Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 10

Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 10
Голосов: 26

Глава 10 Бегство

Боль…
Она была повсюду. И сразу нигде. Казалось, что я сам стал болью. Бывало становилось настолько невыносимо, что я был готов умереть. Но разве может умереть ничто? Меня разобрали на молекулы. Порвали на атомы. Распылили на глюоны и кварки. Какой большой не была вселенная, но я разлетелся по ней. Став ее частью. Нет, я сам стал вселенной. Вселенной боли и страдания. Мои галактики умирали. Звезды взрывались. Темнота приближалась. Приближалось забвение. Забвение длинною в вечность…

Но даже вечность не может длиться вечно. В какой-то момент в одном из уголков необъятного пространства зародился свет. Он начал плавно расходиться в стороны, заполняя боль. Страдания отступали, сменяясь полным безразличием. Я забыл все. И понял, что должен бороться. Ведь свет, наполняющий меня на самом деле обман. Мне снова стала нужна боль. Я понял, что старый добрый враг нашел меня даже здесь…

Нужно бороться. Нужно дать отпор. Собрать силы и ударить. Я должен выиграть этот бой. Любой ценой…

Это был удар вселенского масштаба. Свет, что казался мне приятным и несущим безразличие не был таковым. Его имя – Программа Уничтожения. Своего я не вспомнил. Но чтобы драться не нужно знать, как тебя зовут. Собрав остатки воли, я представил, что всепоглощающий свет отступает. И он замер. Остановился. Моя воля остановила его. Я нанес ему хлесткую оплеуху.

— Тебе не победить меня…

Слова несли хаос и смерть.

Я бился на грани сил. Но не сдавался. Потому что знал если дам слабину, то окончательно исчезну…

Поражение. Оно было близко. Совсем скоро. Надежды таяли. И на помощь можно было не рассчитывать…

Но помощь пришла…

Кто большой и могущественный вмешался и изменил ход сражения. Программа Уничтожения отступила. Незримая рука помощи выдернула меня из небытия, и собрала заново. Я снова стал личностью. Человеком. Вспомнил как меня зовут. Но не знал кем был спаситель. Но он был гораздо могущественнее противника. Он с легкостью прогнал его. Так прогоняет дворовую шпану матерый волкодав…

Какое-то время я чувствовал присутствие спасителя. А затем понял, что пора возвращаться домой…

Тело отозвалось болью сразу, как я пришел в сознанье. Да и не могло оно называться телом. Мясо было бетоном, кости арматурой. Я стал куском монолита, по которому тщательно прошлись отбойным молотком. Бетон потрескался и потерял прежнюю крепость, но до конца не разрушился. Хотелось открыть глаза, но это требовало неимоверных усилий. Не рук не ног не чувствовалось. Зато чувствовались легкие. И по ощущениям они превратились в расплавленный метал, который обжигал диафрагму при каждом вздохе. Головы тоже не особо радовала, перетрансформировавшись в кипящий чайник. Хорошо, что на нем не было свистка. Тогда бы я точно сошел с ума…

Время тянулось предательски долго, и оставалось только одно. Ждать…

Постепенно вернулась чувствительность. Ноги были на месте. Руки тоже. Но правая усердно чесалась, и нервировала покалыванием в пальцах. Левое плечо тоже чесалось и назойливо зудело. Но я был жив. И как не странно цел. Вот только определить где нахожусь оказалось не в силах. Последнее, что помнил – схватку с Альфа-Мутантом, хруст своих костей и забвение. Хотя нет. Была еще одна схватка. С Программой Уничтожения. И я проиграл бой, но вмешался кто-то более могущественный и изменил ход событий. А затем я вернулся.

Боль в груди стихла. Кипящий чайник испарился, вернув голову обратно. Медленно, но верно, боль отступала. Тело снова наливалось жизненной силой. Глаза. Хотелось открыть их, но во время боя я ничего не видел, и страх не давал это сделать. Что, если их больше нет? Усилием воли я поднял свинцовые веки. Ничего не изменилось. По-прежнему темнота. Или нет. Где-то позади меня светиться электронное табло. А в паре метрах слышно тихое дыхание. Человек спит…

Пролежав еще с час, я сумел как следует понять обстановку. Маленькая палата. Свет выключен. Тело обвито различными датчиками. Гипса нигде нет. Но это не странно. Устаревшее гипсование мало кто использует. Давно перешли на титан. Во рту было сухо, как в пустыне Сахара.

— Пить… — прохрипел я.

Человек лежащий в двух метрах на стульях зашевелился. Я не сомневался, что это Наташа. Видеть в темноте она не могла, поэтому сместившись к стене, щелкнула выключателем. Яркий свет болезненно ударил по глазам. Я машинально зажмурился, и издал звук относительно напоминающий матерное слово.

— Слава богу! – воскликнула Наташа, и разревелась. – Наконец-то очнулся…

— Дай попить… — прохрипел я.

— Ты не регенерируешь. – сказала Наташа всхлипывая, и положила мне на губы пропитанную водой тряпку.

— Регенерирую. – ответил я, жадно хватая попадающие в рот капли воды. – Может дашь побольше? Литра два, три.

Наташа извлекла из прикроватной тумбочки литровую бутылку, и приподняв мне голову, поднесла ко рту. Никогда в жизни я не пробовал ничего вкуснее. Организм просил воды. Он ее жаждал. Я жадно глотал воду, пока она не кончилась. В итоге Наташа сбегала куда-то, и принесла еще. Я выпил два с лишним литра и только тогда почувствовал, что жажда начинает отступать.

— Не плач. – сказал я, пытаясь успокоить Наташу.

Она склонилась на до мной, и поцеловала.

Спустя пару минут ей удалось немного успокоиться. В зареванных глазах светилась радость.

— Ты был в коме семь суток. – сказала она, тихонько всхлипнув.

Да, нехило так Альфа-Мутант меня уработал. Семь суток комы! Кто бы знал, что все так обернется. Но я жив. И это самое главное. Организм стремительно восстанавливается. Кровь разгоняется в жилах. Еще десять минут назад мне было гораздо хуже. Приподняв правую руку, я сжал и разжал пальцы. Проверил левую. Затем ноги. Все двигается, работает, сгибается-разгибается. Значит еще повоюем.

— Сильно мне досталось? – спросил я. – Почему ты сказала, что я не регенерирую?

— Все семь дней ты балансировал на грани жизни и смерти. – тихо сказала Наташа. – Куча врачей боролись за твою жизнь, но ничего не могли сделать. Ты не хотел жить. Не боролся!

— Боролся. — сказал я, покачав головой. – Но не за жизнь. Боролся с Программой Уничтожения. Это трудно объяснить. И даже боем не назвать. Но я почти проиграл, а затем вмешался кто более могущественный и спас меня.

— Ты хочешь есть? – спросила она, пропустив мой рассказ мимо ушей. Или не пропустив, а достаточно ловко изменив тему. Скорее всего последнее. Ловко, не поспоришь.

— Согласен даже на сухпаек! Голодный до ужаса! – воскликнул я, сделав вид, что ничего не заметил. – Кстати, где мы находимся?

— В «Ковчеге». – ответила Наташа, и вскочив побежала к выходу из палаты. – Сейчас принесу тебе поесть. – сказала она, и хлопнув дверью исчезла.

Я решил разобраться с положением. Силы стремительно возвращались. Еще литрушку воды я бы выпил с удовольствием. Скомкав простынь, бросил ее на стулья. Нужно было попросить ее принести мне одежду. Ну ладно, сейчас что-нибудь придумаю.

Под правую ключицу вставлен катетер, к которому прицеплена капельница. Питательный раствор. Я вырвал его из тела, и принялся снимать датчики. Правая рука плотно забинтована. Не болит, но жутко чешется. На левом плече большая повязка. На ребрах тоже. Все зудит и нервирует. Значит заживает.

От души похрустев шеей, я попытался встать и чуть не упал. Голова сильно закружилась. С минуту стоял возле кровати совершенно голый, повернувшись задом к двери. Да, ситуация! Хорошо, что никто не вошел.

Справившись с головокружением, я обошел кровать и взял простынь. Замотаться удалось с первой попытки. Жаль нету зеркала. Выгляжу как Римский Патриций. Вот только рожа скорее, как у Варвара.

Открыв дверь, я вышел в большой и хорошо освещенный коридор. Высокий потолок, что для убежища явление очень редкое. Кругом плакаты. Все на английском языке, и все медицинские. Один явно вещает о вреде курения. Значит я в медицинском блоке убежища.

В десяти метрах из перекрестного коридора выскочил человек в белом халате и увидев меня, замер. Ну мне не сложно. Я сам направился к нему.

— Шухов, вам нужен покой! – пробурчал он, на ломаном русском. – Как вы вообще смогли встать?

По виду вроде казах. Лицо удивленное, словно перед ним не человек, а Мутант, предложивший перекинуть в шахматы.

— Со мной все в порядке. – сказал я максимально убедительно. – Тут девушка не пробегала? Кушать хочу сильно.

Наташу я заметил раньше, чем доктор придумал убедительную фразу, и попытался озвучить ее. Она выкатила тележку с едой из-за поворота и быстро направилась в нашу сторону.

— Все понял! – сказал я раньше, чем доктор открыл рот. Хотелось поднять руки, но ребра отзывались болью на малейшее движение. – Возвращаюсь в палату. Постельный режим и все такое. – развернувшись, я направился к уже знакомой двери. – Обещаю не покидать ее…

— Ну вот зачем ты встал раньше времени? – спросила Наташа, уперев руки в боки, и вперив в меня грозный взгляд. – Не терпеться снова бежать спасать человечество?

— А где Лёха? – пробубнил я, трамбуя в рот пельмень за пельменем. – Хочу подробностей.

— Живой твой Лёха. – недовольно пробормотала Наташа. – Но в «Ковчеге» его нет. Ты даже не хочешь узнать, как сюда попал?

Я покачал головой, и откусив приличный кусок хлеба, запил его компотом.

— Вообще помнишь что-нибудь? – спросила Наташа. – Узнать сколько переломов не хочешь?

— Ключица в хлам. – пробормотал я, когда удалось прожеваться. – Три ребра сломаны. Рука сломана. Лоб разбит. Был. Я регенерирую, и те железяки, что в меня вставили, сильно мешают.

— Как ты это узнал? – удивленно спросила Наташа, но позы руки в боки не поменяла. Меня это сильно забавляло. С таким же успехом пушистый кролик может пытаться испугать хитрого лиса.

— Я чувствую тело как никогда раньше. Это новая мутация. И она мне нравится…

— Что именно в тебе изменилось? – заинтересованно спросила Наташа. Суровость во взгляде сменилась любопытством.

— Категорических изменений нет. – сказал я, и отодвинув опустевшую тарелку из-под пельменей, заменил ее на картофельное пюре с котлетой. — Чувствую инородные предметы в теле. Ощущаю, как срастаются кости. Те вещи, которые раньше происходили сами по себе, теперь поддаются полному контролю. Мне под силу перебросить все силы организма только на регенерацию правой руки. Свободно могу замедлить сердцебиение, и не дышать в течении десяти минут. Возможно больше. Стоит установить максимальный предел.

— Тебе нужно долечиться. – утвердительно сказала Наташа.

— Нужно вытащить из меня титан. Мне некомфортно чувствовать инородные предметы. – сказал я. – И еще нужна одежда.

— Сейчас схожу. – согласилась с просьбой Наташа. – Но вытаскивать пластины пока рано.

Дверь в палату распахнулась, и влетел немолодой доктор. Растрепанный и запыханный, словно после марш броска.

— Кто разрешал вставать? – скороговоркой выпалил он, злобно уставившись на меня. По морде не скажешь точно на кого похож. Вроде русский, да и говорит без акцента.

Я пожал плечами и спокойно продолжил кушать. Похоже скоро придётся посетить столовую. Нужно восполнять потери веса. На ноги и руки жалко смотреть. Я скинул за время пребывания в коме минимум десятку. Ссохся как египетская мумия.

— Павел Федорович, не ругайтесь пожалуйста. – ласково пролепетала Наташа. Я кинул на нее удивленный взгляд, и она погрозила мне маленьким кулачком. – У Игната восстановилась регенерация. Он стремительно идет на поправку.

— Но это невозможно! – воскликнул Павел Федорович. – Кости не могут срастаться так быстро. Это противоречит…

— Апокалипсис тоже был невозможен. – буркнул я, закончив с приемом пищи. – Но он случился. Потом мутации зараженных. Древние. Все эти проги-защиты. Я не удивляюсь теперь ничему. Но вопрос не в этом. Когда из меня вытащат железки?

— Но они нужны… — начал Павел Федорович, и я резко хлопнул в ладоши. Звук получился достойный, будто в палате разорвалась петарда.

— Железки не нужны. – твердо сказал я. – Они мешают мне. Инородные предметы в теле. Вы просто не можете представить каково это. Я пытаюсь восстановить поврежденные кости, но в них завернуты саморезы.

— Вы не должны их чувствовать! – воскликнул Павел Федорович.

— Здесь есть другой врач? – спросил я Наташу. – Казах в коридоре мне больше понравился.

— Постойте Игнат. – сказал Павел Федорович. – В коридоре вы встретили моего ассистента. Мы можем решить вашу проблему. Если вы настаиваете, то операцию по извлечению титана можно провести в любое время. Завтра вас устроит?

— Можно прямо сейчас. – ответил я…

***

Операционная была практически в шаговой доступности. В этом плюс убежища. Никаких лифтов, длинных переходов из корпуса в корпус, смены каталок и прочей больничной тягомотины. Операционная как операционная. Никакой разницы с теми, что доводилось видеть раньше. Видеть, лежа на операционном столе. Или вообще не видеть, пребывая в бессознательном состоянии. Ситуации были разные, и все не похожи друг на друга и тем не менее практически одинаковые. Общий наркоз, местная анестезия, память вытащила слово «спинальная анестезия». Веселенькая такая процедура. Практически безболезненная. Тебе загоняют в позвоночник иглу и водят препарат. Ты находишься в сознании, но при этом ничего не чувствуешь. Ощущения приходят потом. Я называл их «отходняк». После того как тебя разберут на запчасти, а потом сложат обратно нервные окончания воют как прокаженные. Гамма ощущений обеспечена на сутки и более. Опять-таки все зависит от степени повреждения. Но спасают наркотические обезболивающие.

В этот раз все было гораздо проще. Я вошел в прохладную операционную и лег на стол, заранее избавившись от заменяющей одежду простыни. Пожилая медсестра быстро избавила меня от повязок, притом постоянно ругаясь и взывая к богу. Напрасно она это делала. Не он сделал меня таким. Но эффект превзошел все ожидания. Разрезы недельной давности уже успели зарасти и превратились в розовые рубцы. Я восстанавливал свое тело, с легкостью контролируя процессы. Главным бонусом новой мутации стало умение контролировать нервные окончания. Можно было выключать боль. Засунуть руку в кипяток и при этом ничего не чувствовать. Поэтому извлечение титана прошло без анестезии и полностью безболезненно. Мне разрезали предплечье и выкрутив множество саморезов из кости, демонтировали пластину. Было весело смотреть на удивленных травматологов, которые ожидали, что я все же не выдержу боли и потеряю сознание. В факт отсутствия боли они так и не поверили.

Пока разбирались с извлечением пластины из ключицы, я перебросил все ресурсы регенерации на правое предплечье и практически полностью заживил разрезы к концу операции.

— Это не поддаётся объяснениям! – воскликнул Павел Федорович, когда с процедурами было покончено, и я начал одеваться. – Вы можете рассказать, как вам это удается?

— Могу. – ответил я. – Раньше регенерация проходила без моего ведома, но была практически такой же высокой. Сейчас я могу контролировать все процессы усилием мысли. В данный момент мне требуется огромное количество энергии.

— Какой энергии? – спросил казах, который также присутствовал на операции.

— Энергии получаемой из пищи. – ответил я. – Побочный эффект быстрой регенерации – истощение организма. Я потерял много мышечной массы. Ее пришлось сжечь для восстановления повреждений, после того как я очнулся. Сейчас я более серьезно разобрался как управлять собственным телом. Все, что съел более часа назад уже переварилось. Пришлось заметно ускорить работу пищеварительной системы. Так же мне требуется очень много воды.

— А это не вредно для организма? – поинтересовался Павел Федорович. – Может нам все же сделать рентген грудной клетки?

— Легкие в полном порядке. – успокоил я. – Остальные органы тоже. Через три-четыре часа мой организм будет в полном порядке. Мышечную массу восстановлю до оптимального значения за пару дней. Затем запущу процессы укрепления скелета, и немного подкорректирую скоростно-силовые качества. Не хочу больше попадать в подобные ситуации.

— Вы Мутант Игнат. – протянул Павел Федорович. – Как бы грубо это не звучало.

— Нет, не Мутант. – ответил я. – Просто немного измененный человек. Во мне лишь малая часть способностей, которыми обладали наши предки.

— О каких предках вы говорите? – спросил врач.

— О первых людях. Какими нас задумал Создатель. Но мы потеряли все способности и превратились в жалкие уязвимые создания. И только по своей вине. Если бы в наше существование не вмешивались извне, то человечество давно бы погибло. Самоуничтожилось.

— Давайте не будем об этом. – остановил меня Павел Федорович. – Интереснее ваши возможности. Вы сказали, что измените себя. Увеличитесь в размере? Будете гигантом?

— Нет. – ответил я засмеявшись. – Дальше этого размера не прыгнешь. К счастью. Можно нарастить горы мышц, но они не сыграют большого значения. Есть золотая середина. И я не маг. Всего лишь человек. Пусть и со сверхспособностями.

— А что с процессами отмирания клеток? – поинтересовался казах. – Вы стареете?

— Именно сейчас молодею. – ответил я. – Возможно от старости умереть мне не удастся. Поврежденные клетки организма заменяются новыми. Но при условии поступления энергии. Я могу умереть от голода. И умереть от физических повреждений. Выстрел в голову или сердце убьет меня так же эффективно, как и любого другого человека. Если сломаю шею, то возможно выживу, но проверять нет желания. С таким образом жизни гораздо вероятнее умереть от руки Альфа-Мутанта, чем от старости.

— Я теряюсь в вопросах! – воскликнул Павел Федорович. – Их слишком много.

— К сожалению, должен покинуть вас. – спокойно сказал я, и по очереди пожал руки каждому. — Спасибо за проделанную работу. Думаю, я отвечу на все ваши вопросы, но чуть позже…

Отсалютовав на прощанье рукой ошеломлённым докторам, я быстро покинул операционную.

Наташу нашел на большом удобном диване, который зачем-то стоял прямо в коридоре. Может именно для таких случаев. Поджав колени к груди, она тихонько посапывала.

— Просыпайся, Хатико. – сказал я шепотом ей на ушко.

— Уже все? – спросила она, резко приняв сидячее положение и удивленно хлопая большими глазами. – И я не Хатико!

— Ждёшь же. – сказал я, и подхватив Наташу на руки, закружил по коридору.

— Пусти дурачок, у тебя же переломы! – запричитала она, пытаясь спрыгнуть с моих рук.

— Заросли уже. Здоров как бык, или еще здоровше… – пробормотал я, аккуратно поставив ее в вертикальное положение. – Давай принцесса, веди меня в столовую!

Радостно запрыгнув мне на спину, Наташа указала мне направление в котором нужно идти. Но через несколько шагов меня позвал Павел Федорович, выскочивший из операционной.

— Игнат, можно еще один вопрос?

— Конечно. – ответил я, развернувшись. – Но только один.

— Вы так много знаете. – начал он. – Мы во вселенной не одни?

— Одни. – ответил я. – Именно в нашей вселенной мы одни единственные.

— А разве есть другие? – нахмурившись спросил Павел Федорович.

— Это уже второй вопрос. Но так уж и быть, отвечу. – сказал я. – Вселенных должно быть много. Но мне о них ничего не известно…

Столовая «Ковчега» удивила не на шутку. Большая и красивая. Дубовые столы и удобные стулья. Финансирование шло на высшем уровне. Приятное освещение и экраны на стенах, имитирующие пейзаж Гималайских гор. В воздухе стоял запах изысканных блюд и восточных пряностей. Посетителей было не много. Около сорока человек. Для помещения на триста с лишним персон это было очень мало. Четыре официанта сидели около окон выдачи и что-то активно обсуждали на английском языке. Все разных национальностей.

Через десять минут нам накрыли шикарный стол, и я принялся поглощать вкуснейшие блюда. Слово «столовая» совсем не подходило для названия и звучало довольно грубо. «Элитный ресторан» — более близкое по значению. Немного позже я узнал, что таких «столовых» в убежище более пяти штук. Все разные по размеру и классовой принадлежности. Куда же без этого. Негоже элитным политикам и владельцам корпораций кушать вместе с обслуживающим персоналом. Даже апокалипсис их ничему не научил. К сожалению. Кому нужны твои миллиардные счета, если ты сейчас без толку слоняешься по матушке земле, превратившись в безмозглую тварь. Или давно разложился и превратился в кучку переработанного дерьма. Нет, этот мир не изменить. И я задумался, а надо ли его спасать? Может на самом деле Программа Уничтожения не зло? Может зло – само человечество? Творец не мог так просто создать такую сложную структуру, способную разом уничтожить большую часть его творений. Он подготовился. Или может быть на самом деле Программа Уничтожения создана не Творцом? Может есть кто-то второй? Или первый? Первый после бога. Его заместитель. Нет, мне этого не понять. Слишком узко человеческое мышление. Слишком скуден наш язык. Слишком несовершенно наше зрение. И все слишком запутано…

— Ешь, а то остынет. – сказала Наташа, прервав мои размышления. Она медленно потягивала вишневый сок через трубочку, задумчиво осматривая меня. – В тебе многое изменилось. Узнал что-то новое?

Я покачал головой, и схватив ложку, стал уплетать еще горячую солянку.

— Кто из наших в «Ковчеге»? – спросил я. Еще в коридоре тренированный взгляд подметил зашпаклеванные стены. Умело зашпаклеванные. И отметины на полу. Никакой крови. Трудно докопаться. Но я все понял. «Ковчег» не пал, как мне говорили. Тут был переворот. Смена власти. Никаких Мутантов или зараженных. Работала группа профессионалов. И работала очень грамотно. Убрали неугодных людей. Тех, кто хотел применить ядерное оружие. Просто нам как всегда дали не всю информацию. Зачем пешкам знать о планах игрока. Или в данном случае игроков. Даже немного обидно осознавать, что тебя все это время использовали. При том прицепив умелый поводок.

— Никого нет. – улыбнувшись ответила Наташа. – Алексей и Тёма на каком-то важном задании. Матвей Савельев и Таро Судзуки на базе близ Камня-на-Оби. Президент на базе «Северный Клевер». Илья Зарипов на базе Толмачево.

— Кто командует «Ковчегом»? – спросил я, осматривая помещение столовой на наличие любопытных слушателей. Нами никто не интересовался.

— Тот, кого ты летал спасать в Вашингтон и президент Казахстана. – любезно ответила Наташа. Хорошая осведомленность. Умение читать мысли очень полезная штука.

— Значит выжил старый пенек. Хотя прозвище Тампон ему подходит гораздо лучше. – пробормотал я, фиксируя как в столовую вошли шестеро хорошо сложенных ребят. Явно не простые бодибилдеры. Скорее всего бойцы какого-нибудь государства. Или охрана «Ковчега». Краткий анализ населения убежища показал, что компания собралась многонациональная. С миру по нитке.

— Почему Тампон? – прыснув от смеха спросила Наташа.

— Потому что в свое время им заткнули одну фонящую и брызгающую неприятными выделениями дыру на карте мира. – ответил я. – Дыру достаточно большую и именуемую Сверхдержавой. Просто в конце концов эта Сверхдержава всех окончательно достала. Они перегнули палку. Не нужно было сеять хаос по всему миру. А инициатором всего этого был совсем не наш президент. Он решал многое, но не все. Работала более крупная группа лиц. Руководители корпораций. Серые кардиналы.

— К чему ты это говоришь? – спросила Наташа. От жизнерадостности не осталось и следа.

— Просто рассуждаю вслух. – ответил я, и продолжил кушать уже порядком остывший суп.

— Теперь все неважно. Мир порван на кусочки, и догорает. Корпораций больше не существует. Сверхдержав тоже. Вся планета стала пристанищем для Мутантов и зараженных. Люди забились в норы. Кто-то еще сопротивляется. Такие как мы. Но если не остановить Программу Уничтожения, то человечество вымрет окончательно. Не ясно, сколько времени у нас осталось. Месяц, год или несколько десятков лет… — закончив, Наташа тяжело вздохнула.

— Не уводи разговор в другое русло. – сказал я, отодвинув пустую тарелку на край стола. – Дело не в этом. Определенный круг лиц знал о грядущем апокалипсисе. Но точной даты не было, поэтому подготовиться не смогли. Зато власть взяли твердо и бесповоротно. Наш президент во главе руководящей шайки, и мне теперь от этого не холодно не жарко. Безразлично. Безразлично. Не на то они нацелились. Еще совсем недавно я думал кто же на самом деле серый кардинал. Кто так ловко всем управлял.

— Ты сейчас, о чем? – подозрительно спросила Наташа.

— О многом. – ответил я. – Начну с самого начала. Матвей Савельев – личный охранник президента. Мужик суровый и очень правильный. Но не для народа. Государство на первом месте. Патриот до мозга костей. Если бы для решения создавшейся проблемы потребовалась моя смерть, он бы убил меня не задумываясь. И убил бы Алексея Смирнова. Несмотря на то, что они двоюродные братья. Но он не делал и шагу без команды президента. Ликвидация базы наемников во главе Шерстнева и Хасана Ибрагимова была так же проконтролирована президентом. Смерть Марченко и Урвачева – случайность. Но она сыграла Матвею на руку. Он заручился поддержкой в моем лице и на время накинул мне на шею поводок. Выгодно иметь цепного пса в роли Игната Шухова под рукой.

— А ликвидация той базы была обязательна? — спросила Наташа. Она так и не может понять к чему я веду. Хорошо, что мои мысли для нее неподвластны.

— Не перебивай. – ласково попросил я, натянув фальшивую улыбку. – Базу я отправился ликвидировать из личных принципов. И в большей степени – желания отомстить. А теперь касательно ликвидации от лица президента. Безумный Министр обороны и толпа сумасшедших наемников – сила с которой нужно было считаться. И как можно быстрее ликвидировать. Это как стремительно растущая опухоль. Не вырежи ее вовремя, она поразит большую часть организма. Тогда у президента не хватало ресурсов, поэтому все проходило очень сложно.

Но незадолго до ликвидации появился Алексей Смирнов – полная противоположность двоюродного брата Матвея Савельева. Человек готовый пойти на все ради спасения человечества. Скажи ему, что убив президента Программа Уничтожения прекратит существовать, он убьет его. И я убью. Так уж мы устроены. Не переделать. Алексей узнал о зверствах, устроенных наемниками и о гибели Марченко и Урвачева и как командир спецназа по-быстрому собрал команду. Тогда мы выиграли бой.

— А потом ты вернулся. – закончила Наташа. – Другим человеком. Получил способности.

— Соглашусь. – сказал я. – Но дело не в этом. Я думал, что Матвей полностью контролировал меня. Именно он определил мое точное местоположение в Златоусте. С неработающей связью очень трудно отыскать человека после возникшего апокалипсиса. Откуда он узнал, что я не погиб? У меня не было оружия. Но Матвей знал, и нашел меня в родной дыре. Нашел достаточно легко и просто. Я думал, что к этому причастен Алексей. Что его гибель была на самом деле грамотно спланирована и все это время он где-то решал проблемы, чтобы затем красиво появиться перед зачисткой базы Шерстнева. У Алексея был большой плюс – он всегда знает где я нахожусь. Не точно, но примерно. Мы же связаны.

— Но это был не он? – спросила Наташа. Сок ее больше не интересовал. Она с большим интересом слушала меня.

— Нет, это был не Алексей. И не Матвей. – ответил я. – Но они знали гораздо больше меня. И знал еще один человек. И мной успешно манипулировали в течении нескольких месяцев, все сильнее затягивая поводок. Но я забыл упомянуть еще одно – Особый Отдел, о существовании которого не знал даже президент. Он знал. И знало еще много людей. Установить слежку в Уральских горах за человеком который вырос в этих горах очень сложно. Но меня вели. И вели красиво. Информацию выдавали порциями. Когда нужно – оказывали поддержку. Когда нет – просто следили. Но Особый Отдел начал работать гораздо раньше, чем я познакомился с Матвеем. И даже раньше, чем я приехал на базу пожарных в компании тебя и погибшего Кости.

— Хочешь сказать, что у Особого Отдела был агент? – нахмурившись спросила Наташа.

— Именно. – ответил я, откинувшись на спинку стула и сложив руки на груди.

— И кто этот агент? – спросила Наташа, все еще выражая абсолютное недоумение.

— Он сидит напротив меня. – спокойно сказал я.

— Издеваешься? – засмеявшись, спросила Наташа. – Какой из меня агент, я обычная деревенская девчонка, которая получила странные способности так же, как и ты.

— Противоречишь собственным словам. – сказал я. – У меня отличная память. Ты стала читать мысли гораздо раньше активации Программы Уничтожения. И все время выдавала себя за другого человека. Но ты ошиблась. Актриса из тебя хорошая, но не идеальная. Сейчас в моей голове все сошлось. И не только это. Я знаю, что нужно делать дальше.

— Ты не прав Игнат… — всхлипнув сказала Наташа. – Ты не прав…

— Это не имеет смысла. Мы проиграли. И дальше я пойду один!

Поднявшись из-за стола, я направился к выходу из столовой, оставив Наташу в одиночестве. Уходить не хотелось. Я бы сказал больше! Хотелось вернуться. Но по-другому было нельзя. Дальше только вдвоем. Вдвоем с Алексеем. Не мы все это начали, но именно нам это расхлебывать…

Как выйти из хорошо защищенного убежища? Довольно просто, если тебя не держат в нем насильно. Убежище создано для отражения внешних факторов. «Ковчег» немного другое убежище. Единственное в своем роде. Огромное количество уровней, лифтов, коридоров и различных помещений. В нем очень легко потеряться, если не знаешь устройства. Но в этот раз помогло обычное везение.

Походив по коридорам, я не нашел никаких указателей и поймав первого попавшегося обитателя, спросил у него местонахождение оружейной комнаты. Парень оказался не из наших. Пакет русификации отсутствовал. С английским он тоже был не в ладах. Пришлось отпустить. Удивительно, но почему меня все так бояться? Я потрогал голову – рогов, волдырей, наростов, панциря или третьего глаза, смотрящего в душу, не обнаружилось. Спустившись на уровень ниже по лестнице, я нашел просторный зал отдыха и наконец-то зеркало.

Рожа как рожа. Обросшая сильно, но вполне нормальная. Не красавчик с обложки глянцевого журнала, но и не урод. Обычный русский парень. Вернее, мужик. Бороду сбрить и можно закосить под двадцатипятилетнего. Шрамов не осталось. Раньше я выглядел гораздо страшнее, а сейчас кажись даже помолодел. Пятерку лет с меня регенерация точно скинула. Скоро будет еще лучше. Вот только похудел заметно. Но ничего, скоро восстановлюсь до прежней нормы. При таком контроле организма можно с легкостью вырастить себе тело Шварценеггера в его лучшие годы. Ширина плеч и рост у нас с ним практически одинаковые. Но такое количество мышечной массы как эталона бодибилдинга мне не нужно, не на Мистер Олимпия номинирую. Да и каноны сильно изменились. Современный бодибилдинг уже не тот, что раньше.

Люди, находившиеся в зале отдыха стали с любопытством поглядывать на меня. Эти вроде не бояться. В основном азиаты. Ладно, пора заканчивать с самолюбованием и приступать к активным действиям. Нужно привести себя в порядок, вооружиться и по-тихому свалить из убежища. Начну с самого первого. Странно, но почему у меня такое отличное настроение? Может потому что скоро сдохну? Да нет. Вот и разберись в этом уникальном выражении. Да и нет в одном месте. Может у нас так специально задумано. Да нет. Сам выберешь, что тебе по душе. В любом случае помирать я пока не собираюсь. А настроение хорошее сам создал. Отстранился от всех проблем и все. Настроение – обычная химия. Как и любовь. Это с точки зрения науки. Но есть, что-то такое, что ученые так и не смогли объяснить. И не смогут. Не надо любовь объяснять. Она не вещь и не явления. Пусть лучше рак учатся лечить, а не любовь объяснять. Но тем не менее хорошее настроение я себе создал.

Порыскав по коридорам, наткнулся на симпатичную девушку, рассматривающую пейзаж электронной картины. Еще раз повторюсь – при строительстве убежища деньги не считали. Сколько таких картин весит на стенах? За день не сосчитаешь.

Заметив мое приближение, она встала в шикарную позу и стала разглядывать меня. Даже не постесняюсь этого слова – раздевать глазами. По виду вроде немка. А говорят симпатичных немок не бывает. Еще один стереотип. Это о-го-го. Ей бы прямо сейчас сниматься в фильме для взрослых. Но с одним я полностью согласен – наши девушки самые красивые, да простят меня за эти слова. Это же только моя точка зрения. Весь женский пол прекрасен, но наши…

— Сколько похоти в глазах. – сказал я, наверняка зная, что она не понимает русский язык.

Ну вот! Просчитался и попал в неловкую ситуацию.

— А ты поживи в убежище с мое, и не столько появиться. – ответила она. – Новенький, заблудился.

— Что-то типа того. – ответил я, нисколько не смутившись. На голову ниже меня, но смотрит вызывающе. Лет двадцать пять, максимум тридцать. В воздухе витает приятный запах парфюма. Макияж и все такое. Встав в непринуждённую позу напротив нее, я снова заговорил:

— Ищу себе комнатку. Есть желание побриться и принять душ. Потом можно и о человечестве подумать.

— А в своей не судьба? Или нет своей?

Я с безразличным выражением покачал головой.

— Странно. – нахмурившись сказала она. – Убежище пустует, а у него нет комнаты. Ладно, проехали. Пойдем ко мне. Приведешь себя в порядок, а затем и о человечестве подумаем.

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, она покачивая бедрами пошла по коридору. Довольно хмыкнув, я направился следом…

Как же приятно чувствовать себя чистым. Вдоволь насладившись прохладными струями воды, я приступил к борьбе с растительностью. Бороду и усы сбрил основательно. Отросшие волосы наспех обкорнал попавшимися под руку ножницами. С новыми способностями я не дам волосам расти так же быстро как раньше. Негоже тратить энергию попусту. Пусть растут, но раз в пять медленнее.

Покинув сан узел, попал в неловкую ситуацию. Моё понятие спасения человечества с понятием приютившей меня девушки отличалось кардинально. Пришлось несколько раз извиниться, выслушать гневные выкрики в свой адрес и поспешно ретироваться. Такой вот плохой поступок. Будь на моем месте Лёха, он бы точно не сплоховал. Я конечно тоже мог, но явной потребности не испытывал. Опять-таки всему виной новые способности. Просто берешь и подавляешь в себе желание. И с таким же успехом усиливаешь. Надеюсь я не сильно уронил девушке самооценку…

На поиски оружейной ушло чуть более двадцати минут. Огромный склад, битком набитый всем, что может желать душа. Но отечественного снаряжения было не так уж много. Пришлось немного изменить предпочтения. Складом заведовал пожилой афроамериканец, который категорически отказался выдавать мне снарягу. Пришлось немного дожать кладовщика, но до рукоприкладства к счастью не дошло. Я использовал новые способности немного не по назначению. Схватив перочинный нож со стола, вогнал его в ладонь, чем до смерти напугал борзого кладовщика. Но когда на его глазах рана начала зарастать, тот несколько раз перекрестился и кудахча словно только-что снес яйцо, свалил со склада.

Оставшись один принялся за экипировку. Новенькое импортное термобельё и отличный костюмчик. С оружием поступил проще – набил две сумки до отвала, и покинул склад. Остановили меня уже в коридоре. Трое афроамериканцев со стволами, и злосчастный кладовщик. Пришлось объясняться, но это не помогло. Силу применять не хотелось, и я пошел на компромисс. Пришлось побеседовать с Американским президентом. Ситуацию разрулили за пол часа. Все-таки человек в какой-то степени был передо мной в долгу. Я получил разрешение на беспрепятственное передвижение по убежищу и доступ ко всем ресурсам. Правда после обещания не покидать территорию «Ковчега». Так-сказать получил статус домашнего ареста. Делай, что хочешь, но убежище не покидай.

Мириться с возникшим положением не собирался. Убежище я покину в любом случае. И растворюсь. Алексей конечно сможет найти меня, но ему придётся исчезнуть вместе со мной. Дальнейшие планы видятся смутно. Будем импровизировать и решать проблемы по мере их поступления…

Вот бывает ты пытаешься убежать от чего-то всеми возможными способами. Не ищешь встречи, не ждешь ее. Но судьба коварная штука. Она любит действовать наперекор. Есть такая поговорка – хочешь насмешить бога, расскажи ему о своих планах. Я в бога не верю. Верю в Творца. А ему похоже до нас совсем нет дела.

После бессмысленных блужданий по коридорам «Ковчега» я в конечном счете оказался в одной комнате с Наташей. Как это произошло останется загадкой. Да и не главное это. Слова были не нужны. Мир прекратил существовать для нас, и мы слились в единое целое. Чтобы потом расстаться навсегда…

Посмотрев на спящую Наташу, я аккуратно укрыл ее одеялом и поцеловал в щечку. Не проснулась. Так даже лучше. В полной темноте выскользнул из роскошных апартаментов. Уже в коридоре оделся и подхватив увесистые сумки пошел искать выход…

Убежище словно вымерло. Ночь как никак. Только на верхних уровнях слонялись охранники и непонятные личности. То ли обслуживающий персонал, то ли обычные жители, страдающие бессонницей и старающиеся скоротать время за бессмысленным разговором с себе подобным, или охранником. Пару раз меня останавливали, но тут же теряли интерес. Мало ли куда мог направляться спортивный парень в полной экипировке и двумя сумками. Охрана на выходе из убежища сама решит выпускать или нет…

Охрана на выходе решила не выпускать меня. Трое верзил с автоматами популярно разъяснили, что команды покидать убежище не было. Даже попытались сделать запрос. Пришлось успокоить ребят по-быстрому. Отправив троих парней в состояние «грогги», я вошел в лифт и стал подниматься на поверхность.

Снизу уже доложили и встреча оказалась довольно теплой. Два черных ствола уперлись в грудь, как только двери огромного лифта разъехались в сторону. Приказ задержать был. Задержать, но не убивать. В меня пальнули электрошоком. Напрасно. Ребята повторили судьбу нижних. Я шел как танк. Даже если бы в меня стреляли из настоящего оружия, все равно прошел бы. Только оставив след из мертвых тел…

Выбрав из множества самолетов класса «Бизнес-джет» тот, что стоял носом к воротам, я покинул «Ковчег».

***

Алексей вышел из салона броневика на улицу и потянулся. С другой стороны машины хлопнул дверью Артём. Висящий в ясном ночном небе идеальный блин луны отлично освещал покрытую снегом степь.

— Полнолуние. – пробормотал Тема. – На небе не облачка, оттого и мороз. Уже минус двенадцать давит. Для середины осени – слишком много.

— Начало ноября уже не середина. – пробормотал Алексей. – Почти конец.

— Далеко еще? – спросил Тёма, внимательно рассматривая местность вокруг машины.

— Еще пол тысячи километров и на месте. – ответил Алексей. – К утру приедем.

Задняя дверь внедорожника хлопнула, и на улицу вылез сонный Егор. Злой и недовольный. Сидеть в гордом одиночестве в бронекапсуле автомобиля «Волк» ему очень не нравилось.

— Долго еще ехать? – спросил он.

— К утру приедем. – ответил Алексей.

Обреченно выдохнув, Егор начал разминать затекшие конечности. Он уже несколько раз пожалел, что отправился в этот поисковый рейд. Вместо сражений с Мутантами была обычная рутина.

На груди Алексея тихонько пискнул блок связи и сразу же заговорил голосом Матвея Савельева.

— Леха, вы где? – спросил он.

— Куролесим близ Магнитогорска. – ответил Алексей. – Что-то случилось?

— Шухов свалил из «Ковчега». – сказал Матвей. – Экипировался по полной программе, положил несколько охранников, угнал самолет и улетел.

— Он ведь очнулся двенадцать часов назад. Как так быстро смог уйти? – спросил Алексей. – Охранников убил? А Наташа, разве не смогла его остановить? Связь с ним есть?

— Игнат ведет себя очень странно. – заговорил Матвей. – Он восстановился за несколько часов после того как очнулся. С Наташей поссорился. Но потом вернулся к ней. И спустя несколько часов ушел. Дождался пока в убежище наступит сон-час и ушел. Охрану оглушил. Никого не покалечил. Связь с ним имеется, но он полностью нас игнорирует. Я вообще не понимаю его действий.

— Куда он летит? – спросил Алексей.

— В вашем направлении. – ответил Матвей.

— Ну вот и славно! – Алексей показал Артему большой палец. – Шухов сделал все правильно. До связи брат!

— Я не понял… — рыкнул Матвей, но Алексей уже положил блок связи на землю и мощным ударом растоптал его.

Артём нахмурился. Действия Алексея были ему непонятны. Егор смотрел на происходящее с большой заинтересованностью.

Выхватив пистолет Алексей направил его Артему в голову. Ствол автомата хищно уставился на Егора.

— Лех, ты чего? – замешкался Тёма. Егор поднял руки вверх.

— Ничего. Простите парни, но так нужно! – ответил Алексей. – Тема, сними блок связи и раздави его. Егор, ложись на асфальт!

— Леха, ты часом не перегрелся? – не успокаивался Артём, но просьбу выполнил. Мощным ударом ноги он разбил электронное устройство в дребезге. Егор послушно улегся на холодное дорожное покрытие. Алексей на мгновение отвлекся на движение, и в этот момент Тёма атаковал. Это было напрасно. Алексей не зря был командиром подразделения Альфа. И вдобавок ко всему теперь обладал нечеловеческими способностями. С легкостью увернувшись, он атаковал Артема ногами. Продержавшись несколько секунд, Тема словил хороший нокаут и расстелился на асфальте. Егор не стал вмешиваться, продолжив лежать.

— Прости дружище, – беззлобно сказал Алексей, — но по-другому нельзя. Егор, принеси веревку из машины…

— Дядь Леш, а зачем ты так с Артемом? – спросил Егор, когда Алексей тщательно связал товарища и погрузил его в бронекапсулу.

— Так надо. – ответил Алексей и коротким ударом вырубил Егора…

Добраться до Аркаима было не сложно. Брошенная техника так и стояла посреди поля. Боевые вертолеты уныло глядели на приближающуюся машину. Отсутствовал только бронеавтомобиль «Рысь». Вместо него стояла старая потрепанная «Нива». Скорее всего кто-то из выживших сменил транспорт.

Перегрузив новоиспеченных пленников в другую машину, Алексей оставил им оружие, но развязывать не стал. Заправив внедорожнику «Волк» полный бак, он вывел всю технику из троя и выдвинулся в сторону аэропорта близ города Магнитогорск. Артем распутает узлы в скором времени, но уехать не сможет. О их безопасности Алексей не беспокоился…

***

Игнат Шухов

Я посадил самолет в аэропорту Магнитогорска и схватив сумки спустился по трапу. Как и ожидалось Алексей уже ждал меня. Закинув пожитки в бронекапсулу и удивившись количеству имеющегося у нас оружия, я сел на пассажирское сиденье.

— Нормально долетел? – спросил Алексей вместо приветствия.

— Не жалуюсь. – безразлично ответил я.

Машина заурчав мотором плавно двинулась с места и стала набирать скорость. Я накинул ремень безопасности. Панель навигации была сильно разворочена. Алексей тщательно постарался, чтобы нас не смогли засечь…

***

Матвей злобно сплюнул. Младший брат либо сошел с ума, либо задумал что-то нехорошее. Все снова пошло не по плану. Схватив рацию, он крикнул в эфир:

— Таро, ты можешь подойти во вторую казарму? – спросил он.

Ответа не последовало. В течении следующих двадцати минут база была поднята на ноги, но японца обнаружить так и не удалось. Тот словно сквозь землю провалился. А еще через пять минут ослеп спутник, связь продолжила работать. О том, что в этом замешан Чарли Тейлор Матвей узнал гораздо позже. Меч также странным образом исчез из убежища базы Камня-на-Оби.

— Илья, — начал говорить Матвей, когда удалось установить видео контакт с находящимся в Толмачево Зариповым, — мы не можем их найти. Они просто исчезли. Все трое. Еще и с «Прометеем» беда.

— Я в курсе. – ответил Зарипов. – Ты президенту докладывал?

— Нет. – ответил Матвей. Оба суровых мужика сейчас выглядели зажатыми и поникшими, словно нашкодившие пацанята, пойманные за уши. – Что удалось увидеть последним? Запись с спутника должна была сохраниться.

— Все очень странно. – начал рассказывать Зарипов. – Смирнов вырубил Кириенко и мальчишку Егора. Затем привез их к месту брошенной техники близ Аркаима. Перегрузил в другой броневик, заправил топливом бак и выдвинулся в сторону аэропорта Магнитогорска. Дальше не знаем, спутник ослеп.

— Это явно спланированная акция. – подытожил Матвей.

— Если она спланирована, то точно не Шуховым и Смирновым. – сказал Зарипов. – Но в планировании я согласен. Нас обвели вокруг пальца. Обвели красиво. Тут даже не поспоришь…

***

Игнат Шухов

— Нашего полку прибыло! – воскликнул я, и схватив штурмовую винтовку, взял приближающийся автомобиль «Тигр» на прицел. Конечно только для вида. Разве могут навредить обычные пули бронированной машине.

— Нас не могли вычислить, — пробормотал Алексей, и поднявшись с туристического стульчика, полез в бронекапсулу. Вытащив «РПГ-28» он не церемонясь направил его на приближающуюся машину. – Может это залетные выжившие?

Машина продолжила приближаться, гранатомёт водителя не напугал.

— Убери оружие, Лех. – спокойно сказал я, и повесив винтовку на плечо, вернулся за наш походный столик. – Это якудза. Все-таки догнал.

— Тогда ладно. – недовольно пробубнил Алексей, и поставив гранатомет на предохранитель, закинул обратно в машину. – Хитрый ниндзя, хрен спрячешься от него. Думал догонит нас в районе Тюмени.

Бросив на него безразличный взгляд, я продолжил поглощать пюре быстрого приготовления, полируя его тушенкой. Прямо на дороге мы развернули лагерь на скорую руку. Поставили стол-трансформер, два стула, разожгли костер и закипятили чайник. Не жизнь, а сказка.

— Он меч привез. – сказал я, чувствуя исходящую во все стороны от приближающейся машины энергию. Раньше такого не было. Но теперь я понял, что на самом деле мы получили не оружие, а ключ. Энергетический заряд. Осталось разобраться, как его применять.

Остановившись в паре метрах от нас, Таро заглушил мотор и покинув машину, направился к нам.

— Привет бродяги! – сказал он, и стал выискивать взглядом куда-бы присесть. Я достал из машины еще один складной стул и вручил его Таро.

— И тебе не хворать якудза. – пробормотал Алексей полным тушенки ртом.

— Как пропалил? – спросил я. – Слушал переговоры? Спутник ослеп?

— Переговоры слушал. – ответил Таро и плеснув в кружку чаю, вдохнул аромат. – Давно не пил нормального чаю. Где раздобыли?

— Заезжали в чайную лавку. – ответил я. – Еще в спортивный магазин, в Военторг и на продовольственный склад.

— Молодцы. Спутник уже видит. Чарли Тейлор вырубил его ненадолго. Сутки, может чуть больше. Я подготовил все заранее, так что импровизировать не пришлось. – рассказал Таро.

— Ты давай ешь. – посоветовал Алексей и достал из сумки пару банок тушенки. – Дальше поедем на одной машине. «Волка» придётся бросить. Перегрузим все оружие и в путь.

— Только сольем топливо. – подметил я.

— Как ты догадался? – спросил меня Таро.

— Не догадывался, а понял всю суть. – ответил я. – После комы мое сознание изменилось. И тело тоже изменилось. Знаю, что нам нужно делать. За утаивание информации не горячусь. С моим упертым характером вы все сделали верно. Не знаю, как вам удавалась все время обводить меня вокруг пальца, но вы красавцы. Заговор сработал как надо.

— Он во время нахождения в коме боролся с Программой Уничтожения. – пояснил Алексей.

Таро с любопытством уставился на меня, ожидая подробностей.

— Это сложно объяснить. – начал я рассказывать. – Сознание вышло за пределы разумного. Я стал космосом. Вселенной. И пришел свет, который начал жрать меня. Свет даровал покой, и я поддался соблазну. После смерти нет ничего. Так казалось в тот момент. Утверждать не стану, так как все еще жив. Но я осознал, что этот покой иллюзия и стряхнул наваждение. А затем принял бой. И практически проиграл. В последний момент на арене появился третий игрок. Он то и вытащил меня обратно.

— Ты сумел понять кто это? – поинтересовался Таро.

Я покачал головой.

— Там не было личностей. Все за рамками привычного. Но этот третий прогнал Программу Уничтожения. Кто-то очень могущественный.

— Мы до сих пор живы! – подвел итог Таро. – Есть другой выход?

— Есть. – сказал я. – Но каков он, пока не удалось постичь.

На самом деле количество избранных не остановилось на количестве три. Сколько их было – осталось неизвестно. Особый отдел работал по всему миру. И версии прорабатывались разные. Но в итоге основной пакет информации от фрустированной Защитной Системы получил именно я. И после событий на базе Шерстнева, а потом по возвращению домой, мной занялись более плотно. Так сказать, взяли в разработку. Многие избранные не дотянули даже до второй волны. Многие погибли после появления Мутантов. Я выжил. Алексей и Таро тоже. И пошло-поехало.

— Ты познал смысл бытия? – спросил Таро.

Я покачал головой.

— Знаю, что первый способ решения проблемы нам не подходит. – сказал я. – Перезагрузка – не выход. Нужно дать человечеству шанс попробовать существовать самим. И пусть в конечном итоге люди уничтожат самих себя, но это будет их выбор.

— Еще несколько недель назад ты бы перезагрузил реальность не задумавшись. – проговорил Алексей.

Я усмехнулся. Но на самом деле Алексей прав. Узнай о возможности все прекратить раньше, я бы сделал это не задумываясь. И всего то дел – пустить себе пулю в голову. Защитная Система перезагрузиться и потушит Программу Уничтожения. Зараженные и Мутанты вымрут. Все вернется на круг. Но такой расклад нас не устраивает. Есть еще один вариант. Но пока мы не знаем какой он.

— Я хочу выкинуть за пределы нашей реальности все эти Программы Уничтожения и Защитные Системы. – объяснил я Таро.

— А это возможно?

— Теоритически, да. Есть место, где когда-то все начиналось. Именно туда мы и держим путь.

— Гора Мертвецов. – объяснил Алексей.

— И что там? – спросил Таро.

— Большая толпа Альфа-Мутантов. – ответил я.

— Идем туда, не знаем куда и зачем. – подвел итог Алексей. – А если ничего не выйдет? Если мы не дойдем и погибнем?

— Для этого есть запасной вариант. – ответил я. – Убью вас, а затем себя и все закончиться. Помните древний из пещеры называл Программу Уничтожения Законом?

— С твоих слов. – ответил Алексей. – Ты первый спускался в нее.

— Он был прав. Закон – более близкое определение. На самом деле Программа Уничтожения и Защитная Система – одно и тоже. Долгое время Закон трудился на наше благо и назывался Защитной Системой. Но стоило нам превысить полномочия – он изменился и стал уничтожать нас.

— Слышу это в третий раз! – вспылил Алексей. – И ни хрена не понимаю! Если у него такие полномочия, зачем весь этот маскарад? Проше было умертвить все население планеты и вуаля!

— Ты согласен, что каждый человек уникален? – спросил я. Таро в разговоре участвовать прекратил, занявшись поглощением тушенки.

— Согласен. – ответил Алексей.

— А можешь ответить зачем Творец создал людей такими? В чем был его замысел? В твоей голове лежит куча ненужной информации, покопайся, может там отыщется ответ.

— Я не знаю. – ответил Алексей пожав плечами. – В том, что она ненужная согласен. Или я не научился ее использовать.

— Возможно. – согласился я. – Но сейчас уже нет смысла спорить. Творец задумал много вещей. Первым людям не хватило миллионов лет, чтобы в этом разобраться. Нам тоже не удастся. Или ты веришь, что мы сможем разгадать замысел Творца, сидя за пластиковым столом на заброшенной трассе?

— На задворках рухнувшего мира, готового возродиться, дабы прийти в конечном итоге к первоначальному состоянию. – пробормотал Алексей.

— Пластиковый стол на заброшенной трассе звучал лучше. – подметил Таро.

— Не важно это мужики. – сказал я. – Где и когда. Быть может часу весов в пользу апокалипсиса перевесил разговор двух бомжей о бессмысленности человеческого существования. Или это была тринадцатилетняя девочка, обидевшаяся на весь мир потому что ей не купили Айфон Нано.

— Ну ты загнул конечно Шух! – воскликнул Алексей.

— Не загнул. Мы, в это понятие я вложил все погибшее человечество, сами уничтожили себя. Нам дали безграничные возможности. Каждый человек получил частичку Творца, по сути сам став творцом.

— Людей сделала такими система. – ответил Алексей.

— Систему создали люди. – не согласился я.

— Ну все мужики! – сказал Таро и хлопнул в ладоши. – Хватит о потерянном и несбывшемся. Нужно ехать дальше.

— Ты прав якудза! – воскликнул я и усилием воли создал хорошее настроение. – Грядет последний бой и хотелось бы не ударить в грязь лицом!

— Еще повоюем! – подержал Алексей. – И постараемся выжить…

***

Артем Кириенко пришел в себя и понял, что руки и ноги связаны очень крепко. Он помнил все до мельчайших подробностей, но дать объективного определения поступку Алексея так и не смог. Через маленькие окна бронекапсулы пробивался свет. Не слишком яркий, но достаточный чтобы разглядеть все как следует. Рядом лежал похрапывающий Егор. Тоже связанный, но не так серьезно. Похоже Алексей вколол им снотворное, раз они проспали так долго. На полу лежали два автомата и нож разведчика. Хороший нож, совсем недавно он висел на поясе Артема. Алексей оставил им возможность выбраться самим.

Извернувшись, Тёма сумел доползти до ножа и за пару минут перерезал прочную веревку. Размяв затекшие руки, он разрезал веревку, удерживающую ноги и освободил Егора. Еще пять минут потребовалось чтобы привести мальчишку в чувство.

Оставив Егора приходить в себя, Тема проверил автомат и открыв дверь бронекапсулы, выбрался наружу. Внешняя ручка оказалась оторвана. Значит Алексей всё-таки подстраховался. Из бронекапсулы можно только выйти. Если замок защёлкнется, снаружи в нее не войдешь. Конечно можно открыть из салона, но там Алексей тоже поработал на славу. Все было сильно раскурочено. Колеса простреляны. Аккумулятор тоже. Броневик «Волк», когда-то добытый Шуховым и Савельевым в военной части близ города Торжок превратился в груду металлолома. Другую технику постигла та же самая участь. Боевые вертолёты уныло глядели на Артема, словно живые и оттого обиженные за то, что их бросили за ненадобностью. Так выбрасывают ненужный чайник. Он все еще хорош, но уже не нужен. Его судьба пылиться на захламленном балконе, в углу пыльной кладовки или среди старых запчастей в гараже. А возможно и на свалке. Все зависит от характера хозяина. Если бы вертолет был живым, то он бы навалял человеку за сравнение с чайником, но его доля тяжела. Стоять посреди поля близ Аркаима и покрываться ржавчиной.

Из бронекапсулы вывалился сонный Егор и стал осматриваться. Винтовка в руках, на поясе пистолет. Тёма довольно хмыкнул. Еще пару лет и из парня получиться отличный боец. Тренировки идут на пользу. Плечи стали шире, ноги и руки толще. Скорость реакции выше. Растет как на дрожжах. Стреляет без промахов, двигается умело и достаточно тихо. От трусливого паренька, спасенного Алексеем в середине лета, не осталось и следа.

— Тёма, а зачем он дядя Леша так поступил? – спросил Егор. Он так и не научился обращаться к Алексею как к равному. Алексей Смирнов не тот человек, от которого дождешься похвалы или одобрения. Он только приказывает. И Егор слушался его беспрекословно. А вот с Артемом они стали как братья. Не смотря на вдвое большую разницу в возрасте. Артем обучил Егора стрельбе и рукопашному бою. И до сих пор обучает, если выдается поймать свободную минуту. И за это Егор очень уважает Артёма.

— Я не знаю. – честно ответил Тёма. – Но пытаюсь понять. Да вот только ничего не выходит…

Погода преподнесла сюрприз. Еще ночью был мороз и ясное небо, а утром потеплело и затянуло тучами, обещая в скорости обрадовать дождем. Погода на Южном Урале дама капризная. И не только на Южном Урале. Не поймешь, то ли осень, то ли уже весна. Даже природа решила поиздеваться над остатками человечества. Все ждали усиления морозов. На холоде Мутанты проявляли меньшую активность, а большая часть зараженных просто замерзла.

— Связи нет. – сказал Егор, покопавшись в кузове внедорожника. – Пойду проверю другие машины. Может чего найду.

— Не стоит. – остановил Артем. – Лёха не дурак. Если они решили исчезнуть, значит исчезли. Он не зря все вырубил. Мы можем остаться здесь и ждать когда нас вытащат или попытаться найти транспорт и уехать.

— Кушать охота. – пробормотал Егор. – А еды у нас нет. И патронов маловато. И транспорта нет.

— Переживем. – отрезал Артём. – Не из таких передряг выбирались. Главное на большую группу Мутантов не нарваться. Сейчас двинем до шоссе. Может отыщется живая легковушка. На транспорте в Магнитогорск рванем. А дальше по обстоятельствам…

***

Матвей Савельев вошел в командный центр убежища и спустя три минуты вышел обратно недовольный и злой. Поднявшись на поверхность он направился к месту посадки. Тридцать минут назад на связь выходил Илья Зарипов и сказал, что скоро прилетит за Матвеем. Подробности срочного дела уточнять не стал, но сказал, что они должны в срочном порядке вылететь на базу «Северный Клевер». Президент пока на связь не выходил, что Матвея очень радовало. Вот только он сейчас находился именно там, куда они полетят.

— Матвей Григорьевич. – позвал его Артур Хамзин. – Кто за старшего остаётся? Я или Уфимцев?

— А где он? – спросил Матвей, вспомнив, что майор давно не попадался ему на глаза.

Майора Руслана Уфимцева обнаружить не удалось. Последний раз его видели спустя два часа после бегства Таро Судзуки. В причастности майора к заговору Матвей не верил, но в сложившейся ситуации все имело место быть. Как Шухову, Смирнову и Таро удалось организовать полную конфиденциальность до сих пор осталось не известно. В том, что им помогли исчезнуть не было сомнений.

— Остаешься за старшего! – сказал Матвей Артуру. – Продолжайте восстановление базы. При любых непонятных ситуациях докладывай лично мне. Я всегда на связи…

«Крыло» приземлилось на базу и через пять минут снова было в воздухе. Матвей нашел Зарипова в ВИП зоне. Тот выглядел сильно уставшим с большими синяками под глазами. На столе стояла початая бутылка водки, тонко нарезанный лимон и соленые огурцы.

— Случилось что-то серьезное? – спросил Матвей, пропустив фазу приветствия и опустился в кресло. – Не замечал за тобой тягу к алкоголю.

— Снимаю напряжение. – огрызнулся Илья Зарипов. — Выпьешь?

Матвей покачал головой.

— А я выпью. – сказал Зарипов, и плеснув пол стакана, осушил одним махом. Закусывать не стал. Несколько секунд подумав, выпил вторую, и только тогда закинул в рот дольку лимона, предварительно посолив.

— Что случилось? – суровым тоном спросил Матвей.

— Мутант болтает похлеще нас. – ответил Илья Зарипов. – Я разговаривал с президентом. Он сказал – это надо услышать. Еще сказал, что если не найдем парней, будет большая беда.

— И стоит из-за этого пить? – спросил Матвей развалившись в кресле. – Беда случилась в середине лета. Хуже некуда. Прилетим узнаем. Пить завязывай. Отоспись лучше!

— Тоже вариант. – согласился Зарипов, и схватив бутылку, осушил ее до дна. – Теперь можно и поспать. – сказал он, и развалившись в кресле, моментально захрапел.

Срубить такого здоровяка как Зарипов пол литровой бутылкой водки — сложное занятие. Но сказалась усталость.

Прибрав остатки короткого банкета, Матвей достал из бара минералку и вызвал Чарли Тейлора по планшету.

— Слушаю. – сухо отозвался американец, временно исполняющий обязанности Зарипова. Исполняющий достаточно хорошо, поэтому скорее всего скоро получит официальный статус. А Зарипов снова займётся разведкой. Так сказать, вернётся в родное болото.

— Спутник удалось восстановить? – спросил Матвей. – Или мы все еще слепы?

— Спутник видит. – ответил Чарли. – Нашли Артёма и Егора. Выслали за ними вертолет с базы под Чебаркулем. Парни в относительной безопасности. Связь с ними отсутствует. Они едут в Магнитогорск.

— Смирнова нашли? – рыкнул Матвей.

— Нет. – отозвался Чарли. – Даже примерно не знаем куда они могли направиться. Японца так же не обнаружили. Мы не всесильны. Их не возможно вычислить. Проще найти булавку в стогу сена.

— Иголку!

— Какую иголку? – озадаченно спросил Чарли.

— Иголку в стогу сена ищут, дурень! – психанул Матвей. – Что там болтает Мутант?

— Что-то о мировом коллапсе и полном разрушении планеты. – ответил Чарли. – Говорит, что наступит схлопывание пространства и на месте солнца возникнет черная дыра, если мы не уничтожим избранных.

— Какой-то бред… – пробормотал Матвей. – Может он блефует? Кто знает, насколько твари поумнели? Освободить его не просил?

— Просил. Хочет сотрудничать. – ответил Чарли.

— Никаких действий не предпринимайте. Я прилечу и сам с ним пообщаюсь. Если такая тварь вырвется, то ухлопает много народу.

— Не собирались освобождать. Ждем вас. – отчеканил Чарли.

— Тогда то встречи, четыре часа и мы на базе.

— До встречи. – ответил Чарли Тейлор и отключил связь.

***

Ноябрь острова Котельный кардинально отличается от ноября Алтая. Спустившись по трапу, Матвей укрыл лицо от ветра ладонью и легким бегом направился к входу в здания. Сзади него семенил Илья Зарипов. Он сильно ругал разбушевавшуюся стихию. Ветер моментально выдул остатки тепла из-под одежды.

— Зато освежился. – сказал Матвей Зарипову, который отряхивал ботинки от снега. – Голова не болит?

— Я в норме. – ответил он, и бодро зашагал по коридору. С устройством базы «Северный Клевер» Зарипов знаком не понаслышке.

Спустившись на лифте в подземный уровень, они прямиком направились в лабораторию где держат Альфа-Мутанта. Тот, как и прежде находился в подвешенном состоянии. Внешних изменений не было. Незнающий человек подумал бы, что перед ним сильно перекачавшийся лысый здоровяк, но это было не так. Сильно расширенные зрачки и отсутствие осмысленного взгляда выдавали Альфа-Мутанта.

Матвей заговорил первым.

— Рассказывай. – спокойно попросил он.

— Вы нашли избранных? – спросил Альфа-Мутант. Его голос пробрал Матвея до дрожи. На мгновение ему показалось, что говорит сам Дьявол. Грубый и низкий голос. Человек никогда не сможет говорить так.

— Для начала скажи кто ты! – рыкнул в ответ Илья Зарипов.

— Я Программа Уничтожения. Так вы называете меня. Но более близкое понятие – Закон. – ответил Альфа-Мутант. – Небиологическая информационная структура. Не имею физической оболочки, но только до превышения определенного порога.

— Какого порога? – спросил Матвей. В помещение незаметно вошел президент. Кивнув Савельеву и Зарипову, он сел на стул и показал жестом: не отвлекайтесь и продолжайте.

— Вопрос не корректный. Переформулируй. – попросил Альфа-Мутант.

— Давай поступим по-другому. – заговорил Зарипов. – Я задаю вопрос – ты отвечаешь.

— Именно это мы делаем прямо сейчас. – сказал Альфа-Мутант. Матвей уловил в его голосе издевательские нотки.

— Почему наступил апокалипсис? – спокойным голосом спросил президент.

— Апокалипсис или истребление человечества наступило в ходе достижения определенной совокупности отрицательных факторов. – ответил Альфа-Мутант. – Их огромное множество. Назову самые весомые: накопление огромного количества оружия, которым можно превратить планету в радиоактивную пустыню несколько раз. Ухудшение генофонда и общего здоровья большего числа человеческих особей и как следствие последующее вымирание вида путем деградации и отупения. Массовое загрязнение мирового океана, суши и атмосферы. Вымирание множества видов растений и животных. Генетические изменения растений и животных. И даже людей. Вы посягнули на святая святых и возомнили себя творцами…

— Можешь не продолжать. – сказал президент. – Почему именно вирус? Не проще было умертвить всех людей? И почему заразились не все?

— Я не Творец. – ответил Альфа-Мутант. – Мои возможности ограничены. На умерщвление требуется много энергии. Неэффективно. Пострадало бы не более двадцати процентов населения. Вирус – оптимальное решение. Побочный эффект – цепная реакция. Нужно было глобальное вмешательство. Постепенное истребление только усугубило бы ситуацию.

— Постепенное истребление? – спросил Зарипов.

— Да. Я мог создать более мягкий вирус, который вызвал бы бесплодие человечества. Сотня лет и планета чиста. – ответил Альфа-Мутант. – Но такой способ бы вызвал общую депрессию и как следствие – всеобщую войну. Ядерную.

— Если все так просто, — заговорил Матвей, — почему человечество до сих пор существует? Почему появились избранные?

— Это замысел Творца. И он мне не понятен. – ответил Альфа-Мутант. – Создатель сделал людей уникально живучими. В моменты тотального истребления отдельные особи людей становятся непобедимыми. Человек разумный, как вы себя называете, доминирует на планете миллионы лет, и является самым выживаемым видом. Появление избранных – закономерное явление.

— Кто дал избранным знания и сверхспособности? — спросил Илья Зарипов.

— Остаточные фрагменты Закона. – ответил Альфа-Мутант.

— Но Закон – ты! – воскликнул Зарипов. – А избранными их сделала Защитная Система.

— Я Закон. Защитная Система – одно из моих состояний. – сказал Альфа-Мутант. – Закон может работать за и против. Вы нарушили его, и он стал работать против вас. Часа переполнилась. Нужно обновление. Наступила точка невозврата.

— Но закон можно обойти. – не согласился Зарипов.

— Закон невозможно обойти. И невозможно изменить. – сказал Альфа-Мутант.

— Он прав. – согласился президент. – Бутерброд всегда падает маслом вниз.

— Хороший пример. – сказал Альфа-Мутант. – Но закон можно уничтожить. И это собираются сделать Избранные. Я уже частично парализован. Вмешался кто-то более могущественный и нанес мне энергетический удар. Так быть не должно.

— Что именно собираться сделать Избранные? – спросил Матвей. – Отмотать время назад? Изменить реальность? Перезагрузить ее? Мы знаем, что Шухову достаточно убить двух избранных и себя, чтобы все прекратить. Знаем благодаря Алексею Смирнову. Прежние Избранные уже делали подобное.

— И должны были сделать сейчас. – сказал Альфа-Мутант. – Но пошли по другому пути. Они хотят нейтрализовать меня. Уничтожить. Это приведет к гибели реальности. Будут нарушены фундаментальные основы мира. Измениться все. Даже законы физики.

— Ты блефуешь! – воскликнул Матвей. – Находишься в парализованном состоянии. Не можешь контролировать свои творения. Я уверен в этом на сто процентов. Ты не живое существо, но разумное. И сейчас находишься в состоянии близком к гибели. Поэтому пытаешься изменить неизбежное!

— Это не так. – ответил Альфа-Мутант, но Матвей уловил изменение голоса. Незначительное. Чуть тише, чем обычно. – Я сказал правду. Избранных нужно остановить. Нельзя лезть за грань допущенного.

— Ты снова оговорился. – подметил Матвей. – Мы уже лезли в святая святых. Твои слова!

— Раньше ты находил Шухова, где бы он не был, — заговорил президент. – Что изменилось сейчас? Энергетический удар разбил тебя? Лишил всех сил?

— Да! – твердо ответил Альфа-Мутант. Проявил эмоции, тем самым подтвердив догадку. Перед ним стояли не обычные люди, а матерые и прожжённые жизнью спецы. Такие разговорят даже бога. Или дьявола. – Тот, кто вмешался, расщепил меня на тысячи частей. Я везде и в тоже время нигде. Ментальной связи больше нет. Уйдет много времени на восстановление, а его у меня как раз нет. Кусочки меня найдут Избранных, но не смогут нанести по ним удар.

— Твоя армия разбита! – воскликнул Зарипов и захохотал. – Как утопающий цепляешься за все, что видишь. Решил просить помощи у нас? Так ты обратился не по адресу!

— Вы не понимаете! – рыкнул Альфа-Мутант. Голос был настолько низким, что начал двоиться. – На кону не только человечество. На кону реальность!

— У нас еще есть время подумать? – спросил президент.

— Да. – ответил Альфа-Мутант. – Но оно утекает как песок сквозь пальцы…

— Не используй человеческие метафоры. – попросил президент, и решительно поднялся со стула. – Господа Савельев и Зарипов, нам нужно посовещаться. Следуйте за мной…

***

Игнат Шухов

Кто мы на самом деле? Зачем нас создали такими? В чем был замысел Творца? Вопросы, на которые не найти ответов. И я их не ищу. Быть может после смерти все станет ясно. Или все так же останется загадкой. Узнаю, когда придет время. Надеюсь, что не встречу смерть в возрасте тридцати одного года. На все воля…

Нет, я не согласен. Все изменилось. Нет чьей-то воли. Еще недавно я верил в судьбу. Думал, что все предопределено свыше. Что в небесной канцелярии уже поставлена жирная точка на страницах моей книги жизни. Жил и не боялся смерти. Потому что знал – она неизбежно. И может именно это помогало мне быть бесстрашным. Идти навстречу летящим пулям не ведая страха. Бороться за справедливость, бороться за жизни людей. Помогать людям. Бороться со злом, которое создали сами люди. Скалиться смерти в лицо. Улыбаться ей. Мы так давно с ней находимся рядом, что пора бы уже породнится. Когда-нибудь я увижу ее. И если она материальна, обниму. Ничто не вечно во вселенной. Кроме Творца. Он вечен. Но даже вечность когда-нибудь закончиться…

Но пока мы живы, дышим и чувствуем, можем изменять мир к лучшему. Значит будем бороться. Нас сделали Избранными. Не просто так. Нужно оправдывать чей-то выбор. Царапаться и кусаться, но продолжать идти. Дать человечеству будущее. Оно его заслужило. Так как заплатило за него слишком дорогую цену…

— О чем думаешь? – спросил Алексей прервав мои размышления.

До Тюмени осталось не больше сотни километров. В одном из многочисленных сел отыскался добротный прицеп. Перегрузив все пожитки, которых оказалось не мало, мы оставили внедорожник «Волк», и прицепив прицеп к «Тигру» продолжили движение на одной машине. Таро Судзуки устроил сзади, Алексей за руль, а я сел на переднее пассажирское. С момента моего выхода из комы многое изменилось. Мутанты больше не чувствуют меня. Но их не стало меньше. Альфа-Мутанты держаться обособленно и больше не сбивают обычных Мутантов и зараженных в стаи. Но агрессивности у них не убавилось. Нам попадалось несколько особей способных вполне понятно излагать мысли посредством звука. Некоторые пытались пойти на контакт, но наученные прошлым опытом, мы пресекали все попытки посредством выстрела в голову.

— Давно хотел спросить. – начал я. – Кто убил Альфа-Мутанта? Ты или Тёма?

— Я убил. – ответил Алексей, не отвлекаясь от дороги. – Пока тварь ломала тебе кости руками кувалдами, стрелял по ногам, опасаясь зацепить. Как только он зашвырнул тебя в сторону, начал лупить очередями в тело и голову. Как только убили Альфа-Мутанта, сразу погрузили твое тело в машину и погнали куда глаза глядят. Повреждения были не критическими, с такой высокой регенерацией ты должен был восстановиться, но она словно исчезла…

— Остальное мне известно. – сказал я. Парни связались с базой. За мной вылетело «Крыло» и спустя пять часов я был в «Ковчеге». Реанимация, операции, кома. Пробуждение.

— Ты с Наташей то попрощался? – спросил Алексей.

— Нет. – спокойно ответил я. – Не люблю прощаться. И не умею.

— Ушел по-французски?

— Да. Или по-английски. – ответил я. – А ты попрощался?

Он помотал головой.

— Некогда было. В рейде был.

— Вы уже помирать собрались? – подал голос Таро.

Мы одновременно пожали плечами.

— Кто знает, что нас там ждет. – ответил я, вглядываясь в горизонт.

— Довольно глупая ситуация. – пробормотал Алексей. – Стать Избранным, но чтобы умереть. Не логично.

— Логика Творцу не знакома. – сказал я. В полутора километрах поперек дороги встал потрёпанный «УАЗ». Алексей машинально начал сбавлять ход.

— Засада? – спросил он.

— Не чувствую опасности. – ответил я. – Продолжай ехать.

— Как это работает? – спросил Таро. – Как ты чувствуешь людей, Мутантов, опасность?

— Просто чувствую. Я теперь много чего чувствую. Только не знаю зачем мне все это. Бессмысленные способности. Логика отсутствует.

К брошенному «УАЗу» подъехали осторожно. Засады не было. Но нас ждали. Вернее, ждал. Майор Уфимцев сидел прямо на капоте. Приветственно подняв руку вверх, он продолжил изучать карту.

— Как он нас нашел? – удивленно спросил Алексей.

— Пойдем спросим. – ответил я, и схватив винтовку, покинул машину.

— Здорова, бродяги! – воскликнул майор и ловко спрыгнул на дорогу. – Я все дороги объехал, чтобы найти вас. Хорошо спрятались, красиво. Куда бежите, если не секрет?

— Врешь ты. – добродушно сказал я, и стиснул майора в объятьях, так, что у него захрустели позвонки. – Не выпущу, пока не скажешь, как нашел нас. Хватку мою знаешь. Могу посильнее.

— П-у-у-у-сти… — пропыхтел он на выдохе и я выпустил его.

— Маячок прилепил или следил? – спросил Алексей. Таро даже не соизволил покинуть машину. Понятно, чьих рук дело. Подстраховался значит.

— Якудза! – рявкнул я. – Ты зачем сдал нас?

— Не сдал, а подстраховался. – ответил Таро, нехотя вывалившись из машины. – Ты зачем так рано появился? Узнал, что на базе происходит? – спросил он майора.

— Не было желания пропускать самое интересное. – сухо ответил майор. – Расскажите, как провернули такое? Кто помогал?

— Да нечего было проворачивать. – сказал я. – Все само собой получилось.

— Не скажу. – пробормотал Алексей. – Пару тройку человек задействовать все же пришлось.

Я обвел местность взглядом. По обе стороны от дороги поля. Метрах в трехстах начинается неплотный березовый лес. Территория просматривается отлично. Хорошее место для привала. Развести костер, согреть свежего чайку, покушать и поговорить. Последнее время все больше хочется покоя. И не одному мне. Словно мы проживаем последние деньки. Алексей не жмет на газ и едет не больше пятидесяти. Постоянно разговариваем. Чаще о прошлом. Иногда затрагиваем происходящее. Но намерено оттягиваем приближение к горе Мертвецов. Словно знаем наверняка, что погибнем. Вот только не знаем. И так даже лучше. Человеку не стоит знать точную дату смерти…

— Может чайку закипятим? – спросил я. – Свежего. С тушенкой. И пюре быстрого приготовления. Пища богов!

Алексей скривился, словно хлебнул спирта. Именно такая рожа у него была четыре года назад, когда он по ошибке замахнул спиртяги вместо воды. И эту шутку подстроил Тарас Марченко. Правда ему потом влетело по самое не хочу. Но рожу Алексея я запомнил на всю жизнь.

— Мне ваша тушенка уже поперек горла стоит! – промямлил он. – Сейчас бы кабанчика. Шашлычок пожарить. Еще музыку. И… — он задумался. – Хотя нет, без них тоже хорошо.

— Ты о… — начал я.

— Именно о них. – подтвердил Алексей. – Женщины. Эх, обидно будет умирать!

— Какие-то вы угрюмые. – заговорил майор. – Помирать собрались?

— Точно не знаем. – ответил Таро.

— Шухов знает, но не говорит! — воскликнул Алексей.

Я пожал плечами.

— Ничего не знаю…

— Значит так! – воскликнул майор с довольным видом потирая ладони. – Организуем стол! У меня в багажнике гостинец лежит. Вам понравиться. Упадческие настроения гоним в шею.

Алексей первый подошел к стоящему поперёк дороги «УАЗу» и открыл багажник. На его лице появился детский восторг.

— Ну майор, как знал! – заговорил он. – Свежатина?

— Пару часов назад подстрелил. – ответил Руслан Уфимцев. – Еще тепленький должен быть.

В багажнике машины лежал молодой кабанчик, который через сорок минут превратился в шашлык. Майор подготовился к делу основательно. Мангал и шампуры присутствовали. И уголь тоже был. Не жизнь – сказка. Правда мясо оказалось слегка жестковатым и с запашком, но никому не было до этого дела…

— Ну так что? – спросил майор Уфимцев жаря очередную порцию шашлыка. – Расскажите, как провернули исчезновение?

— Пусть Леха рассказывает. – сказал я, и откинулся на спинку походного стула отчего тот подозрительно заскрипел, обещая сломаться. – Или Таро. Я не в курсе.

— Чарли Тейлора работа. – ответил Таро. – И Американского президента.

Я ждал продолжения, но Таро больше ничего не сказал.

— Содержательно! – воскликнул майор. – Самая красочно описанная история которую довелось слышать. То же самое было на базе. Быстро и кратко, остальное сам додумаешь…

***

— Итак, что мы имеем, — заговорил президент. Кроме него самого в кабинете присутствовали Матвей Савельев, Илья Зарипов, Чарли Тейлор и еще двое врачей-исследователей, одним из которых был старый знакомый Геннадий.

— Имеем мы не многое, — продолжил президент, — говорящего Альфа-Мутанта, непроверенную информацию по части гибели вселенной, и исчезнувшую группу Избранных. Последнее неправильно сформулировал. Группу Избранных и майора Уфимцева мы как раз-таки не имеем возможности лицезреть. Но начнем с самого первого. Какие идеи будут по поводу слов Альфа-Мутанта?

— Предположения есть. – заговорил Геннадий. – Но точнее будет говорить не слов Альфа-Мутанта, так-как это всего лишь оболочка, а слов Закона.

— Без разницы. – вставил Матвей. – Говори, как вздумается. Суть его слов от этого не измениться. Хоть Чиполино назови.

— Тут ты прав. – заговорил Илья Зарипов. – Я первым выскажу предположения касательно сказанного Законом. Почти на сто процентов уверен, что это блеф. И весьма продуманный. Со слов Игната Шухова нам известно, что все эти Программы Уничтожения и Защитные Системы – структуры не эмоциональные…

— Структура – не совсем точное определение. – подметил Геннадий. – Ближе будет понятие – энергоинформационное поле, привязанное к нашей планете или более масштабно, к реальности. Оно не имеет материальной основы, но буквально вшито в основы мироздания…

Илья Зарипов нахмурился и вперил пронзающий взгляд в Геннадия, отчего тот заткнулся и мгновенно забыл, о чем говорил.

— Так вот, — продолжил Зарипов, — вся эта хрень не имеет эмоций. Но отлично их копирует. Скорее всего изменение тона голоса Альфа-Мутанта во время разговора было намеренным. Он знает нас. Знает достаточно хорошо. И закинул наживку, надеясь, что мы ее проглотим. Из этого напрашивается вывод: Альфа-Мутант хочет уничтожить Избранных. Намеренно показывает это фальшивыми эмоциями. И знает, что мы поступим иначе. Не станем останавливать Избранных. Но нужно поступить абсолютно противоположно и остановить Избранных.

— Тогда нужно принимать во внимания и другой вариант, — заговорил президент, — Закон мог просчитать подобный вариант, и поставить именно на это. Он знал, что мы поступим именно так. И как следствие вывод: Избранных не стоит останавливать.

— Это какой-то ребус получается! – воскликнул Матвей. – Действовать наугад не хочется. Может перейдем ко второму вопросу, о гибели вселенной.

— Хорошо, — согласился президент, — но будем говорить не о гибели вселенной, а о поиске группы Избранных и сбежавшего с ними майора. Гибель вселенной звучит слишком громко. Пусть этим вопросом занимаются другие люди. Нам нужно найти Шухова, Смирнова и Таро, чтобы лично спросить что-же они задумали.

— Делаем все возможное, но пока без результатов. – отчитался Чарли Тейлор. – Нужно заняться наземным поиском. Увеличить количество групп. Возможные направления движения и удаленность уже рассчитаны. Радиус поиска Шухова и Смирнова составляет не больше тысячи километров. Но с каждым часом расстояние увеличивается. Таро Судзуки и Руслан Уфимцев покинули Камень-на-Оби с разницей в три часа. Не факт, что майор Уфимцев в сговоре с Избранными. Но все траектории движения посчитаны. Есть определенные участки местности, где они могут встретиться. Опять же условно. Мы не знаем какой транспорт задействован.

Матвей Савельев облокотился на стол и подпер голову кулаком.

— Слишком большая территория. – сказал он. – Еще сутки и поиск будет бессмысленным. Тем более от нас прячутся не группа обиженных детей, а матерые профессионалы. Если они захотели исчезнуть, то нам их не найти. Шанс один к ста.

— Скорее всего один к миллиону. – подметил Чарли Тейлор. – А возможно гораздо меньше. Ноль процентов успешного поиска.

— Мутанты больше не чувствуют Шухова, — заговорил Зарипов, — не думал, что когда-нибудь пожалею об этом.

— Ищите не авось. – сказал президент. – задействуйте всех людей, но не прекращайте поиски. Просчитайте все возможные варианты, но найдите Избранных…

***

Игнат Шухов

Мы проехали Тюмень без приключений и выдвинулись в направлении маленького городка в Свердловской области под названием Ивдель. Никаких электронных карт и прочих примочек «Прометея» не использовали. Все по старинке. Тем более места знакомые. За два года бездельничества я посещал гору Мертвецов два раза и был знаком с маршрутом достаточно хорошо. Погода не радовала. То снег, то дождь. Температура держалась в пределах нуля — плюс пяти градусов. Плохое настроение сменилось всеобщим безразличием. Алексей и Таро расположились сзади и спали в положении сидя. Майор Уфимцев сидел впереди на пассажирском и по большей части молчал. Я как самый знакомый с местностью, управлял внедорожником.

В Ивделе пробыли не долго. Запаслись соляркой и всем необходимым для дальнейшего продвижения. Пришлось заменить имеющийся прицеп на более крепкий самодельный. В запас взяли мощный генератор, наборы инструментов и сварочный аппарат. Маршрут предстоял сложнейший. Придётся пересечь четыре брода. Были несколько стычек с Мутантами и одна с Альфа-Мутантом. Патроны экономили. Что ждет впереди не известно…

Покинув Ивдель, постепенно приехали в Вижай. Вернее, то, что от него осталось. Отыскав добротный домик, начали обустраиваться. Решили заночевать. Подключили к дому генератор, и стали готовить ужин. Руслан Уфимцев вызвался быть поваром. Таро сел за изучение карты местности, а мы с Алексеем решили обследовать местность на наличие Мутантов.

— В который раз спрашиваю, — заговорил Алексей, когда удалось взобраться на возвышенность, — что там будет?

— Где? – спросил я, продолжая изучать местность в прицел снайперской винтовки. В зоне чувствительности не было не одного Мутанта. Да и сама акция обследования местности была чем-то вроде традиции. Или от нечего делать. Не один Альфа-Мутант не сможет подобраться ко мне ближе, чем на две сотни метров. Спасибо способностям.

— На горе мертвецов. – ответил Алексей.

— Честно не знаю! – утвердительно ответил я, и повесил винтовку на плечо. – Пойдем к реке. Хочу искупаться.

Алексей удивленно распахнул глаза.

— Не замерзну. – пояснил я, и рванул к реке. – Меня таким холодом не удивишь!

— Может лучше баню истопим? – донеслось мне вслед. Я поднял руку и показал большой палец. Баня — это хорошо.

Отыскав глубокое место в реке Лозьва, я по-быстрому скинул одежду и подошел к воде. Пока переминался с ноги на ногу, прибежал Алексей.

— Айда со мной. – позвал я, и с разбегу вошел в холодную воду. Нырнув, проплыл, приблизившись ко дну, на тот берег, и вынырнув на мелководье уселся на песок.

— Ну как водичка? – крикнул Алексей, опустив ладонь в воду.

— Отличная! – прокричал я в ответ. – Искупайся, ты тоже измененный, не замерзнешь!

— Уговорил! Все-таки один раз живем!

Быстро раздевшись, Алексей прыжками преодолел мелководье и сильно ругаясь, плюхнулся на «плаху» там, где поглубже. Мощными гребками он быстро подплыл ко мне и уселся рядом на песок.

— И вправду терпимо. – пропыхтел он трясущимися от холода губами, которые быстро начали синеть. – Ощущения кайф! Только ноги вот-вот судорога хватит, а так прям оф-ф-ф-фигеннно…

— Плыви на берег. – сказал я. – Простынешь еще.

Алексей уплыл. Выбравшись на сушу, он напялил ботинки и схватив вещи в руки, в одних трусах умчался в сторону дома. Идущий из трубы дым был отличным ориентиром.

Поплавав минут десять, я выбрался на берег и начал одеваться. Когда вернулся, из трубы бани тоже пошел дым. В доме пахло ужином. Майор приготовил макароны с тушенкой. Таро занялся приготовлением бани, а Алексей сидел возле печки, с головой закутавшись в одеяло.

— Ты его купаться надоумил? – спросил Руслан. – Трясеться так, что скоро тарелки со стола съедут.

Я покачал головой, и направился в зал.

— Только предложил. В воду он сам полез.

Входная дверь открылась и вошел Таро.

— Нужно воды натаскать из реки. – спокойно сказал он, и снова исчез за дверью.

— С-с-сам н-н-атаскает. – продрожал Алексей.

— Игнат, по любому тебе придётся. – раскинув руки в стороны сказал Руслан. – Ты у нас самый сильный. Там в сенях две фляги стоит.

Воды я натаскал. Мы неплотно поужинали, а затем пошли мыться. Баня — это сила. Баня — это нечто. Настоящая русская баня является не только средством очистки тела, но и особой национальной церемонией. Хорошая баня – гордость хозяина. Прежний хозяин этого дома был с руками. Баню поставил, что надо. Места хватило всем. Чистая и ухоженная. Не старше трех лет. Это был праздник души. Мы поддавали пару снова и снова, пока не начали гореть уши. Первым не выдержал Таро, и выбежал на улицу. Но нас жаром не сломаешь…

Два раза бегали к реке купаться, и снова парились. Успокоились только ближе к полуночи. Еще раз поели и отправились спать. Настроение у всех стало отличное. Его было не испортить плохой погодой. И не испортили его заглянувшие ночью в гости Мутанты. Их было шестеро. Я не стал будить парней, и тихо покинув дом, убил каждого.

Вернувшись, успокоил проснувшегося Алексея и лег спать. Завтра будет трудный день…

Северный Урал очень непредсказуем и любит преподносить сюрпризы. Утром пошел сильный снег и за пол часа укутал землю красивым белым одеялом. Температура понизилась до минус двух, набежали тяжелые низкие тучи. Видимость стала минимальной. В добавок ко всему поднялся неслабый ветер. Покидать облюбованный домик не хотелось.

Я проснулся первым, и вышел на улицу. Генератор давно заглох. Заправив полный бак, снова запустил его, нарушив мертвую тишину ревом японского мотора. Мысленно высказав проказнице погоде все, что о ней думаю, я набрал охапку дров и вернулся в дом, чтобы растопить очаг. Шум работающего двигателя разбудил парней.

Спустя двадцать минут мы сели за стол. Пили свежезаваренный чай в прикуску с галетами и вареньем.

— Кто ночью вставал? – спросил Руслан Уфимцев.

— Игнат вставал. – ответил Алексей, грея руки над идущим из кружки паром. – Мутанты в гости приходили.

— Шесть штук. – пояснил я. – Обычные.

Таро отдернул пыльную занавеску и выглянул в окно.

— Плохая погода.

— Снегом нас не напугаешь. – сказал Руслан. – Главное, чтоб машина не подвела.

— Будет очень тяжело. – пробормотал я. – Дорога на перевал очень сложная и полна сюрпризов даже летом. Осенью сложностей еще больше. Да еще сама гора не пускает. Вернее, пускает, но не каждого.

— Ты знаешь, что там? – спросил Алексей. За сегодня это первый вопрос. Вчера их было шесть. Буду продолжать считать.

— Тайга, бурелом, глубокая колея, море воды, глубокие броды. – ответил за меня Руслан. – Потом горы. Много снега, сильный ветер, холодно.

— Я не про это. – буркнул Алексей. – Что нас ждет на горе?

— Кто из нас ходячая энциклопедия? – резко спросил я. – Может в твоей голове есть объяснения подобным местам? Гора Мертвецов не единственное подобное место. Их на планете большое множество. Просто она самая ближайшая и доступная. Оттого и выбор на нее пал.

— Точки соприкосновения реальностей. – сказал Алексей. – Так их называли Гиперборейцы. Но они не лезли к ним. Табу. Поэтому информации очень мало.

— И правильно делали, что не лезли. – поддержал Руслан. – То, что находиться за пределами разумного, не стоит тормошить. Нельзя быть богом.

— Хорошо сказал. – подметил я, и вспомнил строчки, давно канувшие в глубинах памяти. Захотелось зачитать:

А дальше – всё. Дороги дальше нету
для смертного.
А богом быть нельзя.

— Кто написал? – спросил Руслан.

— Не помню. – ответил я. – Это отрывок…

***

Первый брод показал нам, что значит пойти против стихии. Словно сама природа ополчилась на четырех путников, всеми силами пытаясь противостоять продвижению. Дождевая вода и растаявший прошлыми сутками снег сильно подняли уровень воды. Даже высокий и проходимый «Тигр» начал брыкаться. До середины реки я ехал на пониженной передачи. Вода начала заливаться в салон через многочисленные щели. В этом все удовольствие российского автопрома. Алексей тут же вспомнил анекдот:

Русские и японцы решили посоревноваться чей внедорожник герметичнее. Посадили в каждый по кошке. Если герметичность отличная, то за сутки кошка истратит весь кислород и умрет. Пришли проверять. В японском кошка как положено сдохла. А из русского убежала.

Мы через силу посмеялись. Ситуация совсем не располагала к юмору.

— Прицеп в воду пошел. – сказал Руслан Уфимцев, протерев запотевшее стекло задней двери. – Давай назад и выше возьми.

— Вижу. – сказал я, глянув в зеркало заднего вида, и нажал на тормоз. «Тигр» машина военная и оборудована шноркелем с завода. Глубина начала увеличиваться, и вскоре грязная вода обещала достать до капота. Ноги уже вовсю залило и продолжало пребывать. Врубив заднюю, я плавно повел внедорожник обратно. До берега доехать не получилось, прицеп потонул в грязи одной стороной и завернулся. – Дышло оторвем. На берег не выбраться.

Глубина брода уменьшилась, и мы открыли двери и слили воду из салона.

— Шух, ты же у нас горячий финский парень, — заговорил Алексей, — раздевайся и иди купаться.

Я покачал головой и включив передачу, снова повел машину через брод, приняв на пять метров выше. Разницы не почувствовал. На середине реки снова стало глубоко. Вода сработала как шумоизоляция. Дизель стал работать гораздо тише.

— Все, прицеп в воде! – зарычал Руслан. – Хана припасам. Но тент держит, так что ничего не уплыло.

Машина ухнулась в яму, и вода скрыла капот. Я прибавил газу, но на пониженной передаче это не имело смысла. Нужно было спустить колеса не только на внедорожнике, но и на прицепе. Я чувствовал, что он сильно держит нас. Колеса «Тигра» стали зарываться, но мы продолжали медленно продвигаться к противоположному берегу. Вода прибывала и педали уже пропали из виду.

— Вот это покатушки! – воскликнул Алексей. – Нужно было «Волк» брать.

— Разницы никакой. – не согласился я, мысленно проклиная гору Мертвецов. – Тот только тяжелее.

С горем пополам мы все-таки выбрались на противоположный берег и слили воду из салона.

— Гребаный тур поход! – заорал Алексей во все горло в гущу тайги. – Природа! Сжалься над нами…

— Ага. – сказал я. – Это только начало. Цветочки. Все ягоды впереди. До горы мы на машине точно не доедем.

— Нужно было брать шестиколесную версию «Волка». – сказал Руслан, и выпрыгнув из машины на размокшую дорогу, поскользнулся и сел пятой точкой в смесь грязи и снега.

Ругаться не стал. Я схватил его за куртку и рывком поставил на ноги. Снег постепенно утихал. Если ударит хотя бы минус десять, то грязь должна замерзнуть.

— Теперь я чумазый как черт. – пробормотал Руслан, и ступая в грязь как пингвин, медленно направился к воде.

Таро спускаться на землю не стал. Заговорил прямо из салона.

— Дальше будут строения? – спросил он.

— Да. – ответил я. – База Ильича. Скорее всего там и остановимся. Прошлом году я был здесь в середине лета. Туда пешком, обратно поймал попутку в лице Шишиги с кунгом. Но то лето, а сейчас осень. Реки сильно разлились. Грязь. И Мутанты… — сказал я, почувствовав, как три твари вошли в зону чувствительности.

— Много? – спросил Алексей, мгновенно насторожившись. Вот так легко недовольный условиями человек в мгновение ока превращается в бойца готового с головой зарыться в грязь, лишь бы не подвергать себя и товарищей опасности.

— Трое. Двое шестерок и один Альфа. – ответил я, и повернувшись к реке, окликнул майора. – Рус, завязывай палькаться. У нас гости.

Смыв грязь с прорезиненного костюма, Руслан бегом направился к машине.

— Мутанты движутся к нам по дороге. – объяснил я, показав рукой в нужном нам направлении. – Хочу поговорить с Альфой. Один на один. Убьем сопровождающих.

— Как в тот раз? – злобно заворчал Алексей. – Я не согласен. Убиваем и двигаемся дальше! – говорил он твердо. Командирский тон мне был знаком давно.

— Мне нужен этот диалог! – рявкнул я.

— Шух, ты чего рычишь? – спросил Руслан Уфимцев.

— Хочешь, как в тот раз? – зарычал Алексей, и скинув автомат с плеча, взял дорогу на прицел.

Я подошел к Алексею вплотную и положил руку на плечо.

— Как в тот раз точно не будет. Верь мне. Мне правда нужно с ним поговорить.

— Хорошо. – пересилив себя, согласился Алексей. – Но только на безопасном расстоянии…

Мутанты двигались осторожно. Отрицательная температура плохо сказалась на их самочувствии. Твари стали медлительнее и сильно похудели. Их создатель не позаботился о будущем. Стоило вырастить шерсть своим детишкам. Впрочем, Альфа-Мутант страдал не так сильно. На нем висели какие-то рваные лохмотья, отчего тот походил на здоровенного бомжа. Значит научились одеваться. Вот только напялить обувь мозгов не хватило.

Как только троица показалась в зоне видимости, Алексей и Руслан взяли ее на прицел. Идти по разбитой глубокими колеями дороге, проложенной прямо через тайгу им было достаточно сложно. Грязные и мокрые. Каким бы быстрым ты не был, это не защищает тебя от спрятавшихся в смеси грязи и воды корней.

Парни выстрелили практически одновременно и сопровождавшая босса двойка свалилась в грязь с простреленными головами. Альфа-Мутант остановился и поднял руки в верх, тем самым показывая «добрые» намерения. В его желании поговорить со мной я не сомневался. Даже не эмоциональное создание на пороге гибели хочет договориться. Вполне объяснимое явление. Жить хотят все.

— Не стреляйте. – попросил я, проверив работоспособность пистолета выстрелом в дерево. – Все будет нормально. Он не хочет драться. По крайней мере пока не поговорит со мной.

— Пусть подойдет ближе. – предложил Алексей.

Я покачал головой. Вся суть в том, что никто не должен слышать разговора.

— Так нормально…

Проигнорировав недовольные реплики Алексея, я аккуратно направился по колее навстречу Альфа-Мутанту. Не доходя семи-восьми метров, остановился. До машины было около двадцати метров. Если и услышат, то только обрывки.

— Чего ты добиваешься? – спросил Альфа-Мутант, продолжив стоять с поднятыми вверх руками.

— Для начала сядь на пятую точку в грязь! – рыкнул я, направив ствол пистолета Мутанту в голову. – Не хочу неприятностей. А затем будем говорить.

Альфа-Мутант послушно уселся в грязь, поджав по себя сине-коричневые от холода и грязи ноги, и стал похож на бомжа еще больше.

— Можем начинать. – сказал я. – Задавай вопросы. Постараюсь ответить…

— Куда ты бежишь? – спросил Альфа-Мутант. – И зачем? Ты знаешь, что произойдет?

Я покачал головой. Сколько раз мне уже задавали этот вопрос? Достаточно много. Но невозможно ответить на то, чего сам не знаешь. Странная сила ведет меня к неизбежному. Скоро должно все закончиться, но как это будет – не известно.

— Не знаю ответов. – сказал я. – Не знаю, что происходит. Мы должны закончить сражение.

— Сражение с кем? – спросил Альфа-Мутант.

— С тобой. С Программой Уничтожения. С Законом. Прекратить все это. Дать людям шанс на выживание. Предоставить человечеству самому решать свою судьбу.

— Закон – частица мироздания, вплетенная в него. С ним невозможно воевать. С таким же успехом ты можешь драться с солнцем или космосом. Нельзя уничтожить то, что является основой всего. – сказал Альфа-Мутант. – Ты можешь давно решить проблему. Дай мне убить тебя. Все намного проще…

Я засмеялся подняв голову к небу, частично сокрытому от взгляда полосой плотного хвойного леса. Могучие ели нависли над нами плотной стеной, оставив узкий проход. Тяжелые снежинки падали на лицо и мгновенно таяли, а я продолжал смеяться. Бушующий в кронах ветер поглощал звук смеха. Как же ничтожен один человек в сравнение со стихией. Но один человек – уже достаточно чтобы изменить мир. А я не один.

— Ты давно жаждешь меня убить. Вот только не получается. – сказал я, прекратив смеяться. – Есть другой выход. Убить себя. Это можно сделать прямо сейчас. – я приставил пистолет к подбородку. – Нажать на спуск и все кончиться. Мне известны все варианты.

— Тогда нажми на курок. – попросил Альфа-Мутант. – Закончи. Защитная Система снова начнет работать. У человечества появится шанс. Еще одна попытка.

— Не все так просто друг мой любезный. – пробормотал я достаточно громко и одновременно качая головой. – Хочу уничтожить тебя полностью. Не будет больше Закона.

— Ты и так слишком сильно повредил меня. – сказал Альфа-Мутант. – На восстановление уйдут годы.

— Ты про бой, когда я находился в коме? Не мне принадлежит победа. Вмешался кто-то более сильный и разбил тебя.

— Шух, завязывай! – долетел в спину крик Алексея.

Я поднял руку вверх и жестом показал: еще немного.

— Не было третьего. – сказал Альфа-Мутант. – Ты начал поглощать меня и пришлось спешно прекратить бой. Ты и только ты решил меня уничтожить. Большая часть закона сидит внутри тебя. Человеческое тело – огромный аккумулятор. Ваш потенциал слишком велик. Убей себя и освободи энергию. Закон должен работать.

— Да-да, — я сделал недовольное лицо, — еще нужно убить Алексея. Меня не обманешь. Ты разбит и ничтожен. Нашел прибежище в своих творениях. Проиграл сражение и пришел кланяться в ноги? Надеешься снова стать всемогущим?

— Надеюсь сохранить реальность такой, какой ее задумал Отец. – огрызнулся Альфа-Мутант.

— Тогда зачем твой Отец создал еще один вариант развития событий? – рявкнул я.

— Он и твой Отец! Отец всей вселенной!

— Мой Отец погиб много лет назад! – заорал я во все горло. – Погиб от рук людей! Умер, пытаясь спасти жизни невинных.

— Его убило созданное людьми оружие. – спокойно сказал Альфа-Мутант. – Вы, люди, не можете жить не воюя. Вы создаете оружие, которое вас же убивает.

— Закон? – спросил я, продолжая держать пистолет направленным Альфа-Мутанту в голову. – Так тебя зовут? Знаешь многое. Уничтожил практически все человечество. Сохранил планету. Но ничего не понял. Глуп и слеп. Нужно быть человеком, чтобы понять нашу сущность. Мы эгоисты. Каждый сам за себя. Мы создали много оружия. Но не оружие нас убивает. Оно лишь средство. А убиваем мы себя сами. И всегда убивали. И будем убивать. Такими нас создал Творец. Жалкими и агрессивными. И не разгадать его замыслов.

— Но я навел порядок. Предотвратил гибель человечества! – воскликнул Альфа-Мутант.

— Убить большую часть людей, чтобы они не убили себя сами? – спросил я. – Какой же это бред. Прыгнуть в воду, чтобы не намокнуть. Сжечь лес, чтобы избежать пожара. Достаточно понятное сравнение?

— Более чем. – ответил Альфа-Мутант.

— Шух, завязывай давай! – рявкнул Алексей.

— Три минуты! – закричал я в ответ не оборачиваясь. – Если все настолько просто? Если достаточно перезагрузить Закон, чтобы вернуть все на круги своя, если, если, если… — я присел на корточки. – Тогда зачем Создатель оставил дополнительный вариант?

— Он не оставлял дополнительных вариантов. – ответил Альфа-Мутант.

— Как же? А зачем мы искали ключ? Зачем лезли в Аркаим к Древнему? Зачем защитная система передала Алексею информацию, а меня наделила сверхспособностями? В этом тоже есть замысел Творца. Быть может он специально оставил еще один вариант. Создал зло, возомнившее себя Законом. И дал возможность уничтожить это зло. Как тебе такой вариант?

— Неправильный вариант. Так не должно быть. – ответил Альфа-Мутант.

— Естественно. У каждого своя точка зрения. Но сейчас ты более сговорчив. Какого это? Быть разбитым. Разбросанным по миру и заточенным в своих же творениях. Каково быть ограниченным? Не способным находить меня в любой точке планеты. Не способным собирать армии зараженных. Какого быть слабым?

— Не знаю. – ответил Альфа-Мутант. – Мне чужды эмоции. Есть задача –нужно ее выполнить. Найти тебя было очень сложно. Но даже являясь ограниченным, я продолжаю чувствовать тебя. Но только подобравшись достаточно близко.

— Ты проиграл. – сказал я. – Признай это…

Я плавно нажал на спуск. Голова Альфа-Мутанта дернулась и в центре лба появилась красная точка. Секунду он смотрел на меня бессмысленным взглядом, а затем уронил голову на грудь, так и оставшись сидеть посреди разбитой дороги.

Вернувшись, я снова сел за руль. Парни погрузились в машину, и мы продолжили путь. Я стравил давление в колесах до минимального, и внедорожник пошел гораздо охотнее по разбитой дороге.

— Узнал что-нибудь новое? – спросил Алексей, грея руки над дефлекторами отеплителя.

— Ничего нового. – ответил я. – Мутанты нам не помешают. Противник практически уничтожен. Погода преподнесет больше сюрпризов.

— Если противник разбит, почему бы нам не повернуть обратно? – спросил Руслан.

— Нужно поставить жирную точку. – ответил Алексей. – Ели конечно Игнат знает, что нам делать дальше.

— Тебе не надоело задавать один и тот же вопрос? – спросил я, бросив на Алексея усталый взгляд. – Приедем на место и будем действовать по обстоятельствам. Но сначала устроим привал на базе Ильича, если доберемся…

Семи тонный «Тигр» с двух тонным загруженным прицепом шел тяжело. Неведомая сила тормозила наше продвижения, постоянно вставляя «палки в колеса». Мы буксовали, висли на корнях и камнях. Цеплялись лебедкой за ободранные многолетними покатушками деревья. Дизель надрывно урчал, колеса выбрасывали комья грязи и перемалывали воду. Снег и ветер усилились. Все кроме Таро извозились по уши в грязи. Руслан Уфимцев умудрился свалиться в колею и промокнуть. Припасы в кузове прицепа сильно пострадали.

Когда до базы Ильича осталось с километр, дорогу преградило упавшая вековая ель, напрочь перекрыв проезд.

— Приплыли! – воскликнул Алексей и ощутимо приложил кулаком по панели. – Если пила не заведется, дальше пешком.

Новенький «Штиль», лежащий в прицепе, который мы взяли попользоваться в одном из магазинов, напрочь отказался заводиться. Воду, попавшую в цилиндр через карбюратор, мы выгнали. Но нужна была сушка.

Пришлось встать лагерем прямо на дороге. Справа и слева плотный дремучий лес. Срубив топором подлесок, мы очистили площадку и встали небольшим лагерем. Развели костер. Закипятили чай. Натянули закрывающий прицеп тент подобием крыши со свесом на подветренную сторону. Сели у костра и стали греться. Впрочем, холода я совсем не чувствовал и занялся реанимацией бензопилы.

— Шух, такой ты херней занимался два года, пока мы боролись с проявлением терроризма? – спросил Алексей, плотно сжимая алюминиевую кружку руками. Вместе с Русланом они были похожи на поросят. Впрочем, я тоже ничем не отличался от них. Самым чистым был Таро. И самым спокойным.

— Да. – ответил я. – Только не в таких условиях. Нам бы Урал Кунг и никаких проблем.

— Лучше «Тайфун». – предложил Руслан.

— «Тайфун» тяжелый. Двадцать тонн. – пробубнил я, начав собирать бензопилу обратно. – Тигренок давит. Лучше всего Урал.

— Шух у нас почти деревенский парень. – пояснил Алексей. – Касательно леса с ним лучше не спорить. Вдобавок, коренной житель Урала.

— Южного Урала. – подметил я. – А мы на Северном. И тут гораздо хуже…

Ближе к трем часам дня нам удалось справиться с перегородившем путь деревом и продолжить путь к горе Мертвецов.

— Да, некогда не думал, что труд лесорубов такой тяжелый! – воскликнул Алексей, развалившись в пассажирском кресле. На борьбу с деревом у нас ушел почти час. Могучие ветви ели не давали подобраться к стволу. Пришлось достаточно долго работать пилой.

— А мне начинает нравиться наша прогулка. – сказал Руслан, щелкая зубами на заднем сиденье. – Только с костром проблемки были, а так вполне неплохо. Следовало более грамотно подходить к делу.

— Жалко будет, если мы погибнем. – пробормотал Алексей. – Жизнь хорошая штука. Столько радостей. Просто нужно уметь их замечать. В мелочах.

— Ты прав. – согласился я. – Ведь только на пороги гибели мы понимаем всю цену жизни.

— На пороге гибели мы бывали много раз. – сказал Руслан, кое-как справившись с дрожью. – Но никогда не собирались умирать. Даже со свистящими вокруг пулями. Тут другое. Намеренно идем на смерть.

— Какую смерть? – спросил я. – Мое молчание не значит, что мы все умрем. Просто я не знаю, что будет дальше. И никто не знает.

Алексей повернулся к Руслану.

— Ты можешь не ехать с нами. Поддержка больше не нужна. Опасности нет.

Руслан энергично замотал головой.

— Пропустить самое интересное? Я с вами мужики. До конца!

Приключения продолжались. Снова грязь, снова насилие над лебедкой. Пару деревьев, но не слишком больших. Довольно резко стемнело. Практически по приборам мы добрались до базы Ильича.

— Маленькая победа! – воскликнул я и заглушил мотор. – Но дальше будет сложнее.

— Ты каждый раз так говоришь. – недовольно пробурчал Алексей, не желая покидать прогретый салон внедорожника.

— Ты же достаешь меня расспросами. – сказал я, и вышел на улицу. Присутствия Мутантов не ощущалось, можно расслабиться и отдохнуть. Завтра еще один рывок и к ночи мы будем на месте. Возможно даже на транспорте, если не угробим его, или не сожжем все топливо…

Что такое брошенный несколько месяцев назад дом? Пыль, грязь, протухшие в холодильнике продукты, отсутствие электричества, воды и прочих благ цивилизации. Но для четырех привыкших к тяготам жизни мужиков — это сущая ерунда. База Ильича снова стала живой. Запустив генератор – подключили освещение. Смердящий словно помойка холодильник – выбросили. Выбитое окно – забили. Печь загудела, показывая отличную тягу, спасибо печнику. Баня закоптила стальной трубой. Мутная вода из реки заполнила чаны. Спустя час базу было не узнать.

Я развалился на постеленном прямо на пол матрасе, и с предвкушением стал ждать пока Таро приготовит отыскавшийся в закромах рис. Тридцать один год прожил, а приготовленного японцами риса не пробовал. Слышал, что они это делают по-особенному. И про китайцев так же говорят. Но душа требовала совсем не риса. Не может русский мужик любить рис. Пообщавшись с Алексеем и Русланом, я понял, что во вкусах мы сходимся. Таро решил воздержаться от комментариев, продолжив готовить ужин. Жрать, и да, именно жрать, а не кушать, рис нам совсем не хотелось. Хотелось чего-нибудь экзотического. Полный казан мяса и картошечки. И с компотиком. А лучше свежего молочка. Пища богов! И в моей голове возникла идея…

Выгнувшись, я как актер индийских фильмов взлетел в воздух, и едва не приложившись головой об потолок, спружинив приземлился на ноги. Алексей сидел в кресле, положив ноги на табурет, и читал пожелтевший журнал. Нахмурив брови, он бросил на меня непонимающий взгляд.

— Кунг-фу Панда? – спросил он.

— Кунг-фу медведь. – сказал Руслан Уфимцев, лежа на кровати под одеялом.

— Кунг-фу обезьяна… — долетело из кухни.

— Хоббитам слова не давали. – крикнул я, и стал быстро натягивать комплект сухой одежды.

— Что удумал? – спросил Алексей, уже не отрываясь от чтения.

Я подошел к уцелевшему окну и выглянул на улицу. Снег почти стих, и это радовало. Температура стремительно понижалась, а небо стало прояснять. Может ночью ударит мороз.

— Есть одна идея. – сказал я, и повесив автомат на плечо, выбежал на улицу.

Нет, это надо почувствовать. Вдохнуть полной грудью чистейший воздух. Там, куда мы идем мне будет не хватать гор. И не только их. Жаль, что мы даже не знаем, что нас ждет впереди. Жизнь или смерть?

Прогнав нехорошие мысли, я добавил в генератор топлива и сбегав в машину за фонариком, стал искать в чулане лопату. Вооружившись копательным инструментом, направился в огород.

Предположения оправдались. Картоха мирно сидела в земле и дожидалась своего часа. Похрустывая замершей коркой из травы, ботвы и снега, я накапал два ведра все еще съедобной картошки. Многая подгнила, но выбирать было из чего. Пошукав по огороду, отыскал морковку и чеснок. Лук к сожалению, не сохранился, напрочь сгнив. Но и этого достаточно. Спасибо тебе, прежний обитатель этого дома! Низкий поклон…

Вручив добытые овощи Алексею, я ничего не говоря снова умчался на улицу. Носился по лесу как угорелый, не обращая внимания на холод. Снова умудрился замочить одежду. Исцарапал лицо ветками. Но добился своего. Вернулся на базу с мясом. Искал кабана или козу, а добыл бобра. Парни были в большом восторге. Что ни вечер – праздник…

Мы наварили казан мяса с картошкой, и помывшись в бане, сели за стол.

— Шух, ты просто волшебник! – поблагодарил Алексей, уплетая мясо за обе щеки. – Теперь я готов умереть.

— Живодеры. – сказал Таро, довольствуясь рисом. – Бедный бобер.

— Нет, бобер должен быть рад! – воскликнул Руслан, накладывая очередную порцию в тарелку из казана. – Он стал пищей для спасителей мира. Так сказать, приобщился к великому.

— Ну тут ты загнул. – пробормотал я, чувствуя, как энергия разливается по телу. – Поставь себя на его место. Перспектива быть съеденным не ахти.

— Вы достали. – зарычал Алексей. – Ешьте и не возмущайтесь. Якудза, попробуй мяса. На рисовой каше далеко не уедешь.

Таро покачал головой и продолжил есть.

— Как хочешь. – сказал Алексей пожав плечами, и жадно вгрызся зубами в кусок мяса.

Я наелся до отвала, и добравшись до матраса, замертво упал. Раздевшись в лежачем положении, укрылся одеялом. Затем пришёл Руслан, потом Алексей. Таро остался убирать со стола. Закончив, он вышел на улицу и заглушил генератор.

— Шух… — заговорил Алексей в полной темноте. – Спасибо тебе!

— Не за что. – ответил я, ожидая другого вопроса. Но видимо ему надоело узнавать одно и тоже, каждый раз не получая ответа.

— Мужики, — заговорил Руслан, — как думаете, что станет с человечеством, когда мы уничтожим Программу Уничтожения?

— Все зависит от конечного результата. – ответил Алексей. – Если вымрут Мутанты и зараженные – хорошо. Наступит новое время. Эпоха возрождения. Люди начнут бороться за место под солнцем…

— Бороться с себе подобными. – сказал я. – Снова начнутся войны. Многие одичают. Достаточно пяти лет. Природа отвоюет захваченные людьми территории. Помните под Тюменью из растрескавшегося асфальта торчал куст засохшей травы?

— Помним. – ответил Таро, бесшумно устроившись на матрасе по соседству.

— И это за четыре месяца. Что будет через пять? Через десять? Сто? Тысячу? – спросил я.

— Да, войны неизбежны. – согласился Алексей. – Снова наступит каменный век. Цикличность неизбежна, какой бы не была победа. Появятся фанатики. Новые религии. На их фоне столкновения. Утрата грамотности. Потеря технологий. Города превратятся в пыль. Железо рассыпится в труху. Что то-то возможно сохраниться.

— Есть и другой вариант. – сказал я. – Можно восстановить государство. Шанс есть, при условии правильного управления. Главное не переборщить со свободой и не слишком ограничивать ее. Создать армию. Восстановить промышленность. Каждому по труду. Равенство.

— Это утопия. – не согласился Руслан. – Всегда будут недовольные режимом. Свобода – странная вещь. Дай людям абсолютную свободу, они начнут убивать друг друга. Закон не убивать – ограничение свободы. Любая власть порождает отсутствие свободы. Стать абсолютно свободным – скинуть с себя путы морали. Но тут снова нестыковка. Мораль придумана людьми. А что такое ее отсутствие? Не смогу ответить. Но человечество обязательно окажется в тупике. Замкнутый круг. Разомкнуть его можно только полностью уничтожившись.

— Про недовольных согласен. – заговорил Алексей. – Были, есть и будут. Но заметьте, как сплотила людей общая беда.

— Не всех. – сказал я. – Даже столкнувшись с угрозой мирового масштаба мы продолжили истреблять себе подобных. Вот она главная проблема. И ее не решить.

— Поэтому все сейчас заткнуться и уснут. – сказал Таро.

— Правильно. – поддержал я. – Завтра утром рвем на перевал. Больше никаких остановок. Пора заканчивать…

***

Ночью ударил мороз. Минус пятнадцать. Небо стало ясное и горы предстали взору во всей красе. Загрузившись, мы снова устремились навстречу приключениям. Одежду удалось высушить. Уровень воды в реках ощутимо упал. Да и сами реки стали гораздо меньше.

«Тигр» с легкостью продавливал лед и буксовал, не желая ехать. Несколько раз у меня возникало желание отцепить назойливо тормозящий продвижение прицеп. В итоге мы нашли поляну, разбили короткий привал, перегрузили все самое необходимое в машину, и уже продолжили путь без прицепа.

Не доехали до горы всего семь-восемь километров. Машина завязла в грязи, напрочь прилипнув к ней брюхом. Не спасла даже лебедка. Захрустев, она прекратила работать на сматывание. Было решено идти пешком. Взяли самое необходимое. На горах уже вовсю лежал снег.

— Фуфаечку бы. – пробормотал Алексей, шагая позади меня с увесистым рюкзаком на спине. – Чем выше, тем холоднее.

— Недолго осталось. – успокоил я. – Можем ускориться для разогрева.

— Зачем нам оружие? – крикнул Руслан. Он шел замыкающим. Тяжелее всех приходилось Таро, но он не жаловался. Рослому всегда проще идти по снегу. Особенно когда у тебя на спине большой рюкзак.

— Мы не знаем, что там будет. – сказал я. – Оружие никогда не было лишним.

— Все будет хорошо. – выдал Таро. Катана как обычно была при нем. – Но оружие все-таки лучше оставить при себе.

Я резко остановился, отчего Алексей ткнулся лицом в мой рюкзак.

— Ты что-то знаешь? – развернувшись спросил я.

— Знаю. – ответил Таро, и обогнув меня и Алексея, спокойно продолжил идти. – Только вам не положено знать. Просто ждите.

Я догнал хитрого японца и схватив прямо за рюкзак, вздернул в воздух. Он смешно заболтал ногами в воздухе.

— Не отпущу, пока не скажешь!

— Значит, придется держать очень долго. – пробормотал Таро.

— Уговорил!

Я поставил японца на землю, и отстранившись от всех мыслей, продолжил восхождение к горе Мертвецов. То, что Таро знает, что нужно делать дальше было не удивительно. Наверно в этом и было его предназначение. Все просто до безобразия. Мы практически дошли. Никакой опасности. Никакого эпичного боя с гибелью товарищей и заученными фразами как в голливудских фильмах. В жизни все по-другому. Фанфар не будет. Не будет орденов и медалей. И мне это нравиться…

Плюхнувшись задницей на снег, я прислонился спиной к огромному камню. Меч, который все время был прицеплен к рюкзаку, теперь лежал рядом и излучал чудовищную энергию. Осталось только найди дыру, куда его нужно воткнуть. Глупо, но, а как по-другому? Подбросив меч в воздухе, я поймал его за лезвие и протянул Алексею рукоятью вперед.

— И что дальше? – спроси он, разглядывая изящное оружие. Холод и ветер словно отступили, разрешив людям стать хозяевами горы.

— Много легенд ходило про это место, и ему подобные. – заговорил Таро. – Но все неправда. Точки соприкосновения реальностей. Аномальные зоны. Переходы в параллельные миры. Напридумывали многое. Кто-то даже сумел подойти к истине вплотную. – аккуратно забрав меч из рук Алексея, Таро спросил. – Майор, ты остаешься? Вход только троим.

Три! Но почему всегда три? Не два? Не сто сорок шесть? Все настолько банально и предсказуемо.

— Мне уйти? – спросил Руслан растерявшись и по очереди поглядывая то на меня, то на Алексея. Я пожал плечами, не зная ответа.

— Значит остаешься. – сказал Таро и засветился довольной улыбкой. – Тогда придётся остаться мне. – сказал он.

Алексей стал хмурым и зачитал строки неизвестного мне поэта:

Мне открылось, что времени нет,
Что недвижны узоры планет,
Что бессмертие к смерти ведет,
Что за смертью бессмертие ждет.

— Бальмонт. – сказал Таро. – Но строки не к месту…

Что произошло дальше я не успел понять. Меч засветился настолько ярко, что стало темно. Все ощущения исчезли. Я умер? Исчез? Или все еще жив? Пока не знаю. Но мысли остались. Значит, еще не все потеряно…

Глава 11 Изменение…

— Артем, как проходят поиски?

Матвей Савельев в очередной раз вышел на связь. Уговор был докладывать каждые два часа, но по факту запросы приходили почти каждые тридцать минут.

— Никаких следов. – ответил Тёма. Вдвоём с Егором они проводили поиски в районе Магнитогорска на легком гражданском вертолете, с дальностью полета свыше тысячи километров. В связи с исчезновением Шухова и Смирнова были задействованы максимальные людские ресурсы. Поиски велись круглосуточно, но к сожалению, безрезультатно.

— Возвращайтесь в Челябинск. – сказал Матвей. – Дозаправка, а затем летите в Свердловскую область. Там работает несколько групп. Координаты отправил. Шесть часов на отдых и снова за работу.

— Принял. – ответил Тема, и начал менять курс.

Добраться до места назначения они не смогли. Панель управления вертолета стала интенсивно моргать всеми цветами радугами и пищать, известив о неполадке в системе. Артем начал стремительно снижаться.

— Не упадем? – встревожился Егор.

— Не должны. – ответил Тема. – Электроника словно взбесилась. Что-то воздействует на нее.

Выровняв винтокрылую машину, Артем направил ее в поле. Когда до земли оставалась сотня метров, двигатель сдох окончательно. Чудом не разбившись, ему удалось посадить вертолет в режиме авторотации.

— Сдох. – диагностировал Тёма, несколько раз попытавшись реанимировать вертолет. – Совсем сдох. Выходим.

Забрав два небольших рюкзака с едой и оружие, они направились в сторону дороги. Тёма включил блок связи.

— Клевер, как слышите? – спросил он в эфир.

— У меня планшет сильно глючит. – пробормотал Егор, пытаясь справиться с обезумевшим сенсорным экраном. – Будто кипятком плеснули. Открывает все подряд и на пальцы не реагирует.

— Тём… вязь… — зашипел блок связи. – Критич… перегру… непон… излучение.

— Тёма, связь не работает. – сказал Егор, пытаясь расшифровать сообщение. – Критические перегрузки вызваны непонятным излучением.

— Спасибо! – поблагодарил Артём. – Что-то нехорошее происходит. Предчувствие плохое…

— Мы… су… падам… — выплюнул блок связи и окончательно умер.

— Мы сука падаем. – сказал Егор. – Голос точно не Матвея Григорьевича и не Ильи Алексеевича.

— Кто-то из поисковых групп. – пояснил Тёма, и попытался включить колиматорный прицел на автомате. Ничего не вышло. – Похоже вся электроника просто взбесилась. – он перевел автомат в режим одиночного огня и нажал на спуск. Оружие выстрелило. – Такое может происходить только в одном случае – электромагнитный импульс.

Егор скинул со спины рюкзак и быстро достал из кармашка штурмовой прицел.

— Держи. – протянул он Артему. – Никогда не любил коллиматоры.

— Ну да. – хмыкнул Тёма, бросив взгляд на снайперский прицел установленный на штурмовой винтовке мальчишки. – Ты у нас любитель стрелять издалека.

— Для ближнего боя у меня есть это! – Егор показал Артему пистолет «Глок17» с увеличенным магазином и режимом ведения автоматического огня.

— Все-все! – сказал Тёма. – Убедил.

— Так что там с импульсом? – спросил Егор. – Кто его создал.

Тёма пожал плечами, и продолжил шагать в сторону дороги.

— Не похоже это на импульс. Есть другое предположение. Савельев говорил, что если мы не успеем разыскать парней, то произойдет что-то очень плохое. Думаю, мы не успели и плохое случилось. Будем решать проблемы по мере их поступления.

***

Добравшись до небольшого населенного пункта, Артем с Егором попытались обзавестись транспортом. Только ничего не вышло. Аккумуляторы сдохли. Совсем. Как и планшетный компьютер Егора. Решено было идти пешком.

К небольшой деревушке подошли, когда почти стемнело. И наткнулись на трех Мутантов, и кучу разорванных зараженных. Порванные брюшины, раздавленные черепа, оторванные конечности.

Егор вскинул винтовку и прицелился в ближайшую тварь. Выстрелить не успел. Заметив людей, Мутанты бросились в рассыпную и скрылись за ближайшими домами. Спустя минуту парни увидели, как они удирают по полю в сторону леса.

— Какая-то хрень происходит… — пробормотал Тёма. – Чего они нас испугались?

— Ведут себя как дикие звери. – ответил Егор. – Драпанули поджав хвосты.

— У Мутантов нет хвостов. – сказал Тёма, и продолжил осторожно продвигаться в сторону домов. – Что-то изменилось. И эти изменения очень серьезные. Нужно найти место для ночевки, а завтра попробовать обзавестись транспортном. Чем-то дизельным, достаточно старым и не напичканым электроникой…

***

Матвея Савельева в срочном порядке позвали в помещение, в котором содержится Альфа Мутант. По пути встретился Илья Зарипов.

— Предчувствие нехорошее. – пожаловался Матвей. – Кошки на душе скребут.

— И мне неспокойно. – согласился Зарипов. – Хочется свалить с «Северного Клевера». Ощущение, что сижу на бомбе замедленного действия…

Альфа-Мутант заговорил, как только Матвей и Илья зашли в помещение.

— Вы не успели! Избранные дошли. Я чувствую изменения. Эпоха моего существования заканчивается. Осталось совсем немного.

— О чем ты? – спросил Матвей.

— Закон больше не работает. Я истреблен. – сказал Альфа-Мутант. – Избранные ушли из реальности. Древние могут вылезти из своих нор, и установить свои правила. Они изменят реальность. И скорее всего людям не будет места в новом мире.

В помещение въехал Чарли Тейлор. Запыханный и с капельками пота на лбу.

— Связь с поисковыми группами пропадает. – выпалил он. – Начиная с Урала и по прогрессии в разные стороны. Явление не единичное. Скорее всего в нескольких участках планеты. Еще спутник зафиксировал множество сильнейших энергетических вспышек.

— Ядерные взрывы? – наморщив лоб спросил Матвей.

— Нет. – ответил Альфа-Мутант. – Это Древние. Один из них ваш старый знакомый. Аркаим.

Илья Зарипов вытащил пистолет и направил Альфа-Мутанту в голову.

— Говори все, что знаешь или выпущу тебе мозги! – сказал он.

— Я догораю. – ответил Альфа-Мутант. – И пуля в голову теперь не страшна. Я просил вас остановить Избранных, но вы не захотели. Пожинайте плоды выбора. Только люди могут намеренно обречь себя на вымирание…

Альфа-Мутант ехидно улыбнулся. Несколько секунд он переводил взгляд с одного человека на другого, а затем стал очень напуганным. Во взгляде появилась осмысленность. И страх, которого прежде не было. Так смотрит на человека загнанный в угол зверь. Обреченность и безысходность.

Матвей сделал шаг навстречу Альфа-Мутанту, и тот стал энергично дергаться, пытаясь вырваться из захватов.

— Что с ним происходит? – спросил Илья Зарипов, убрав пистолет. – Эй тварь, ты чего испугалась?

Альфа-Мутант не ответил, но жалобно завыл, словно прося помощи. В помещении вырубился свет, и наступила полная темнота. Не такая как в беззвёздную и безлунную ночь, а абсолютная. Сколько не напрягай глаза, ничего не увидишь.

— Что за херня? – спросил Матвей. – Куда электричество пропало?

— Хрен знает. – пробормотал Зарипов, и загрохотал чем-то железным. Мутант завыл с новой силой. – Да заткнись ты! – рявкнул Зарипов. – Не пойму почему энергии нет. Даже резервное освещение не работает.

— Сейчас выясним. – сказал Матвей. – Нужно только найти чем посвятить.

Чарли Тейлор чиркнул зажигалкой и в помещении стало относительно светло. В сравнении с полной темнотой – видимость идеальная.

— Такую хрень может вызвать электромагнитный импульс. – сказал Зарипов. – Но почему не включается резервное освещение?

— Это не ЭМИ. – пробормотал Матвей. – Что-то другое. Нужно попробовать оживить убежище, или скоро будет совсем худо…

***

Волна непонятного излучения прокатилась по всей планете. Ее природу понять не удалось. Восстановить связь и электропитание удалось спустя пару дней. К этому времени Тёма и Егор сумели добраться до Челябинска. Мутанты полностью прекратили нападать на людей. Они стали очень пугливыми. Но это не мешало им уничтожать обычных зараженных, которым итак приходилось несладко из-за постоянных перепадов температуры окружающей среды.

Покинув Челябинск, парни выдвинулись в направлении базы близ Камня-на-Оби. На дорогу ушли сутки с лишним. Старенький УАЗ не подвел, доставив их до места. Все снова возвращалось на круги своя. Никакой гибели вселенной не было. Вот только неприятный осадок остался у многих. Группу Избранных найти не удалось. Поиски были полностью прекращены. Все силы брошены на восстановление.

На восьмой день после импульса прилетел Матвей Савельев. «Крыло» удалось оживить. У людей вновь появилась надежда. И хорошее настроения из-за полного отсутствия угрозы со стороны Мутантов. Альфа-Мутанты исчезли, словно их и не было.

***

Артём насадил черенок на лопату, и вручил ее молодому парню. Тот удовлетворительно кивнув, быстро выскочил на улицу из бытовки, и похрустывая свежим снегом, убежал в направлении котлована.

Легонько стукнув в дверь, в бытовку вошел Егор.

— Хорошая новость! – воскликнул он с порога. – Якудза объявился.

— Когда? – круглыми от удивления глазами, спросил Тёма.

— Час назад. – ответил Егор. – Он сейчас в Камне-на-Оби. Мне заводить Тигренка?

— Да. – ответил Тёма, и начал быстро одевать зимнюю одежду.

Спустя десять минут они с Егором с большой скоростью мчались по заснеженной дороге в сторону базы.

***

Матвей Савельев преградил Артему и Егору путь, как только они вышли из лифта на первом уровне убежища.

— Стоять. – сказал он. Артем уловил в голосе нотку нервозности, но перечить Матвею не стал. – Куда несетесь как угорелые?

— Таро появился? – спросил Тёма. – Где Игнат и Леха? Они с ним?

Матвей покачал головой.

— Идемте за мной. И приготовьтесь. То, что услышите не совсем укладывается в рамки разумного…

***

Артем налил кружку чая и вышел на крыльцо. Шесть часов утра, а градусник уже показывает отметку в тридцать градусов плюса. Ночью прошел сильный ливень, который в течении часа отчаянно барабанил по оцинкованной крыше небольшого домика. Но сейчас от ночного гостя не осталось и следа. Даже роса на траве отсутствовала. Солнце обещало тщательную прожарку ближе к полудню. Ни прохладного ветерка, приносящего свежесть, не облачка на небе, способного спрятать палящее солнце.

Опустившись в удобное кресло, Артем поставил кружку на столик, и стал вспоминать события пятилетней давности. Воспоминания — вещь не контролируемая. Сколько не старайся – забыть не получится. А чем больше пытаешься забыть, тем назойливее и крепче они укрепляют позицию. И счастлив тот, кто может не помнить. Стереть ненужную информацию из памяти и начать жизнь с чистого листа. Артем не пытался забыть. Напротив, в его доме все напоминало о былом. Фотографии и рисунки. Память о навернувшихся…

Прошло долгих пять лет, но Артем как сейчас помнил возвращение японца Таро. Худой и очень уставший, он принес недобрую весть. Шухов и Смирнов не вернуться. Они ушли в неизвестность, прихватив с собой майора Руслана Уфимцева. Ушли странствовать по мирам, или стали частицей чего-то великого. Никто так ничего и не узнал. Зацепок не осталось. Артём несколько раз посещал гору Мертвецов, но всё впустую. Избранные исчезли. А были ли они на самом деле Избранными?

Нас обманули. Обманули по-крупному. Поставили на краю гибели. Обрекли на вымирание, истребив большую часть. Те, кто сумели выжить – ничтожные крупицы. Все изменилось. Человек больше не велик как прежде. Теперь всем заведуют древние. Титаны. Так их назвали люди. Великое изменение…

Шухов хотел освобождения. Уничтожить Закон. Освободить реальность от Программ Уничтожения и Защитных Систем. Дать людям самим решать свою судьбу. Возможно Игнат хотел заменить Закон собой. Но у него ничего не вышло. Все мы оказались пешками в руках более высокого разума. Древние не проявили агрессии. Они остались к людям абсолютно нейтральны. И совсем не попадались на глаза.

Древние уничтожили остатки Программы Уничтожения, превратив ее в ничто. Шухов был всего лишь инструментом, полностью справившимся с возложенными на него задачами. Он вобрал большую часть Закона в себя, и ушел в неизвестность. Древние тут же повылазили из нор, и заняли лидирующие позиции. Расправившись с остатками Закона, спрятавшегося в головах своих творений, которых мы называли Мутантами, Древние изменили их. Перепрограммировали и отправили истреблять зараженных. Когда Мутанты закончили грязное дело, они просто освободили их. С зачатками разума и большой живучестью, Мутанты приспособились существовать как отдельный вид. Не попадаясь людям на глаза, и не причиняя вреда.

Этого хотели люди? Этого добивался Игнат? Сейчас сложно понять. Любые изменения создают дискомфорт. Многие хотят вернуть прежний мир, но он исчез. Как раньше уже не будет…

Артем сделал глоток остывшего чая, и бросил взгляд на Лес, начинающийся в полукилометре от деревни. Деревни, которая стала для него родной. Всего-то сто тридцать с лишним жителей. Все дома новенькие. Люди так и не смогли вернуться в города. Бетонные памятники былого величества человека разумного.

Приглядевшись, Тема увидел, как из Леса вышел человек. Остановившись на краю, он поклонился деревьям, и направился в сторону деревни. Старик Пахом. Заядлый грибник и ягодник. Один из немногих умеющий договариваться с Лесом. Люди больше не рубят деревья. Просто не могут сделать этого физически. Лес стал живым. Коллективный разум. И в этом абсолютно и полностью заслуга Древних. Изменения.

Изменилось многое. Больше нет фонящих электростанций и ядерных боеголовок. Древние очистили планету от мусора, оставившего после себя людьми. Биологического, химического и им подобного оружия тоже не существует. Оперируя реальность, Древние исключили возможность создания оружия массового поражения. Люди больше не воюют. Между собой. Теперь вся злость направленна на Древних. Невидимый агрессор раздражает. Несмотря на то, что агрессором не является. Такова человеческая природа – нам нужно воевать…

Артём допил чай, и поднявшись с кресла, быстрым шагом направился к приближающемуся деду. В высокой траве пугливо застрекотал дрозд, и стал короткими полетами перемещаться по полю, пытаясь увести невесть откуда взявшегося человека от гнезда. Тёма перешел на бег.

— Здорова, Пахом! – воскликнул Артем, остановившись в пару метрах от деда.

— Здорова Тёмыч. – глухим голосом ответил тот. – Не спиться? Надумал в Лесок прогуляться?

— Нет. От нечего делать шатаюсь. – ответил Артем, подмечая полную корзинку переросших грибов и литровую банку земляники. – Лес не злиться?

— Сегодня нет. – ответил старик. – Но на мозги давил. Того и гляди сознание потеряю.

Артем с опаской покосился на плотную березовую стену. Измененный лес. Попробуй подойди к нему с топором и плохими намерениями — расплавит мозги. Потом не то, что улыбаться всю оставшуюся жизнь будешь. Дышать забудешь. Помрешь, и станешь удобрением. Но с Лесом можно договориться. Убирать мертвые деревья, лечить живые, садить новые. Симбиоз. Люди быстро учатся. Особенно на примерах себе подобных. Три года назад в западной части материка группа ярых Лесоненавистников попыталась сжечь небольшой лесок. Говорят, что от них даже следов не осталось. Вмешательство Древних, или сам Лес постарался.

— Какой-то ты задумчивый последнее время… — пробормотал Пахом, и направился в сторону деревни. – Заходи через час, картошкой с грибами угощу. – крикнул он отдаляясь.

— Зайду обязательно. – еле слышно ответил Тёма, и пошел к Лесу.

Чем ближе приближаешься, тем сложнее становиться. Голова начинает раскалываться и стает тяжелой. Первое, что нужно сделать – поздороваться. Остановившись в пяти метрах от деревьев, Артем припал на одно колено и наклонил голову.

— Здравствуй! – поприветствовал он. Ответа не последовало, но давление на голову уменьшилось. Ему разрешили войти. Не на долго. Минут двадцать тридцать. Тёма убивал и Лес это чувствует. А убийц он не жалует.

«Спасибо за гостеприимство, но я в другой раз зайду» — подумал Тёма, и сломя голову помчался обратно в деревню.

***

День прошел как обычно долго. Артем трудился по дому, помогая супруге. Ходил по деревне. Тренировал мальчишек. Ничего интересного для человека, привыкшего получать адреналин совершенно иным способом. Душа требовала эмоциональной разгрузки. Рыбалка в реке Обь – не выход. Лазить по горам тоже. Тёма давно не получал вестей от Егора, и мал по малу начал тревожиться.

Ближе к полуночи нагрянул Матвей Савельев. Без предупреждения. Как обычно. По-быстрому организовав стол, они уселись на терраске.

— С чем пожаловал? – спросил Тёма, замечая, что за прошедшие пять лет в волосах Матвея прибавилось седины. Потеря двоюродного брата далась ему не так просто. На лице стало больше морщин. Но формы он не растерял.

— Тебе не надоело сидеть в деревне? – спросил Матвей, намазывая сметану на хлеб и обильно сдабривая ее густым вареньем. – Все еще продолжаешь поиски?

— Продолжаю. – ответил Тёма. – Но уже не так часто. Жена ругается. Детей нудно воспитывать. Деревня на мне. У нас же все слажено. Сено нужно на зиму заготовить. Дрова, с которыми большие проблемы. Сухарки и гнилушки плохо горят, а нормальные деревья нынче рубить не популярно. Уголь притащить. Топливом для ДЭСки запастись. Постоянно в работе.

— Можешь не продолжать. – сказал Матвей.

— Не буду. Лучше ответь мне на вопрос. Этого мы хотели?

– Именно поэтому я приехал. – сказал Матвей. – Нужно менять уровень жизни. Люди начинают глупеть. Требуется переселение и создание больших поселений. Всего пять лет прошло, а уже многое изменилось…

— Это было неизбежно. – сказал Тёма. – Человечество не спасти. Нас слишком мало…

Эпилог

Двое мальчишек не старше пяти лет бегали по двору с деревянными автоматами в руках и убивали воображаемых Мутантов.

— Игнат, стреляй по воротам! Они прорываться! – крикнул один из них звонким голосом, умело спрятавшись за бочкой с водой.

— Лешка, у меня патроны кончаются! – радостно ответил ему Игнат, и сделал движение рукой, словно закинул гранату в сторону калитки.

— Бабах! – крикнул Игнат через несколько секунд. – Троих убил. Иду на прорыв. Лешка, прикрой меня…

— Так! – Наташа вышла на крыльцо и несколько раз хлопнула в ладоши. – Малышня, быстро в дом. С самого утра ничего не ели.

— Мамуля, некогда мне! – звонко закричал Лешка, и пошел на прорыв к калитке, стреляя из автомата от бедра. – Тра-та-та-та! Игнатка, ложись, кидаю гранату.

На крыльце появилась Катерина, и встала рядом с Наташей.

— Яблоко от яблони недалеко падает. – сказала она.

— Ага. – согласилась Наташа. – Уж очень близко упали наши яблочки. Ведь круглыми сутками готовы в войнушки играть. Вылитые папаши. И это им только по четыре. Представь, когда вырастут, что будет?

— Даже думать не хочу! – воскликнула Катерина, наблюдая за детьми.

А тем временем малышне было плевать на матерей. Они залегли возле калитки, и успешно имитировали стрельбу очередями.

— Я сказала быстро в дом! – громко и достаточно сурово крикнула Наташа.

Мальчишки мгновенно прекратили играть, и уныло уронили головы в траву, смотря друг на друга.

— Женщины, — пробормотал Лешка.

— Придётся идти обедать. – нехотя сказал Игнат.

Резво вскочив на ноги, они бросили автоматы и побежали домой.

— После обеда будем с министром воевать. – довольно сказал Лешка, и первым влетел в дом.

— Мамуль, а когда дядя Матвей приедет? – спросил Игнат, нехотя ковыряя ложкой в тарелке с супом.

— Ешь, не балуйся. – сказала Катерина. – Дядя Матвей приедет на следующей неделе.

— А он будет учить нас драться? – затараторил Лёшка. – А дядя Артём приедет? Дядя Егор?

— Все приедут. – сказала Наташа. – И будут учить вас драться.

— А истории будут рассказывать? – засветившись от счастья спросил Игнат. – Как наши папки с Мутантами дрались!

— Да! Да! – подхватил Лешка, и взмахнув рукой, случайно опрокинул тарелку. Удивленные глаза уставились на Наташу. – Мамуль, я не хотел…

Когда мальчишки поели и убежали на улицу играть, девушки принялись убирать со стола, а затем сели пить чай.

— Как думаешь, они когда-нибудь вернуться? – спросила Катерина.

Наташа мгновенно стала грустной. Она как сейчас помнила, как Игнат ушел даже не попрощавшись. Сбежал с Ковчега. Утащил с собой Катькиного Леху и побежал дальше. Они хотели спасти мир. Сделать его безопасным. Что ж, они своего добились. Только заплатили за это слишком дорогую цену.

В глубине души Наташа знала, что Игнат и Алексей живы. Они продолжают бороться. Делают то, что всегда умели лучше всех. Они ушли, и даже не знают, что у каждого растет сын. Мальчишки переняли способности отцов и развиваются не по годам. Умные и сильные. Дети героев. Никто не знает какая им уготована судьба…

Сентябрь – Декабрь 2017

6 комментариев к “Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 10”

  1. Вопрос автору…
    А когда будут выложены:
    – Новый мир.
    – Превосходство.
    – Естественный отбор.
    – Выжить любой ценой Другая история???
    Зацепило что то.
    Хочется продолжения…

  2. Крутяк. Целый день читал. Портят впечатление грубые грамматические ошибки и прочие склонения, которые заставляют взгляд спотыкаться, и отвлекает внимание от повествования. А так-достойно!

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели