, а я решил наконец-то выбраться наверх, и оценить степень разрушения. Встроенный Мутант-локатор постоянно твердил о близком присутствии тварей.

Лифт ведущий в здание штаба работать отказался. Скорее всего при взрыве что-то повредилось в шахте, или ответ кроиться в другом. Штаб просто уничтожило взрывом. Значит рвануло гораздо сильнее, чем я предполагал.

Лифт меньшего размера оказался рабочим, и безоговорочно понес меня на поверхность. Уже перед самой поверхностью стали слышны звуки выстрелов и грохот разрывающихся снарядов. Я мгновенно пожалел о том, что не попытался связаться с поверхностью из командного центра. Еще стоило попробовать подключиться к спутнику «Прометея» и выйти на Илью Зарипова. Но тут тоже была небольшая проблема. Основная РЛС находилась прямо на крыше штаба. Резервная в другой части базы. С электроэнергией на поверхности явно напряженка. Три мощных ДЭС тарахтели в семидесяти метрах от ангаров. Их наверняка разобрало основательно.

Приготовившись к худшему, я присел на одно колено у дальней от входа стены, и взял двери лифта на прицел. Стоило ожидать чего угодно. От внезапной атаки Мутантов, до многочисленных очередей врагов. Прогнав нехорошие мысли, я сконцентрировался на мгновенном ответном действии. Лифт остановился, и двери разъехались в стороны. Осталось дождаться, когда силовая стальная пластина, вмурованная в бетон, уползет в специальную нишу, и все станет ясно. Загудели сервоприводы, и несколько тон металла стали плавно опускаться вниз…

***

Т-14 «Армата» выехала за территорию разрушенной базы, и устремилась прямо на Мутантов. Танк выплюнул смертоносный снаряд, который с легкостью вошел в бегущую к нему толпу. Разрывая тела, он вошел в землю и взорвался, разметав по сторонам Мутантов, и частично порвав их на части. Застрочил пулемет «Корд», установленный прямо на необитаемой башне.

Проехав около сотни метров от ворот базы, Тёма остановил тяжелую машину на дороге.

— Первый раз на такой машинке ехал. – сказал он. – И вправду говорили, что управление как в компьютерной игрушке. Не зря он относиться к четвертому поколению.

— Нам не удержать их. – сказал Алексей, пропустив слова Артема мимо ушей. – Слишком много. Шухов своим присутствием призвал целую армию.

— Что предлагаешь?

— Возвращайся к воротам. Попробуем создать заслон. Я выхожу на связь. – ответил Алексей, и вышел в эфир. – Смена плана действие. Всем вернуться на базу. Там, где забор разрушился – создать заслон. Пять и шесть машин должны патрулировать базу. Скоро Мутанты попрут через забор. Нас нужно заменить чем-то более эффективным в борьбе с пехотой. Якудза, пусть каждый, кто может держать оружие готовиться встречать Мутантов. Скоро станет очень-очень жарко!

Техника начала стягиваться к армейской базе. Возле разрушенного забора образовался заслон. Машины встали в шахматном порядке, дабы не мешать друг другу. БМПТ «Терминатор» заменил неэффективный Т-14, и стал пичкать тварей со всех стволов. Тёма и Алексей направили танк в лобовую атаку, и просто давили им Мутантов.

Всех раненых переместили на третий этаж центральной казармы. Легким трехсотым вручили оружие, и отправили защищать подходы к казарме. Таро видел, что бойцы очень боятся. И знал, что если Мутанты прорвутся на территорию, долго они не выстоят.

— Алексей, как у вас дела? – спросил он, слушая гремящую на улице канонаду.

— Все хренова якудза. Во многих машинах кончается топливо. Наше основное орудие пустое. Пулемет тоже сдох. Просто катаемся по Мутантам. – ответил Алексей. – Но их слишком много. Больше чем дохрена.
— Мы готовы… – ответил Таро.

Кольцо Мутантов постепенно сужалось вокруг базы. Так во время прилива океан забирает часть острова в свои владения, и постепенно тот оказывается под водой. Живое одеяло подступило к забору вплотную. Твари не обращали внимания на то, что их уничтожает бронетехника. Неведомая сила манила их к центральной казарме. Ведь именно там находился тот, кого они хотели убить любым способом.

Перебраться через высокий забор Мутанты не смогли. Они пошли на прорыв через главные ворота, и через разрушенный участок забора. Пять БТР находящихся на территории устроили им максимально теплый прием, применив пулеметы и пушки, стреляющие осколочно-фугасными снарядами.

Таро занял позицию на втором этаже в окне. Обзор был хороший, и он вел прицельную стрельбу по прорывающимся через разрушенный участок Мутантам. На первом этаже грохотало так, что закладывало уши. Расстреливая магазин за магазином, он давно потерял счет времени, сконцентрировавшись на стрельбе. Кто-то из бойцов влетел в комнату, и Таро уловив движение периферическим зрением, развернулся.

— Там Игнат Шухов из убежища поднялся на лифте. – выпалил скороговоркой боец. – Просит позвать вас. Он сам не может. Вступил в бой. Косит Мутантов только так. Говорит, что ему нужно покинуть территорию базы.

Таро мгновенно вскочил на ноги, и рванул на первый этаж, на ходу выходя в эфир.

— Шухов пришел. – крикнул он. – Ближайшую машину к казарме. Быстро!

— Ну наконец-то! – с ноткой облегчения воскликнул Алексей. – В БТР его, и подальше от базы…

***

Игнат Шухов

Стальная переборка медленно пошла вниз. Грохот автоматных очередей и разрывающихся снарядов ворвался в голову, ударив по перепонкам. На первом этаже строчило минимум десять автоматов. По звуку я узнал старый добрый «АК-74м». Прямо за стенами казармы слушался гул работающей техники, тяжелый стрекот крупнокалиберных пулеметов, и глухие хлопки пушек. Значит все не настолько плохо. На базе еще достаточно людей, и они смогли дать отпор Мутантам.

Перескочив через наполовину опустившуюся переборку, я добежал до выхода из казармы, и обнаружил несколько потрепанных бойцов, стреляющих на улицу прямо из окон. Кругом валялись битые стекла и прочий мусор. Ударная волна постаралась на славу.

Схватив ближайшего бойца, я тряхнул его, и развернул лицом к себе.

— Кто старший? – прорычал я, стараясь перекричать сильный грохот.

— Таро! Якудза! – ответил он, срывая голос. Парень явно перепугался от моих действий.

— Рви к нему когти, и доложи, что Игнат Шухов пришел. – скомандовал я. – Пусть подгонят к входу технику. Мне срочно надо свалить с территории базы!

Схватив автомат в руки, боец рванул к лестнице, и в два прыжка преодолев пролет, скрылся из виду. Вскинув трофейную штурмовую винтовку, я выглянул в окно. Несколько БТР стояли на плацу, и вели огонь по прорывающимся на территорию базы Мутантам. Везде лежали горы обломков. Штаб частично прекратил существовать. Сам эпицентр взрыва видно не было, но масштаб разрушений мне уже был предельно ясен. Рвануло слишком серьезно. Так, что стрелявшему по нам танку оторвало башню. Значит сдетонировал боекомплект. Помимо разрухи и мусора, территория была усеяна трупами. Зевакам столпившемся около штаба совсем не повезло. Большая часть отправилась на тот свет. Техника не стала церемониться, и теперь каталась прямо по трупам. Надеюсь Алексей и Тёма не лежат среди завалов.

Поймав крупного Мутанта в прицел, я нажал на спуск. Метил в голову, попал в тело. Винтовка совсем не пристреляна. Это плохо. Попав Мутанту в грудь, пуля взорвалась, и он свалившись на колене, стал разрывать место попадания руками. Отлично, похоже прежний боец тащился от зажигательных пуль. Это даже веселее. Есть два запасных магазина, в которых должны быть такие же. Против регенерирующих Мутантов это самое то.

Выщелкнув еще двоих, я покинул казарму, и занял позицию на крыльце. Обзор увеличился. Стало ясно, что Мутанты прут через две точки. Там, где разрушен солидный участок забора, и через центральный вход. Бронетехника утюжит их по максиму, но многие умудряются прорваться. Их не интересуют плюющееся смертью стальные коробки. За территорией базы на большом открытом пространстве катается танк. Просто давит попадающих на его путь Мутантов. Наверное, кончился боекомплект.

Я старался бить максимально точно, учитывая погрешности прицела. За пару минут уложил около тридцати Мутантов. Бойцы из окон стреляли по-разному. Кто-то одиночными, а кто-то длинными очередями не жалея патронов. Входная дверь казармы распахнулась, и на крыльцо выскочил Таро.

— Вызвал один из Тайфунов. – закричал он с ходу. – Минута. Тебе надо валить как можно дальше от базы.

— Знаю! – закричал я, и зафиксировав движение, свалил бегущего к нам мутанта. Пуля вошла в голову, и та раскрылась как луговая ромашка. Только не бывает ромашек бордового цвета.

— В убежище все нормально? – срывая голос спросил Таро.

Я показал ему большой палец, и продолжил стрелять. Через заслон поперло в двое больше Мутантов. Похоже несколько бронемашин окончательно отстрелялось.

Японец прокричал что-то невнятное, и исчез за дверью. Из-за третьей казармы заложив вираж выскочил бронеавтомобиль «Тайфун-У», и взял направление прямо на меня. Вдалеке за зданиями в небо поднимался столб черного дыма. Не слишком сильный. Значит склад ГСМ уже догорает.

Тяжелый бронеавтомобиль на скорости подлетел к крыльцу, и водитель ударил по тормозам. Подвеска значительно просела, компенсировав силу инерции. Я распахнул водительскую дверь. Боец мгновенно пересевший на пассажирскую сторону оказался знакомым. Один из парней Артура Хамзина. Закинув оружие в салон, я прыгнул за руль, и захлопнув дверь, ударил по коробке.

Территорию базы проскочили полным ходом, подскакивая на ухабах и кусках бетона. Нам открыли коридор для беспрепятственного проезда. Мутанты, что атаковали казарму, потеряли к ней интерес, и попытались преследовать нас.

— Шухов Игнат. – представился я, зная, что боец в курсе как меня зовут. Вот только его имя мне известно не было, и нужно было как-то начать разговор.

— Иван Федин. – представился он. Голос прозвучал отдаленно. Последствия недавнего грохота. – Мог бы и не называть себя. Куда едем?

— Просто по шоссе. – ответил я. – Нужно увести эту бешенную армию Мутантов как можно дальше. Смирнов и Кириенко живые?

Этот вопрос интересовал больше всего.

— Живые. — ответил Иван. – В танке они. По полю круги нарезают.

— Это хорошо. – пробормотал я, практически не слыша голоса. На душе стало тепло и спокойно. Мы не потеряли не одного бойца. – Сильно рвануло?

— Нормально. – ответил Иван, рассматривая мою трофейную винтовку. – Взрывов было несколько. Последний самый мощный. Нас всех заперли в одном из ангаров. Сидели в клетках. После взрыва ангар нормально так продырявило, но к счастью обошлись без потерь. Нас вызволил японец.

— Отделались малой кровью. – подытожил я. – Но невинных жителей погибло слишком много. Все пошло через задницу. План был немного другой.

— Эй, Шухец! – рыкнула штатная радиостанция голосом Алексея. – Ты куда так удираешь? Сбавь ход!

— И тебе не хворать братишка! – ответил я, взглянув на спидометр. Шестьдеся километров в час. Не очень много. – Тёмычу привет! Как взрыв пережили?

— И тебе привет! – сказал Артём. – Взрыв пережили нормально. Как только поняли, что рванет, побежали сломя голову в противоположном направлении. Танк выстрелил. Мы упали. Как учили. Ногами к взрыву. Немного припоняли головы и давай смотреть. Хотелось увидеть…

Тёма замолчал, не договорив.

— А что увидеть то хотелось? – спросил я, сворачивая с дороги в поле.

— Как что? – засмеялся Артём. – Хотелось видеть в каком направлении яйца полетят. Забыл этот анекдот?

— Не знал. – ответил я. – Сейчас не до анекдотов.

— Как там Матвей? – спросил Алексей. – Все живы? Нормально прошли?

— Прошли относительно нормально. Можно сказать, без единой царапины. Матвей живой. Уфимцев остался с ним.

— Это хорошо. – пробормотал Алексей. – А что с Императрицей? Взяли в плен?

— Нет. – ответил я, останавливая машину в поле. – Императрица совсем голову потеряла.

— Это как?

— Тебе лучше не знать…

Базу удалось зачистить от присутствия Мутантов. Они слепо последовали за мной. Многих удалось убить, но преследовать их не было смысла. По мере приближения орды мы постепенно уезжали все дальше. Отдалившись на тридцать километров от Камня-на-Оби, стали дожидаться поддержки. От нечего делать говорили с Иваном, и сорили переговорами в эфир. Нас ожидали долгие пять часов бесполезного нахождения в кабине бронеавтомобиля. Таро связался с Зариповым, а тот в свою очередь пообещал нам скорой эвакуации. Но сперва нужно было дождаться прихода поддержки с дальнего востока…

— Игнат, уходите с зоны поражения. – спокойно сказал Таро в эфир. – Через двадцать минут придет поддержка. Будут утюжить Мутантов.

— Принял. – ответил я.

За время ожидания вокруг нас собралось столько Мутантов, что все было живым. Твари пытались проникнуть в бронеавтомобиль, облепив его со всех сторон. Стучали по нему, и скребли ногтями. Запустив двигатель, я просто поехал по головам. Двадцати двух тонный «Тайфун-У» с легкостью прошел живое одеяло, и выскочив на трассу, устремился назад к базе.

Как прилетел сверхзвуковой бомбардировщик «Белый Лебедь» мы не увидели. Зато услышали последствия применения крылатых ракет воздух-земля. Большой участок поля просто прекратил существовать, вместе со всем, что там находилось. Противостоять оружию массового поражения Мутанты оказались не способны…

Ровно в полночь «Крыло» взлетело с военной базы близ города Камень-на-Оби, и обещало после недолгого комфортного перелета доставить нас на «Северный Клевер». Полетели только несколько раненых бойцов, я, Алексей и Артем. Всем на удивление, но базу посетил Зарипов, и остался ей командовать. Савельев так же напрочь отказался лететь. Между бойцами прошел слушок, что Камень-на-Оби станет новым опорным пунктом. Базу будут восстанавливать. Город обнесут стеной. Совсем скоро на месте развалин должна вырасти Цитадель. Это было ясно как дважды два. Алтай – слишком лакомый кусочек, чтобы бросить его без присмотра. Он нужен нам.

Уже по старой привычке мы расположились в ВИП зоне. Очень сильно хотелось кушать. Хотя по смыслу будет ближе «жрать». На военной базе поесть не удалось. Но в дорогу о нас позаботились. Выдали каждому по сухпайку и по бутылке негазированной минеральной воды.

— Знаете, чего я хочу мужики? – спросил Алексей, вскрывая коробку с индивидуальным рационом питания. – Чтобы эти склады с долбанной сублимированной пищей наконец-то опустели. Достало они уже!

— Ты глянь на срок годности. – сказал я, распаковывая сухпаек.

— До двадцать пятого года! – воскликнул Алексей. – Это сколько же еще лет нам жрать их?

— Еще столько же после окончания срока годности. – буркнул Тёма с набитым ртом.

— Ох, да ну его нахрен! – психанул Алексей, и вскрыв минералку, начал жадно пить.

— Чего ты ноешь? – на полном серьезе спросил я. – Контузило взрывом и шарики за ролики закатились?

— Нет. Все нормально. – ответил Алексей. – Просто немного накипело. Хочется эмоциональной разрядки. Скорости. Драйва. Адреналина в кровь!

— Так лез бы в убежище вместо Игната. — сказал Тёма. – Или Мутантов валил. Мне впечатлений хватило.

— Мне тоже. – согласился я.

— Не то это! – воскликнул Алексей. – Все относительно безопасно. Хочется, как в старые добрые времена. Свист пуль! Баланс на грани жизни и смерти. Когда ты понимаешь, что каждая секунда может быть последней!

— Точно перегрелся! – сказал я.

— Согласен! – подхватил Тёма.

Спорить с Алексеем не стали. Как-то одновременно у всех пропало желание разговаривать, и мы просто стали кушать. Мой организм требовал еды, а затем крепкого сна. После всего пережитого хотелось покоя, и закончив с поздним ужином, я разложил кресло и погрузился в сон. Но нормально поспать не удалось.

— Шухов, просыпайся. – сказал Алексей, чувствительно встряхнув меня.

— Что опять? – спросил я, не открывая глаз.

— Меняем направление. – ответил он. – Возвращаемся. Но не на Алтай, а в Новосибирск. В Толмачево.

— Зачем? – открыв глаза, я понял, что Тёма покинул ВИП зону.

— Зарипов говорит, что там нужна наша поддержка. Нужно вывести Мутантов из города.

— Вот и отдохнули! – воскликнул Тёма, вернувшись в помещение с двумя увесистыми сумками. – Новая снаряга. – он бросил сумки на пол.

— Знакомые сумки. – сказал я. – Мы и набивали их в Толмачево…

«Крыло» оставило нас на аэродроме, и снова взлетело, мгновенно растворившись в ночном небе. Мы окунулись в звуки идущего с Мутантами боя. Выставленные переброшенными с других баз бойцами заслоны пока держались. Многочисленные полосы трассеров освещали ночной мрак. Работали зенитные установки, крупнокалиберные пулеметы, и прочее стрелковое оружие. В небе кружили два вертолета «Ми-28» Ночной Охотник, и утюжили прилегающую территорию аэродрома. С момента нашего последнего посещение здесь многое изменилось. Толмачево перестал быть временным пунктом переброски. Значит Президент решил отбить у тварей еще одну точку матушки России.

— Парни, мы приготовили для вас две машины. – прокричал коренастый мужик одетый в армейский бушлат. – Бронеавтомобиль «Волк» и «Тигр». Берите любой на выбор. Оба с турелями. Кто из вас останется?

В трехстах метрах от нас заработали установки «Град». Свистящий звук и вспышки реактивных снарядов на несколько долгих секунд осветили аэродром. Совсем скоро эти снаряды долетят до места назначения, и будут сеять смерть всему, что окажется в зоне их поражения. Установки отстрелялись, и теперь парням, обслуживающим их предстоит долгая физическая работа.

— Мы все уезжаем! – громко ответил Алексей, любуясь уходящими в ночное небо снарядами. – Возьмем один «Тигр». Большего не нужно. Красиво у вас тут!

— Да куда уж красивее! – проорал коренастый, хлопнув Алексея по плечу. – Давайте мужики. Говорят, Мутанты и зараженные последуют за вами. Слабо верится, но хотелось бы, чтобы было именно так!

— Главное по нам артиллерией не отработайте! А уж Мутантов мы от вас уведём…

— Коридор предоставим. – закричал коренастый. – Установки работают один раз в час…

Машина была набита оружием, патронами, подствольными гранатами, бутылками с водой ну и конечно-же сухпайками. Куда без них. Алексей сильно ругаясь, сел за руль. Тема расположился на переднем сиденье, а я сзади, в компании оружия и амуниции.

Территорию аэродрома покинули без происшествий, и выскочив на шоссе, взяли направление на Омск.

— Командировка продолжается. – сказал Тёма, копаясь в планшете. – Хотя, я бы не отказался от полноценного отдыха.

— Это уже не командировка, а полноценная вахта. – пробормотал я, устраиваясь в кресле поудобнее. – Сейчас бы на базу, да в теплую постель…

— Чего разнылись девочки!? – рыкнул Алексей, прибавляя газу. – Шух, ты смотрю совсем обленился. С каких пор стал мечтать о теплой постельке? – спросил он, не поворачивая головы.

— Отдохнуть хочу. На волосок от смерти был. – пробормотал я.

— Это как? – спросил Тёма, развернувшись в кресле.

— Когда через резервный вход с Уфимцевым пробирались. – рассказал я. – Высунул голову, и пуля прошла в нескольких сантиметрах от макушки. Даже волосы зашевелись. Чуть ниже, и лежать мне там с разбросанными по бетонному полу мозгами. Сперва не испугался, а сейчас даже жутковато как-то.

— А шлем не судьба была одеть? – спросил Алексей.

— Сдох шлем. – объяснил я. – Ты же сам знаешь, когда аккумы садятся, он стает ненужной безделушкой. Предъявить бы за это «Прометею».

— Теперь не кому предъявлять. – сказал Тёма. – Контора сдулась. Но перспективы у них были хорошие. Тот же «Ратник-5». Все параметры просто отличные. Проблема только с питанием. Ему бы батарею мощную, которая сутки держит, цены бы не было.

— Костюмчик мне понравился. – проговорил Алексей, предельно сосредоточившись на ночном шоссе. – Весело тогда было. Помню испуганные глаза наемника, когда поднял его одной рукой и прижал к стене. Умер он безболезненно. Просто расплющил ему голову ударив по ней кулаком.

— Жаль, что они сдыхают так быстро. – пробормотал я.

— Ага. – согласился Тёма. – И стоили как десять таких внедорожников.

— А у меня идейка есть! – радостно воскликнул Алексей. – Что, если на одной из баз устроить что-то на подобии арены?

— Драться с Мутантами в клетке? – спросил я.

— Да. – согласился Алексей. – Кто на что горазд. Ставки не ставки. С голыми руками, ножом или пистолетом.

— С голыми руками самоубийство. – пробормотал Тёма. – Даже Шухов не сможет завалить Мутанта без оружия. С ножом возможно завалит. – Тёма повернул голову на меня. – Я прав?

— Однажды с психу завалил одного без оружия. – рассказал я совершенно спокойно. – Сломал ему руку. Долго барахтались в партере. Борьбе он не обучен. В итоге размозжил башку ногами.

Две пары глаз удивленно уставились на меня.

— На дорогу смотри. – сказал я Алексею.

— Нормально ты психанул. – сказал Тёма, качая головой.

— Это у него побочный эффект такой был. – объяснил Алексей. – Зато он теперь чувствует присутствие Мутантов.

Фары внедорожника высветили стоящего посреди проезжей части Альфа-Мутанта. Внушительный экземпляр. Ростом не выше меня, но мышечной массы просто горы. Здоровенный лысый детина, испещренный шрамами и свежими рубцами. Мутант был не один. Рядом с ним лежал обычный зараженный с переломанными в нескольких местах ногами. Он пытался ползти, но более сильный сородич надежно придавил его ногой к асфальту. Алексей прибавил газу, и решил сбить Альфа-Мутанта.

— Стой! – рявкнул я, и он нажал на тормоз. Машина остановилась в пяти метрах от тварей.

— Ты чего? – удивленно спросил он.

— Что-то здесь не так. Давай посмотрим, что он будет делать. – сказал я. – Первый раз вижу, чтобы Мутант издевался над меньшим собратом…

Альфа-Мутант несколько секунд смотрел на нас, а затем убрав ногу с зараженного, сел ему на спину. Схватив добычу за голову, он несколько раз приложил ее об асфальт. Нам показалось, что даже в машине был слышен хруст черепных костей. Это было невозможно, но воображение само дорисовало звук. Закончив стучать зараженного, Мутант мощными пальцами разорвал череп на части и извлек мозг наружу. Поднявшись на ноги, он подошел к капоту внедорожника, и положил мозг на него.

— О нас беспокоиться! – воскликнул Алексей, без капли отвращения. – Мол имеет в виду, чтобы мы выходили и угощались. Так сказать, приглашает присоединиться к трапезе.

— Раньше Мутанты не убивали зараженных. – сказал я. – По крайней мере живых. Трупов съедали.

Снова схватив мозг в руки, Мутант принялся жадно есть его. Мой желудок скрутило приступом рвоты, сухпаек стал проситься наружу. Тёма тоже сморщился. Только Алексея картина развеселила, и он нажал на пневматический сигнал. Громкий звук совсем не испугал Мутанта. Он просто проигнорировал его.

— У вас рожи, будто вы вместе с ним мозги едите! – засмеявшись сказал Алексей. – Не наблюйте в салоне. Тёма, влупи ему в голову турелью.

— Турель не достанет. Угол наклона не позволит. – сказал я. – Похоже этот Альфа слишком разумный. Может выйти на улицу?

— Ты издеваешься? – спросил Алексей. – Он разделает тебя, как только дверь откроешь. А потом и нас. Можно сдать назад и прикончить турелью.

— Мутант не проявляет агрессии. – не согласился я. – Подождем, пока закончит трапезу. Помниться старый знакомый обещал мне поговорить в реальности. Может это именно тот момент?

— Даже если эта тварь умеет разговаривать, — пробормотал Тёма, — то выходить все равно не стоит. Забыл, что они все хотят тебя прикончить?

— Не забыл. – ответил я, покачав головой. – Но кто-то совсем недавно заикался про арену, но теперь боится.

— Если хочешь, выходи. – сказал Алексей.

— Тёма, перелезь. – попросил я, проверяя пистолет. – Я выхожу. Леха, сдай назад на десять метров.

— Ты шутишь? – в голос спросили оба.

— Нет. – рявкнул я. – Не шучу. На полном серьезе выхожу на улицу. В радиусе двухсот метров это единственный Мутант. Бояться нечего.

На самом деле мне было немного страшно. В том, что это единственный Мутант на этом участке местности я не сомневался. Внутренний локатор пока не подвел не разу. В момент выхода на улицу у меня будет достаточно расстояния, чтобы выстрелить. И на девяносто пять процентов я уверен, что убью его первой пулей. Какими бы сильными и крепкими они не были, но девятимиллиметровая Парабеллум пробивает их череп на ура. И все-таки я немного боялся. Казалось, что тварь приготовила мне сюрприз. Но и выйти хотелось. Не просто так он здесь стоял и ждал нас. Чувствую, что не просто.

— Ну ты псих Шух! – воскликнул Тёма, перелезая назад. Двум здоровым мужикам в полной экипировке было трудно развернуться в тесном салоне «Тигра».

— Подай шлем. – попросил я, усевшись спереди, но потом передумав, отмахнулся. – Не нужен. Только мешать будет.

Алексей включил передачу, и сдал назад. Мутант не обратил на внедорожник внимания, продолжив поедать мозг.

Глубоко вдохнув, я открыл дверь и вышел на улицу. Альфа-Мутант не среагировал, лишь удостоив мое появление взглядом. Похоже мозг был для него чем-то вроде деликатеса. Дверь закрывать не стал. Мотор внедорожника плавно прекрати работать.

Держа тварь на прицеле, я подошел к переднему колесу и остановился. Пистолет держал наготове. Одно движение Мутанта и палец сам нажмет на спуск. Тела вошло в напряжение. Сердцебиение ускорилось. Адреналин выбросился в кровь. Боевой режим включился не спросив разрешения. Движения челюсти, пережевывающей мозг, стали медленнее.

— Что тебе нужно? – спросил я, не надеясь услышать ответ.

Чуда не произошло. Альфа-Мутант не заговорил. Засунув последний кусок мозга в рот, он быстро пережевал его и проглотил. А затем очень громко, и кажется довольно, рыгнул.

— Может просто пристрелить тебя? – крикнул я, постоянно прислушиваясь к ощущениям. Профукать появление новых мутантов не хотелось.

— Акхрг… — вырвалось из его глотки, но он продолжил стоять на месте. Измазанные кровью подбородок и грудь предавали ему жуткого шарма.

— Повтори! – громко сказал я.

— Гиблое дело Шух… — долетел голос Алексея из салона.

— Акрхкам… — утробно прорычал Мутант, но я так и не смог разобрать, что это значит.

— Давай еще попыточку. – попросил я.

— Аркахаим… — прорычал Альфа-Мутант.

— Слыхали? – спросил я, постоянно держа тварь на прицеле.

— Он сказал Аркаим? – поинтересовался Алексей.

— Повтори! – рявкнул я.

— Аркхаим… — более тихо сказал Альфа-Мутант. Назвать это просто звуками было нельзя.

— Быстро учишься. – пробормотал я.

Похоже старый знакомый врак не соврал. Он реально развивает свои творения. И развивает достаточно быстро. Высокая регенерация, огромная физическая сила, умение управлять более слабыми Мутантами, теперь еще речь. Что же будет дальше? Какой сюрприз готовит нам Программа Уничтожения? Может это и есть четвертая волна?! Хотелось бы надеяться. Пока твари не научаться держать оружие, мы сможем легко истреблять их. Приспособимся, как и прежде. Ударят морозы, и им придётся отступить. Многие замерзнут. Зима будет на нашей стороне. Главное дотянуть. Осталось совсем немного.

— Почему Аркаим? – громко спросил я. – Или ты не знаешь других слов?

— Аркхаим хам хе фог… — долго и хрипло выговорил Альфа-Мутант.

— Ниф-ниф наф-наф? – не сумев сдержать улыбку спросил я. Из машины раздался хохот.

— Кончай угорать Шух! – крикнул Тема. – С тобой разговаривают, а ты передразниваешь.

— Мне кажется он сказал – Аркаим вам не помог. – проговорил Алексей, покинув внедорожник. Его автомат уставился на Мутанта. – Не опасно? – спросил он. – Другие твари не идут.

— Пока тихо. Этот единственный. – успокоил я.

— Ты понимаешь, что мы можем убить тебя? – спросил Алексей. – Если да, то кивни.

Альфа-Мутант кивнул.

— Хреновый из тебя Шух переговорщик! – крикнул Тема из салона. Турель на крыше зашевелилась. Все-таки решил подстраховаться.

— Какой есть. – ответил я.

— Ты пришел поговорить? – спросил Алексей Альфа-Мутанта.

Тот покачал головой.

— Слишком умная тварь. – пробормотал я. – Быстро учиться.

— Ааа прщл убхит гхас… — прорычал Мутант.

— Все понятно. – сказал Алексей. – Говорит, что он пришел убить нас. Если не ошибаюсь конечно.

— Тогда убивай! – рыкнул я, и сделал шаг вперед.

Не стоило быть настолько самонадеянным. Альфа-Мутант дернулся, и я выстрелил. Пуля ушла в пустоту. Практически сразу застрочил автомат Алексея. Тварь с невероятным проворством рванула в строну, уходя от длинной очереди. Я точно увидел, что Алексей попал ей в тело. Длинный прыжок, и Альфа-Мутант ушел в темноту. Крупнокалиберный пулемет на крыше внедорожника выплюнул две пули, разбив асфальт и в ушах зазвенело.

— В машину резко! – крикнул Алексей.

Для него опасности было меньше. Тварь сместилась на мою сторону дороги. Развернувшись, я взял темноту на прицел, надеясь хоть что-нибудь разглядеть. Как безмолвная тень Альфа-Мутант возник передо мною, и словно таран ударил всем корпусом. Только сейчас я понял, что моя реакция ничего не стоит. Хваленый боевой режим. Режим бога. Все быстро заживает. Бесстрашный воин…

От сильнейшего удара о крыло машины в грудной клетке что-то неприятно хрустнуло. Воздух покинул ее. Тупая боль охватила тело. Я упал. Что стало с пистолетом совсем не интересовало. Хотелось вдохнуть. Сознание взорвалось мириадами искр. Я почувствовал, что упал на землю. Перед глазами мелькнул свет. Похоже тварь подняла меня в воздух. Нож! У меня есть нож! Шансовый инструмент. Он всегда весит на поясе. Я никогда не забывал про него. С ним можно выжить. В глухой тайге или африканских джунглях. Нож увеличивает шансы многократно. Дотянувшись до пояса, я выхватил его и ударил вслепую. Попал во что-то твёрдое. Застрочил автомат. Левое плечо взорвалось болью. Хрустящий звук ломающихся костей стал ее спутником. Похоже тварь меня убивает! Автомат застрочил снова. Стальная хватка на шее расцепилась. Я понял, что куда-то лечу. Альфа-Мутант зашвырнул меня словно снаряд. Слишком долго лечу. Ну наконец-то земля. Очень твердая. Почему-же я ничего не вижу? Но слышу, как строчат уже два автомата. От удара об асфальт снова где-то хрустит. Сознание держится еще мгновение, а затем наступает темнота…

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели