Новый мир. Главы 1-3.

Новый мир. Главы 1-3.
Голосов: 16

Пролог

Нельзя сказать наверняка, что нас ждет завтра. Будущее так же прозрачно, как воды очистившегося Байкала. Мир изменился и людям пришлось приспособиться. Таким как прежде он уже не будет. Еще не сменилось поколение. Прошло всего ничего и люди помнят его прежним. Добрым и безопасным. Что же сейчас…

Группа Избранных при поддержке выживших буквально выгрызала победу над Законом. Они действовали вслепую, не зная, за что борются. Многое осталось нераскрытым. До самого конца избранные так и не смогли понять, что их обманули. Их, а заодно и все человечество. Грамотно спланированная операция по уничтожению Закона и смене власти над миром. Древние. О них упоминалось во многих мифологиях. Титаны, атланты, боги, высшие сущности, ангелы. В названии нет глубокого смысла. Все эти имена придумали люди. Смысл лежит в действии. Древние – дети Творца. Отказавшиеся от него и устроившие первую войну против человечества. Это было так давно, что даже горы не помнят подробностей. Возможно помнит океан, но он молчит…

Теперь все по-другому. Мир полон опасностей и неразгаданных загадок. Человеку приходиться постоянно бороться за место под солнцем. С природой и себе подобными. Прежнего общества больше не существует. Люди сбиваются в мелкие поселения. Создают подобие городов. Занимаются сельским хозяйством. Восстанавливают подобие промышленности. Появились мародеры и бандиты. Целые кланы, живущие за счет разорения, мелких и не очень, поселений. Появились новые религии. Происходят постоянные стычки. Многие подались в Искатели, и странствуют по миру в поисках истины. Новый мир постепенно устаканивается. Человек борется, и не готов так просто сдаться…

Глава 1 Три «приятеля» на хвосте, и как все начиналось

Приключения бывают разные. Плохие или хорошие. В моей ситуации – не очень. Обычное летнее утро не задалось с самого начала. Проснулся с чувством легкого дискомфорта на душе. Нормально поесть не удалось. Вездесущие грызуны уничтожили все мои припасы. Стоило быть более собранным и продуманным. Матвей Савельев и Артём Кириенко всегда говорят, что я слишком легкомысленный. К сожалению, у меня нет такого большого опыта за плечами. К огромному и превеликому сожалению. Нужно что-то с этим делать. Меняться и взрослеть. Впрочем, эти мысли лезут в голову только в такие моменты. Ведь именно сейчас я несусь по степи сломя голову, а на хвосте у меня висят трое матерых мародёров…

Будь на моем месте кто-то из старой гвардии – Матвей, Алексей, Артем или Игнат, лежать сейчас бандитам в траве и медленно разлагаться. Конечно опыта у меня тоже хватает. Моей подготовкой занимался Артем Кириенко и еще несколько отличных бойцов. Но больше всего я благодарен именно Тёмке. И жив сейчас благодаря ему. Я Егор Дёмин, двадцати двухлетний парнишка, рискнувший пойти в разведрейд в одиночку. Впрочем, это же не впервой. Да и возраст уже большой. Совсем не ребенок. Постоянно вспоминаю события семилетней давности. Как благодаря человеку-легенде я сейчас живу и выживаю. Алексей Смирнов спас меня от толпы зараженных, окруживших водонапорную башню, на которой я укрылся. Да, годы тренировок сделали дело – от прежнего трусливого мальчишки не осталось и следа. Теперь я полноценный боец. Вырос и окреп. Отлично тренирован и умею стрелять, но много «но», которые мешают. Первое – рост. Он остановился на отметке в метр семьдесят семь. Вполне такой нормальный рост. Только в сравнении с высоким Артемом и еще более высоким Матвеем, я мелковат. Раздражает. По части ширины плеч – тоже не плохо. Встаю перед зеркалом, и любуюсь. Мышцы, что надо. Покатые плечи, жилистый торс, треугольная спина, мощные и выносливые ноги. И сам вынослив до ужаса. Спасибо Артему. Гонял меня до семи потов, стараясь сделать полноценного бойца спецназа. И сделал.

Вот только опыта у меня маловато. Одно дело воевать против Мутантов и зараженных. Красота! Не умом ни сообразительностью они никогда не отличались. А вот с людьми воевать гораздо сложнее. Люди думают и устраивают ловушки. И в одну из таких ловушек я чуть-чуть не угодил. Спасло чувство опасности. Не такое развитое, но уже довольно хорошее. Каждый боец обладает им. И слушается беспрекословно. Конечно можно не слушаться, но тут итог уникально предсказуем, – смерть…

Оглянувшись назад, я прикинул расстояние до преследователей – чуть меньше двух километров. С автомата не достанешь. А если и достанешь, автомата-то нет. Потерял. И зачем я себя обманываю? Не потерял, а позорно оставил, пустившись в бегство как испуганный хомяк. Из оружия только нож. С вооруженным противником много не навоюешь. Поэтому и приходиться бежать по степи сломя голову уже шесть часов. Тренированное тело постепенно увеличивает расстояние до преследователей. Физически я гораздо лучше тренирован, чем троица бандитов. В рукопашной наверняка разделаю каждого. Но мы не на ринге, а в реальном мире, где церемониться и действовать благородно никто не станет. Хорошо, что удалось остаться в живых и унести ноги. Главное добраться до леса. Он поможет. Спрячет. Только нет леса в степи. Он есть где-то далеко, но я даже примерно не могу прикинуть расстояние. Нету карты, нету связи, нету оружия, нету воды и нету еды. У меня ни хрена нету! Есть нож, хорошие армейские ботинки и удобный костюм. Впрочем, не все так плохо. Живой, а значит еще повоюю…

Можно бежать достаточно долго. Особенно если останавливаться на привалы, пить чай, кушать, и снова на марш бросок. Я бегу уже шесть часов не сделав ни глотка воды. Мышцы ног сильно забиты. Приходиться то снижать скорость, то увеличивать. Силы экономлю по максимуму. Дыхалка не сопротивляется. Как положено снабжает кровь кислородом на максимум. Хорошие у меня легкие. Не прокуренные. Надеюсь, что бандиты не такие упертые и через пару тройку часов отстанут. Надеюсь…

Бег конечно дело хорошее, но стоит занять мозг чем-то хорошим, чтобы не думать о нарастающей усталости. Чтож, вспомню с чего все началось, и как я оказался в этой клоаке. А началось все четыре дня назад…

Я проснулся утром и позавтракав, решил поразминаться. Покинув гостевой домик, направился к тренировочному лагерю. Самое крупное поселение Алтая, где всем заведует Матвей Савельев. Семь тысяч человек. Полторы тысячи неплохо обученных бойцов и три сотни проходящих обучение парней.

В тренировочном лагере гонял себя до предела, показывая молодым парням пример. Имею полное право так говорить. Пятнадцати-восемнадцати летние ребята смотрят на меня с неподдельным восторгом в глазах. Я знаю самого Алексея Смирнова и легендарного Игната Шухова. Многие готовы слушать рассказы о них сутки напролет. Прошло семь лет и все изменилось до неузнаваемости.

Закончив тренироваться, я провел с десяток спаррингов с молодыми, хорошо намяв им бока. Последний спарринг был с ветераном Тихоном Соболевым. Ох и досталось мне. Чуть в нокаут не отправился. Трудно выдержать град ударов человека, превосходящего тебя в весе и росте. Но я выдержал. Бой остановил Матвей Савельев. Спасибо ему. Появился в самый нужный момент. Еще пол минуты, и я мог упасть в глазах новобранцев и по совместительству упасть на песок. Два падения в одно мгновение – много. Особенно если тебя зовут Егор Дёмин. Марку нужно держать.

— Хороший боец! – воскликнул Тихон Соболев, пожимая руку Матвею и показывая головой в сторону меня. – У меня таких не получается. Отлично поработал Григорьевич.

Я молча пожал руку Матвею и встал рядом с ним.

— Не моя заслуга. – сказал Матвей, — Тёмка постарался. Продолжай тренировку Тихон, а Егорика я забираю. – Матвей жестом показал мне следовать за ним, и пошел в направлении здания штаба. Одноэтажная хибара, с намалёванной на фасаде красной краской надписью – «ШТАБ». Неизвестно чья шутка, но на самом деле это дом Матвея Савельева. Бывший охранник президента так и не женился. Пятьдесят лет не возраст, как говорит Тёма. Все еще впереди.

— Дело у меня к тебе Егорка. – заговорил Матвей, размашисто шагая по подстриженной траве. – Но сперва спрошу.

— Весь во внимании Матвей Григорьевич! – отчеканил я.

— Не устал бегать еще? Что ищешь то? Не думал, что станешь Искателем.

— Не Искателем, а разведчиком. – ответил я. – Не просто так топчу тысячи километров. Меняю мир в лучшую сторону. Истребляю малые группы бандитов и мародеров. Помогаю людям. Помогаю Лесу. Мне даже охотиться разрешено!

— Вот как? – с удивлением спросил Матвей. – А меня Лес не особо любит. Стараюсь держаться от него подальше.

Мы пересекли грунтовую дорогу. Вернее, ее очертания. За семь лет природа забрала ее себе. И продолжает отвоевывать остальное. Транспорт теперь не в моде. Древние лишили нас его. Человек живет в гармонии с природой. Почему мы не могли так до Большого Истребления? Непонятно. Только под угрозой вымирания люди решили меняться. Жаль, что не все.

— Лес не всех принимает. – сказал я. – Он может читать мысли. Я никогда не делал ему плохого. И не собираюсь.

Мы вошли в дом. Обстановка спартанская, ничего лишнего. Матвей усадил меня за стол. От завтрака я отказался, но он настоял, поставив чайник кипятиться. К всеобщей радости электричество сохранить удалось. Масштабы конечно не очень большие, но ветряки справляются. Еще есть генераторы на реках. Подобие цивилизации. Жаль, что нет транспорта.

Налив чаю и накрыв на стол, Матвей уселся напротив и достал из внутреннего кармана небольшое письмо. Положив на стол, он пододвинул его мне.

— Что это, Матвей Григорьевич? – спросил я.

— Ты в рейд когда? Завтра? – спросил он, проигнорировав мой вопрос.

Я кивнул.

— Хорошо. Куда попрешь? На Урал? – спросил он.

Урал. Теперь это не только территория. Теперь это крупнейший город на несколько тысяч километров. Население – пять тысяч человек.

— В Урал заскочу. – ответил я. – Пару дней побуду и в центральную Россию. Хочу до конца лета успеть посетить мега памятники нашего былого величия. Москву и Питер. Ну все, что по пути.

— Твое дело. – пробормотал Матвей. – Доставишь это письмо в Урал. Передашь лично в руки Илье Зарипову. Не открывай ни в коем случае. При критической ситуации – уничтожь.

— Все понял Матвей Григорьевич. – ответил я, и аккуратно убрал письмо во внутренний карман. – Можно вопрос?

— Да.

— В чем смысл доставки письма? – спросил я. – Транспорта у нас нет, но связь работает. Или я чего-то не знаю?

— Не нужно тебе этого знать. – грубо сказал Матвей нахмурив брови.

— Понял! – отчеканил я, и закинув в рот бутерброд, по-быстрому прожевался и допил чай в несколько глотков. Встав, спросил, — разрешите идти?

— Разрешаю, — улыбнувшись ответил он.

Не сказав ни слова, я покинул дом Матвея, и направился в самое желанное место. К Юльке! Девять утра, она наверняка проснулась и волнуется, почему меня нет у окна с цветами. Не теряя времени, я рванул в другой конец поселка, не забыв по пути заскочить в палисадник одного из домов и под гневные крики хозяйки, нарвать красивый букет. Да простит она меня…

Прокравшись вдоль приземистого домика к низенькому открытому окошку, я поднял руку с букетом, и стал ждать. Маленькие нежные ладошки аккуратно обхватили запястье и потянули вверх. Я встал в полный рост, и с ловкостью гимнаста запрыгнул на подоконник и уселся свесив ноги на улицу. Несколько зевак с любопытством уставились на происходящее. Как в деревне без этого. Показав им кулак, я уставился на Юльку. Боже, когда-нибудь мое сердце заклинит от волнения, и я умру с улыбкой на лице и восторгом в глазах. Какая же она красивая! Точеная фигурка, белые роскошные волосы, большие и голубые, подобно небу глаза. Нет, так не бывает. Я не готов уходить. Не готов на эту разлуку! Слышите, Древние? Не готов…

Минуту я сидел и просто любовался ею, а она стояла напротив меня в прозрачной сорочке и застенчиво смотрела на букет. Я осторожно притянул ее к себе и обняв, лицом зарылся в волосах. Юлька, сколько же мне хочется тебе сказать, когда нас разделяет расстояние. А когда вижу тебя, то все вдруг забывается. Я тону в тебе, только не могу сказать об этом. Разве это не любовь?

— Спасибо за букетик… — робко сказала она, слегка приобняв меня. Сердцебиение ускорилось, аромат волос задурманил сознание, а слова окончательно добили…

Так! Стоп! Егор, соберись. Нужно быть мужиком, а не поддаваться нежности. Сюси-пуси точно не мое. Да, внешне я совершенно спокоен, но в душе ураган. А Юлька это чувствует. Знает, как я люблю ее!

— Доброе утро малыш… — шепотом сказал я на ушко. – Как спалось?

— Хорошо. – ответила она. – Я сейчас завтракать буду. Ты не голоден?

— Готов съесть все, что угодно, лишь бы это приготовила ты! – воскликнул я.

— Тогда давай через дверь. – сказала Юлька, и попыталась вырваться из моих рук. Бесполезно.

— А где Ксюха? – спросил я, принюхавшись. Дверь в коридор слегка приоткрыта, но едой не пахнет. Ксюха – Юлькина подруга. Живут вместе. Они так же, как и я стали сиротами. Апокалипсис лишил нас многого.

— У Ксюхи друг появился… — двусмысленно ответила Юлька, и вырвавшись из моих рук, выбежала из комнаты. Я успел полюбоваться красивыми стройными ножками, совсем неприкрытыми короткой сорочкой. Буря внутри усилилась. Молодой организм трудно контролировать. Тёма всегда говорит, что когда я вижу Юльку, то думаю совсем не тем местом. Частично он прав. Но к счастью, такие чувства я испытываю только к ней. Другие девчонки совсем не интересуют.

Справившись с волнением, я обошел дом, и вошел через дверь. Раздевшись, остался в штанах и футболке. Поборов остатки волнения, я с предельно серьезным лицом прошел на кухню и уселся за стол.

Юлька прибежала на кухню через пять минут, кардинально преобразившись. Вместо сорочки легкое, в цветочную раскраску, платьишко. Волосы собраны в аккуратный пучок. Никакой косметики, теперь она не в ходу.

Удостоив меня застенчивым взглядом, она стала готовить завтрак. Яичницу с тонкими полосками вяленого мяса. Чайник утробно зашипел на плите довольно потрескивая.

— И как зовут Ксюхиного друга? – спросил я откинувшись в кресле. Взгляд как всегда устремился на прикрытые до колен ноги.

— Сама не знаю. – ответила Юлька. – Ксюха молчит как рыба.

Ксюха – полная противоположность Юльки. Конкретная тихушница. Слова не вымолвит просто так. На два года младше Юльки. А Юльке месяц назад исполнилось девятнадцать. Разница у нас всего в три года. Но порой мне кажется, что она гораздо старше меня.

Разложив яичницу по тарелкам и собрав стол, она уселась напротив меня.

— Егор, ты чего такой серьезный? – спросила Юлька, аккуратно разрезая яичницу ножиком. Я так не умею. Ем быстро и грубо.

— Завтра ухожу… — через силу сказал я, уже зная, что дальше произойдет. Вот он Юлькин характер. Из милой девчонки она в мгновение превращается в воинственную амазонку, готовую освежевать меня прямо за столом. Впрочем, я был готов к этому. Жаль, что обстановку выбрал не подходящую. Следовало увести ее в поле. Там, где нет метательных предметов…

Тарелка с яичницей прошла немного левее и совсем не зацепила. Следом в меня полетел нож. Пришлось резко уйти в лево, не вставая со стула. Сообразив, что мелкие предметы не несут значимого урона, Юлька схватила табуретку и запустила прямо через стол. Поймав деревянный снаряд, я быстро поставил его на пол, и тут же оказавшись рядом с Юлькой, скрутил ее и понес в комнату. Ох и тяжко будет успокоить мою взбесившуюся фурию. И так каждый раз…

Закутавшись в одеяло, Юлька уселась напротив меня спиной к ушке кровати, и стала безразличным взглядом изучать узоры на пододеяльнике.

— Мне правда нужно идти… – сказал я. Каждый раз приходиться по несколько часов переубеждать ее. Это трудно, когда самому не хочется уходить.

— Ты мог остаться на все лето. – пробормотала она. – За этот год мы были вместе всего полтора месяца. Что ты ищешь Егор?

— Не ищу. – ответил я. – Пытаюсь помочь миру. Делаю его чуточку лучше. Несу добро…

— А нужно ли миру добро? – воскликнула Юлька, вонзив в меня злобный взгляд. – Какой ценой ты несешь добро? Строишь из себя супергероя, которому все по плечу! Егор, ты так и не повзрослел. Сними маску суровости. Не идет она тебе. Не обманывай себя. Ты не Избранный!

Я не нашел, что ответить. Захотелось встать, одеться и уйти.

— Скольких людей ты убил? – спокойно спросила Юлька. – Не за все время, а в том месяце. Скольких?

— Шестерых. – сквозь зубы прорычал я. – За все время больше сотни. Никто из них не был нормальным человеком. Только внешне. Мародеры и бандиты. Они заслужили смерти…

— Егор, кто тебе дал такое право? Ты возомнил себя судьей? Мир не изменишь. Ты знаешь какого мне? Сидеть месяцами не находя себе места, зная, что ты можешь не вернуться. Да, мы разговариваем. Раз в неделю, но от этого только хуже. Каждый раз я боюсь что больше не увижу тебя. Боюсь, что буду сидеть годами и ждать твоего возвращения. Боюсь потерять тебя Егор…

Нормального разговора у нас не вышло. Но мы провели остатки времени не отходя друг от друга. Ругались и тут же мирились. Весь день и всю ночь. Я так и не смог нормально выспаться. Попрощавшись, ушел с рассветом навстречу приключениям…

Три дня пролетели довольно скучно. Я постоянно шел, устраивая редкие привалы. Посетил несколько мелких поселений. В одном заночевал и пополнив припасы, продолжил путь. С первых суток насторожила легкость продвижения, которой до конца третьего дня не изменилось. А если все идет слишком гладко – жди беды. Как говориться, накаркал!

Горный массив Алтая кончился и постепенно началась степь. Можно было взять выше и забуриться в тайгу, но тогда я бы потерял минимум четыре дня пути, а возможно и пару недель. Лучше напрямую, по территории Казахстана. Это так, для пометки. На самом деле теперь нет государств. И смысла делить территорию тоже нет. Вон ее сколько – бери не хочу…

Отыскав небольшую низину возле холма, я устроился на ночлег перед этим плотно подкрепившись. Приснился кошмар. Мутанты вернулись и истребляли города. Испугавшись за Юльку, я проснулся, и мгновенно понял, что что-то не так. Легкий ветерок опасности пробрал до мурашек…

Слегка приподнявшись, я решил осмотреться. До рассвета осталось не больше сорока минут, но ночь еще не собиралась отступать. Совсем скоро ее короткому правлению придет конец. Вот только удастся ли мне увидеть рассвет? Надеюсь, что да. Взглянув на лежащий в пару метрах от меня рюкзак, я понял, что он полон вездесущих грызунов. Вот гады! Хана моим припасам. Ладно, пополню в ближайшее время. Сейчас нужно разобраться с усиливающимся чувством тревоги.

Дотянувшись до автомата, я аккуратно снял предохранитель и совершенно бесшумно передернул затвор. Главное все делать плавно и нежно. С заряженным оружием в руках стало намного спокойнее. Обнаружить мое местоположение по случайности очень маловероятно. Скорее всего кто-то идет по следу. Вот только кто и зачем?

— Он должен быть в этой ложбинке… — слабо долетело до уха. Да, преследователи из вас не важные, и мне это на руку.

— Я тебе говорил нужно было раньше накрыть его. – заговорил второй, так же без акцента. Значит наши, русскоязычные, мародеры. Впрочем, легче от этого не стало.

— Заткнулись все! – чуть громче сказал третий, с властными нотками в голосе. – Окружаем ложбинку. Шустрый справа, Тугрик слева, а я пойду напрямую. Никуда не денется. Стрелять только в крайней необходимости. Нужно еще допросить его…

Я подполз к рюкзаку и решил вытащить запасные магазины. Жирные хомяки в рюкзаке пронзительно запищали и рванули в рассыпную. Такого громкого писка я еще не слышал. Ох как нехорошо, капец как нехорошо.

— Черствый? Ты слышал? – гораздо громче крикнул тот, что заговорил до этого первым. – Он не спит! – и перешел на крик. – Валим его!

Из-за прикрытия приземистого холма и удобной ложбинки, незваные гости не могли меня видеть. Придётся дать бой. Только вот фактор внезапности совсем не на моей стороне. Впрочем, на моей стороне совсем ничего. Один против троих – расклад не ахти какой. Значит буду сваливать. Не обращая внимания на писк хомяков, я накинул рюкзак и не церемонясь побежал от приближающихся преследователей.

Прошло не больше десяти секунд, и меня заметили. Затрещал автомат. По звуку сорок седьмой или «АКМ». Пули ударили в трех метрах впереди и на метр правее. Значит бьют с холма. Резко приняв влево, я завалился на спину и послал длинную очередь по холму наугад. Снова вскочив на ноги, я рванул по ночной степи. Одиночный выстрел и толчок в рюкзак. Бедная бронепластина, спасибо тебе, защитила. В рюкзаке что-то защелкало и стало шипеть. Только этого не хватало…

Вот такая она проказница судьба. Или его величество случай. Вот надо было рюкзаку загореться. Там и гореть то нечему. Трассером походу ударили. Теперь я отличная мишень. Снова бухнувшись в траву, быстро отцепил рюкзак и отбросив в сторону, полуприседом побежал вбок, а затем на полной выкладке устремился вдаль, изредка меняя траектории. Снова начали стрелять. Блин, как они меня видят? Нога попала в нору, и я споткнулся. Болезненно упав, сделал подобие кувырка. Автомат слетел с плеча. Нет, ну это уже не лезет ни в какие ворота! Не отыскав оружия, я снова устремился в бегство…

Да, ну и попал же! Замедлив бег, я в который раз посмотрел на преследователей. Расстояние не изменилось. Или так кажется. Уже семь часов бегу. Когда же это кончиться…

Что такое безвыходная ситуация? Запутались стропы парашюта и не раскрылся запасной. Неприятно. Точно не выживешь. Несколько опасных ранений, с повреждением жизненно важных органов. Больно. Тоже шансов не будет. Штурмуя вершину горы в свободном лазанье, не проверил надежность уступа и сорвался в пропасть. Обидно. Разобьешься вдребезги и не успеешь понять, как умрешь. Вот они безвыходные ситуации. И подобных им несчитанное множество…

Моя ситуация намного проще и совсем не безвыходная. Драп по степи Казахстана в сторону Уральских гор. Стоило подойти к делу более собранно и предугадать подобное. Вышло до безобразия тупо. Зато сохранил письмо Матвея. Интересно, что же там написано? Нет, смотреть не буду. В крайней ситуации просто съем. Задания нужно выполнять. И чем я так заинтересовал бандитов? Может дело в письме? Вероятнее всего. Нормальные и по возможности адекватные бандиты не стали бы преследовать безоружного путника, лишившегося всех пожитков в течении семи часов. Можно смело сказать – треклятое письмо всему виной. Впрочем, разбираться буду потом, сейчас главное оторваться от преследователей…

Еще тридцать минут бега наконец принесли плоды. Впереди показалась большая возвышенность, а в пяти километрах от нее немного правее – плотная стена кустарника. Скорее всего река. Именно то, что мне нужно. Не привык я к роли дичи. Больше удовольствия доставляет быть охотником. Ничего, скоро поменяемся.

Ожидания не оправдались. Речушка так себе. Захочешь утопиться, только ботинки намочишь. Но как говорят: в безрыбье и рак рыба. Не сбрасывая скорости я сиганул в воду и пока переводил дыхание, обливал голову водой. Немного отдышавшись, вдоволь напился, и выбравшись на другой берег, снова устремился в бегство, прикрываясь кустарником. Теперь меня им точно не догнать.

Удача решила преподнести подарок. Еще час перемещения и из-за горизонта плавно показался небольшой городок. Очередной памятник-призрак. Многие стараются держаться от них подальше. Но только не я. Погулять среди разрушающихся строений и поросших травой дорог доставляет мне удовольствие. А еще можно найти что-нибудь ценное, и встретить человеческие оболочки. Так я называю тех, кто когда-то были Мутантами, а до этого людьми. Пустые оболочки, сохранившие примитивные инстинкты. Едят, бегают, остерегаются выживших и убивают мелких животных…

Городок постепенно приближался. Я ушел от преследователей в отрыв и теперь еле различал назойливую троицу далеко позади. Если они рискнут войти в город, то у меня будет преимущество. Стоит попытаться найти оружие. Тогда разделаю как слепых щенят. Достаточно любого гладкоствольного карамультука и три патрона к нему.

Город не город. Самое крупное строение – три этажа. Дорога сильно взбугрилась и поросла травой. Растения безжалостно рвут асфальт на части, устремляясь к свету. Покрытые большим слоем пыли и грязи машины, без стекол и колес. Так почти везде. Кто-то же вышибает эти стекла. Не разу не видел, но этот невидимка поработал во всех городах, в которых мне удалось побывать. Так и со зданиями. В первых этажах окна зияют сплошными провалами. Даже пластиковые и деревянные рамы отсутствуют. После исчезновения людей строения стали очень унылыми. Будто чувствую, что больше никому не нужны.

Обыскав пару домов, я не нашел ничего подходящего под определение «оружие». Решил углубиться ближе к центру. На одной из боковых улиц заметил движение. Кто-то быстро улепетывал в противоположную сторону, мелькая голой загорелой спиной. Девять из десяти, что это Оболочка. Вероятность нарваться на одичалых очень мала. Всего семь лет прошло, а они встречаться все чаще и чаще. Повзрослевшие дети, забывшие прежнюю жизнь, и научившиеся жить обособлено и малыми группами. Они еще помнят нормальную речь. Умеют охотиться и пользоваться оставшимися после цивилизации инструментами. Артем говорит, что еще двадцать лет и одичалые станут реальной угрозой для цивилизованных людей.

Мне удалось отыскать магазин туристических товаров. Но ничего ценного в нем не осталось. Только разбитые витрины, куча спортивного инвентаря, теперь не пригодного, и несколько поржавевших китайских ножей. Ну и конечно кучу мусора и пыли. Следующим стал охотничий магазин. Тут тоже потрудились на славу. В центре помещения угадывалось черное пятно, с остатками сплавившегося в однородную массу пластика.

Еще пять минут поиска, и если не найду оружия, то продеться делать копье. Можно попробовать отыскать вилы или лопату, но я же не псих, чтобы в одиночку идти на трех вооруженных людей в ближний бой. Думай Егорка, думай! Может схорониться в одном из домов и дождаться ночи, а потом атаковать? Или наблюдать напасть среди белого дня? Если они решат разделиться, то мне это только на руку. По одиночке можно и ножичком порешать.

Взобравшись на крышу трехэтажного, когда-то давно горевшего, кирпичного строения, я увидел, как преследователи вошли в город, и стали совещаться с опаской поглядывая по сторонам. Хотел бы я знать, о чем они там болтают. Сейчас бы винтовочку. Двоих стоящих на линии одним выстрелом бы уложил. А третьего подранил и потом допросил.

Спустившись вниз, я побежал в другой конец города. Одноэтажное продолговатое здание ничем не выделялось на фоне остальных. Если не смотреть тщательно. Два забитых окна ни о чем не говорят. Но если посмотреть внимательно, то можно увидеть, что доски не такие уж и старые. От силы год, полтора. Рискую нарваться на гнев хозяина, и словить пулю или стрелу. Чтож, давай удача, не подведи!

Проникнув внутрь через окно, я стараясь не шуметь, вышел из небольшой захламлённой комнаты в просторный коридор. По остаткам столов, стульев и огромному количеству пожелтевшей бумаги не трудно догадаться. Когда-то здесь было офисное здание. Найти нужную дверь не составило труда. Хозяин намеренно захламил участок коридора, теп самым обнаружив себя. Встав сбоку у двери, я постучал и тут же отступил. Выстрела не последовало.

— Пришёл с миром! – негромко крикнул я. – Нужна помощь. Бандиты одолели.

Прошло тридцать секунд, но никто не ответил. Из звуков только шебуршание грызунов в соседних помещениях. Набравшись смелости, я решил открыть дверь. Среди хлама обнаружился старый, но все еще крепкий кусок веревки. Примотав его к ручке, я отошел в сторону и резко дернул на себя. Как и ожидалось, хозяин устроил ловушку. Самую примитивную. Подвешенный к потолку и дополнительно нагруженный металлической болванкой топор. Стоило открыть дверь и механизм сработал. Стоял бы в проходе, хана грудине. Ребра в хлам, даже если попадет не лезвием. Остановив разбушевавшийся маятник, я осторожно заглянул в помещение. Ловушек больше не обнаружилось. Можно входить.

Хозяин роскошных апартаментов нашелся в углу на кресле. Плохо ему пришлось. Совсем туго. В безвыходной ситуации находиться. Или хорошо. Никаких тревог и забот. Сидит себе на кресле скелет с дыркой в черепе и смотрит на меня пустыми глазницами. Давно уже сидит. Даже запаха не осталось. Хотя его наверняка обглодали вездесущие крысы и насекомые.

Удача снова полюбила меня и преподнесла подарок. Немного поржавевший «Тоз-12». Старая добрая мелкашка. И патроны нашлись. Всего семь штук, но это уже достаточно много. Значит еще поживем, значит еще повоюем. Ох и не повезет преследователям в скором времени.

Кроме оружия в помещении не нашлось ничего ценного. Исследовав скелет, я обнаружил сломанную берцовую кость. Человек застрелился, не желая умирать от голода. Мог бы жрать крыс. Но он выбрал более легкий путь. Чтож, не мне его жалеть. А вот поесть бы сейчас не помешало.

Покинув здание, я осторожно переместился на соседнюю улицу, и забрался на крышу двухэтажного строения. Теперь остаётся только ждать. Совсем скоро охотники станут добычей. Не знают они, что зверь, на которого они устроили охоту гораздо злее и опытнее чем кажется на первый взгляд. Теперь фактор внезапности на моей стороне.

Два человека осторожно вышли из-за угла здания, в котором я добыл оружия. Озираясь по сторонам, они подошли к одному из окон и по очереди залезли внутрь. У них что нюх на меня? Ладно, разберемся. Нужно найти третьего, пока он не нашел меня. Игра «кто кого» началась!

Я вел тщательное наблюдение, пытаясь отыскать третьего преследователя. Минуты стали тягучими словно замороженное моторное масло, но ничего не происходило. Двое вошедших в здание изредка выглядывали в окна, но не покидали. Позиция возле невысокого парапета все больше начинала казаться крайне небезопасной. Если третий имеет при себе оптику, то у него явное преимущество. Снять меня с калаша не составит труда.

Двойка покинула одноэтажное строение, и принялась шарить по улицам. Целую минуту они находились как на ладони. Можно было снять их даже с пистолета. А еще эффективнее кинуть гранату. Сразу вспоминается внедорожник «Волк» Игната Шухова, забитый до отказу различным оружием. К проблеме вооружения он подходил с чувством, с толком и с расстановкой. Правильно говорят: патронов много не бывает!

Двойка скрылась за соседней улицей и продолжила поиски. В течении двадцати минут не происходило ничего, кроме незначительных шорохов, вскриков потревоженных птиц и животных и пары пробежавших по улице Оболочек.

Третий выдал себя сигаретным дымом. Совершенно случайно я решил осмотреть окна трехэтажного строения в двух сотнях метрах немного правее на соседней улице, и увидел его на момент выдоха табачного дыма. Примостившись на третьем этаже, он сидел в углу окна и осматривал территорию через снайперский прицел установленный на автомат Калашникова. Позицию выбрал не ахти какую хорошую, но двоих спутников он наблюдал вполне отлично. Рабочая схема: двое рыщут по городу в поисках беглеца, третий прикрывает на расстоянии. Знают, что оружия у меня нет. И знают, что бежать дальше мне нет смысла, и я по любому попытаюсь спрятаться в городе. Вот только хрен вам ребята. У меня есть мелкашка. Будь у меня Трехлинейка, не курить ему самокрутку, сидя у окна и размышляя о смысле жизни.

С двух сотен метров и не зная повадок оружия попасть с первого выстрела по снайперу точно не удастся. Сидеть и ждать смену позиции тоже нет желания. Хочется пить, и гораздо сильнее, кушать. В желудке кроме речной воды со вчерашнего дня ничего не булькало. Крысы и насекомые не вариант. Двигаясь тихо и незаметно, я покинул здание, и под прикрытием стен стал перемещаться поближе к снайперу. Максимальное расстояние для выстрела – пятьдесят метров. Второй попытки не будет.

Снайпер покинул позицию гораздо раньше намеченного. Я укрылся за ржавой малолитражкой, и стал наблюдать за его передвижением сквозь машину. Занятая поиском двойка сместилась на две улицы дальше. Снайперу нужна смена позиции, иначе товарищи останутся без поддержки. Теперь удалось разглядеть его поподробнее. Высокий и жилистый. На вскидку лет тридцать-сорок. Бородатый. Автомат держит умело. Медленно идет в мою сторону, постоянно озираясь по сторонам. Скорее всего в тройке является главным. Рюкзака, рации, бронежилета и прочего снаряжения с собой не имеет.

Я осторожно поднял винтовку, и оперившись на пустой от стекла проем крышки багажника, прицелился. Давай винтовочка, не подведи. Если все пройдет славно, похороню прежнего хозяина как следует.

Я метил в тело. В голову слишком высокий риск промахнуться. Оружие выстрелило, разорвав тишину негромким щелчком. Хорошо, что патроны не оцирели за столько времени. Противник мгновенно упал на землю и закрутился волчком. Выскочив из укрытия, я рванул к нему, на ходу перезаряжая винтовку.

Приблизившись к барахтающемуся на земле человеку, я понял, что винтовка все-таки не пристрелена. Пуля попала гораздо ниже, пробив бедренную артерию в районе паха. Заметив меня, снайпер попытался выхватить пистолет, одновременно зажимая рану рукой. Я выстрелил с близкого расстояния в голову и отбросил теперь ненужную винтовку в сторону. Двое напарников сейчас несутся сюда сломя голову на звуки выстрелов. Подхватив автомат убитого, я скрылся в ближайшем здании. Вот теперь точно повоюем. Одному из них повезет гораздо больше. Я убью его быстро. А вот второго нужно оставить в живых и допросить. Сильно интересно, что он мне расскажет.

— Черствый! Ты стрелял? – голос разорвал тишину, эхом распространившись по улицам. Все верно, я завалил главаря. Остались те самые Шустрый и Тугрик.

Двойка появилась из переулка, как я и предполагал. Они бежали в моем направлении, плюнув на все предосторожности. Зверь бежит к охотнику. Поймав в прицел того, что повыше, я выстрелил. «АКМ» не «ТОЗ-12», шарахнул по ушам будь здоров. Аж зазвенело. Пуля вошла в голову, не оставив бандиту шансов, и вышла, с другой стороны. Второй испуганно ломанулся в сторону.

— Стой сука! – закричал я, рискуя сорвать голос. – Стой, или убью!

Помогло. Бандит замер и поднял руки вверх. Он так и не определил мое местоположение, и стал озираться по сторонам. В прицел я отлично разглядел большую родинку под правым глазом. Где-то я уже видел эту рожу. Только не такую напуганную. Вот только где, никак не вспомнить. Стоит спросить у него, может прояснит ситуацию.

— Не дергайся! – крикнул я. – Брось оружие на землю. Движения плавные и осторожные. Одна ошибка и повторишь судьбу товарища.

Бандиту удалось обнаружить меня. Плавно выполнив рекомендации, он снова поднял руки. Я покинул здание, и выдвинулся навстречу. Не задавая вопросов, конвоировал его в забитое мусором двухэтажное строение. Пытать или не пытать?

— Встань спиной к стене! – приказал я. Нарвались волки на волкодава. Поредела маленькая стая. Теперь передо мной стоит испуганный волчонок, возрастом чуть больше моего. В глазах страх. Колени трясутся. Пальцы дрожат, и глядишь вот-вот начнут вибрировать.

— Только не убивай… — жалобным голосом попросил он.

Да, именно это я готов был услышать. На что он надеется? Совсем недавно бегал по городу с автоматом в руках и так старательно разыскивал меня с товарищами. Будь все по-другому, убьет не раздумывая. А сейчас боится. Надеется выжить.

— Зачем вы преследовали меня? – спросил я.

— Это все Черствый! Он сказал, что у тебя есть кое-что ценное. – затараторил пленник. – Я говорил ему, что не стоит. Пытался переубедить…

Эх, не получиться у нас нормального разговора. Жалко парня, молодой еще. Я конечно моложе, но тут дело опыта и воспитания. И преследуемых жизненных целей. А цели паренек выбрал не совсем благородные. Убивать невинных – плохо. Попробую разузнать, что им было нужно более варварским методом. Повесив автомат на плечо, я вытащил нож и подошел к пленнику вплотную.

— Прошу, не убивай… — запищал он.

— Пока не собирался.

Особо не замахиваясь, я медленно представил к его горлу нож. По части пыток знаток из меня не важный. Но парень боится. Смерть двух товарищей – неплохая пытка в моральном плане.

— Зачем вы меня преследовали? – спросил я шепотом. – Ответишь неправильно, отрежу уши. Потом то, что пониже.

— Я сказал правду… — дрожащим голосом проговорил пленник. – У нас Черствый был главным. Он и заведовал всем.

Явно правду говорит. Из троих мне достался самый молодой. Врятли старший посвящал его в свои планы. Обычная шестерка и не более. Оставлять в живых не вариант. Есть шанс встретиться с ним через пару лет. Да и не стоит такому жить.

Убрав нож с горла, я прислонил его острием в то место, где у парня находиться сердце. Он как загипнотизированный смотрел на мои действия, пытаясь понять, что я хочу сделать. Надежда остаться живым так и не покинула сознание. Но чудес не бывает. Резким ударом я вбил нож прямо в сердце…

Глава 2 Лес и что-то новое

Картинка еще несколько минут висела в сознании. Внезапно округлившиеся глаза, из которых моментально стала уходить жизнь. Пленник не издал ни звука. Похоже он так и не успел понять, что умер. Совесть как всегда начала мучать меня, наталкивая на бессмысленные рассуждения. А стоило ли убивать человека? Быть может нужно было дать ему второй шанс? Простить. Понять не пытаюсь. И не хочу. Очки, через которые я смотрю на мир кардинально отличаются от тех, через которые на него смотрят мародеры, бандиты и наемные убийцы. Меня всегда учили бороться за правое дело. Учил Алексей Смирнов, совсем немного, но учил. Гораздо больше учил Артем Кириенко и Матвей Савельев. Последний говорил, что человек не способен измениться. Особенно прогнивший. Парень давно выбрал себе судьбу, а смерть стала всего лишь закономерным итогом. Как бы бредово не звучало – он умер легко и безболезненно.

Около часа я искал припасы преследователей. Три не слишком массивных рюкзака отыскались в салоне сильно проржавевшего микроавтобуса. Наконец-то удалось нормально поесть и попить. Я забрал один рюкзак, патроны, всю воду и еду, старую пожелтевшую карту, свой блок связи, который преследователи сумели достать из горящего рюкзака, и кучу полезных мелочей. Блок связи на удивление остался в рабочем состоянии. Огнеупорный пластик немного вспучился, но устройство функционировало без изменений. Спутник «Прометея» все так же висит на геостационарной орбите спустя семь лет после апокалипсиса и продолжает исправно работать. Большего мне не известно. Много раз попытался узнать у Матвея, что стало с базой «Северный Клевер», но тот постоянно уходит от ответа. Есть вещи, которые знать двадцати двух летнему парнишке просто не положено. Но я умею анализировать. Все не так просто. «Прометей» жив. Ведутся разработки и исследования. Человек не готов так просто сдаться. И некогда не сдастся.

Ненужное снаряжение и оружие я спрятал в наспех устроенный тайник, а кости бывшего владельца винтовки, как и обещал, закопал в небольшую яму, предварительно сложив в грязную тряпку. Вот такая вот проказница судьба. Один человек умер, чтобы дать возможность выжить другому, а тот в свою очередь отправил на тот свет еще троих. Логики никакой. Закончив все дела, я снова отправился в дорогу…

Остаток дня и пол ночи шел без привалов на износ. Затем устроился на ночлег в наполовину сгоревшей деревушке, и утром снова выдвинулся в путь. Молодой тренированный организм быстро восстановился. Только доставляла легкий дискомфорт мышечная боль в ногах. Изменение направления дало постепенную смену ландшафта. Не знаю почему, но я хотел в Лес. Там спокойно и безопасно. Чувство дискомфорта так и не ушло. Следует ожидать неприятностей в скором времени.

Ближе к полудню я заметил вдалеке уходящий в небо столб дыма. Такое бывает только при пожаре. А пожар как правило не бывает без мародеров. Значит горит поселение выживших. Вот как тут поступишь? Обойти стороной и возможно обречь людей на смерть, или вмешаться и совершить правосудие. Есть вероятность умереть, но как говорит Матвей: кто не рискует, тот живет долго и не интересно. Решение принято. Возможно я ошибаюсь, и в поселении просто пожар, а не нападение мародеров.

Надежда растаяла, как выброшенный на летнюю жару кусочек льда. Горел не один дом, а целое поселение. Расстояние оказалось намного больше, поэтому по началу дым казался единым целым. Я перешел на бег, и преодолевал холмы один за другим. Степь очень плохое место для укрытия. Подобраться незамеченным не получиться.

Поселок из двенадцати домов выгорел почти до основания. Черные остовы продолжали коптить и шаять. Четыре человека с оружием согнали двадцать человек в кучу и держали на прицеле. Дети, подростки и женщины. Еще двое вооруженных мародеров сновали по сожженному поселку. Я сместился по дуге, оставаясь незамеченным. Шестьсот метров расстояния не так уж много, но для старенького «АКМ» с разбитой затворной рамой и слабеньким снайперским прицелом – очень много. В ближнем бою мне не выстоять. А издалека не возьмешь.

Я улегся на вершине холма в траву и стал наблюдать за происходящим в прицел. Тщательное обследование территории – шесть убитых мужчин, повседневно одетых. Пытались защитить поселок. В центре крупный колодец. Четыре мертвых лошади. Ненавижу мародеров. Захваченные в плен люди жались к друг другу, образовав небольшой кружок. Один из мародеров выхватил из толпы молодую девчонку и оттащив ее за волосы на десяток метров, бросил в траву и принялся расстегивать штаны. Слепая ярость накатила словно цунами. Палец машинально сбросил предохранитель, а глаз уже взял на упреждение. Плавное нажатие на спуск. Выстрел, и насильник-неудачник дернувшись, с разворотом корпуса рухнул в траву. Вот не можешь ты Егор по-другому! Не умеешь! Теперь расхлебывай кашу, которую заварил.

Двое мародеров мгновенно упали в траву, а третий вскинул автомат и добродушно расстрелял весь боекомплект за несколько секунд в пустоту. Направление он взял неверное. Двойка разгуливающая в поисках по горящему поселку поспешно кинулась на помощь собратьям. Пленники к моему счастью не разбежались по сторонам, а только сильнее прижались к друг другу и земле. Девушка стала медленно отползать к ним, не обратив внимания на убитого. Схвати она оружие, успела бы убить минимум двоих. Восхищенный первым выстрелом, я поймал взбесившегося стрелка, судорожно пытающегося вставить магазин в автомат, в прицел. Задержка дыхания, открытый рот, и совершенно пустое от мыслей сознание. Старичок «АКМ» снова показал свою хорошую сторону. Автоматчик свалился в траву, так и не успев вставить магазин.

Вскочив на ноги, двое мародеров бросились в поселок, позабыв о пленниках. Соединившись с товарищами, они залегли в районе колодца и пока не высовывались. Моя наспех выбранная позиция оказалась очень удачной. Два выстрела и все еще не обнаружен. Жаль, что нет хорошей снайперской винтовки.

Двадцать минут ничего не происходило. Пленники все так же сидели кучей, а мародеры лежали за колодцем, не рискуя попасть под огонь невидимого снайпера. А затем все изменилось. Так обычно бывает. Ты можешь несколько дней идти по степи и не встретить ни одного нормального человека, а затем за пару часов повстречать несколько групп и одиночек. В этот раз появилась группа. В двух километрах, справа от поселка, из-за холма вывалилась группа из семи человек. Все вооруженные и достаточно взрослые. Увидев дымящие остовы, семеро человек ускорились на максимум. Бегут и коротко переговариваться. Высокий и жилистый пошел в отрыв, постепенно увеличивая расстояние. Скорее всего вернулись с охоты. Или не успели поохотиться. Гадать нет желания.

Бой шел всего пару минут. Из семерых подоспевших защитников, трое приняли смерть, включая того, что прибежал в поселок первым. Четверо мародеров также отправились на тот свет. Сам того не желая, я стал третьей силой, как нельзя вовремя вмешавшейся и изменившей ход событий. Ну и конечно спас девушку от изнасилования. Молодец Егорка. Невидимый каратель. Пришел. Помог. Исчез. Подходить к поселку не было желания. Осторожно укрывшись за холмом, я продолжил путь…

Еще сутки прошли без приключений. Постепенно началась лесостепь и стали попадаться отдельно стоящие деревья и малые группы, а также обширные участки кустарников. Дерево даже в одиночку может воздействовать на человека. В момент приближения к нему создается впечатление, что к тебе в голову залезает маленькая ручонка и начинает прощупывать мысли. Убедившись, что ты настроен не враждебно, дерево перестает воздействовать. Я так и не смог понять зачем Древние сделали Лес разумным.

Только к вечеру удалось дойти до обширного участка Леса. Хвойная посадка площадью не меньше двадцати гектар. Аккуратные ряды деревьев. Много подлеска и сухостоя. Наконец-то удастся нормально выспаться, не боясь внезапного нападения самого жестокого двуногого хищника.

По мере приближения к деревьям давление на мозги стало усиливаться. Появилось неконтролируемое чувство страха и безразмерной паники. Непривыкший к подобному человек уже давно бы бросился прочь сломя голову. Но я привыкший. Припав на одно колено, наклонил голову и сказал вслух:

— Не желаю зла. Прошу дать помощи и принять на ночлег.

Бред конечно. Достаточно только подумать. Говорить не обязательно. Если ты пришел убивать деревья, то умрешь не успев приблизится. Мозги вскипят от пси-перегрузки. Я пришел с миром, и мне разрешили войти. Артем и Матвей так не умеют. Или просто не научились. В голове непроизвольно возник образ открытых ворот и горящий костер внутри. Хорошая будет ночка. Добрая.

Я нашел небольшой черничник и вдоволь наелся ягод. Отыскав подходящее место, расчистил от мусора и развел небольшой костер, предварительно окопав его острым сучком. Устроить в Лесу пожар – подписать себе смертный приговор.

Поужинав, стал устраиваться на ночлег. Но уснуть не получилось. Ровно в полночь в гости нагрянул человек. Странный горбатый незнакомец в черном плаще возник из темноты и уселся на другую сторону от костра. Я даже не успел испугаться. Больше удивился. Только что никого не было, и тут на тебе – появился. Света тлеющих углей было недостаточно, чтобы разглядеть лицо незнакомца…

Я поежился и пододвинувшись к костровищу, расшерудил угли и подкинул зараннее заготовленных сухих веток. Незнакомец молча наблюдал за моими действиями, не удосужившись снизойти до приветствия. Несколько мощных выдохов и ветки зашлись пламенем, осветив ночной мрак. Фиолетовые глаза с вертикальными зрачками с хищной безразличностью вперились в меня. Нет, черное подобно кошачьему лицо, покрытое мелкой плотной шерстью, не могло называться человеческим. Это даже не лицо, а морда. Рот слегка приоткрыт и виднеются два идеально белых клыка. Меня окутал приступ страха. Руки задрожали, и я машинально пододвинул автомат поближе. Все-таки оружие внушает уверенности. Особенно когда перед тобой сидит неизвестное существо, отдаленно напоминающее человека. На ногах сапоги. Рук не видно, незнакомец спрятал их в полах плаща.

— Кто ты? – через силу выдавил я из себя. Вопрос конечно бредовый. Стоило для начала поздороваться. Или пробормотать что-нибудь невнятное. Хоть что, но только не вопрос «кто ты».

— Странник. – ответил незнакомец шипящим голосом. Нет, это не может быть сном. Я закрыл глаза, и до боли прикусил губу. Солоноватый привкус во рту известил об успехе. Для верности я ущипнул себя, но ничего не произошло.

— Можешь не сомневаться. – продолжил Странник, внимательно наблюдая мои тщетные попытки. – Ты не спишь. А я абсолютно реален. Но твоя реакция на мое появления удивительна. Ожидал всего, кроме полного спокойствия.

— После всего пережитого появления кота-Мутанта меня не удивляет. – сказал я, и добавил дров в костер. Нет, тепло тут не поможет. Причина дрожи в теле немного иная. Может пристрелить его от греха подальше? Или не стоит? Что вообще происходит?

— Не советую применять оружие. И не стоит называть меня котом-Мутантом. – сказал Странник. – Вреда оно мне не нанесет. А вот осадок останется. Разве у людей принято убивать гостей?

Я покачал головой.

— Просто ты свалился как снег на голову. Немного напугал. У нас так не принято. Только если ты не хочешь меня убить.

— Ты напуган гораздо сильнее. Можешь успокоиться. Убивать тебя я не стану. – сказал Странник.

Он читает мои мысли! Вот же я дубина! Стоило догадаться, как только подумал об оружии. Значит нужно поменьше думать. Но как это сделать, если собеседник уже слышит эти мысли. Ты слышишь?

— Ты прав. Я умею читать мысли. – сказал Странник. – Но пришел не для этого. Меня заинтересовал ваш мир. Ожидания не оправдались.

— Так ты из другого мира? – удивленно спросил я.

— Да. – ответил Странник. – В этом нет ничего удивительного. Я исследователь и путешественник. Собираю знания. Подобно тем, кого вы называете Искателями. Только масштаб намного больше.

— Все это конечно звучит как правда. – забормотал я. – И даже может быть правдой. Но вот что-то не сходиться. Почему именно я? Наш мир огромен, но из всех людей ты выбрал именно меня. Поясни?

— Да, выбор не случайный. Ты несешь весть. – ответил Странник. – Письмо во внутреннем кармане. Ваш мир меняется. Для кого-то в худшую сторону, для кого-то в лучшую.

— Так, стоп! – воскликнул я. – Семь лет назад Игната Шухова и его товарищей подло обманули. Все начиналось с наводящих вопросов. Бредовых снов и тому подобного. Я тебе верю, но не до конца. Для меня твое появление – загадка. И лучше бы этого не происходило. Скажу прямо – ты не на того нарвался. Поэтому сразу ставлю условия. Я задаю вопросы, ты на них отвечаешь. Не устраивает, проваливай!

Странник поднял голову и прерывисто зарычал. Похоже смеется над моими словами. Вот же гад! Ну а как по-другому? Или он ожидал, что я упаду кланяться ем в ноги. Нет, не выйдет. В крайнем случае можно спереть все на галлюцинацию, навеянную Лесом и забыть, как страшный сон. Помниться подобное я уже делал несколько раз. Ведь только так можно оставаться в трезвом уме после подобных чудес.

— Не в твоем положении ставить мне условия. – проговорил Странник, наконец-то прекратив рычать. – Но на часть вопросов я все же готов ответить. Если ты готов поверить. Людям свойственна натура сомневаться.

— Готов поверить хоть в Санта-Клауса! – воскликнул я, и кинул в костер смолянистую палку. Сноп красных искр устремился вверх, и на мгновение стало гораздо светлее.

— Кто такой Санта-Клаус? – замешкался Странник.

— Был тут один. – ответил я. – Приходил в определенный день в году и дарил людям подарки. Сгинул после апокалипсиса.

— Человек? Призрак? Бог? – спросил Странник.

— В вашем мире все такие тупые? – захохотав спросил я. – Какие призраки, боги? Санта-Клаус выдумка! Призраков не существует. Боги? Тоже не встречал. Вот в Деда Мороза до семи лет верил, пока не увидел, как отец подкладывает подарки среди ночи под елку.

— Я тебя не понимаю. – выдал Странник еще более шипящим голосом. – Ты шутишь или говоришь правду?

— Говорю все, о чем думаю. – ответил я. – Прикольно да? Не работает твой мыслечтения прибор. Поделом. Думаешь можно вот так вот прийти в чужую реальность и издеваться над одним из ее обитателей? Выкуси!

Так, у меня начинает получаться. Вот только долго я так не продержусь. Снова думаю не вслух. Нет, это нереально. Говорить и не думать. Может рассказать ему как я убивал мародеров и бандитов? Таких историй у меня вагон и три тележки.

— Можешь прекратить шоу. – отрезал Странник. – Я здесь чтобы помочь тебе. – он вытащил из плаща странную продолговатую коробочку и бросил мне прямо через костер. Я ловко поймал, но в момент все же успел увидеть такие же, как и лицо волосатые руки, с трёхсантиметровыми когтями на пальцах. Точно котяра. Разумный котяра умеющий читать мысли.

— Что это? – спросил я, пытаясь разглядеть что-за вещица у меня в руках. На ощупь словно метал, но слишком легкая и теплая. Артефакт из мира котяры?

— Пожалуйста не называй меня котярой. – попросил Странник. – А в руках у тебя нечто наподобие исполнителя желаний.

— Круто! – радостно воскликнул я. – И мое желание забыть все это и отменить апокалипсис! Трах-тибидох… — я задумался. – Есть какая-нибудь козырная фраза? Типа сим-сим откройся и тому подобное?

Странник покачал головой.

— Это не то, что ты думаешь. Он не исполняет желаний.

— Тогда ты противоречишь самому себе. – сказал я. – Вручил мне исполнитель желаний, который не исполняет желаний. Может у тебя есть убийца бандитов, который на самом деле не убивает?

— С тобой очень сложно разговаривать. – Странник уронил голову на плечо. – Я пришел помочь, но ты не готов принять помощь. Давай я тебе покажу. Достаточно только прикоснуться. – он попытался подняться, но я мгновенно схватил автомат и направил ему в морду.

— Не стоит ко мне прикасаться. – посоветовал я. – Может ты и бессмертный, но пара-тройка дырок кардинально изменят ситуацию.

— Ошибаешься. Стрелять в меня не имеет смысла. И первая причина – я тебе не враг. А вторая причина – я владею информацией о Шухове.

Вот те на! Ну что-за человек? Вернее, котяра, да простит меня за оскорбления. Нужно было именно с этого и начинать.

— Продолжай, — попросил я…

Странник поежился словно от холода, но я не придал этому жесту никакого значения. Предо мною сидит представитель совершенно другой разумной расы, и кто знает, что именно обозначает подобное движение. Одно мне ясно наверняка – Странник из другого мира. Каким он способом попал сюда? Попытаюсь выяснить. Но самое главное – информация о Избранных. Быть может у нас появился шанс найти хоть маленькую зацепку о их местоположении. Пусть даже спустя семь лет. Ведь неспроста Странник вышел именно на меня. Не спроста…

— Скажу прямо – трое выходцев из вашей реальности живы и здоровы. – выдал Странник. – В данный момент они находятся в одном из множества миров и пытаются добиться справедливости. Их замысел немного непонятен мне, но это из-за разности взглядов на обычные вещи. То, что для них кажется дико и выходит за рамки разумного, для моего вида – пустое.

— Не совсем понял. – пробормотал я. – Какой справедливости они добиваются?

— Ты многое не поймешь. Для понимания устройства механизма, нужно изучить теорию. Я пытался объяснить тебе, но твой юношеский максимализм противится. – ответил Странник. – Не пытайся задеть меня, и тем более не думай убить. Повторюсь, я не враг. Готов ли ты слушать и задавать вопросы, если что-то будет непонятно?

Я кивнул. И вправду, существо пришло поделиться информацией, а я ищу в этом подвох. Что это? Часть человеческой сути? Или воспитание? Стоит быть более сдержанным.

— Человеческий язык очень беден, и не имеет в себе множества определений, нужных для объяснения устройства Мира. – вновь заговорил Странник. – Мой возраст довольно огромен в сравнении с твоим и объем накопленных знаний гораздо выше. Я долгое время скитался по мирам, пытаясь понять замысел Творца, и просто увидеть, как все устроено. Но даже мне не удалось постичь всей сути…

— Постой. – спокойным голосом прервал я собеседника. – Давай не будем сейчас трепаться о замыслах Творца и прочей ерунде. Не люблю я философствования. И не знаю кто ты на самом деле. Все, что я услышу от тебя станет фундаментом моих знаний о вселенной. Пытайся объяснять только то, что знаешь наверняка. Неразгаданное отпускай. Судя по всему, после этого разговора у меня будет достаточно пищи для размышления, помимо загадок. А теперь перейдем непосредственно к первому вопросу. В чем разница определений «вселенная», «реальность» и «мир»?

— Определения не совсем точные. – ответил Странник. – Но остановимся на одном из них. Реальность. То место, где мы сейчас находимся. Планета, космос, вся вселенная – это реальность. Именно ваша. Но есть и другие.

— Не совсем понятно. – сказал я, наблюдая за языками пламени костра. – Скорее всего всему виной знания, которые мне дали в школе и из других источников. Нас учили, что космос бесконечен. Так ли это? И сколько обитаемых планет помимо нашей насчитывается в космосе?

— Соглашусь. Многие знания ошибочны. Космос не бесконечен, как и все остальное. Но точно знаю, что в пределах вашей реальности – планета Земля, являющаяся вашим домом, единственная обитаемая планета на всю вселенную.

— Пусть будет так. – согласился я. – Тогда не понятно другое. Зачем нужна такая огромная вселенная, где единственный разумный вид – Человек, и обитает он на крохотной планете, которую называет Землей.

— Вопрос довольно сложный. – прошипел Странник. – Замыслы Творца до сих пор остаются неразгаданными. Подобной вашей вселенных огромное множество. Самое распространённое явление – один разумный вид на всю вселенную. Место его обитания – планета. Правда встречаются такие реальности, попадая в которые начинаешь сомневаться в адекватности творца. Многомерные миры, с иным течением времени и твердым вакуумом. Чаще всего моих физических возможностей не достаточно, чтобы посещать подобные реальности.

— Ты снова путаешь меня определениями. – заворчал я, пытаясь разобраться в услышанном.

— Мир, реальность, вселенная – по сути одно и тоже. Вселенная – составляющая часть мира. Реальность – мир в именно это мгновение. Определение, привязанное к течению времени. Тоже верное. – сказал Странник. – Я буду оперировать всеми тремя. Для простоты и одновременно усложнения. Если бы ты увидел, то многое понял. Но увидеть тебе не дано. Будем опираться на примитивную человеческую фантазию.

— Тут ты прав. – проговорил я, пытаясь уберечь мозги от вскипания. Разумный Лес себя никак не проявлял, но я не сомневался, что он тоже поглощает информацию. Хотя кто знает? Быть может ему известно гораздо больше нашего. Покопавшись в рюкзаке, я достал несколько кусков вяленого мяса, завернутого в бумагу. – Будешь? – спросил я, протянув одну полоску Страннику.

— Нет. – ответил тот. – Мой вид не привязан к подобному способу поддержания жизнеспособности. Поедание себе подобных крайне мерзкое занятие. И о чем думал Творец, когда создавал людей.

— Мы не едим себе подобных. – недовольно пробурчал я, откусив солидный кусок пластинки. – Это вяленная мясо парнокопытного животного. Не деликатес конечно, но зато очень питательно.

— Ты не прав. – сказал Странник. – Ваш вид поедал себе подобных. В твоем лексиконе я нашел определение «каннибализм». Крайне мерзко. Но в моем понимании поедание себе подобных – поедание белковой пищи.

— Предлагаешь мне стать вегетарианцем? – удивленно спросил я. – Но это тоже белковая пища. Может, жрать камни?

— Ты не понял смысла. – ответил Странник. – Моему виду не нужно что-то есть, чтобы продолжать жить. У нас с рождения имеется колоссальный запас энергии, который можно пополнять.

— Разумные батарейки? – прыснув от смеха, спросил я.

Странник покачал головой.

— Нет. Мы не привязаны к определенной оболочке.

— Да? – я окинул кошачье тело оценивающим взглядом. – Тогда почему ты выглядишь как мутировавший кот?

— Временно использую оболочку другого вида. – ответил Странник. – В своем нормальном состоянии я слишком ограничен. Пришлось найти особь, которая в скором времени должна погибнуть и воспользоваться ею. К сожалению, сознание сохранить не удалось. Я просто стер следы пребывания примитивного разума в этом теле, полностью захватив контроль. Ты понимаешь, о чем я?

— Да. – коротко ответил я. – С твоей сутью мы разобрались. Для меня ты так и останешься разумной оболочкой. А теперь расскажи, как выглядят миры со стороны. У них есть какое-нибудь понятие? Висят как яблоки на яблони, или разбросаны хаотично. Существует иерархия или ее подобие? Нижние миры, верхние, дальние-ближние?

— Нет. Миры не имеют иерархии. Только названия. И их расположение в пространстве мне не известно. Так как само определение пространства подразумевает что-то материальное. Миры отделены друг от друга. Они одновременно непостижимо далеко и критически близко. Одни могут прыгать из мира в мир лишь силой мысли, а для других это так же невозможно, как для вас достичь глубин космоса.

— А почему нам невозможно достичь глубин космоса? – спросил я, проявив крайнюю любознательность. Странник сумел заинтересовать своим рассказом. – Если мы создадим двигатель способный развивать скорость света, то сможем покорить космос.

— Нет, не сможете. – отрезал Странник. – Скорость света ничтожно медленна для вашей вселенной. Даже если вы сумеете превысить ее в сотни раз, то этого тоже недостаточно. Я могу изучить ваш мир, и узнать все его законы, но на это нет времени. Ваша физика слишком ограничена, как и во многих других мирах.

— Я понял, что ты слишком умный и слишком много знаешь. Еще понял, что ты гораздо сильнее, чем кажешься на самом деле. – выдал я. – Но давай поговорим о другом. Что там с выходцами из моего мира? Есть возможность их вернуть?

— Нет, в твоем мире все изменяется. Привычный баланс, задуманный Творцом, нарушен. Его законы больше не работают. – разъяснил Странник. Я в очередной раз подкинул дров в костер, и только сейчас понял, что съел все вяленное мясо. Придется пополнять запасы пищи. Вот тебе еще одна проблема.

— В нашем мире теперь заведуют Древние. – рассказал я. – Это они сделали Лес разумным, и уничтожили все ядерное оружие. Их замысел нам не ясен, но действия солидно так усложнили жизнь.

— Я чувствую их присутствия в вашей реальности. Изменения не их рук дело. Они только помогают. Собственно, поэтому я и пришел. – сказал Странник. – Миры качаются и болеют. Установить причину пока не удалось. Ваш мир оказался среди заболевших. Но есть одно «но». До определенного момента ваш мир находился в состоянии ограниченности. Пока из него не вышли те трое протестантов. Теперь к вам может наведаться любой…

— Это хорошо или плохо? – спросил я. – И есть ли возможность вернуть тех троих?

— Скорее плохо. Не все такие дружелюбные как я. – сказал Странник. – А те трое сами не захотят возвращаться. Они как малые дети. Заигрались. Ты даже не можешь представить какого быть путешественником по мирам. Но не каждому дано стать путешественником.

— Мне дано? – быстро спросил я.

— Нет. – ответил Странник. – Ты не выдержишь перехода.

— Тогда зачем нужен был этот разговор? Трое, как ты назвал протестантов, не вернуться. Мне за ними отправиться нельзя. Зачем мне о них знать? Ты убил надежду. Для меня она многое значила.

— Мне нужна помощь, поэтому я нашел тебя. – Заговорил странник. – И еще несколько десятков таких как ты.

— Вот тут обрадовал! – воскликнул я с легким огорчением. Все-таки неприятно понимать, что ты на самом деле не избранный. Таким как Шухов мне стать не светит. Жаль. Озвучивать не стану. Разумная батарейка уже прочитала мысли.

— Будут какие-нибудь сверхспособности? – спросил я, выждав короткую паузу. – Или суперкостюм? Инопланетное оружие и прочие волшебные штучки?

Странник покачал головой, и кажется я услышал легкий смешок. Ей богу, он издевается надо мной. Вот же Дюрасел мутировавший!

— Ты неисправим. – сказал Странник. – Я должен исчезнуть. Одна просьба – попытайся не сдохнуть в ближайшее время и старайся избегать неприятностей…

Вот теперь я точно сомневаюсь в собственной адекватности. Только что передо мной сидел наглый котяра и тут же исчез. Без всяких хлопков, синего или фиолетового дыма и прочих волшебных приколюх. Был – не стало. Поднявшись на ноги, я внимательно осмотрел место где он сидел. Трава примята. Значит не померещилось. И странная штуковина все так же при мне. Да, час от часу не легче. Не хватало еще вмешаться в заварушку множества миров. Затушив костер, я устроился на ночлег. Надеюсь вторая попытка окажется удачнее первой. Только вот уснуть сразу не вышло. Размышления еще пару часов донимали мой и без того настрадавшийся мозг…

Глава 3 Путешествие продолжается

Выспавшись, я снова отправился в путь. Метры плавно перетекали в километры, а затем в десятки километров. Даже сотня для меня не предел. Тренированные ноги размеренно несли вперед не чувствуя усталости. Маленькие заброшенные деревушки и городки сменялись полями и небольшими лесными массивами. Иногда попадалась живность и пугливые Оболочки, которых издалека легко спутать с обычным человеком. Острой нехватки в пище я пока не испытывал, и поэтому не хотел охотиться. Если удастся найти поселение нормальных людей, то можно будет выменять у них еду на оружие и патроны. Заранее продумав этот момент, я прихватил с собой не один, а два автомата преследователей.

К вечеру я набрел на поселение людей. Небольшая деревушка, хорошо скрытая от случайных глаз большой низиной и неспешно бегущей по ней речушкой. Всего восемь домов. Местные приняли случайного путника с восторгом. Меня накормили и предоставили место для ночлега. Неприятный осадок появился, когда перед самым сном ко мне в комнату заявился старший поселения, которого я тут же обозвал Барыгой, и потребовал плату за предоставленные удобства. Я скрипя зубами отдал ему трофейный «АКМ» и десяток патронов. Взамен Барыга пообещал мне достаточное количество провизии в дорогу. Все его нудяще-кричащие доводы по части сложности выживания на данной территории, отсутствии оружия, поддержки других поселений и вечных неудач я просто пропустил мимо ушей. Подобными вещами меня не удивишь. Тертый, проходили. Врятли им особо поможет подаренный мною Калашников. Старое, повидавшее жизнь оружие проработает совсем недолго. А найти к нему патроны и вовсе задача труднодоступная в данных районах. Как ни крути, но все склады со временем перекочевали в крупные города людей. Оружие стало самой совершенной валютой в условиях постапокалипсиса.

К середине следующего дня удалось поймать попутку. Конный обоз не спеша двигался в направлении небольшого городка и около ста пятидесяти километров обещали условную безопасность и отдых ногам. Ну и конечно более высокую скорость передвижения. Вот только каждый раз натыкаясь на такие обозы мне становится грустно. Лошади тащат доверху нагруженные телеги по разбитым дорогам, частично заросшим травой и кустарником. Еще чуть-чуть и от них не останется следа. Только гнилые остовы машин, и редкие мосты будут напоминать о когда-то существовавшем дорожном полотне. А сами телеги выглядят и того хуже. Непонятные гибриды, собранные из запчастей машин и максимально облегченные. Неправдоподобно смотрится дорогой литой диск вместо привычного тележного колеса. Некоторые люди оказались крайне изобретательными. А количество всевозможного хлама теперь просто умопомрачительное. Делай себе карету хоть из Гелентвагена. Главное, чтобы лошадкам было не в тягость.

Я устроился среди непонятно чем набитых ящиков и мешков, в последней из пяти, повозке, и расслабившись, решил немного покемарить. Если тебе нечем заняться, то нужно просто лечь спать. И отдохнешь, и время скоротаешь. Но поспать не получилось. С другого транспортного средства заявился полненький мужичек, явно настроенный на интересную беседу.

— Не потревожил? – максимально вежливо спросил он.

— Нет. – соврал я, меняя горизонтальное положение на сидячее. – Не спиться.

— Олег, — сказал он, протянув руку, на которой не хватает указательного пальца по вторую фалангу. Как ни крути мужик, но я тебя запомнил.

— Егор, — ответил я, пожав руку. Он попытался сдавить мою ладонь четырьмя пальцами-сосисками, но получив должный отпор, отдернул руку, удивленно округлив глаза.

— А ты силен Егорка, – сказал Олег, внимательно изучая меня. – Куда топчешь, если не секрет?

— Не секрет. – ответил я. – В Урал иду. К старому другу.

— Старые друзья — хорошо. – пробормотал Олег. – А откуда топчешь? С Казахстана?

— С Алтая. – пояснил я, не понимая причину такого любопытства. Может натура, а может выпытывает информацию. Всегда нужно быть на стороже. Так Алексей Смирнов говорил.

Разговор не имел глубокого смысла и велся почти в одностороннем режиме. Олег оказался настоящим болтуном. Тараторил без умолку, осуждая всех и вся. Постепенно мы дошли до темы передвижения и отсутствия топлива.

— Ну не понимаю я как такое могло произойти! – причитал он. – Нельзя было просто так похерить всю нефтяную промышленность. Ведь можно же возобновить добычу ресурсов и организовать производство топлива. Столько бесхозной техники кругом, а мы на лошадях. Один грузовой Урал с легкостью увезет все, что мы уже несколько дней тащим в этих хромых корытах. И надежнее, и быстрее.

— Не соглашусь. – спокойно сказал я. – Для возобновления промышленности нужны большие людские ресурсы. И электроэнергия. И еще куча всего. Промышленность нам не доступна. Но вся суть в том, что человечество даже не пытается восстановить ее.

— Возможно, — пробубнил Олег.

— Опасность! – закричал человек в голове колоны повозок. – Опасность!

Я мгновенно вскочил на ноги, и чуть не грохнулся плашмя, потому что извозчик остановил лошадей. Сориентировавшись, взобрался на ящики и стал наблюдать за суетой каравана. Люди спрыгнули на землю и заняли оборону по сторонам. Вот только определить причину опасности у меня никак не выходило. Справа и слева от разбитой дороги поля. В паре километрах виднеется молодой лесок. Местность ровная. Никаких бугров, оврагов и холмов.

Приникнув к прицелу, я по-быстрому провел разведку местности, но так и не смог ничего найти. Олег мягко похлопал меня по плечу. Я обернулся.

— Ложная тревога. Сегодня Федька ведущий. У него бывает клинит. – сказал он. – Сейчас ему начистят рожу, и поедем дальше. Или привал устроим. Поедим и лошадей накормим.

Спрыгнув с повозки на землю, я побежал к первому обозу. Там трое ребят уже вовсю отрабатывали ногами крикуна. Старший каравана по фамилии Арбузин в действие не вмешивался. Из всех людей я успел познакомиться только с ним и с Олегом.

Троица не хотела униматься, и я решил вмешаться. Что такое для обученного приемам рукопашного боя человека, раскидать трех взрослых мужиков. Чуть больше десяти секунд, и драчуны корчатся на земле, присоединившись к тому, кого только что избивали.

— Хватит! – зарычал Арбузин. – Развели балаган!

Поднявший ложную тревогу Федька оказался зашуганным парнишкой моего возраста. Вся караванная братия в считанные мгновения собралась вокруг нас и начала усиленно галдеть, обсуждая мои действия. Арбузин молча схватил меня за руку, и отвел в сторону.

— Если я взял тебя как попутчика, — начал он, — то это не значит, что ты можешь наводить тут свои порядки.

Арбузин старше меня в два раза минимум. Низкорослый коренастый мужик с большим пузом, короткими ногами и толстенной шеей. Но больше всего в его облике запоминались глаза. Маленькие и глубоко посаженные. Поросячьи, если сравнивать с животными. Перечить ему мне не хотелось. Но объяснить постарался. Объяснить, что не стоит садить недалекого во главе колоны, а затем жестоко избивать за проступок. Слов Олега для меня было достаточно, чтобы понять, что повторяется подобное неоднократно, и тому свидетельствуют многочисленные шрамы на лице парня по имени Федька.

— Я тебя услышал. – сказал Арбузин. – Но парням этого не объяснишь.

— Есть более простое решение. – злобно скалясь сказал я, замечая, что толпа разбрелась по сторонам и стала готовиться к привалу. – Можно просто не садить Федьку в голову колоны. Такой вариант подходит?

— Федька видит все и вся. – пояснил Арбузин. – Очень зоркий парень. Жаль, что недалекий. Поэтому и садим его ведущим. А ложные тревоги – привычное.

— Так зачем избивать парня? – рявкнул я, не сумев сдержаться. Тёма всегда говорит, что подобное поведение когда-нибудь убьет меня. Но по-другому не могу. Хочу справедливости и точка.

— Такова традиция. – ответил Арбузин.

Мне очень сильно захотелось влепить ему кулаком между поросячьих глаз. Хорошо так влепить. С оттяжкой. Минимум нос сломать. Плохой руководитель – плохие подчиненные. Кто слабее — страдает. Вот как все изменить?

— Слышь, чебурашка! – зарычал один из парней недавно поверженной троицы. Им только-только удалось отойти от моих ударов. Стоило посильнее просадить печёнки. Видать, немного не дожал.

— Остыли суки! – заверещал Арбузин, и я окончательно убедился в бредовости и каламбурности ситуации, которую сам создал. Прилетевшая со стороны поля крупнокалиберная пуля стала последней каплей. Попав в голову Арбузина, она просто снесла ее до основания. Я успел увидеть, как повисла нижняя челюсть, прежде чем тело рухнуло на землю. Инстинктивно бросившись на землю, я пополз в сторону пытаясь найти укрытие. Второй выстрел прозвучал гораздо громче, если мне не показалось. Впавшему в ступор парню оторвало руку вместе с плечом.

Вот как подобное могло случиться? Я же осматривал местность на предмет опасности. И не нашел ничего. Или плохо смотрел? Но факт на лицо – все мы в глубокой заднице. Кто-то атаковал караван. И этих атакующих увидел Федька, только вот по привычке никто не поверил и отмудохал парня за ложную тревогу. Эх, лучше бы мне идти себе в одиночку по лесам и полям, а не искать приключений на пятую точку вместе с большим караваном. Все это я успел подумать пока полз по земле под громкие выстрелы снайперской винтовки, пытаясь найти укрытие…

Я полз настолько энергично, что ящерицы, сидящие в траве, умирали от зависти. С грациозностью змеи и скоростью бегущего за добычей гепарда. Впрочем, так мне казалось. На самом деле я был похож на выброшенного в сухую траву налима. Человек никогда не сравниться в ползанье со змеями. Неповоротливый и медлительный. Другое дело — встать на корточки, и, уже на полноценном полном приводе, дать четкого драпу, чтобы из-под ботинок вылетали куски травы и земли. А лучше всего вскочить на ноги и бежать сломя голову куда глаза глядят. И поминай как звали. Многие именно так и поступили…

Я залег в небольшом углублении рядом с дорогой. Автомат покорно болтается за спиной с невежественно забитым грязью стволом. Непростительное отношение к оружию. Разрешаю отвесить мне хлесткого леща в воспитательных целях, дабы подобного не повторялось. Но судя по энергичности выстрелов еще трех подключившихся к тотальному расстрелу винтовок, воспитывать меня скоро станет некому. Кто же вы такие, тайные негодяи, напавшие на беззащитный караван и теперь убивающие всех и вся. Выглянув из укрытия, я попал на неприятный момент. Мой недавний собеседник Олег во всю прыть несся по полю в противоположную от стрелков сторону. Пуля ударила его в спину, проделав в грудине солидное отверстие и окропив зеленую траву свежей кровью. Чертыхнувшись, я снова спрятался в импровизированном укрытие. Не хватало еще лишиться головы. Старший каравана Арбузин знает какого это не понаслышке. Но рассказать уже не сможет…

Кто-то попытался оказать сопротивление и открыл огонь из автомата. Пару секунд стрекотания и оружие замолкло. Выстрел из снайперской винтовки сделал грязное дело. Нужно что-то делать или нас совсем уничтожат. Почему я думаю о посторонних людях? Слово «нас» не стоит использовать. Каждый сам за себя. Нужно что-то делать, либо мне хана! Вот так. Но что тут сделаешь? Лезть под пули нет никакого желания. Проверять меткость снайперов тем более. Так, стоять, у меня есть исполнитель желаний. Может он поможет.

Странную штуковину я предусмотрительно положил в карман куртки. Рюкзак-то остался в повозке. А в нем все мои пожитки. Хорошо, что в них пока нет острой необходимости. Даже патроны не нужны. Стрелять нянчи в некого. Вытащив Исполнитель желаний из кармана, я отметил, что странный предмет стал гораздо теплее. Ни кнопок, не сенсорных панелей. Этакая уменьшенная копия кирпича из более современного и неизвестного науке материала. Хоть и немного теплая, но в качестве обогревателя не годится. Я осмотрел предмет со всех сторон, но способа активации так и не понял. А Странника спросить забыл. Вот тебе и первый минус. Может выкинуть его от греха подальше?

Выстрелы снайперских винтовок неожиданно стихли. Где-то неподалеку жалобно застонал человек. Потерпи дружище, скоро костлявая заберет тебя и страдания закончатся. После попадания крупнокалиберной пули можно надеяться только на скорую смерть. Арбузин в этом преуспел. Врятли он успел осознать, что умер. Это было как щелчок выключателем. Светло – темно. Легкая смерть. Парням с оторванными конечностями гораздо хуже.

Вытащив нож, я попытался расковырять Исполнитель желаний. Материал оказался настолько прочным, что даже безупречно заточенный нож не сумел оставить на нем не единой царапины. Бессмысленная штуковина. Появилось острое желание выкинуть ее. Я даже сделал подобие замаха в положении лежа… Но нет, пусть пока полежит в кармане. Вернув штуковину на прежнее место, я прислушался. Помимо стонов стал слышен многочисленный топот ног. Похоже к нам движется целая рота солдат. А лошадки то молодцы. Не разбежались по сторонам. Видать, приученные к подобному. Даже запах смерти их не напугал.

Я продолжил лежать на спине в небольшом углублении, не предпринимая активных действий. Исполнитель желаний приятно согревал грудину через ткань, старый «АКМ» валяется под правой рукой, солнышко лижет лицо теплыми лучами, постепенно покрывая кожу загаром. Если отбросить все, что происходит вокруг, то жизнь не так уж и плоха.

Бородатый детина верхом на лошади возник надо мной совершенно неожиданно. Я особо не удивился такому повороту событий, уже пару минут как приготовившись сдаться. Лучше уж тусоваться в плену, чем отправиться на корм грызунам и насекомым. Ствол пулемета «Печенег» безразлично уставился на меня с высоты.

— Один живой! – рявкнул всадник. – Вставай сука!

— Еще двое живых! – долетело с конца каравана.

Мне остро захотелось объяснить человеку, что оскорблять – плохо. Есть уйма нормальных слов, при помощи которых можно унизить. Да и нет в этом смысла. Куда еще унижать то? Я пленник, он победитель. Стандартная ситуация, не требующая дополнительных речей. Сейчас начнётся обычная процедура транспортировки. Ничего интересного. И даю голову на отсечение – меня хорошенько так обработают. Кулаками и ногами. Как Федьку, только посильнее…

Я немного не угадал. Меня вырубили гораздо раньше. Избивать не стали. Просто хорошенько приложили по голове прикладом, отправив в состояние неполноценного и болезненного коматоза…

Как меня везли и куда поместили я запомнить не смог. Только очнешься, снова вырубают. После третьего удара по голове окончательно потерялось чувство пространства и времени. Даже сны снились. До ужаса бредовые и совершенно бессмысленные. Но все плохое когда-нибудь кончается. Настало время пробуждения. Время активных действий, сбора информации и если все сложится удачно – побега. Наверное, зря я загадываю…

Разлепив глаза, я приготовился к полной темноте. Не угадал. В стене вырезано небольшое окошко и свет пробиваясь в щель, развеивает мрак темницы. Все лучше, чем полная темнота. Голова гудит, словно идущий в разнос мотор. Я с трудом прикоснулся к затылку. Крови не обнаружено. Все-таки плюсы хоть и незначительные, но есть. Организм быстро восстанавливается.

Так. В темнице помимо меня еще трое. Грязные и одетые в лохмотья люди. С улицы доноситься стабильный гул работающего генератора, и редкие удары металлом по металлу. Делать поспешные выводы пока рано. Оружия мне конечно не оставили. Одежду не тронули, а вот исполнитель желаний исчез. И на кой он им? Бесполезная вещица. Что есть, что нету, ничего не изменяется.

Причину стоящей в темнице жуткой вони я нашел довольно быстро. Выдолбленная дыра в полу у дальнего угла служит как отхожее место. Вокруг нее все жутко загажено. Апартаменты явно не люкс.

Две железных миски наполнены разным содержимым. В первой коричневая и вонючая вода, во второй огрызки овощей. Да, плотно поужинать тоже не выйдет. Подобравшись к одному из спящих, я перевернул его. Тошнота мгновенно подкатила к горлу. У парня напрочь отсутствуют глаза, уши и язык. Все вырезано. Не сдержавшись, я начал блевать желчью. Хрен его знает что, но похоже я попал в большую задницу. Все настолько плохо, что наверное в скором времени смерть Арбузина станет казаться легкой и приятной.

Мои действия разбудили увечного, и он стал судорожно дергаться и пополз в сторону. Захотелось свернуть ему шею в целях прекращения страданий. Люди способны на многое, но такого я на своем веку пока не встречал. Как говорит Тема: все когда-то в первый раз. Его совет сейчас не помешает.

Двое других оказались не покалеченными, но увидев меня вжались в угол не проронив не слова. Вот теперь я точно напуган. Что нужно делать с людьми, чтобы довести их психику до подобного состояния? Даже представлять не хочется.

Два часа прошли в бессмысленных рассуждениях о смысле бытия. Хотелось есть и пить. Солнце так и не село, а значит в плену я около суток. При тщательном осмотре себя любимого обнаружилась небольшая странность. Там, где лежал исполнитель желаний Странника просто отсутствует кусок куртки и футболки. Предмет словно прожегся внутрь меня. На свету я заметил небольшое покраснение на груди. Не сходиться. Какая же должна быть температура чтоб сжечь настолько твердую ткань? Довольно высокой. Кожа точно не выдержит.

Засов щелкнул неожиданно. Я вскочил на ноги, и приготовился к худшему. Рутина продолжается.

Удар ногой в живот. Красиво падаю на пол. Двое берут под руки, болезненно выворачивая суставы. Третий надевает на голову мешок, и в путь…

Четыре минуты конвоирования, и я в другом помещении. Из плюсов – не воняет. Минусов пока не знаю.

Мешок небрежно скинули с головы и в глаза ударил свет…

В который раз убеждаюсь, что все не просто так. Бывают легкие дни. Идешь себе по бывшей территории России матушки и никого не трогаешь. Отматываешь тысячи километров пехом с минимальным количеством негативных приключений. Одна-две, ну максимум три стычки с мародерами и бандитами в месяц. Так сказать, норма. Всегда так было. Но в этот раз все изменилось. Путешествие с самого начала пошло через пятую точку, и следовало заметить подобное гораздо раньше. В тот момент, когда трое мародеров сели на хвост. Стоило кардинально менять маршрут…

Первая стычка с тремя бандитами – случайность. Сумел выйти сухим из воды и даже частично восстановить утерянное. Вторая стычка у горящего села – совпадение. Я только помог людям и не вступая в контакт ушел. Значения насыщенности событий не придал. Появления Странника – что-то новое, выходящее за привычные рамки. Тут тоже стоило призадуматься. И призадумался. Отправился в путь, прибился к каравану и попал в плен. Три! Целых три перестрелки за такой короткий промежуток времени, в каждой из которой я оказываюсь действующим участником. Нет, это не случайность и не совпадение. Цифра три – закономерность. И закономерность появилась у событий, разворачивающихся вокруг меня. Не спроста все это, ой не спроста…

Стоя на коленках с заломленными руками я попытался оценить обстановку. Большое помещение с множеством столов, освещенное через панорамные окна. Помимо трех конвоиров на меня смотрят еще шесть человек разных возрастов. Все они сидят за крупным столом, который на пол метра возвышается над остальными. Похоже меня привели место где знатные лорды устраивают пиры. Как ни крути, но впечатление складывается именно такое. Люди с любопытством разглядывают пленника с явным призрением. Главного вычислить не сложно. Здоровый детина сидит в середине стола, спрятав глаза за каплевидными очками. Похоже пересмотрел в детстве голливудских боевиков. Кто они? Религиозные фанатики или просто бандиты-отморозки? Куда меня занесла нелегкая и как отсюда выбраться?

— Пустите его. – небрежно сказала надменная блондинка, сидящая справа от главного.

Руки получили свободу и суставы взвыли от радости. Я остался на коленях и продолжил оценивать обстановку. Лучше молчать пока не спросят. Мало ли какие у них порядки. Заговоришь раньше времени и отрежут язык.

— Встань, воин! – громко рыкнул очкастый.

Я послушно поднялся на ноги.

— Знаешь почему ты до сих пор жив? – продолжил он.

Я покачал головой, сделав абсолютно безразличное лицо. Только сейчас вспомнилось письмо Матвея, которое нужно было доставить Зарипову. Вот же дубина стоеросовая. Следовало сожрать его еще в канаве. Это провал Егорка. Полнейший.

— Перед атакой каравана мои люди наблюдали за тобой. – пробасил очкастый. – Ты обучен боевым искусствам. И явно отличаешься от остальных охранников каравана. Это правда?

Так, надежда есть. Значит они успели увидеть, как я побил трех парней, пинавших Федьку. Их заинтересовали мои навыки. Есть вариант стать полноправным членном данной организации и потом по-тихому свалить. Или не по-тихому.

— Да, обучен боевым искусствам. – подтвердил я. – И не только им. Умею неплохо стрелять и быть незаметным.

Да, вот взял и вывалил всю правду. А что остается делать? Сейчас еще врать буду. Нагло и максимально правдоподобно. Строить гордого солдата, верно служащего своим покровителям точно не стану. Первое правило вбитое в голову Артёмом – сделай все возможное, чтобы выпутаться из ситуации малыми потерями. Лучше потерять неделю времени, чем лишиться жизни. Даже год в плену не так страшен, как смерть.

— Откуда ты, воин? – спросил очкастый. Все остальные не смеют заговорить, внимательно наблюдая за происходящим. Конвоиры отступили на несколько шагов назад. Авторитет очкастого не вызывает сомнений. И я этому рад. Все могло быть гораздо хуже. Вплоть до ударов прикладом по голове и заученных фраз: «Как ты разговариваешь с императором?» или «При обращении к его величеству нужно кланяться в ноги!». Что-то разыгралась моя фантазия.

— Я пришел с севера. Свободный наемник. Обучался в братстве наемников «Темные Викинги». После обучения ушел искать работу. Уже два года слоняюсь по миру, подрабатывая охраной городов и караванов. – рассказал я, полностью солгав и при этом не моргнув глазом.

— Охраной караванов говоришь? – выдал очкастый детина, нахмурив лоб. Сейчас его мозг энергично переваривает полученную информацию, и пытается понять правда это или ложь. – Тогда ответь на другой вопрос. Почему ты не попытался охранять караван, когда мои люди напали на него? И зачем ты начал драться с другими охранниками каравана?

— Других охранников я побил по двум причинам. Первая – не стоило обижать слабого. Но она не так важна. Вторая причина более веская. Мне нужен был авторитет в караване. Банально, но только показывая силу можно его заработать. – ответил я, сочиняя на ходу. – Теперь отвечу почему не дал отпор твоим людям, — обращаясь к очкастому на «ты», я ждал чего угодно, но никто не обратил внимания на подобную дерзость. – Твои люди слишком внезапно атаковали караван. Все бойцы погибли, не успев оказать сопротивления. Я наемник. Но умный наемник. Умирать за чужие припасы не стану. Самым верным решением было спрятаться, а затем сдаться.

Очкастый медленно поднялся. Не меньше двух метров роста, отметил я. Вот же здоровый детина. На возраст чуть больше сорока.

С возвышения стола и огромного роста, он смотрел на меня сверху вниз. Очки мешали увидеть взгляд. Поверил или нет? Отрежут мне язык за вранье и все. И не дождётся Юлька своего Егорку. Даже грустно стало.

— Что тут скажешь? – пророкотал очкастый детина. Пятеро за столом внимательно уставились на старшего, ожидая решения. – Мне нравиться этот парень! Смелый и умный! Нам такие нужны!

Внутреннее напряжение заметно спало. Мне поверили. Умение врать редко выручает. Но именно сейчас помогло.

— Значит так! – продолжил очкастый детина, и выбрался из-за стола. – Через два часа организовать большое застолье. Пусть соберутся все лучшие бойцы! А тебя наемник, — он указал мне в грудь пальцем-сосиской, — тебя я хочу послушать в другой обстановке. Интересно ты рассказываешь. Люблю новые истории. Идем за мной…

***

Не ожидал я подобного расклада. Не ожидал. Конвоиры и пятерка восседающих за столом разбрелась по сторонам, занявшись только им известными делами. Очкастый попросил следовать за ним, и я подчинился.

В том же здании нашлась большая хорошо обставленная и освещенная комната. Детина уселся на кожаное кресло, жалобно заскрипевшее от нагрузки, и вытащил из стола бутылку алкогольного пойла и два стакана.

— Чего встал столбом? – рявкнул он.

Я поспешно пододвинул стул и уселся за стол напротив него. Появилась легкая дрожь в ногах. Что будет дальше неизвестно. А неизвестность всегда пугает.

— Пьешь? – спросил он, налив один из стаканов до краев.

Я покачал головой.

— Нельзя мне пить. Голова дурная. Мозги капитально на бог съезжают. Перестаю контролировать себя и творю черт его знает, что. Однажды с перепоя троих завалил…

— Завязывай. – рыкнул здоровяк и одним махом осушил стакан. – Как звать то тебя?

— Егор, — спокойно ответил я.

— А меня Антоха, — пробормотал очкастый, — как ты уже понял, я здесь всем заведую. Босс короче.

— Понял.

— Ни хрена ты не понял, Егорка, — сказал Антоха и хлопнул массивной ладонью по столу. Бутылка и стаканы подпрыгнули вверх, но не опрокинулись. – Чем мы по-твоему тут занимаемся?

Как же хочется сказать ему правду. А потом просто встать и уйти. Да вот только уйти не получиться. И разобраться в чем дело я пока не смог. А значит придется играть по навязанным правилам и ждать удобного момента.

— Пытаетесь выжить? – предположил я, бросив короткий взгляд в окно. Яркое солнце не позволило увидеть местность, сильно бликуя на грязных окнах. Впрочем, возможность узнать где нахожусь вскоре должна представиться.

— Ты не прав парень. – сказал Антоха. – Но мне нравится твой подход к делу. Ты меня не боишься. Или боишься, но не подаешь виду. Это и нравиться в тебе. Ты не похож на остальных жополизов, пытающихся постоянно угодить мне.

— Лизать задницы меня не научили. – небрежно сказал я, откинувшись на стуле. До сих пор не удалось понять, проверяет он меня или говорит правду.

— Мы наемники Егорка. – торжественно изрек Антоха, и с легким пафосом подкурил сигарету.

— Не больно похожа ваша контора на наемников. – небрежно бросил я. – Больше на шайку бандитов смахиваете. Вот я у настоящих наемников обучался. Дисциплина, подготовка, устав. Все на высоте.

— Сука, так и думал! – рявкнул Антоха, и со всей дури врезал по столу. Вот что-за манера такая? Бутылка, не удержавшись, опрокинулась и вонючая жидкость полилась на пол. Небрежным движением он смахнул предметы со стола. – Ты нас научишь?

— Просто так не стану. – ответил я, никак не отреагировав на разбившиеся об стену предметы.

— Не в твоем положении права качать салага! – взвыл Антоха. Похоже я все-таки перегнул палку. Не стоило строить из себя супермена.

Перегнувшись через стол, Антоха схватил меня за грудки и без усилия поднял в воздух. Страх сковал тело, но внешне я пытался выглядеть абсолютно безразличным.

— У нас есть все! – продолжил Антоха. – Нормальное жилье, бабы, оружие, жрачка. По рукам?

— По рукам… — на выдохе сказал я. Все еще офигивая от ситуации. У этого здорового детины явно проблемы с чувством юмора и прочими манерами.

Антоха поставил меня на место, и пожал мне руку до хруста. Я снова опустился в кресло и попытался унять дрожь в ногах. Лишь бы не заметил.

— А теперь ответь мне на несколько вопросов. – спокойно заговорил Антоха, и черт! Он вытащил из-за пазухи письмо, которое мне дал Матвей Савельев, и небрежно бросил в центр стола. – Что это за хрень, Егорка?…

Если сплоховать и показать удивление, то Антоха сразу спалит меня. Вариантов два. Раскаяться и не строить из себя крутого наемника или продолжать играть. Акт первый под названием «Внедрение» прошел вполне отлично. Но злосчастное письмо готово все испортить и тогда мне точно не сносить головы. Вспыльчивый руководитель бандитов просто сотрет меня в порошок. Сомневаюсь, что смогу победить его не имея оружия. Будь у меня хотя бы нож… Но даже при таком раскладе я не имею не малейшего представления о подготовке противника, численности и расположении строений. Игнат Шухов или Алексей Смирнов смогли бы принять правильное решение. И оно мне известно. Любой из них перевалил бы половину бандитов в одиночку, а если вдвоем, то не оставили бы камня на камне. С их то подготовкой. Но я не опытен. Признаю… Придется работать как умею…

Посмотрев на письмо безразличным взглядом, я уставился на Антоху.

— Письмо это. Или ты видишь что-то другое? – спросил я. Жаль, что мне неизвестно, что там написано. Какие такие «важные сведения» отправил Матвей Савельев Илье Зарипову? Прикинуться почтальоном? Не поверит. Будь, что будет.

— Я по твоему тупой? – вспылил Антоха, заскрипев зубами. – Знаю, что письмо. Что в нем написано?

Я молча взял конверт со стола и вытащил из него совершенно чистый листок. Вот те раз! Почему он чистый? Надеюсь Антоха не заметил внутреннего удивления. Вот же гад такой Савельев! Вручил мне чистый лист? Или он на самом деле не чистый? Мало ли какие способы сокрытия информации имеют бывшие Российские спецслужбы. Думай Егор, думай.

Все с тем же непринужденным видом я разгладил сложенный в несколько частей листок, и небрежно бросил его Антохе.

— Читай. – спокойно сказал я.

— Я тебя сейчас… — заорал он. – Ты меня за идиота держишь?

— Ты сам таким себя выставляешь! – рявкнул я в ответ, поразившись жесткости собственного голоса. Дерзко, очень дерзко. Но давать задний ход уже поздно. В голове созрела идея.

— Парень, ты говори, да не заговаривайся! – рявкнул Антоха. – Если я захотел впустить тебя в наши ряды, то это не значит, что ты можешь выставлять меня идиотом!

Мне показалось, или он сбавил обороты? Странный у него характер. Мягко-вспыльчивый. Явно пересмотрел фильмов про лихие девяностые.

— Даже не пытался выставить тебя идиотом. – безразлично пробормотал я. – Сам таким себя выставляешь. – глаза Антохи округлились. Я решил побыстрее продолжить, пока его совсем не бомбануло. – Давай зайдем с другой стороны. – заговорил я. – Многое ты знаешь о наемниках? А в особенности о лучшем клане в мире, именуемом «Темные Викинги»?

— Да ни хрена я о твоем клане не знаю! – зарычал Антоха, и в очередной раз приложил рукой по столу. – На кой хрен крутому наемнику таскать в кармане пустое письмо?

Значит в моей крутизне, а также в принадлежности к синдикату наемников он не сомневается. Говорят, что когда человек умирает, то всем вокруг плохо, а ему самому хорошо. Он же не знает, что умер. Мертвому все пофиг. Так и с тупыми. Всем вокруг плохо, но тупой не может этого понять. Что-то я не на шутку разошелся. Враньё на вранье. А как правило система, построенная на лжи не может существовать долго. Или нет, все государства до апокалипсиса были построены на лжи. Как и общество. И все это существовало тысячи лет и постоянно подпитывалось ложью. Есть надежда, что система которую я сейчас создаю просуществует нужный для меня отрезок времени. Цель уже поставлена – пока не уничтожу всех бандитов, включая главного, не покину их пристанища. Правда есть и худший вариант – бандиты убьют меня.

— У каждого клана наемников есть свои обычаи. – заговорил я. Предводитель бандитов по имени Антоха настроился внимательно слушать, облокотившись локтями на стол. – Я знаю три клана, и тот в который вхожу сам, находиться в этом списке.

— Назови еще два! – небрежно попросил Антоха.

Черт, теперь придётся сочинять на ходу.

— Битые Тюлени и Ушлые Псы. – выдал я, понимая, что сморозил фигню.

— Битые Тюлени? – Антоха громко заржал. – Что-за идиотское название?

— Ты это Битым Тюленям скажи! – сурово выпалил я. – Они всю вашу шайку махом выпотрошат.

— Они такие крутые? – с подозрением поинтересовался Антоха.

— Крутые. – сказал я. – Но Темные Викинги круче. Наше братство лучшее среди наемников. А по поводу письма – в нем мы записываем заклятых врагов. Так сказать, список плохих людей, которых нужно упокоить.

— Но твой список пуст! – возмутился он.

— Да потому что еще не одному засранцу ни удалось дожить до момента, когда его внесет в список братство наемников. – выпалил я, и уже более спокойно продолжил. – Чаще всего в список попадают наемники из смежных организаций. Если вражда личного характера – то в личный список. Если насолил клану – в общий список и список каждого наемника.

— Хороший устав клана. – одобрительно качнув головой, сказал Антоха. – Нужно будет продумать у себя подобное. И название. Так, чтоб до дрожи пробирало, при одном упоминании.

— До дрожи должны не слова пробирать, а действия. – вставил я. – Клан наемников зарабатывает репутацию поступками. Хоть пупом вселенной назовитесь, какой толк, если в действиях вы полный ноль.

— Ты прав. – совершенно спокойно согласился Антоха. – Мне нравиться твой подход к делу. Смышлёный малый ты, Егорка. Но болтать можно хоть двое суток. Я хочу увидеть наемника клана «Темные Викинги» в действии. Тот ли ты, за кого себя выдаешь. Или просто любитель красиво болтать и сочинять на ходу? Готов показать на что способен?

Подобного я ожидал гораздо раньше, и успел морально подготовиться. Мастер класс рукопашного боя, стрельба по мишеням и прочая ерунда. Врятли предводитель бандитов Антоха сумеет придумать что-то такое, с чем раньше не довелось сталкиваться.

— Согласен показать себя в деле. – сказал я, поднявшись со стула. – Только одно условие. Лично с тобой драться не буду.

— Это почему? – удивился Антоха.

— Видишь какое дело. Меня учили побеждать любым способом. У наемников нет моральных устоев. Вырву глаз, кадык или откушу ухо. Трудно контролировать то, чему тебя обучали больше пяти лет по восемнадцать часов в сутки. В своей победе я не уверен, но возможно многое. Не хочется ронять твой абсолютный авторитет в глазах подчиненных.

— Это правильно. – согласился Антоха. – Боец из меня не шибко важный. Больше привык полагаться на физическую силу. И пока она меня не подводила.

— Думаю тебе будет чему у меня поучиться. – проговорил я. – И последнее. У тебя много бойцов. Сидя в гадюжнике, как то не успел сосчитать.

— Сто восемьдесят человек, считая пятнадцати-четырнадцати летних салаг. – ответил он, и тоже поднялся из-за стола. Да, природа его здоровьем не обидела. Пропусти от такого удар, и будешь лететь далеко и долго.

— Значит ты не будешь против, если кто-то из них покалечиться? – спросил я.

— Нет, — восторженно воскликнул Антоха. – Идем уже, мне не терпиться увидеть шоу!…

Мы покинули одноэтажное здание, и направились в место тренировок бандитов. Наконец-то удалось разглядеть куда занесла судьба. Бандиты приспособили под свои нужды завод по производству окон, рядом с небольшим городком. Уборкой территории явно пренебрегают. Все захламлено мусором и остовами машин. Но сами цеха, переделанные под жилые помещения, выглядят вполне ухоженными. Как ни крути, но я уже обозвал пристанище бандитов «Свалкой». Возможно не я один.

Тренировочная площадка могла быть и получше. Тренажёры и боксерские груши под открытым небом. Место проведения спаррингов выполнено крайне просто. Квадрат четыре на четыре метра засыпан мелким песком, сквозь который проросла зелёненькая травка. Похоже рукопашный бой у бандитов и вправду не в почете.

Под грозный крик Антохи вокруг нас собралась разношерстная толпа не больше пятисяти человек. Главная проблема – все при оружии. У кого импортные винтовки, а у кого старые карамультуки. Большая часть с осторожностью поглядывает на меня, несмотря на то, что рядом с Антохой я смотрюсь как теленок возле бычары.

— Значит так! – пробасил Антоха. – Это Егор. Сейчас он покажет на что способен. Кто готов сразиться против него?

— А с ножом можно? – выкрикнул жилистый парнишка лет тридцати из толпы.

Антоха уставился на меня. Я кивнул.

— Можно. – сказал Антоха.

— Тогда я готов! – крикнул все тот же.

Антоха легонько подтолкнул меня в центр песчанного квадрата.

— Можете начинать! – грозно скомандовал он.

Жилистый довольно ловко растолкал товарищей, и вручив автомат низкому парнишке, с ножом в руке вышел на песок. Сейчас начнется. Надеюсь я не пожалею об этом через несколько минут…

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели