Выжить любой ценой. Часть первая. Главы 20-29

Выжить любой ценой. Часть первая. Главы 20-29
Голосов: 11

Глава 20 Наемники. Новые отголоски прошлого
— Шухов, просыпайся… — сквозь сон донеслось до меня. — Помощь пришла. Ты уже два часа храпишь.
— Ты так спокойно об этом говоришь? — спросил я, не открывая глаз.
Солнышко приятно пригревает. Вставать не хочется. Готов продолжить спать. С трудом повернувшись набок, я сказал: — Никогда не храплю. Это первое. И второе…
— Шухов, ты взгляни, — перебил Матвей. — Какой смысл обманывать? Только кто знает, что у них на уме…
Открыв глаза, я резко сел и решил оглядеться: вокруг машины также торчит толпа зараженных. Чуть больше ста штук.
— Посмотри вон туда, — Матвей показал рукой в сторону главных ворот, через которые мы вошли. Оттуда в нашу сторону на медленной скорости едет черный внедорожник, обшитый спереди листами железа так, что они образовывают подобие клиновидной лопаты, поднятой на полметра от земли. Сзади джипа болтается пустой двухосный прицеп.
— Давай посмотрим, что они будут делать, — натянув ботинки, я встал рядом с Матвеем. — В крайнем случае, свалим под шумок, когда твари заметят их…
Заметив нас, водитель резко прибавил скорости, и не доехав до Урала сотню метров, остановился. Двери машины открылись, и оттуда вышли трое парней, одетые в черные защитные костюмы импортного производства. Двое из них не скрывают лиц и вооружены импортными штурмовыми винтовками. Третий в черных солнечных очках каплевидной формы и не имеет при себе оружия. Нужно отдать должное ребятам — выглядят они эффектно. Вскинув оружие, двое принялись методично расстреливать тварей, бегущих в их сторону. Когда стало ясно, что не успеют убить всех, третий вытащил с заднего сиденья машины пулемет и у тварей не осталось шанса. Единственное, чего мы боялись — то, что нас зацепит случайной пулей, или рикошетом. После того как запахло соляркой, я понял, что по крайней мере одну бочку они прострелили. Хорошо, что не бензин. Стать человеком-гриль не хочется.
— Эй, придурки! Спускайтесь на землю и подходите к нам, — крикнул очкастый. Нагревшийся пулемет он просто бросил на асфальт.
— Мне этот тип уже не нравиться, — сказал я, когда мы спустились на землю, и пошли к машине, переступая через трупы военных. — Слишком высокомерный.
Матвей промолчал, ничего не сказав. Добравшись до машины, мы остановились в пяти метрах от так удачно подвернувшихся спасителей. Очкастый выглядит лет на сорок, и явно является главным этой троицы. Держится надменно. Внимательно рассмотрев нас, он заговорил:
— Так-так. Кого я вижу, Савельев Матвей Григорьевич собственной персоной… — скинув очки отработанным движением, он пристально посмотрел на Матвея. — Этой встречи я ждал очень долго…
По выражению лица Матвея я понял, что они знакомы. А еще понял, что Матвей совсем не рад встрече. Немного позже я узнал, что очкастого зовут Хасан Ибрагимов. Очень-очень нехороший человек.
— Скажи мне, Савельев, как такой профессионал как ты оказался в таком дерьме? — Хасан подошел к машине, и достал из бардачка небольшую пластиковую коробочку. Открыв ее, он вынул оттуда капсулу синего цвета, и закинув в рот, принялся разжевывать. — Где твое оружие, Матвей? И что за салага с тобой?
— Здравствуй Хасан, — Матвей сделал шаг навстречу, но один из бойцов вскинул автомат, и ему пришлось остановиться. — Хасан, пожалуйста не оскорбляй парня.
— Савельев, лучше заткнись! — Хасан подошел к Матвею, и ехидно улыбаясь, начал обходить по кругу. — Десять лет ждал встречи. Десять долгих, мать его, лет! Знаешь Савельев, то что мы с тобой встретились именно при таких обстоятельствах — не случайность. Все эти годы я мечтал об этом, и вот, это наконец свершилось. Знаешь Матвей…
— Ты эту речь лет десять готовил? — перебил я Хасана, и он со злостью посмотрел на меня. — По делу говори, или мы пойдем. Выслушивать заученные речи обиженного жизнью мужичка нет желания, — сказал я, и сделал шаг навстречу Хасану. Второй автоматчик тут же направил оружие на меня, и пришлось остановиться. — Слышь песик, — сказал я, — ты пукалку свою не направляй, а то я тебе ее в одно место могу засунуть!
— А ты у нас значит самый дерзкий? — Хасан подошёл ко мне вплотную, и посмотрел в глаза. Его зрачки сильно расширены. Я понял что-за капсулу он разжевал. — Моим парням будет чем заняться! Вернее, размяться. — сказал он и повернулся к Матвею.
— Матвей, я что-то не понял, они совсем… — заговорил я.
— Что, ты сука не понял?! — закричал Хасан мне прямо в лицо, резко повернувшись. Он спокойно достал из кобуры на поясе пистолет «Глок17», и приставил мне прямо ко лбу. Ситуация не очень приятная, но терпимая. — Ты думаешь я шучу? — шепотом спросил Хасан. — Если ты сейчас не заткнешься, я тебя пристрелю. Поверь, мне не сложно. Ты понял?
— Понял, — внутри все кипит, но внешне я остался абсолютно спокойным. Все-таки слишком опасно спорить с человеком, находящимся под действием наркотиков. Убрав пистолет, Хасан развернулся и сделал шаг в сторону Матвея, но тут же без предупреждения нанес мне удар ногой с разворота прямо в голову.
Даже будучи готовым к такому, я не успел ничего сделать. Синтетический наркотик, созданный специально для усиления скорости реакции, превратил Хасана в слишком опасного противника. От сильного удара сознание померкло…
Я пришел в себя и понял, что лежу на земле, а на груди стоит ботинок одного из парней Хасана. Ствол винтовки «FN F2000» смотрит в лицо. Плохо, очень плохо. Сквозь звон в ушах я слышу, как Хасан что-то со злостью в голосе говорит Матвею, но смысла понять не могу. Сейчас бы съездить борзому по причиндалам, но кто дает гарантию, что он не нажмет на спуск. Увидев, что я очухался, громила уставился на меня с высоты громадного роста.
— Слышь, орангутанг, ты ногу убери, а то я тебе ее сломаю, — сказал я. Все-таки Хасан слишком сильно приложил меня, потому что даже собственный голос звучит по-другому. — Ты из какого зоопарка сбежал?
Видимо до парня дошел смысл сказанных слов, потому что он медленно убрал ногу с груди и сев на корточки произнес. — Сейчас босс твоего босса зашибет, потом я тебя зашибу.
— Сейчас мой босс твоего босса, — передразнил я, и резко сел. Голова взорвалась импульсом боли, а громила, сидящий рядом, резко отпрыгнул в сторону, и вскочив на ноги, направил винтовку на меня. Пересилив себя, я просто промолчал, и попытался прислушаться к тому, что говорит Хасан, и заодно оценить обстановку.
— Короче, Савельев, давай как в старые добрые времена. Обычный спарринг. Победишь меня, спокойно уйдешь от сюда и заберешь салагу. Проиграешь — вам обоим не поздоровится. Если вздумаешь отказаться — я тебя просто пристрелю, — дабы показать намеренья, Хасан вытащил пистолет и направил Матвею в лицо. — Какой вариант выбираешь?
— Буду драться, — спокойно ответил Матвей. Положение, в котором он находится просто не оставляет другого выбора. Да и мое положение не из приятных.
— Ну вот и славно! Савельев, ты не представляешь как приятно когда впервые в жизни я наконец-то могу командовать тобой, — опустив пистолет, Хасан молча бросил его громиле стоящему возле машины. Тот не успел среагировать. Оружие упало на асфальт, и отскочив, оказалось под машиной. Оценив идиотизм ситуации, я громко засмеялся, но поймав злобный взгляд Хасана, замолчал. — Савельев, а мне начинает нравиться этот парень, — проговорил он, показывая наклоном головы в мою сторону. — У него по сравнению с тобой, есть чувство юмора, — сказал Хасан и без предупреждения атаковал Матвея.
Матвей смог сдерживать натиск бешенного противника примерно в течении одной минуты. Два человека двигались с такой скоростью, что уследить за всеми движениями было практически невозможно. Матвей с легкостью мог выиграть бой, если бы нога не была повреждена и Хасан не был под действием наркотиков. На второй минуте боя Матвей стал сильно выдыхаться. Он получил несколько сильных ударов в корпус, пару касательных в голову, и один коленом в больную ногу. Хасан мгновенно определил слабое место Матвея и начал уничтожать его. Используя преимущество в скорости, он издевался над противником и наносил болезненные удары, стараясь перебить мышцы. Матвей потерял сознание на четвертой минуте боя, получив удар ребром ладони по шее. Хасан не остановился, и еще в течении минуты пинал ногами лежащего без движения Матвея.
— Босс, можно я его в одиночку вшатаю? — спросил парень, которого я назвал орангутангом.
— Хоть как, Джамбо. Мне без разницы, — ответил Хасан, и вытащив из машины полотенце, принялся вытирать пот с лица.
Второй громила так и остался стоять возле джипа с оружием в руках. Встав на ноги, я приготовился встретить бешеный натиск ударов, раздутого от избытка тестостерона громилы. Но все оказалось проще. Качок примерно моего роста, но немного шире в плечах, и килограмм на двадцать тяжелее. Оставив винтовку возле машины, он как бык, которому показали красную тряпку, ринулся в мою сторону, и попытался применить методику Филиппыча. Наученный недавним опытом, я не стал подставляться под гориллу и в последний момент ушел с линии атаки, но при этом умудрился подставить подножку. При падении громила заработал асфальтную болезнь, и лишился части фейса. Добить его не дал одноклеточный с автоматом, предупредительно выстрелив в небо. Подняв руки вверх, я повернулся к нему и замер, показывая, что не намерен сопротивляться. Удар мощного кулака орангутанга по затылку, заставил принять горизонтальное положение. В течении минуты, одноклеточные делали отбивную из моего тела. Мне было плевать, так как я потерял сознание. Какой никакой, а плюс…

Глава 21 Удачная находка
— Может для начала расскажешь, кто они такие? — я пополз по бетонному полу одной из казарм, куда нас с Матвеем бросили, предварительно хорошенько отделав. — Вот черти, по одному ничего не могут, — сплюнув скопившуюся во рту кровь, с горем пополам сумел прислониться спиной к стене. Матвей лежит в трех метрах от меня с сильно разбитым лицом. — Ну и рожа у тебя Григорьевич. Ни одного живого места не осталось, — собрав остатки сил, попытался порвать толстую нейлоновую стяжку, стянувшую руки за спиной. Усилия не принесли результата.
— Ты на свою рожу взгляни. У тебя не лучше, — огрызнулся Матвей и попытался сесть. У него не вышло, многочисленные ушибы доставляют сильную боль, и мешают стянутые руки.
— Скорее даже хуже. Меня вдвоем били. Савельев, ты же говорил, что бойца лучше себя не встречал. Что на крупную рыбку нашлась рыбка покрупнее? — с легким сарказмом спросил я.
— Шухов, ты же видел, бой был не честный. Хасан сожрал наркотик. Вдобавок нога подвела.
— Так кто все-таки такой этот Хасан, расскажешь? — я попытался сделать трюк, который иногда показывают в фильмах, чтобы стянутые руки оказались спереди, но ничего не вышло. — Вот гады! Умно стянули, не освободиться. Значит времени у нас полно. Я внимательно слушаю…
— Хасан Ишмуратов, мы практически вместе начинали. Но десять лет назад он ушел из ФСО в наемники и с тех пор работает на правительство. Вернее, работал… Делал грязные делишки. Я о нем практически нечего не слышал с момента ухода. Хотя не так… Меня совсем не интересовала его судьба, — сумев доползти до стены, Матвей извернувшись сел и прислонился к ней спиной.
— Это ясно. Что ты такого сделал, что он до сих пор настолько зол на тебя? — спросил я, осматривая помещение на предмет режущих предметов.
— Хасан всегда был высокомерным человеком. Везде и во всем хотел быть первым. Но ему не удавалось. Первым был я. Перспектива второго номера его не устраивала. Он тренировался чтобы стать лучше, но так и не смог превзойти меня. Когда пришло время назначать новых командиров, должность о которой он мечтал, досталась мне. Хасан не сумел признать моего лидерства и покинул службу…
— Высокомерный ублюдок, — встав на ноги, я направился к окну, возле которого лежат осколки битого стекла. — Как думаешь, сколько мы были в отключке? Наверное, эти уроды уже успели свалить отсюда, — дойдя до места, я аккуратно опустился на пол, и стал нащупывать рукой кусок стекла.
— Думаю не больше часа. Мне интересно другое. Что их сюда привело? Не за оружием же они приехали? — Матвей попытался встать, но его лицо исказила гримаса боли. — Ты там как, справляешься? — спросил он.
— Вполне, — используя стекло как нож, я по мере возможности скованных движений пытался перетереть удерживающую руки стяжку. — Матвей, этот твой Хасан, он теперь на втором месте в моем списке после Шерстнева. И две его обезьяны. Пусть мне только встретятся.
— Тут есть один плюс — они нас не убили. Он просто отомстил за все обиды.
— Савельев, ты смеешься? Эти два одноклеточных меня так пинали, что я сознание почти на час потерял. Я ему в отличие от тебя дорогу не переходил. Не надо было меня трогать.
— Шухов, ты сам напросился. Не надо было обзываться нехорошими словами.
— Не надо было на меня оружие направлять, — выпустив кусок стекла из рук, и приложив большое усилие, я сумел порвать надрезанную стяжку.
Освободившись, размял затекшие руки. При помощи того же обломка стекла освободил руки Матвея и помог ему встать.
— Ну, что Григорьевич? Поковыляли, — убедившись, что Савельев способен передвигаться, я первым направился к выходу из здания.
Открыв одну створку большой двери, выглянул наружу и тут же захлопнул дверь обратно. Повернувшись к Матвею сказал: — Надеюсь не заметили!
— Я смотрю, кто-то испугался?! — Матвей встал позади меня, оперевшись на стену, и ехидно ухмыльнулся. — Три минуты назад ты был смелее.
— Нет желания снова получать по шее, — сказал я, злобно посмотрев на Матвея. Приоткрыв дверцу, осторожно выглянул в образовавшуюся щель. — Да они походу на войну поехали. Прицеп нагружен под завязку. Колеса того и гляди лопнут…
Когда внедорожник покинул территорию части, мы принялись обследовать строения одно за другим. В самой большом, трехэтажном кирпичном здании, обнаружили оружейную комнату. Абсолютно пустую. Единственное, что удалось найти: пистолет «ТТ» с двумя лежащими рядом патронами.
— А этот Хасан, он большой шутник, я тебе скажу, — присев на подоконник я достал из оружия магазин, и вставив в него патроны, всунул обратно. — Мой «Стриж» значит забрали, а взамен этого старичка? Как же меня все бесит!
— А ты успокойся, Шухов, — развернувшись, Матвей направился в сторону выхода из здания, немного прихрамывая. — Нам нужно обследовать оставшиеся складские строения. Два дальних ангара и гараж с техникой, — донеслось до меня из коридора.
— Конечно обследуем, — крикнул я вслед. — Два патрона он нам оставил. Застрелитесь ребята и не мучайтесь…
В складах обнаружилась огромное количество полезных вещей, но оружия не было ни в одном. Я вооружился пожарным топором, и мы направились к гаражу, который находится недалеко от ангаров. По дороге попался зараженный. Топор, вторгнувшийся в голову, окончательно отбил охоту к поеданию живой плоти.
Среди грузовиков обнаружился вполне работоспособный «УАЗ Хантер». Помимо машин мы с «большим» трудом обнаружили шестерых зараженных, которые заметив нас, тут же попытались сожрать. Пришлось забраться в кузов Урала, чтобы избежать неприятных последствий контакта с тварями. Орудуя топором с высоты двух метров, я очень сильно попортил внешний вид нападавших. Убедившись в полной исправности автомобиля, а также наличии бензина в баке, мы пешком направились к ангарам.
— Матвей Григорьевич, ты подумал о том же, что и я? — с трудом сломав замки, запирающие ворота ангара, и открыв их, мы очень сильно удивились. — Это же кузов-контейнеры с оружием! ККСО если я не ошибаюсь.
— Они самые. Кузов-контейнер для хранения стрелкового оружия, — пройдя внутрь ангара, Матвей остановился возле первого контейнера. — Игнат, похоже мы с тобой, сами того не ведая, вскрыли один из стратегических складов…
— Какой идиот додумался набить ангар Калашниковыми? — с каждым вскрытым контейнером я злился все сильнее. — Это уже двенадцатый! Где нормальное оружие?
— Игнат, что тебе не нравиться? «Ак-74м» выпускался много лет. На складах лежит миллионы штук, — Матвей сидит внутри одного из контейнеров, прислонившись спиной к стене, и держит в руках автомат. — Зря ругаешься, семьдесят четвертый на деле не так уж плох. По крайней мере лучше, чем совсем ничего. Кстати, тебе патроны не попадались? Без них эти железяки совсем бесполезны. Или они лежат во втором ангаре…
— Точно! Нужно открыть второй ангар, — воскликнул я. Спустившись с третьего уровня контейнеров, направился к выходу, прихватив топор. Можно взять Калаш, но на кой он без патронов?
Выломав навесной замок на воротах ангара, я открыл их. В ангаре оказалось то, чего я ожидал увидеть меньше всего — еще одно помещение, размером чуть меньше ангара, но достаточное чтобы вместить внутрь себя до тридцати контейнеров. Подойдя к двери высотой в четыре метра и шириной около шести, понял, что взломать ее не удастся. Пытаясь найти что-то, чем открывается эта громадина, я нашел в стене небольшую крышку, выломав ее обнаружил неработающий экран размером с ноутбук, а под ним клавиатуру. Спустя пару минут неудачных попыток оживить систему, я решил позвать Матвея.
— Как ты думаешь, что там внутри? — спросил я. — Ты когда-нибудь встречал что-то подобное?
— Встречал, — ответил Матвей, с довольной улыбкой.
— Сможешь открыть? — меня переполняет любопытство. — Я экран и клавиатуру под панелью нашел, но питания нет. Думаю, даже если удастся запитать систему и включить, то вернее всего она потребует пароль. — надежда, что Матвей сможет открыть эту дверь не хочет покидать меня. — Тебе в ФСО никаких паролей не давали?
— Шухов, помолчи пару минут, — сказал Матвей, и принялся набирать на клавиатуре комбинацию. Спустя тридцать секунд на экране появилась загрузочная шкала и эмблема хорошо знакомого «Прометей». — Сейчас система загрузится и запустит генератор. Я введу пароль, и открою дверь.
— Везде «Прометей». Так ты знаешь, что внутри? — спросил я.
— Оружие, патроны, снаряжение, медикаменты и возможно даже транспорт. Все зависит от того в каком году укомплектовывали этот склад, — ответил Матвей. Загрузка системы завершилась, и где-то наверху, в конце ангара запустился генератор. На экране появилось окно для ввода пароля. — Игнат, есть один минус. Сейчас я введу личный пароль, и система опознает меня. Если связь и вправду восстановлена, то в скором времени Шерстнев узнает, что я жив.
— Так даже лучше! Пусть знает, что мы придем за ним. Так что давай вводи, — пробормотал я. В данный момент персона Шерстнева меня не интересует. Хочется как можно скорее оказаться внутри склада.
Кивнув, Матвей принялся вводить длинную комбинацию.
— Здравствуйте, вы опознаны как Савельев Матвей Григорьевич, протокол «Красный коридор» активирован. Резервный склад под номером двести семьдесят один в вашем распоряжении, — знакомый приятный женский голос звучит из динамика, установленного за монитором. В «Прометее» не парились по части озвучки.
Спустя десять секунд в стене стали раздаваться металлические щелчки. Мощные стальные засовы убираются внутрь при помощи сервоприводов, давая гидравлике возможность открытия двери.
— Зачем делать такую защиту? — спросил я, когда стальная дверь, толщиною в двадцать сантиметров, стала плавно открываться при помощи двух гидравлических цилиндров. — Такой запас прочности явно не нужен. По ней же не будут из танка стрелять.
— Шухов, ты в какой стране живешь? В России! Не задавай глупых вопросов, — сказал Матвей и направился внутрь…
— Григорьевич! В этом контейнере два бронеавтомобиля «ВОЛК», а внутри того «Тайфун У»! — я как маленький ребенок радовался находке, бегая от одного контейнера к другому, и открывая их. — Да тут золотая жила!
— На вот, вколи стимулятор, — сказал Матвей, притащив из конца ангара армейскую аптечку. — Если хочешь, можешь наркотик поставить.
— Нет, меня без него хорошо накрывает, — приготовив шприц-тюбик со стимулятором, я воткнул его в шею и бросив на пол, продолжил открывать массивный черный ящик с маркировкой «Прометей» на боку. Обнаружив внутри него несколько защитных костюмов и инструкцию к ним, удивленно уставился на Матвея. — «Кобра» шестого поколения? Давно «Прометей» занимается разработкой снаряжения?
— Три года. Под его крыло последнее время много дочерних предприятий перешло, — Матвей встал в трех метрах от меня, рассматривая в руках автоматическую винтовку «TAR-21» израильского производства. — С «АК-12» конечно не сравнится, но тоже довольно неплох.
— Зачем наши укомплектовали склады импортными пукалками? — я подошел и снял с плеча Матвея автомат «HK416». — Они же дорогие очень. Кто должен воевать этим оружием? Явно не солдаты срочники.
— Ты прав, Игнат. Склады были созданы для оснащения Российских спецслужб и наемников, таких как старый знакомый Хасан, — бросив винтовку на крышку ящика с костюмами, Матвей пошел вглубь помещения, но на половине пути остановился, и повернувшись сказал. — Хватит вести себя как малое дитя. Иди в бокс с машинами и снимай с Урала аккумуляторы. Будем Волчар запускать!
Через два часа после открытия склада мы покинули воинскую часть на двух бронеавтомобилях «Волк», под завязку набитых оружием, патронами, и различным снаряжением. Я поехал первым. Матвей следом. Дизельный двигатель ЯМЗ, мощностью триста пятьдесят лошадиных сил, и независимая регулируемая подвеска, дают машине хорошую динамику и плавный ход. Тридцать минут и два тяжелых внедорожника подъехали к избушке Филиппыча…

Глава 22 Максимальная прокачка
— Ну вам и досталось ребята, — воскликнул Филиппыч, выслушав историю стычки с Хасаном. — Игнат, что было дальше? Больно интересно ты рассказываешь.
— Дядя Миша, дальше не особо интересно, — ответил я. Про склад с оружием пришлось умолчать, дабы не портить основной сюрприз. — Лучше вам выйти на улицу и посмотреть на привезенные подарки, — не обращая внимания на удивленный взгляд Филиппыча, я вышел на улицу.
Тяжелые внедорожники впечатляют суровостью и увидев их, Филиппыч оторопел.
— Парни, а зачем вы пригнали два броневика? — спросил Филиппыч, справившись с удивлением. Он обошел «Волк» по кругу, с большим интересом разглядывая его, — Такой аппарат, наверное, тон семь весит?
Странно, почему его заинтересовал именно вес машины? Или от удивления больше не нашлось вопросов?
— Если быть более точным, то именно эти модификации по восемь с половиной, — открыв дверь грузового отсека, я выволок на улицу ящик с костюмами «КОБРА». — Михаил Филиппыч, второй броневик мы преподносим вам в знак благодарности за проявленную заботу. И за то, что согласились приютить у себя Чарли Тейлора, — открыв ящик, я достал один из защитных костюмов.
— Ну, спасибо ребята! — Филиппыч подошел к грузовому отсеку, достал штурмовую винтовку «FN F2000», и принялся с интересом разглядывать. — Что это за диковинна такая, и как из нее стрелять? Игнат, нормального оружия найти не могли?
— Брось это дерьмо, Филиппыч, и посмотри, как выглядит настоящее оружие, — сказал Матвей, удерживая в руках пулемет «РПК-16» с установленным штурмовым прицелом. — Барабанный магазин на девяносто шесть патронов, калибр пять сорок пять, вес чуть больше шести килограмм, — подкинув пулемет, он вручил его леснику.
— Пулемет конечно неплохой, но для меня все равно маловат. Чего-нибудь покрупнее не найдется? — Филиппыч подошел к броневику и, положив пулемет и винтовку на ящик с патронами принялся разглядывать его содержимое. — Что-нибудь потяжелее… — сказал он мечтательно.
— Будет тебе потяжелее… — развернувшись, Матвей направился к второму автомобилю, и принялся что-то искать среди многочисленного оружия и снаряжения.
Отыскав костюм подходящего размера, я снял старый, который порядком износился после всего пережитого.
— Неплохая подготовка, Игнат, только вот синяков многовато, — вытащив четыре ящика с патронами, Филиппыч сложил их друг на друга, и уселся на импровизированную скамейку. — Ты похож на отца. В твои годы он имел похожее телосложение. Ни капли жира, чистые мышцы…
— Прекрасно помню, каким был отец, — сказал я, пытаясь влезть в новенькое термобельё. — Но вот рассказывать о службе в армии он не любил. Больше молчал.
— Я могу много историй про нашу с ним службу рассказать! — воскликнул Филиппыч, довольно потирая ладони.
Он явно любитель травить байки. Или просто со скуки хочет поговорить. Но сейчас не до разговоров. Я закончил с термобельем и принялся надевать защитный костюм. Взглянув на Филиппыча, сказал:
— Отличные истории оставим на потом. В более располагающей обстановке расскажете, дядь Миш.
— Добро, Игнат, — Филиппыч немного поник.
— Знаете дядь Миш, есть у меня одна задумка, — начал говорить я. — По поводу Чарли Тейлора. Выслушаете?
— А что не выслушать то? Давай, говори уже, что задумал, — Филиппыч немного нахмурился. Видимо, желание рассказать о подвигах слишком велико, но увидев идущего к нему Матвея, который держит в руках пулемет «Печенег», заметно повеселел и соскочив с ящиков, выхватил оружие из рук и затарахтел:
— Вот это понимаю! По мне игрушка! Вот по мне оружие! Старый добрый семь шестьдесят два. Вот где сила. Не то, что пять сорок пять. Эх, сейчас бы как в старые добрые времена…
— Задумка довольно простая, — начал рассказывать я, когда Филиппыч успокоился от впечатления, которое произвел «Печенег». — Хочу чтобы Чарли Тейлор смог снова стать полноценным бойцом.
Как отреагирует на подобное заявление Матвей я примерно угадал. Он пытался переодеться в новый костюм, но бросил дело и удивленно посмотрел на меня:
— Шухов, тебе что Хасан совсем мозги встрёс?
Филиппыч не сказал ничего. Он удивленно уставился на Савельева, а вернее на его телосложение. Перевитый канатами мышц, слишком жилистый и довольно худощавый, но с очень широкими плечами Савельев выглядит опасно. Когда-то я смотрел на него такими же удивленными глазами. У Матвея Савельева просто феноменальная мускулатура. Многочисленные бурые пятна синяков, оставленных ботинками Хасана, придают еще более грозный вид. Выждав двухсекундную паузу, Матвей продолжил:
— Тейлор никогда не сможет стать полноценным бойцом, он инвалид…
— Нет, подожди Матвей, давай выслушаем парня, может он придумал что-нибудь стоящее… — перебил Филиппыч, и тут же добавил: — Ну ты и натренировал себя, твои мышцы можно на веревки распускать!
— Именно эти мышцы позволяют развивать бешенную скорость движений, — не задумываясь ответил Савельев. — Давай, Игнат, продолжай, я весь во внимании.
— Я соглашусь с тобой Матвей, спина сломана и ходить он никогда не сможет. Но Чарли пилот, а значит сможет ездить и, конечно же, летать. — то, что я сказал, заинтересовало мужиков и они ждут продолжения. Я продолжил: — Нужно переделать «Волк». Машина для инвалида. Думаю, если иметь под рукой все необходимое, то можно переоборудовать автомобиль за три-четыре дня. Минимум столько дней займет визит к Шерстневу, а может и гораздо дольше. Михаил Филиппович, как смотрите на это, такое под силу?
— Такое под силу мне, — голос прозвучал громко, и принадлежит он ползущему в нашу сторону при помощи рук Чарли Тейлору. — Парни, я думал, что вы меня списали со счетов. Шухов, спасибо, ты дал мне надежду…
Тейлор составил список и Филиппыч обещал достать все необходимое в течении сегодняшнего дня. Большая часть инструментов и необходимых материалов у него имеются в наличии. Лесник пообещал, что завтра работа по переоборудованию броневика будет идти полным ходом.
Задействовав помощь Филиппыча и Тейлора, вчетвером стали делать ревизию имеющегося оружия и снаряжения, перетащив все внутрь избушки. Каждый нашел дело: Тейлор сидит на кровати и облокотившись спиной к стене, начиняет патронами автоматные, пулеметные и пистолетные магазины. Филиппыч, который должен ему в этом помогать, по большей части нарезает круги по избе, хватая в руки все, что ему попадается и постоянно что-то бормочет. Мы с Матвеем откладываем в сторону всё необходимое, что может пригодиться в предстоящей операции по ликвидации Шерстнева.
— Что это за такая чудо винтовка? — Филиппыч взял в руки лежащий на кровати снайперский комплекс, который Савельев собрал незадолго до этого, достав его из специального кейса. — Во времена моей службы такого не было. Парни воевали используя «СВД» и «ВСС Винторез». Кстати, почему я их не вижу? Это хорошее оружие.
— Я согласен с тем, что винтовки, которые разработаны в СССР хорошие, они до сих пор не устарели и успешно применяются во всех локальных войнах и конфликтах из-за своей относительно недорогой стоимости, — лицо Матвея не выражает эмоций. Он хладнокровно собирает автомат «АК-12» в удобной для себя компоновке. Так же ни поднимая взгляда он продолжил: — Но, Михаил Филиппович, вы должны согласиться со мной. На вооружении у Службы Безопасности Президента должно находиться лучшее оружие. И в данный момент в руках вы держите винтовку «ДВЛ-10 М1 Диверсант».
— Ты прям, прорекламировал ее сейчас! Она сильно похожа на винторез, — Филиппыч сел на кровать, и с довольным видом принялся рассматривать оружие. — Парни, а у вас есть патроны? Уж больно понравилась она мне. Хоть пару выстрелов сделать. Она же бесшумная и не привлечет внимания.
— Дядь Миш, ну вы как ребенок, а кто будет помогать? — спросил я. Передо мной встал выбор каким пистолетом вооружиться: отечественным «Стриж» или австрийским «Глок17». Остановив выбор на последнем, я встал и отдал три пустых магазина Тейлору. Филиппычу сказал: — Там, в кейсе, где лежала винтовка, две коробки с патронами. Возьмите и идите стрелять…
— Ей богу, как ребенок. У него походу от количества оружия башню сорвало, — сказал Матвей, когда довольный Филиппыч убежал на улицу. — Будь я на его месте — вел бы себя аналогично.
— Огнемет с кумулятивно-термобарическим снарядом брать будем? — спросил я, взвешивая в руках пехотный огнемет «Шмель». — Мало ли, что может случиться…
— Вы еще пластида с собой возьмите, — спокойно сказал Тейлор, продолжая снаряжать магазины патронами. — Взорвете все к чертовой матери!
— А что, это идея, — воскликнул я. Положив огнемет возле выхода, пошел искать противоударный ящик со взрывчаткой. — Как говорится — на войне все средства хороши!
Михаил Филиппович уговорил Матвея оставить прекрасную винтовку, мотивировав просьбу тем, что без такого удивительного и очень тихого оружия он просто не сможет охотится. Попутно Филиппыч назвал еще несколько десятков дополнительных причин, по которым оружие должно остаться у него…

Глава 23 Опасный незнакомец
Не дожидаясь наступления ночи, мы покинули уютное жилище Филипыча и направились к выезду на Федеральную трассу. Нам предстоит немалый путь длинною в полтысячи километров. За это приличное расстояние, в условиях зомби-апокалипсиса, на дороге может произойти немало неприятных ситуаций.
Договорившись управлять автомобилем по очереди, я первым сел за руль броневика. Спустя двадцать минут как выехали из леса, Матвей уснул. Мне постоянно приходится изменять скорость движения, чтобы объезжать стоящие на дороге брошенные автомобили. За сто километров пути я пять раз возвращался, чтобы найти объезд из-за крупных заторов на дороге и мешающего съезду ограждения. Третью часть пройдённого пути ехали по полям и лесам.
За пять часов я проехал около ста пятидесяти километров и довольно сильно устал. Напрягать и без того уставшие глаза и рыскать в темноте по полям достаточно сложно, поэтому в определенный момент я умудрился заехать в болотину и чуть не засадил восьми тонный внедорожник. С трудом выбравшись из грязи, повернул обратно и решил вернуться на трассу.
Проехав с десяток километров в обратном направлении, я повернул к придорожному кафе, и остановился в двадцати метрах от него на парковке.
— Все-таки решил остановится на ночлег? — спросил проснувшийся Матвей. — Я говорил, что нужно было заночевать у Филиппыча и выехать с рассветом, но ты же упертый как баран. Где мы, и сколько километров проехали?
— Где-то на трассе. Карту доставать лень, — зевнув, ответил я. — По примерным подсчётам проехали около ста пятидесяти километров… за пять часов… — погасив фары, я заглушил двигатель и сказал: — Матвей, полностью с тобой согласен — нужно было поступить как ты говорил. Но уже поздно что-то менять, поэтому предлагаю переночевать в кафе. Здание двухэтажное, наверху должна быть комната для отдыха персонала.
— Ты бы знал как неудобно спать в сидячем положении! Я сейчас готов расстелиться прямо на асфальте, и уснуть. Все тело ломит от вчерашних приключений. Пошли уже, — отцепив ремень безопасности, Матвей взял в руки «АК-12» с установленным на него глушителем. — Нужно что-нибудь сделать с машиной. Будет глупо если проснувшись утром мы не обнаружим ее.
— Никаких проблем, сейчас вытащу реле стартера, — сказал я. Взяв в руки автомат и вытащив из бардачка два фонаря, я открыл дверь и вышел на улицу.
Пока возился с машиной и устанавливал специальное устройство, которое должно взорваться громким хлопком, если в наше отсутствие кто-то приблизится к автомобилю слишком близко, Матвей вошел в здание и уничтожил всех тварей, находящихся внутри. Войдя следом я прошел через небольшой зал со столами и стульями, и открыв дверь поднялся по лестнице на второй этаж. По пути перешагнул лежащий лицом вниз труп с простреленной головой. Второй этаж оказался довольно просторным и имеет две комнаты отдыха, которые когда-то сдавались проезжающим мимо постояльцам. Дверь первой комнаты выломана и лежит внутри. Осветив помещение, не увидел ничего нового: везде валяются разбросанные вещи, мебель частично перевернута.
В следующей комнате обнаружил уже храпящего Матвея. Однако быстро его вырубило.
Еще раз обошел все помещения кафе и убедился в нашей относительной безопасности. Заперев все входы в здание изнутри, направился наверх. Двери со стеклянными вставками не способны как следует защитить от проникновения, но чтобы войти внутрь, нужно разбить стекло, а звук падающих осколков сразу привлечет внимание. Расстелив в первой комнате кровать, я лег ногами к выходу и оставил дверь открытой, направив в сторону нее автомат, который положил рядом с рукой. Конечно слишком глупо полагаться на такие слабые меры безопасности, поэтому возле каждого выхода из здания, а их четыре, я установил на растяжки гранаты «РГД-5», которые точно должны защитить нас от проникновения. Лежа в кровати, и думая о том, что таких мер предостаточно для безопасности, я наконец-то дал телу возможность расслабится и моментально уснул.
Под утро приснился все тот же сон, но узнать что-нибудь новое от собеседника мне не удалось, так как его прервал разбудивший меня Савельев.
— Игнат, вставай, у нас проблема, — сказал он шепотом. — Ты ночью растяжки на двери установил?
— Обижаешь, Савельев, — пробормотал я. Приняв сидячее положение и находясь в полусонном состоянии, я попытался нащупать рукой оставленный рядом автомат, но ощутил пустоту. В течении двух секунд мой удивленный взгляд был прикован к тому месту где должно лежать оружие, а затем до меня дошел смысл произошедшего, и я резко соскочил с кровати. — Вот черт! Такого просто не может быть, я ведь установил защиту, — проверив кобуру, я обнаружил отсутствие пистолета.
— Да не шуми ты, — прошептал Матвей. — Ты знаешь, что обойти такую примитивную защиту очень просто. Сейчас бы повторить сказанное еще в избушке Филиппыча, вот только смысла нет. Как думаешь, машина еще на месте?
— Не знаю… Одно могу сказать наверняка — тот кто забрал наше оружие — не стал нас убивать и это радует, — я направился к выходу, по пути взглянув на наручные часы, которые показывают без десяти шесть утра. — Перехитривший нас человек — профессионал. Слишком красиво сработал…
Спустившись на первый этаж, мы осторожно вошли в небольшой зал со столами и стульями и сразу увидели сидящего в противоположном углу человека. На его голову надет капюшон. Разглядеть лица невозможно. Прямо перед ним на столе лежит всё наше оружие.
— Парни, будь на моем месте кто-нибудь другой — вы были бы мертвы, — сказал незнакомец не поднимая головы. Голос низкий и грубый. — Но я не кто-нибудь. Мне нравится насладится моментом…
— Кто ты такой, и что тебе от нас нужно? — спросил я, стоя в непринужденной обманчивой позе. На самом деле тело подобно сжатой пружине, которая в любой момент выплеснет всю энергию. Факт, что мы еще живы говорит о том, что человеку, настолько легко забравшему наше оружие, что-то требуется, а значит убивать он пока не намерен. Я продолжил: — Думаю, что профессионал твоего уровня не станет оставлять в живых, столь опасного противника как мы, а просто убьет спящими. Что ты хочешь от нас?
— О, тут ты как всегда прав и весьма догадлив… Шухов, не делай удивленного лица, я знаю о тебе больше чем ты можешь представить. — человек в капюшоне сделал резкое движение и в его руке возник пистолет, ствол которого уставился на Савельева. — Не стоит этого делать, — сказал незнакомец совершенно спокойно и с хладнокровием в голосе. — Матвей Савельев, Служба Безопасности Президента. Даже не пытайся допустить мысли, что успеешь добраться до меня. Знаю тебя достаточно давно и о твоих способностях тоже осведомлен, поэтому ты согласишься со мной, что пуля все равно быстрее. Мой совет — займи сидячее положение.
— Я тебя услышал, — спокойно ответил Савельев и сел за соседний столик, стоящий слева от меня. Незнакомец повел стволом и указал мне на другой свободный стул. Пришлось сесть.
— Парни, давайте договоримся — я буду задавать вопросы — вы будете на них отвечать. Кивните, если согласны со мной, — незнакомец не поднял головы слишком высоко, чтобы мне удалось как следует разглядеть лицо. Убедившись, что мы согласны на условия, он продолжил: — Как двое подготовленных парней смогли оказаться в таком дерме мне понятно. Достаточно было соблюдать обычные меры предосторожности. В данной ситуации — спать по очереди. Слово «дежурный» вам известно? Хотя ладно, убивать вас не стану, думаю в следующий раз вы будите гораздо осторожнее.
— Много болтовни. Говори по делу, — сказал я. Никогда не любил пустые разговоры. Я начал тихонько закипать, понимая безвыходность положения.
— Узнаю Шухова Игната. Как всегда, начинает скалиться в безвыходной ситуации, — человек в капюшоне положил пистолет на стол, но руку с оружия не убрал. — Парни, меня бы здесь давно не было, если бы смог завести вашу машинку, — он выдержал трехсекундную паузу. — Кто-то очень хитрый что-то с ней нахимичил и она не заводится. Поэтому мы сейчас выйдем на улицу и тот, кто это сделал вернет все на место, а затем я спокойно уеду.
— Да пошел ты! — рявкнул я и резко встал со стула. Пришло окончательное решение попытаться сделать невозможное…
Понадеявшись на защиту костюма, я хотел подкинуть стол и прикрывшись им, рвануть к человеку в капюшоне. По моим предположениям Матвей должен моментально среагировать на начало моих движений и действовать соответствующе. Но, как правило, не всегда все идет по плану и иногда случается то, о чем потом можно очень пожалеть…
Когда я начал вставать со стула, то боковым зрением увидел как следом за мною начал действовать Матвей. Дальше всё было словно в замедленной съемке: рука неизвестного подняла пистолет со стола и, практически не целясь, он нажал на курок. Выстрел прогремел в голове как раскат грома. Периферическое зрение не дает большого обзора, но я успел заметить, как слегка дернувшись, Матвей Савельев рухнул под стол…
Злость и ненависть кипящей волной заполонили разум. Я готов голыми руками разорвать любого, но направленный в лицо ствол пистолета не позволяет сделать и шага…

Глава 24 Будни Филиппыча
— Чаппи! Ты долбанный больной американский придурок, — Михаил Филиппович с перепуганным выражением лица попытался ухватиться хотя бы за что-нибудь. Он летает по салону из-за бешеной тряски и постоянных прыжков по пересеченной местности, несущегося со скоростью девяносто километров в час броневика. — Чаппи, я тебе голову откручу, когда остановимся! А-а-а-а-а…
Увидев, что относительно ровная местность кончается, и впереди в трехстах метрах начинается большой овраг, Филиппыч мгновенно заткнулся, и с бледным от страха лицом принялся трясущимися руками пытаться застегнуть ремень безопасности. Спустя три секунды ему удалось это сделать, и уперев ноги в пол, а руками схватившись за ручку двери, дядя Миша просто закрыл глаза, и приготовился к прыжку.
Тяжелый бронированный внедорожник «Волк» с высокой скоростью двигается по полю, с легкостью перепрыгивая небольшие неровности. За рулем машины с счастливым выражением лица сидит Чарли Тейлор. На возмутительные возгласы Филиппыча он не обращает никакого внимания, так-как приходится управлять автомобилем, из которого Чарли выжимает все, на что тот способен.
До оврага осталось около ста пятидесяти метров, когда Чарли задействовал управление подвеской и прямо на ходу изменил клиренс автомобиля до минимально возможных двадцати пяти сантиметров, тем самым значительно увеличив устойчивость машины. Взглянув на бледного лесника, он прокричал:
— Не ссы, Филиппыч, все самое интересное впереди! Я карту местности внимательно изучил, еще реку форсировать будем…
Надавив рычаг тормоза и осознав факт, что остановить многотонный снаряд не получится, Тейлор в последний момент при помощи ручника сумел поставить машину боком и переключится на пониженную передачу. Отрывая куски дерна огромными колесами, внедорожник правым боком понесся к оврагу…
Взревев мотором, раскрученным до максимальных оборотов, внедорожник принялся четырьмя колесами выкидывать из-под себя грунт вперемешку с травой. С вывернутыми в сторону заноса колесами машина прошла рядом с обрывом, чудом не свалившись в него. Филиппычу повезло, что он не видел того как правое заднее колесо выскочило за границу обрыва и принялось крутиться в воздухе, но спустя пару секунд вновь коснулось земли и начало вновь выкидывать из-под себя землю на добрых три метра в сторону обрыва.
После того как Чарли сумел относительно выровнять автомобиль, он вновь нажал на педаль газа и принялся быстро набирать скорость. Спустя минуту внедорожник летел с прежней бешеной скоростью, в пару метрах от параллельно растянувшегося на большое расстояние оврага. На то, что машина может в любой момент подпрыгнуть на кочке, перевернутся и кувыркаясь слететь в овраг Чарли Тейлору было наплевать. Этому человеку нужен адреналин, и он его получил. При этом совсем неважно каким методом…
— На хрен я вообще сел с тобой?! В толпу людей на полной скорости! Это же надо быть таким дебилом, — Филиппыч ходит из стороны в сторону, рядом с открытой нараспашку водительской дверью внедорожника и злобно смотрит на спокойно сидящего за рулем Тейлора. — Знаешь, тебе повезло, что у тебя сломан позвоночник, а то я бы тебе навалял! Тейлор, ты вообще, чем думал, кто теперь эту махину будет отмывать? Не ну надо же было до такого додуматься…
— Да ладно тебе, Филиппыч, весело же было, — Чарли Тейлор вспомнил, как двигаясь на высокой скорости по какой-то деревне, он под злобные крики Филиппыча принялся сбивать шастающих по дороге зомби. Занятие было довольно веселым, но после шестой или седьмой по счету твари, бронированное лобовое стекло автомобиля окончательно забрызгало кровью и лишившись видимости Чарли снес забор одного из домов. Чуть позже дядя Миша активно истреблял сбежавшихся со всей округи тварей при помощи пулемета «Печенег», а потом, когда удалось более-менее оттереть стекло от крови и кусков плоти, они снова продолжили путь.
— Я там около пятидесяти тварей из пулемета уложил. Тейлор ты больной на всю голову, — Филиппыч направился в сторону избы, проговорив достаточно громко, чтобы Чарли услышал: — Я пойду, пообедаю, а ты пока посиди, подумай, это будет твоим наказанием…
— Филиппыч, ну извини, погорячился я, с кем не бывает, — крикнул вдогонку входящему в избушку леснику Тейлор, но тот не предал словам никакого значения.
Чарли положил руки на руль и пробормотал:
— Тупой старый маразматик, ничего ты не понимаешь… Эх, сейчас бы что-нибудь более мощное…
Просидев в машине около пяти минут, Тейлор не попытался самостоятельно добраться до избушки. С трудом дотянувшись до открытой двери, и закрыв ее, он запустил двигатель и с пробуксовками умчался в сторону военной части. Как из избушки выбежал Филиппыч и начал что-то кричать вдогонку он не видел…

Глава 25 Вот и встретились
Ослепленный безумной яростью разум упорно твердит попытаться убить незнакомца в капюшоне. За несколько секунд я успел прокрутить в голове более десяти вариантов развития событий и итог всех их только один — моя смерть. Осознание того, что не следовало начинать активных действий, которые привели к гибели Матвея, также посетило голову за короткий промежуток времени. «Нужно было просто отдать этот чертов внедорожник» — подумал я, когда незнакомец поднялся, по-прежнему держа пистолет направленным в мою сторону. Только теперь наконец-то удалось разглядеть лицо незнакомца. Вернее, половину лица, так как черный капюшон скрывает от глаза и все, что находится выше. Строение подбородка, форма рта и носа, прикушенная нижняя губа — все кажется до боли знакомым. Я знаю этого человека. Знаю довольно хорошо! Уловив знакомые черты, мозг моментально начал анализировать внешность незнакомца: рост под метр девяносто, широк в плечах, но худощавый и чем-то похожий на Савельева, но тот выше и шире. Человек, который стоит напротив меня с пистолетом, просто не может быть тем, на кого похож. Он не может быть Алексеем Смирновым по двум причинам: первая — боец подразделения Альфа ЦСН ФСБ Смирнов не станет делать подобных поступков из-за собственных моральных принципов и убеждений; вторая причина — Алексей Смирнов мой лучший друг. Но даже если отбросить две названных причины, то остается еще третья — Алексей Смирнов мертв!
— Я хочу видеть эту морду, — вслед сказанному, из-под стола где лежит «мертвый» Матвей, последовал громкий смех. — Леха… я не смог сдержаться… прости меня…
Живой и невредимый Савельев сел на пол и посмотрев на мое недоумевающее лицо, принялся смеяться пуще прежнего.
— Шухов, прекращай думать, у тебя сейчас башка от нагрузки разлетится, — скинув с головы капюшон, передо мной предстал живой и невредимый Алексей Смирнов. — Ну у тебя и рожа, ты будто живого мертвеца увидел…
— Придурки! — я по очереди посмотрел на Савельева и Смирнова, сидя за столом напротив них рядом с пятнадцатилетним мальчишкой. — Нет, надо же было додуматься! — встав со стола, начал ходить туда-сюда и говорить: — Я за эти несколько секунд успел придумать кучу способов как буду тебя убивать… Даже успел подумать о том, что это Шерстнев тебя послал…
— Игнат, все нормально. Ты присядь и успокойся, — сказал Матвей.
— Матвей, давно он так себя ведет? — совершенно спокойно спросил Смирнов и встав из-за стола, направился в мою сторону.
— Прилично… Дня три четыре. Это началось с момента как мы покинули базу Шерстнева.
Матвей говорит обо мне так, будто меня здесь нет.
— Что происходит? Вы можете мне…
Договорить я не успел, подошедший ко мне Алексей нанес резкий и сильный удар в челюсть и сознание потухло…

Несколькими часами ранее…

Савельев встал с кровати и направился в комнату, где лёг Игнат. Убедившись, что Шухов спит, он спустился на первый этаж и сел в угол на стул, так, чтобы в зоне видимости оказалось все помещение. Матвею хочется спать, но он не может этого позволить. Остаться без охраны на ночь равноценно самоубийству. Мало ли кто может заявиться. Бесшабашность Шухова сильно удивляет в последнее время. Игнат словно перестал быть профессионалом. С каждым днем он все больше становится похожим на малолетнего пацана, которому на все плевать. Шуточки и прочие непонятные действия начинают раздражать Матвея, но говорить об этом пока не собирается. С того момента как он встретил Шухова и забрал его из Златоуста прошло меньше десяти дней, но за это время тот успел измениться. Конечно можно принять во внимание факт нервного срыва в связи с потерей двух боевых товарищей, но Матвей знает практически наизусть личное дело Игната. Игнат не сломался даже после гибели родителей. Наоборот, случившее сделало его гораздо сильнее в эмоциональном плане. Человека с такими крепкими нервами как у этого парня очень трудно найти. Теперь, в сложившихся условиях апокалипсиса — практически невозможно…
Раздумья Матвея прервал шаркающий звук. Будто кто-то намерено не поднимает ботинок, чтобы привлечь к себе внимание. Не дойдя нескольких метров до двери, незнакомец остановился и слегка притопнув ногой, замер. То, что это не мертвец Матвей понял сразу, и встав со стула, осторожно ступая и перешагивая через еле различимые в темноте, лежащие на полу вещи, направился к выходу.
Человек, стоящий по ту сторону двери, вооружен автоматом который находится за спиной. Его руки пусты, немного подняты и развернуты ладонями вверх. Этим жестом он показывает, что не собирается нападать и проявлять агрессии. Выходить на улицу слишком опасно. В темноте может притаиться второй и выстрелить, как только Савельев откроет дверь. Прислушавшись к внутренней сторожевой системе, которая никогда не подводит, Матвей не нашел причин для беспокойства. Деактивировав растяжку, установленную Шуховым, он открыл стеклянную дверь и вышел на улицу, держа в руке пистолет.
Два человека в течении минуты молча стояли друг напротив друга. Первым заговорил Савельев:
— Мир и вправду сошел с ума, — убрав пистолет в кобуру, Матвей вскинул руки в стороны, приветствуя незнакомца, и шепотом продолжил: — Ну здравствуй, брат…
Смирнов нанес четкий прямой удар в подбородок Игната. Шухов успел среагировать и попытался уйти с линии атаки, но оказался слишком медлительным и тут же за это поплатился. Сознание выскочило как чертик из табакерки. Голова опустилась вниз, и он словно тряпичная кукла завалился на бок, с силой грохнувшись об пол.
— Можно было поймать его и плавно опустить на пол, — с совершенно спокойным видом сказал Матвей. — Думаю, Игнат будет не рад такому обращению с его телом когда очнется. И, кстати, неплохой удар, сегодня тебе повезло.
— Когда Шухов очнется, он ничего не будет помнить, — сев на корточки рядом с лежащим без сознания Игнатом, Алексей рассерженно посмотрел на сидящего за столом Егора. — Не вижу пенала с препаратами?
Испуганно соскочив со стула, мальчишка умчался по лестнице на второй этаж.
— Трудный малый. Сложно с ним, ничего с первого раза не понимает.
— Леха ты каким был, таким и остался. Что ты хочешь от пятнадцатилетнего не обученного дисциплине мальчишки? — Матвей поднялся с места и пошел в сторону выхода из кафе. Открыв дверь, он остановился в проеме, и повернувшись в сторону Смирнова сказал: — Знаешь, мне иногда кажется, что ты совсем тупой. Давай, ремонтируй Шухова, а то он сейчас очнется и наваляет тебе за первый нормальный удар в твоей жизни. Я вообще удивился, увидев, что ты чему-то научился. Ты всю жизнь бил как девчонка…
Увидев, как побагровело лицо Смирнова, Матвей тут-же вышел на улицу и направился к машине, по пути усмехаясь над тем как быстро удалось вывести младшего брата из себя.
Егор быстро вернулся и принес Смирнову небольшой пенал серого цвета, на котором нет никаких наклеек и обозначений. Открыв его, Алексей извлек оттуда небольшой шприц и две ампулы с непонятным содержимым прозрачного цвета. Шухов протяжно застонал и начал приходить в себя. Не обращая внимания на удивлённый взгляд Егора Алексей спокойно приготовил инъекцию и сделал укол в шею почти очнувшемуся, и уже открывшему глаза Игнату.
— Хана тебе, Леха, — успел сказать Игнат и вновь потерял сознание. Ухмыльнувшись над быстрым действием лекарства, Алексей убрал шприц обратно в пенал, и вручил его мальчишке.
— Дядь Леш, а он не умрет? — Егор показал пальцем на Шухова. — Укол в шею, это разве безопасно? Просто у меня мама работала медсестрой в больнице, и я ни разу не видел, чтобы уколы ставили в такое место, — попытался оправдаться мальчишка.
— Егор, еще раз объясняю, если ты чего-то не понимаешь, то лучше промолчи. Укол в шею я поставил из-за труднодоступности остальных мест на теле Игната. Я что по-твоему, должен был с него штаны снимать? — поднявшись, Смирнов с усилием поднял с пола бессознательного Игната и закинув его на плечо, направился к выходу. — Егор, поднимайся наверх, забирай рюкзак, оружие и возвращайся к машине…
— Егор сделай то, Егор сделай это, — пробубнил мальчишка, перебирая ногами ступеньки лестницы. — Ходят, важные из себя. То не делай, так не говори, старших не перебивай, — дойдя до рюкзака, он положил в него пенал с непонятными препаратами и рывком оторвав от пола, водрузил на спину и бегом направился вниз прихватив карабин. Мальчишка очень надеялся на то, что его посадят на переднее сиденье, а не засунут в задний отсек вместе со спящим Шуховым…

Глава 26 Потеря памяти
Очнувшись, понял, что меня куда-то везут. Голова взрывается адскими приступами боли, будто по ней проехал состав. Преодолевая приступы тошноты, решил встать с любезно постеленного кем-то матраса. Справа и слева от моей импровизированной кровати располагается по ряду сидений, которые предназначаются для перевозки личного состава. С трудом сев в одно из кресел и дождавшись, когда бешенная карусель голове успокоится, я принялся осматривать место в котором нахожусь. По мощным бронированным стеклам и типу крепления сидений нетрудно понять — это броне капсула какого-то вездехода. Стенка, которая отделяет меня и парня, сидящего в одном из кресел, от кабины — глухая и определить кто находится за рулем невозможно. То, что я не пленник стало понятно по многочисленному количеству оружия и патронов, лежащих под сиденьями. Количество современного оружия, которое здесь присутствует, просто удивляет. Парни, которые меня куда-то везут, явно собираются на полномасштабную войну…
За пятнадцать минут, которые я провел сидя в кресле, так и не удалось вспомнить как здесь оказался. Последним воспоминанием в голове было то как мы сели в вертолет под Питером и полетели на Кавказ. Помнится, мы должны были спасти какой-то корабль. Ну ладно, сейчас разбужу спящего парнишку, и все узнаю.
— Где мы находимся? — я задал мальчишке вопрос, дождавшись когда сонные глаза откроются и на лице появится осмысленность.
— Я Егор! — быстро сказал он, удивленно на меня уставившись.
— И то хорошо… — пробормотал я. — Буду знать как обращаться. Егор, тут есть вода? Очень сильно хочу пить.
Около пяти секунд паренек обдумывал сказанное, а потом резко спохватился и достал из рюкзака бутылку с водой и вручил ее мне: — Да, вот, держите.
— Ты не знаешь кто меня так сильно приложил? Совсем ничего не помню, — спросил я. Открыв бутылку принялся жадно пить воду, ожидая, что ответит парнишка.
— А вы об этом, — что-то вспомнив, Егор тут-же оживился: — Это дядя Леша. Он так четко правой вам в челюсть заехал, что вы сразу с копыт слетели… Ой! — видимо до него дошел смысл сказанного. — Ну это… в нокаут вас отправил.
— А этот дядя Леша случаем не кувалдой ударил? — поинтересовался я. Стало интересно — какой человек смог так сильно встрести голову, что я о обо всем забыл.
— Нет не кувалдой, — Егор переполнен чувством гордости за того о ком говорит, — кулаком, прямо вот сюда, — он показал пальцем на свой подбородок. — Быстро так ударил, я даже заметить не успел. Дядя Матвей его за это даже как-то странно похвалил.
— А дядя Матвей — это такой высокий, да?
— Да, у него с дядей Лешей фамилии похожи. Савельев и Смирнов.
— Ты можешь подробнее рассказать об Алексее Смирнове? Просто человек с таким именем мертв, как мне недавно стало известно, — информация которая хранится в голове совсем смешалась, и стало казаться что я сошел с ума.
— Почему бы и нет, — Егор рад появившемуся собеседнику и тут же затараторил: — Я люблю рассказывать. А вы, в отличие от них, — он показал большим пальцем в сторону кабины, — умеете слушать…
Из рассказа Егора понял, что мой боевой товарищ и по совместительству лучший друг Алексей Смирнов на самом деле жив и обладает рядом очень уникальных способностей. Первая — полный иммунитет к вирусу, превращающему людей в зомби. Вторая способность — умение чувствовать мое местоположение где бы я не находился. По словам мальчишки есть и другие способности, но их предназначения он не понял. Также он поведал о том, что Смирнов и Савельев двоюродные братья. Это известие обрушилось как снег на голову…
— Об этом они сказали сами? Или догадался? — спросил я. Паренек мог неправильно воспринять услышанную информацию и я решил уточнить.
— Когда мы пришли к кафе — вы спали и дядю Лешу встретил Матвей. Вернее, не встретил… Не знаю как сказать… Он его услышал и вышел на улицу. Я в тот момент прятался за зданием. Они долго стояли, а потом дядя Матвей назвал его братом.
— Хорошо, с этим мы разобрались, — то, что говорит мальчишка похоже на правду и мне захотелось узнать, что было дальше. — За что дядя Леша ударил меня, если не секрет?
— После того как мы пришли к кафе, дядя Леша и дядя Матвей долго о чем-то разговаривали и сильно спорили. Иногда казалось, что они подерутся, но я так и не дождался этого. Потом они говорили о вас и вашем непонятном поведении. Всю ночь решали, как поступить. Дядя Леша не поверил Матвею и тот предложил устроить вам розыгрыш…
Умение Егора болтать без остановки не принесло особой пользы. Паренек не слишком сообразительный и не понял даже половины того, о чем говорили Матвей с Алексеем. Попросив его замолчать, я вновь улегся на матрас, который показался очень удобным, и через десять минут уснул…

Глава 27 Беседа
Внедорожник «Волк» петляет по лесу, нарушая незыблемую утреннюю тишину примитивным рёвом мотора. Два человека сидящие в салоне махины те, кого теперь называют выжившими. Привычный мир людей просуществовал недолго, если в сравнение с ним брать реальный возраст вселенной. Вирус, который прорвался на планету под названием «Земля» не был запрограммирован на уничтожение всего живого. Его цели более благие, он несет миру очищение от паразитов, которые целенаправленно уничтожали его долгие годы.
Вирус практически справился с поставленными задачами. Хотя, если рассматривать более подробно, то это что-то гораздо большее чем такое примитивное явление как вирус. Любой вирус в земной среде спокойно поддается локализации, затем последующему изучению и созданию против него вакцины, для последующего уничтожения. Даже если бы людям вдруг удалось остановить мистически огромную скорость распространения и изобрести антидот, они все равно не стали бы полностью уничтожать вирус. Штамм уникального по способностям оружия остался бы храниться в огромном количестве лабораторий и с гордым одиночеством звездного часа.
То, к чему человечество шло очень долго и упорно, случилось. Программа зачистки под названием «Vivens mortem» — в переводе с латинского «Живая смерть», была запущена на планете Земля одним могущественным и великим существом, которое должно было охранять эту самую планету. Программа сделала основную работу меньше чем за сутки, при этом уничтожив практически все население планеты. Созданная и запрограммированная на уничтожение разумных существ, она осталась немного недоработанной и не смогла выполнить полную зачистку. Сыграли некоторые факторы и часть населения выжила.
Но нужна ли полная зачистка? Те, кому удалось уцелеть, должны сплотиться и дать отпор возникшему из неоткуда врагу. Как они поступили? Человеческая алчность, жажда наживы и стремление к власти быстро довершают незаконченное вирусом дело. Люди убивают друг друга.
Логический конец человечества близок как никогда. Толпы мертвецов, неспособных думать, должны в скором времени исчезнуть. Три-пять лет и на планете не останется ни одного. Шанс на выживание все же есть. Построить города анклавы и пытаться возродить былую мощь людского рода. Теперь у оставшихся в живых для этого есть абсолютно все. Огромное количество ресурсов, массы оставшихся по всему миру технологий, полная свобода действий и доступность любой территории.
Только природа оказалась в плюсе. Для нее падение человеческой расы принесло конец страшных и безумных страданий. Прошло совсем немного времени, а она начинает подниматься. Звери выходят из леса, чувствуя, что им ничто не угрожает. Пройдет пару сотен лет и природа вернет себе все, что у нее забрали люди…
Проскочив небольшой ручей, через который проходит заброшенная проселочная дорога, внедорожник выехал на относительно ровную местность и поехал в направлении замаскированной базы ФСБ, иногда переезжая через поваленные деревья и хрустя валежником под большими колесами.
— То есть, ты утверждаешь о программе, которая вторглась к нам извне, но толком объяснить не можешь? — то и дело обруливая попадающиеся на пути препятствия, Матвей вел увлеченную дискуссию с братом. — Тогда расскажи, что из себя представляет защитная система, которую ты не единожды упоминал.
— Матвей, попытайся не перебивать, пока буду пытаться объяснить то, что самому не очень известно. Договорились? — Дождавшись утвердительного ответа, Алексей продолжил говорить: — Для большего удобства я буду брать земные примеры… Метеорит.
— Метеорит? — Савельев удивленно посмотрел на брата, но тут же вернулся к контролю автомобилем.
— Да, метеорит или ядерная война. Еще вспышка на солнце. Примеров уничтожения планеты огромное множество. Перечислять нет смысла. Как ты думаешь, почему не один из них не случился за столько миллиардов лет существования Земли?
— Может ей просто повезло? — ответил Матвей вопросом на вопрос.
— Нет, везение исключено. Попыток было много. Я сейчас не о глобальных катастрофах. Возьмем, к примеру, холодную войну прошлого века, думаешь почему она не переросла в горячую, а если сказать точнее — ядерную? — не дожидаясь ответа, Алексей стал рассказывать дальше: — Во всем заслуги защитной системы, которая предотвращает уничтожение планеты и не позволяет доминирующему виду уничтожить самих себя. Она как служащий единого для всей планеты Закона и следит на ней за порядком.
— Очень интересное предположение. Я о таком никогда не задумывался… — медленно подъехав к бревну, лежащему поперек дороги, Матвей аккуратно переехал его. — А что по части программы… кто ее послал?
— Это неизвестно. Могу сказать только одно — программа создана для тотального уничтожения человечества и основные функции она успешно выполнила, что мы можем лицезреть.
— Не люблю я загадки. Если бы ты это рассказал месяц назад — я бы принял тебя за сумасшедшего, но теперь, после всего что случилось — вполне готов поверить в этот бред. С трудом, но все же… — выехав из леса на асфальт, Матвей выключил фары, которые не нужны для дальнейшего движения. — Одно не понятно, если защитная система должна защищать людей от уничтожения, то как вирус, или как ты говоришь программа, сумела сотворить апокалипсис?
— Программа нейтрализовала систему, и спокойно преступила к выполнению задачи.
— Хорошо… я начинаю понимать этот бред. А как все выглядит? Эта программа и защитная система, они материальны? И откуда ты берешь всю информацию?
— Информация всплывает в голове подобно забытым фрагментам памяти. Все началось через сутки после заражения. Оставшиеся фрагменты защитной системы пытаются бороться, но оказать воздействия на программу уничтожения не способны. Она ищет исполнителей воли среди людей. Я стал первым исполнителем. Именно благодаря ей на меня не подействовал вирус. Сперва думал, что вся информация в голове — причина воздействия вируса, но потом узнал, что он не имеет к ней никакого отношения.
— Все сложно и запутанно. Мы вернемся к этому вопросу. А теперь последний: что происходило с Шуховым? Ты сказал, что его поведению есть более рациональное объяснение.
— Есть. У программы уничтожения два поражающих фактора: первый — вирус, который сгенерировался мыслями жителей планеты. Да-да, я не ошибся, именно человечество создало вирус. В головах большего количества населения сидела мысль о возможном зомби-апокалипсисе, и программа просто претворила ее в реальность. Простой пример: если бы мы стояли на пороге атомной войны, она бы случилась.
— Как в конце семнадцатого? — Матвей объехал одиноко идущего зараженного.
— Да, в семнадцатом нас бы постигла ядерная война.
— А если бы человечество не боялось ничего? Программа бы не сработала?
— Программа сработает в любом случае. Люди всегда чего-то боятся, — взяв в руки бутылку с водой, Алексей открыл ее и сделал несколько глотков. — Сейчас попробую объяснить второй поражающий фактор. При любом катаклизме останутся выжившие, подобные нам и на этот случай у программы есть еще один поражающий фактор, который в неполной степени оказал воздействие на Шухова. Люди стали агрессивны и вместо того чтобы попытаться выжить, они планомерно уничтожают друг друга. Пока я к вам шел — убил больше тридцати человек.
— На меня поражающий фактор оказывает воздействие? — спросил Матвей, продолжая внимательно следить за дорогой и изредка поглядывая на Алексея.
— Практически все подвержены воздействию и ты не исключение.
— Мне не хочется убивать людей направо и налево. Шухов, кроме повышенной рассеянности, несдержанности, нехарактерного для человека его профессии пофигизма и тупых шуточек тоже не проявлял негативных качеств.
— А этого не достаточно?! — удивился Алексей. — Вы жаждите смерти Шерстнева. Еще Хасан маслица в огонь подлил.
— Заметь, это не просто так. Они заслуживают смерти.
— Насчет Шерстнева не буду спорить — Марченко и Рвач были хорошими ребятами. Тейлор стал инвалидом, хоть я его совсем не знаю. А вот Хасан, чем он заслужил смерть?
— Как чем? — Матвей хотел продолжить, но вдруг впал в десятисекундный ступор, и только после этого вновь заговорил. — Точно. Он не убил нас. Но поступил все равно нехорошо и по роже схлопочет. Пусть только попадется.
— Повышенная агрессия — это бич, который окончательно уничтожит человечество…
— Кончай вести умные речи, — Матвей сбросил скорость и остановил машину у обочины. — До базы Шерстнева около двадцати километров и нам нужно подготовиться. Да и твой лучший друг Игнат скорей всего проснулся и сильно жаждет тебя увидеть, — открыв дверь, Матвей с улыбкой на лице вышел на улицу.

Глава 28 Внесение ясности
Проснувшись, принял сидячее положение и моментально вспомнил где нахожусь. Интерьер бронекапсулы не изменился: повсюду лежит оружие и ящики с патронами. Организм практически восстановился и безумно хочется есть. Егор спит в неудобном положении, сидя в одном из боковых кресел пристёгнутый ремнем безопасности. Чудовище российской военной промышленности совсем не предназначено для долгих поездок.
Выглянув на улицу через толстенное бронированное стекло, я понял, что мы находимся в лесу. Вернее, едем, так как деревья то и дело мелькают перед глазами и внедорожник слегка покачивается на незначительных неровностях лесной дороги. Тщательно обследовав помещение, нашел несколько сухпайков, пакет с апельсиновым соком, и две жестяных банки с Кока-колой. Химическое пойло черного цвета совсем не интересует, и я вернул его обратно в рюкзак. Да простит его хозяин за столь вероломное вторжение. Вскрыв аптечку и отыскав нужный бумажный пакетик с белым порошком, аккуратно порвал его и высыпал содержимое в рот, запив соком. Состав порошка прост: в нем содержится мощный иммуностимулятор, который способствует выработке альфа-интерферонов в организме человека, что действует на иммунную систему подобно пинку под зад. Состав разработан еще в восьмидесятые года прошлого века в СССР и до сих пор активно применяется в вооруженных силах, МВД и МЧС. Применялся, если учитывать произошедшее. Конечно я мог вколоть внутривенно более мощный состав, но мальчишка рассказал про какие-то инъекции, которые мне делал Смирнов, и побоявшись побочных эффектов от множества препаратов, одновременно находящихся в организме, не стал этого делать.
Я настолько голоден, что готов съесть целого быка. Вскрыв сухпаёк, принялся целенаправленно уничтожать содержимое. Первый раз в жизни творение отечественной пищевой промышленности показалось достаточно вкусным. Хотя, впрочем, я сильно ошибся. Когда желудок стал достаточно полным, вновь появилось умеренное отвращение к чудесному творению. Думаю, человек, который сталкивается с сухпайками довольно часто, поймет меня. Особенно противный консервированный шпик, который, как правило, всегда отправляется на корм животным.
Машина переехала небольшой овраг и спустя немного времени перескочила бревно, объехать которое водитель скорее всего не в состоянии. Бронекапсулу нехило тряхануло. Так, что все лежащее под сиденьями оружие подскочило в воздух вместе с ящиками и с громким стуком приземлилось обратно. Увидев, как болезненно Егор приложился затылком об спинку сиденья, я поморщился. От удара мальчишка пришел в себя и принялся потирать ушибленное место рукой, при этом уставившись на меня и пытаясь спросонья понять, что произошло.
— О, вы уже проснулись? — удивленно спросил Егор, когда он смог стряхнуть остатки сна. — Пока вы спали мы делали небольшую остановку в какой-то деревне. Я хотел вас разбудить, но дядя Леша запретил это делать сказав, что вам нужно выспаться.
— Спасибо. Отдохнул неплохо. Голова прошла и тело не болит, — достав из-под сиденья половину сухпайка, я передал его Егору, при этом сказав: — Там в рюкзаке кола лежит, думаю ты не в курсе. Перекуси если голоден.
— Правда? — мальчишка удивился услышанному. — А дядя Леша не заругается? Это ведь его рюкзак. Просто он довольно плохо отзывается о газировках, чипсах и прочих вкусностях.
— Дядя Леша прав — колу пить не стоит. Чипсы тоже не пригодны для еды. Все это наносит вред организму, — подмигнув парню, я решил его обрадовать: — Но дядя Леша ни о чем не узнает. Поверь, скоро ему будет не до этого. Тем более не надо было прятать ее от тебя, — я улыбнулся, увидев радость в глазах мальчишки. — Давай ешь и пей, а потом мы немного побеседуем…
Егор весело смёл содержимое сухпайка, при этом активно запивая его колой. Было интересно наблюдать за тем как две обычных банки с газировкой и пару пакетов с малиновым и вишневым джемом, извлеченных с моего разрешения из других сухпайков, делают счастливым пятнадцатилетнего мальчишку…
Память вернулась неожиданно и как ушат холодной воды обкатила меня. Воспоминания о смерти Тараса и Руслана больно ударили по сердцу. Картинки нашей вылазки в воинскую часть и стычка с Хасаном, бой с Филиппычем и найденный склад с оружием. Все это возникло в голове. Около получаса сидел в ступоре и переваривал внезапно полученную мозгом информацию. То как я вел себя в некоторых ситуациях не укладывается в голове. Особенно интересны и непонятны приступы слепого безрассудства…
Всю оставшуюся дорогу разговаривали с Егором на различные темы, чтобы скрасить томительное ожидание окончания пути. Сидеть и ничего не делать — довольно мучительное занятие. Особенно для непривыкшего к подобному Егора. В какой-то степени мы ощущали себя пленниками, запертыми в пуленепробиваемую коробку…
Внедорожник выехал на асфальтированную дорогу и проехав по ней некоторое время, остановился. Заглушив мотор, водитель вышел на улицу и направился к задней двери. В небольшое бронированное окошко я увидел высокого человека, в котором узнал Матвея. Пассажирская дверь хлопнула спустя несколько секунд после водительской. Развернувшись, посмотрел в другое окно, но в течении трех секунд Алексей Смирнов так и не появился в нем. Задняя дверь бронекапсулы открылась и увидев меня в бодрствующем состоянии, Матвей удовлетворенно хмыкнул и прокричал на весь лес:
— Спящая красавица очнулась от вечного сна!
Громкий крик и последующее эхо разорвали утреннюю тишину.
— Не ори, людей разбудишь, — сказал я. Захотелось легонько съездить Савельеву по лицу, но не стал этого делать и просто недовольно пробурчал: — Можно было нормально все объяснить, а не устраивать это глупое шоу.
— Шухов, а стал бы ты нас слушать? — Матвей вопросительно взглянул на меня.
— Не знаю, — я недоумевающе пожал плечами. — Скорее всего я бы просто взбесился. — посмотрев по сторонам и не найдя Смирнова, спросил: — Где этот новоиспеченный Рембо? Хочу сильно его обнять.
— Короче, шоу отменяется, — прокричал Савельев в пустоту удивив своим поведением. — Братишка-а-а-а, мордобития не будет. Шухов подобрел, — последнюю фразу Матвей сказал с сильным разочарованием и подойдя к грузовому отсеку ближе, гаркнул на Егора: — Тебе, что особое приглашение нужно? Давай выходи…
— Я не сомневался в этом, — Алексей Смирнов вышел из леса на дорогу, держа в руках небольшой гриб боровичок. — Нынче грибы рано пошли. Надо будет насобирать и с картошечкой пожарить, — положив находку на капот машины, он подошел ко мне и сжал в крепких объятьях, при этом сказав: — Дружище, ты уж извини меня, но по-другому нельзя. Твоя реакция была непредсказуемой.
После того как мы довольно «спокойно» друг друга поприветствовали и обсудили все произошедшее с нами за последнее время, Алексей попросил меня сесть в кабину, что бы он мог вкратце обрисовать ситуацию с вирусом. Смирнова я знаю давно и в адекватности не усомнился ни на минуту. То, что он имеет иммунитет не очень удивило, а вот рассказ о защитной системе и программе уничтожения людей был более интересен, и я с восторгом выслушал «воскресшего» товарища. Когда он закончил, я поведал о своих сновиденьях. Алексей высказал предположения насчет этого, но однозначного ответа дать не смог. Упоминать о Наташе, которая осталась ждать в Златоусте, пока не стал. Позже будет достаточно времени чтобы как следует все обсудить.
— Что ты мне вколол? Таких отходняков не было даже после Южной Осетии. Хотя тогда у меня даже кровь из ушей хлестала, — спросил я и сразу вспомнил события семнадцатого года, в ходе которых получил сильнейшую контузию.
— Ноотроп последней разработки. Оказывает сильнейшее воздействие на нервную систему. Препарат тестовый и довольно плохо изученный. От этого такие сильные побочные эффекты. Но он работает и довольно хорошо. Твоя психика вернулась в прежнее состояние, — увидев мой удивленный взгляд, Леха тут же попытался оправдаться: — Да не смотри так! Там, где его раздобыл была соответствующая документация. Он прошел много испытаний, и критической побочки не имеет.
— Я надеюсь испытания проводились на людях? — уточнил я. Что-то подсказывает, что Леха не все договаривает.
— На свиньях, — увидев мое озадаченное лицо, Смирнов рассмеялся: — Узнаю удивленную рожу. Игнат, не напрягайся, по строению мы близки с ними.
— Ну да… — пробормотал я. — Мой котелок чуть не порвало… — дальнейшее произнес с иронией в голосе: — Думаю свиньи вряд ли рассказывали о страшных головных болях и кратковременной потери памяти. А насчет нашей похожести я что-то сомневаюсь…
— Да ладно тебе, Игнат! — Леха дружески похлопал меня по спине. — Давай я тебя обрадую. Скоро с Матвеем сделаем тоже самое. Он уже близок к твоему состоянию. Начинает нести всякую ахинею. Кстати, как твое отношение к Шерстневу, творить с ним жуткие вещи перехотелось?
— Да. Как вспомню, о чем думал, так мороз по коже. Думаю, выстрела в голову будет достаточно.
— Ну вот и славно… только Матвей так не думает. По дороге он придумал более тридцати славных способов убийства Шерстнева. И поверь мне на слово: все они ужасны.
— Думаю мы найдем способ решить эту проблему, — я взялся за ручку двери, приготовившись открыть ее. — Там слишком много народу. В основном сотрудники спецслужб, но есть и гражданские. Главное, чтобы у Матвея не поехала крыша и он не начал стрелять без разбору. Не хочу, чтобы погибли невинные люди, — открыв дверь, я чуть не ударил ей неожиданно подошедшего слишком близко Савельева.
— Поаккуратнее! — рявкнул он с откровенной злобой в глазах. — Короче, парни, хватит лясы точить. Выступаем прямо сейчас. План уже разработал, и он довольно прост… — убедившись, что мы внимательно слушаем, Матвей отошел на метр от двери, и показал в приблизительном направлении базы: — Едем туда на броневике и сносим ворота к чертовой бабушке. Главное оказаться внутри, а дальше будем действовать по ситуации…
— Помнится я где-то это слышал, — усмехнувшись над словами Савельева, я вышел из машины…

Глава 29 Как успокоить Савельева?
— Винтовка крупнокалиберная снайперская «Выхлоп», — Матвей держит в руках оружие с интегрированным прибором бесшумным и беспламенной стрельбы. — Когда-то стояла на вооружении многих спецслужб, а потом ее заменила более современная «Диверсант», которую я добродушно оставил Филиппычу, — присоединив магазин к оружию, Матвей снял предохранитель и передернул затвор. Припав на одно колено, он принялся выискивать цель на дороге, с той стороны откуда мы приехали при этом, продолжая говорить: — Там нам дохляк по пути попадался. Хочу посмотреть, как пуля калибра двенадцать и семь, и весом в семьдесят девять граммов расплескает воспаленные мозги по асфальту.
На самом деле мы только делали вид, что увлеченно занимаемся экипировкой. Дождавшись пока Матвей наиграется, Леха подошел к нему и осторожно спросил:
— Брат, думаю в твоем состоянии не стоит идти убивать Шерстнева. Нужно сделать такую-же инъекцию как Игнату. Заметь, после нее он само спокойствие…
— Леха ты что, сдурел?! — поставив оружие на предохранитель, Матвей положил его на сиденье в бронекапсулу. — То есть, ты хочешь чтобы я пропустил все самое интересное? — приблизившись к брату, он похлопал его по плечу. — Нет уж, братишка, от меня вы так просто не избавитесь! Я конечно понимаю, что укол придется сделать в любом случае и поэтому от него не отказываюсь. Но давай договоримся: Сперва я вот этими руками, — Матвей поднял ладони на уровень груди, — вырву кадык из горла Шерстнева, а потом буду спокойно стоять и наблюдать как он умирает. После этого можете делать со мной все что пожелаете…
— Похоже по-хорошему не получится, — сказал Смирнов совершенно спокойно. Матвей не обратил на него внимания и развернулся. Он хотел залезть в машину чтобы что-то достать, но сделать этого не успел…
Леха действовал быстро. Слишком быстро для неподготовленного человека, но слишком медленно в сравнении с более подготовленным братом.
Воздействие второй волны вируса на человека мне известно. Она создана программой уничтожения специально для тех, кому удалось пережить первую волну, превратившую почти всех людей на планете в живых мертвецов. Поражая центральную нервную систему, она притупляет бдительность и делает человека агрессивным и безрассудным. Все эффекты я испытал на собственной шкуре. Но падения уровня подготовки и скорости реакции не было замечено при более детальном анализе поведения после того как Смирнову удалось очистить мой разум от его воздействия. Наблюдая за ответными действиями Матвея Савельева, я сделал вывод, что он не потерял прежних навыков.
Совершив резкий разворот, Леха нанес апперкот правой рукой прямо в челюсть Матвею. Удар почти достиг своей цели, но в последний момент Савельев сумел избежать столкновения с кулаком и тут же контратаковал.
В последующие пять секунд Лехе пришлось довольно туго, так-как Матвей в мгновение ока стал похож на бушующий ураган, обрушив на брата град ударов. Ситуация потребовала немедленного вмешательства, но я решил еще немного выждать, чтобы вдоволь насладиться шоу. В такой момент во мне проснулось немного самолюбия. Леха всегда был на чуточку сильнее меня в рукопашном бою и наблюдать за тем как старший брат его избивает было в какой-то степени приятно.
Мастерски орудуя руками и ногами Матвей то и дело пробивал защиту Алексея. Получив несколько хороших ударов в голову, пару в корпус и один хороший лоу-кик в правое бедро, Смирнов стал заметно сдавать позиции и уже держался на одних рефлексах. Я решил вмешаться.
Эффекта неожиданности не получилось, и Матвей с легкостью отбил мой удар ногой, который был направлен в голову. Предплечье Савельева по твердости сравнимо с камнем и голень болезненно обожгло. Ударив его еще несколько раз, я ушел в защиту, понимая, что одолеть его в одиночку просто не способен. Сдерживая ярость взбесившегося гепарда — именно на такое животное Матвей похож в бою, такой-же быстрый и грациозный — я с опозданием пожалел о том, что не вмешался в драку сразу после ее начала.
Леха налетел на Матвея и умудрился сбить с ног. Немедля ни секунды, я рухнул на них сверху и попытался взять Савельева на удушение. Со стороны наша потасовка выглядит весело. Вот только наблюдать за ней кроме Егора некому. По большей части мы только мешались друг другу. То я, а то Смирнов оказывались снизу, не причиняя Савельеву вреда. Из каждого захвата Матвей выходит играючи, двигаясь в партере словно змея. Спустя минуту бестолкового валянья по асфальту, мне наконец-то подвернулась удача. По-другому назвать случившееся просто нельзя. Пока Матвей пытался добить Смирнова, оказавшись сверху в удобном положении, я сумел навалиться на него сзади и взять в захват на удушение под названием «Гильотина». Обхватив ногами за пояс, я повалился на спину, и Матвей оказался лежащим на мне, лицом вверх. Потребовалось около тридцати секунд на то, чтобы придушить его до потери сознанья. Оказавшийся на ногах Алексей добавил к этому несколько мощных ударов…
— О чем ты думал, когда накинулся на него? — спросил я, когда удалось перевести дыхание. — Что если бы мы его не одолели?
— Одолели же, — движением руки Леха остановил подбежавшего к нему с лекарствами Егора. Парень на пределе эмоций от увиденной только-что драки и ему срочно нужно выговориться, но Смирнов не дал этого сделать и только сказал: — Да-да, я знаю, было круто… Потом обсудим. Давай пенал, пока он не очнулся. Второй схватки я не выдержу.
— Не стоит называть дешевую порнографию схваткой, — сказал я. Улыбнувшись, встал на ноги и полез в бронекапсулу за соком. — Огреть прикладом по голове было бы более простым вариантом.
— Думаю Матвей не слишком бы обрадовался такому обращению, — сказал Алексей, попутно набирая лекарство в шприц причудливой формы. Закончив с приготовлением инъекции, он аккуратно ввел ее в шею Матвея.
— Какая разница чем и как? У нас все получилось, а это самое главное, — добавил Алексей, убирая шприц в коробочку…

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели