Превосходство. Часть первая. Главы 1-2

Превосходство. Часть первая. Главы 1-2
Голосов: 19

Книга «Превосходство». Часть первая
Глава 1 Неизвестный в неизвестности

Все истории начинаются с вступлений. Обычно главный герой просыпается в очень нехорошем состоянии, которое, как правило вызвано недавним застольем. В простонародье – с похмелья. Именно это служит отправной точкой большинства историй. А дальше как пойдет…

Моя история тоже не нова. Я очнулся ничего не понимая. Не знаю где нахожусь, не помню имени, и не могу понять, как выгляжу. Впрочем, если хорошо подумать – все не настолько плохо. Я здоров, полон сил и готов к действиям. Осталось разобраться – какие действия выполнить первыми.

Сидеть на красно-сером песке, среди нагромождений непонятных устройств, машин и чего-то совершенно нечеловеческого – занятие простое. Соломинку в зубы и вперед к размышлению. Говорят, что именно умение думать отличает разумного от неразумного. Странно, я помню все эти слова, но не помню ничего о себе. Попробуем разобраться, что происходит на самом деле.

На мне одет крепкий армейский костюм с прорезиненной подкладкой. Множество карманов набито различными вещами. В одном обнаружились завернутые в полиэтилен спички и полный стеклянный бутылёк соли. Это говорит о моей запасливости. На ногах крепкие, но легкие высокие армейские ботинки. На голове черная шапка. Температура примерно плюс десять. Одежда рассчитана на более низкую, что навевает на определенные выводы – я не в том месте. К этому еще вернусь. Пока попробую разобраться со снаряжением.

Скинув рюкзак, я поставил его перед собой. Оружие. Зачем мне столько оружия? Два автомата, снайперская винтовка, два пистолета и два ножа. Целый арсенал! Все это я осторожно положил на песок, дабы не загрязнить. Песок враг оружия. Он моментально изнашивает трущиеся части. Песок – плохо. Оружие любит чистоту. Любит смазку и уход. Откуда я всё знаю? Смотрю на автомат и помню, как он разбирается. Беру его в руку и знаю, что могу попасть в монетку с трехсот метров. Быть может я профессиональный киллер? Или наемник? Вокруг много песка. Точно! Я наемник, воюющий на востоке. У меня просто временная потеря памяти. Нужно выбраться из этой дуратской свалки, найти людей и узнать местонахождение дружественных войск…

Так, стоп. Какие войска? Какие наемники? Я не точно не принадлежу ни к чему такому. Я очень хладнокровный и жестокий человек. Помню, что убивал людей не единожды. С холодным спокойствием подношу лезвие ножа к горлу и резким движением перерезаю его. Или делаю меткий выстрел в голову. Или просто сворачиваю шею. Сил и навыков хватает. Я профессиональный убийца. Убийца с нечеловеческими способностями. Я измененный человек.

Отыскав здоровенный валун, я с легкостью поднял его и зашвырнул в ближайшую металлическую махину. Снаряд попал в плоский лист металла и звонкий лязг нарушил тишину. Вмятины не осталось. Снова стало тихо. Я посмотрел на собственные руки. Может обычный человек метнуть камень под сотню килограмм весом на тридцать метров? Нет, не может. А я могу. Кто же я такой?

Вернувшись к рюкзаку, я открыл его и заглянул внутрь. Огромное количество патронов и немного еды. Кто-то собирался воевать. Вытащив банку тушенки, я отыскал в боковом кармане рюкзака алюминиевую ложку и уничтожил содержимое жестяной банки. Тушенка не плохая. Написано «ГОСТ». Я отлично помню значение этой аббревиатуры. Еще бы вспомнить все остальное.

В рюкзаке не нашлось ничего указывающего на мое происхождение. Ни документов, ни жетона, ни пресловутой деревяшки с выцарапанными инициалами. Наручные часы показывают пол первого. Дня или ночи? Компас сошел с ума. Стрелка бешено вращается. Возможно всему виной огромное количество металла. Таких свалок я не видел ни разу в жизни. Жуткие механизмы разного размера, длинны и цвета стоят повсюду. От них веет страхом и холодом. Многие сильно погрузились в песок и стоят тут явно не первый десяток лет. Громадина, чем-то отдалённо напоминающая смесь бульдозера и гориллы стоит обособленно. Приблизившись к ней, я почувствовал пристальный леденящий душу взгляд. Механизм все еще жив и смотрит на меня. Я решил поспешно убраться, и быстро вернулся к временно разбитому лагерю.

Сидеть на пятой точке и размышлять можно бесконечно долго. Я принял решение отправится в путь. С направлением проблем нет – иди куда хочешь. А вот тащить на себе все стволы – занятие пусть и не сложное, но неудобное. Лучше организовать тайник.

Я быстро соорудил временный схрон внутри одной из мертвых машин. Себе оставил автомат и пистолет. Патронов взял достаточное количество. Облегчив ношу примерно в половину, я отправился в путь…

За час ничего не изменилось. Свалка кажется бесконечной. Кем были невиданные творцы уродливой техники и для чего она создана – для меня осталось разгадкой. Огромные машины (размер некоторых превышает размер многоэтажных домов) давно брошены за ненадобностью. Многие излучают зло и кажется все еще живы. Для меня это в диковинку. Стальная конструкция смотрит на тебя невидимым взглядом, от которого по спине бежит холодок. Таких я старался избегать.

Среди хлама попался выдающийся экземпляр. Что-то отдаленно напоминающее поставленный вертикально паровоз, только в гораздо большего размера. Высота неимоверна огромная – три сотни метров. Такая махина должна весить тысячи тон. Неясно сколько погребено в песке. Возможно это только вершина айсберга. Многочисленные узлы и механизмы снаружи гиганта не удается идентифицировать. В ширину он около пятидесяти метров. Оказавшись у подножия башни-паровоза, я решил лезть наверх. Цепкости рук и физической силы точно хватит. Думаю, что не свалюсь. Оружие и рюкзак прихватил с собой.

Сотню метров я преодолел достаточно быстро. Отыскав большой выступ, расположился на нем и решил осмотреться. Пока полз наверх, намеренно не оглядывался по сторонам. А теперь испытал шок – Свалка не имеет ни конца, ни края. Огромная красно-серая пустыня простирается на сотни километров в стороны и теряется за горизонтом. Внеземная техника разбросана по территории. Некоторые механизмы настолько огромны, что башня, на которую я взобрался, кажется ничтожно малой. Но снова стоп! Почему я говорю, что техника внеземная? Быть может я чужой? Слишком не похож этот пейзаж на привычный земной. Многого не хватает. Облаков в небе, ветра, и привычных цветов. Небо пепельного цвета. Голубое светило весит прямо над головой, что говорит о экваториальной зоне планеты. Но самое главное — две луны слабо проглядываются на горизонте. Одна большая и коричневая. Вторая, в противоположной ей стороне, вдвое меньше и серая, еле различима на фоне неба. Я точно не на земле. Но где я? И самый главный вопрос – кто я?

Взбираться выше не имеет смысла. Я начал спускаться. Когда до земли оставалось не пятьдесят метров, взгляд уловил движение. В трех сотня метрах сваленная мелкая техника образует полукольцо. Именно там я заметил фигуру, одетую в коричневый балахон. Значит я тут не один. Нужно догнать незнакомца и попытаться разузнать хоть что-то…

***

До полукольца я добрался спустя двадцать минут. Одежду нужно беречь. Можно было бежать быстрее, но не хочется зацепиться и порвать куртку или штаны. Я не знаю какие тут ночи и после ухода святила может сильно похолодать. Ничего пригодного для разведения костра так и не попалось.

Незнакомца не оказалось. Я несколько раз громко крикнул, надрывая связки, но мне не ответили. Смирившись, я побрёл дальше.

Еще час прошел в бессмысленном отсчете шагов и попытках раскопать глубины памяти. Я продвинулся километров на семь. Память не отзывается. Единственное, чего добился – мне кажется, что меня зовут Игнат. Больше ничего. Нужно ждать. Возможно спустя время вспомню что-нибудь ещё.

Слежку я почувствовал особо развитым чутьем. Я просто понял, что за мной следят, но не подал виду и как ни в чем не бывало продолжил идти. Внутреннее «я» настырно твердит сорваться в бег, найти укрытие и затаится. Я чувствую опасность, но знаю, что в случае прямого нападения не смогу дать отпор. Враг наверняка находится на родной территории. Для меня свалка – неизученное место. Так же неизвестна численность, подготовка и вооружённость врага. Надеюсь, что это обычные люди и убить их довольно легко.

Я вычислил преследователей. Шестеро людей в коричневых балахонах, в которых не разглядеть лица, бесшумно идут за мной, тщательно прикрываясь многочисленной техникой. Из вооружения у них только черные палки со светящимися шарами на конце. На что способны такие тросточки я не знаю. Проверять не особо хочется, но вскоре придется…

Осознание навыков вернулось ударной волной. Я не просто убийца-профессионал. Я разведчик. Умею быть незаметным. Я боец спецподразделения и отлично владею рукопашным боем. Придется навязать преследователям собственные правила игры. Коварства мне не занимать. Добыча станет хищником. Все просто.

Намеренно изменив маршрут, я дождался наиболее захламленного участка. Преследователи приотстали метров на пятьдесят и по-прежнему не показываются. Заметив узенький проход между двумя махинами, я нырнул в него и побежал. Преодолев сотню метров, снова сместился в следующий коридор и побежал в обратном направлении. Взобравшись на непонятное сооружение (помесь муравья и грузового самолета), я затаился наверху и приготовил оружие к бою.

Преследователи чухнулись и стали искать ускользнувшую добычу. Они перестали прятаться. Самый крупный нашел мои следы и на непонятном, рычащем языке подозвал остальных. С позиции я отлично разглядел шестерых горбатых существ. Появились сомнения, что преследователи не люди. Они выше – рост самого мелкого превышает два метра, самый высокий – два с половиной. Люди такими не бывают.

Совещались они не долго. До меня долетели обрывки рычащих фраз, разобрать которые просто невозможно. Высокий сделал жест, и шестерка быстро рассредоточилась по территории. Решили взять меня в кольцо. Они заведомо совершили ошибку не рискнув нападать, когда преимущество было на их стороне.

Поймав в перекрестие прицела самого ближнего, я дал две коротких очереди. Первая попала в тело. Все три пули. Вторая в голову. Но только две. Горбун покачнулся и плюхнулся на пятую точку. Вокруг началось шевеление. Я отполз подальше, стараясь уйти с линии огня. Последнее, что увидел – подстреленный мной начал подниматься…

Палки в руках горбатых точно не оружие. По крайней мере не стрелковое. Возможно какие-то парализаторы, вроде навороченных электрошокеров или просто дубинки с святящимися концами. Это я понял, когда первый горбун взобрался на мое импровизированное укрытие. Он не сказал ни слова и как танк попер навстречу.

— Стой! Я буду стрелять! – выкрикнул я.

Горбун остановился. Из-под затянутой тканью головы на меня посмотрели два ярко-желтых светящихся глаза. Вытянув странную дубину в мою сторону, горбун молча продолжил приближаться. Я нажал на спуск и с расстояния четырех метров всадил в него остатки патронов. Горбун подкосился и упал. Тут же перекатившись на живот, начал подниматься. Я увидел, что его колени могут гнутся в обе стороны. Человек так не встанет. Физиология не позволит.

Сзади появился второй горбун. Взбираться на «муравья» высотой пятнадцать метров для них не проблема. А вот выдержат ли падения? Я быстро скинул рюкзак и положил на него автомат. Хотят рукопашного боя? Они его получат. Посмотрю насколько эти твари живучие с оторваными головами…

Я разбежался и ударил первого двумя ногами в грудь. От жезла пришлось увернуться. Проверять светящуюся часть не хочется. Ноги попали во что-то очень твердое. Такую твердость имеет сталь. Горбун не удержался и вскинув руки, упал на спину. С края показался третий. Нужно работать быстро или они зажмут меня вшестером как в тисках.

Я подбежал к второму. Он замахнулся и нанес удар дубинкой. Я увернулся, почувствовав, как оружие прошло в сантиметрах от лица. В нос ударил запах озона с примесью кислого. Возможно я был прав, назвав дубинки электрошоками. Я схватил руку горбатого и с трудом сумел провести прием и обезоружить. Дубинка улетела вниз. Умелые удары по голове не принесли результата. Настолько твердая, что костяшки мгновенно разлетелись.

Отскочив, я начал бить ногами, одновременно контролируя спину. Два удара не принесли результата. Горбуны (так я их успел прозвать) слишком тяжелые, но зато медлительные и неповоротливые. Третим ударом ногою в грудь я сумел уронить его. Упав, он перекатился и не рассчитав дистанцию, улетел вниз. Второй успел встать, а третий взобраться на площадку неожиданного боя. Сзади появилась голова четвертого и скоро прибудут еще двое. Остается надеяться, что свалившемуся не повезло, и он разбился в труху.

Я сцепился с горбунами в смертоносном танце. Способности сильно помогли. Тут нужна неимоверная сила, которой у меня достаточно. Обезоружить противника не составило труда. Все светящиеся палки улетели вниз. Но меня начали зажимать и постепенно подталкивать к голове «муравья».

Кусок памяти нахлынул неожиданно. Я вспомнил свою фамилию и возраст. Меня зовут Игнат Шухов и мне тридцать один. Также в голове всплыла аббревиатура «ФСБ». Когда-то я там работал. Последним стало воспоминание недавно приобретенных навыков. Я называл это «Боевым режимом». Вхождение в особое состояние, в котором скорость реакции значительно возрастает. И еще я вспомнил, что умею самоизлечиваться. Контролировать скорость регенерации.

Время замедлилось. Движения горбунов стали плавными и какими-то ленивыми. Я смерчем ворвался и начал бить и кромсать. Физическая сила вперемешку с мастерством. Рука в захват – перекручиваешь и ломаешь. Голова – сворачиваешь. Ноги – удары заставляют их подкашиваться. Горбуны падали и вставали. Я снова ломал им конечности. Выхватив пистолет, одновременно стрелял по глазам и в итоге отправлял в полет за борт «муравья». Когда остался последний, я остановился.

Горбун попытался встать, но получив пулю в голову, снова упал. Я приблизился и быстро схватив коричневый балахон, стянул его. Ожидания не оправдались. Со мной сцепились существа, совершенно не похожие на людей. Частично металлические, но все же живые. В голове всплыло слово – киборги. Многие детали тел заменены металлом и пластиком. Туловище затянуто пластинчатой броней стального цвета. Металлическая голова с ярко-желтыми глазами-видеокамерами. Одного взгляда мне хватило – тварь быстро регенерирует. Сломанные конечности срастаются. Какой-то странный у них металл. Не может металл зарастать. Или это совсем не метал?

Схватив киборга, я перевернул его на спину и прижал ногами. Желтый горб сильно пульсирует. Сердце! Там спрятано сердце. Нужно было додуматься сразу. Сменив в пистолете магазин, я три раза выстрелил в пульсирующий сгусток. Ядовито-желтая кровь брызнула на корпус «муравья» и стала прожигать его. Горбун зашелся в конвульсиях и затих. Остается расправиться с остальными, при условии, что они выжили после падения…

***

Киборги-неудачники не выдержали падения. Я оценил их примерный вес в три сотни килограмм. Все пятеро разбились в лепешку. Попыток исследовать их строение не делал. Прикасаться к уродским телам нет никакого желания. А вот дубинки со светящимися шарами на концах я опробовал в полной мере и очень удивился.

Светящийся шар – что-то среднее между электрошоком и плазменным резаком. Он с легкостью прожигает металл, песок и тела киборгов. На конце ручки обнаружились специальные пазы, в один из которых вставлена тонкая пластинка. Вытащив ее и переставив в другой паз, я изменил характеристики дубинки. Она перестала прожигать, но начала бить током. Следующая комбинация вызвала страшенный нагрев светящегося элемента. Держать горячий шар вблизи стало невозможно. Я извлек пластинку и вставил в последний паз, напротив которого выгравирован непонятный значок. Ручка дубинки преобразилась и стала отдалённо напоминать рукоятку оружия. Даже спусковой крючок появился.

Направив дубинку на стоящий с пятидесяти метрах механизм, я нажал на странной формы спуск. Шар засветился гораздо сильнее и принялся пульсировать. Я отпустил спуск, и дубинка выплюнула шар очень похожий на шаровую молнию. Долетев до уродливой машины, шар буквально испепелил ее, оставив круг оплавленного песка. Мощная штука!

Я выстрелил снова, но не стал долго задерживать спуск. Сфера размером с теннисный мяч проделала в обшивке «муравья» метровую дыру. Значит длительность нажатия регулирует мощность заряда. Очень интересная штука.

Отбежав от «муравья» и лежащих рядом с ним киборгов на сотню метров, я решил испробовать максимальную мощность оружия. Прицелившись в «муравья», зажал спуск. Оружие набирало мощность секунд десять и в итоге саморазрядилось. Полутораметровая сфера выросла на конце дубинки и стремительно устремилась к «муравью». Яркая вспышка заставила зажмуриться. Открыв глаза, я понял, что ни «муравья» ни киборгов больше не существует. Осталась только идеально ровный круг радиусом в пол сотню метров с сильно расплавившемся песком.

Наигравшись, я выбросил дубинку и заменил на новую. Неясно сколько мощности в ней осталось, поэтому лучше перестраховаться. Если вытащить пластинку и убрать в карман, то дубинка перестает светиться и превращается в самую обычное махательно-ударное оружие. Можно тащить не опасаясь покалечиться. Вот только на душе остался легкий осадок. Возможно киборги не хотели убивать меня. Они не нападали первыми. Я напал на них. Они могли применить дубинки как стрелковое оружие и уничтожить меня вместе с «муравьем», но не стали. Чего они хотели? Сейчас уже не узнать. Надеюсь, что они просто механизмы и не имеют разума. Какие-нибудь стражи свалки. Или охранники. Само слова свалка мне почему-то разонравилось. Тут больше подходит «кладбище» или «могильник». Кто-то очень большой и могучий свалил всю технику в одно место за ненадобностью. Многие механизмы до сих пор находятся в рабочем состоянии, и я это чувствую. Большая их часть излучает негативную энергию. Масштабы поражают – на родной Земле такого никогда не делали.

Четыре часа пути прошли без происшествий. Голубое святило весит в зените. Похоже на этой планете не бывает ночи. Или сутки неимоверно длинные. Я могу поверить во многое. Сила тяжести здесь немного выше земной. Раза в полтора. Сразу я этого не понял, но чуть позже вспомнил. Мои навыки позволяют не уставать даже при такой нагрузке. Атмосфера пригодная для дыхания, вот только содержание кислорода в ней немного выше земного. Приходится постоянно следить за общим состоянием. Думаю, что за пару тройку земных суток смогу привыкнуть.

Что-то «огромное» постепенно выглянуло из-за горизонта. За два часа «огромное» приблизилось и предстало во всей красе. Робот вполне человеческой формы. Две руки, две ноги, туловище и голова. Я приблизился к нему практически вплотную и встал у правой ноги. Примерно по колено исполин ушел в песок, но это нисколько не убавило грозности. Сколько ты весишь? Робот спокойно стоит, скрестив руки на груди. Могучие плечи, с поверхности которых с легкостью может взлететь маленький самолет. Блестящий и без швов соединений. Он словно целиком отлит из металла и покрыт хромом. Но меня удивило не это. Если большая часть машин отталкивает и заставляет боятся, то этот робот внушает спокойствие и уважение. Я почувствовал себя потерявшемся в толпе ребенком, которого нашел милиционер и успокоил. Кто ты, добрый гигант?

На сто метров вокруг робота нет ни одного механизма. Он самый крупный объект могильника. Я около пятнадцати минут ходил вокруг гигантских ног, а затем решил устроить привал и перекусить. Доесть тушенку мне не дал посторонний звук. Схватив автомат, я отбежал в сторону и увидел источник звука. Пятиметровый гигант, очень похожий на того, что возвышается над нами, молча идет в мою сторону. Ноги ступают бесшумно, но сильно утопают в песке и при каждом шаге песок разлетается в стороны. Заметив меня, робот вскинул ладонь вверх, изобразив приветствие. Я ответил аналогично и опустил автомат. Может сбегать за дубинкой-излучателем? От такого гиганта можно ожидать чего угодно, а приветственный жест может не значить ничего хорошего. Эх, когда же моя память соизволит открыться…

Приблизившись, гигант плюхнулся на пятую точку. Два глаза объектива уставились на меня с интересом. Я почувствовал, что меня просканировали. Гигант что-то спросил на языке, отдаленно напоминающем китайский. Откуда я знаю, как звучит китайский язык? Похоже память начинает возвращаться…

Я пожал плечами:

— Ничего не понимаю.

Рассчитывать на то, что робот с очень странной планеты знает русский язык – бред. Но чудо свершилось. Он ответил:

— Ты человек. Очень интересно. Как попал в Крокотан? И зачем уничтожил хранителей Могильника?

— Откуда ты знаешь русский язык? – удивился я. – И вообще… У меня к тебе аналогичные вопросы. Где я?

-УРА! – робот радостно захлопал в ладоши. – Ты говоришь! Я готов отвечать. С молчаливыми хранителями абсолютно не о чем поговорить. Как же я соскучился по общению с живыми людьми!

Я подошел к роботу вплотную и внимательно посмотрел в глаза. Представляется, играет или вправду рад встречи?

— Давай не будем спешить и расставим все точки над «i». У меня частичная потеря памяти, поэтому многое непонятно. Сможешь всё объяснить?

— Конечно! – робот радостно вскочил на ноги, осыпав меня песком и приплясывая принялся бегать вокруг.

— Остановись, а то так и зашибить недолго! – крикнул я, разглядывая веселящегося гиганта.

Робот подпрыгнул и в прыжке поджав ноги, рухнул на песок. Песчаная волна сбила меня с ног. Теперь придется раздеваться и вытряхивать одежду. Кое как поднявшись, я отряхнулся и снова заговорил:

— Можно больше не радоваться? Я человек, создание хрупкое…

— Ой, да не прибедняйся! – робот расплылся в улыбке. – Я видел, как ты убивал хранителей. Ты не простой человек. Измененный. Таких как ты очень сложно убить. Откуда прибыл? «123»? «985»» Не помнишь?

— Числа мне ничего не говорят. – спокойно ответил я. – Память потерял. Частично. Повторяю. Мою планету называют Земля.

Робот задумчиво почесал подбородок, отлично имитируя повадки человека.

— Земля… земля…. Ничего не говорит. Слово имеется во всех известных мне языках. А их, поверь мне, — он картинно подмигнул правым глазом, — очень много. Если бы ты знал номер реальности, то я возможно смогу ответить. А так – даже пытаться не стану. Говоришь ты на русском языке. Таких реальностей пруд пруди.

— Точно! Я русский. Из России. Ты знаешь реальность с таким государством?

Робот мгновенно стал серьезным:

— Знаю. Их очень много. Мы в Веере Миров, дубина! Я обычный Страж Могильника. В Крокотане бывает много всяких существ. Не повезло тебе парень. Скорее всего ты оказался в спонтанном переходе. А всех спонтанных как правило выбрасывает в нижние миры. Ты в одном из многочисленных кладбищ Веера Миров. Мир Крокотан! Худшего места не придумаешь…

Робот выпрямил ладонь, и кулаком другой руки отбил на ней барабанную дробь.

— Попытка напугать не сработала. – пробормотал я, не обращая на робота внимания. – Пойти поискать собеседника посговорчивее?

— Стой! – робот прекратил паясничать. – Только не уходи. Я со скуки сдохну. Готов уделить тебе пару тысяч лет… Не торопишься?

Я исподлобья взглянул на робота и спросил:

— Тебе сколько лет?

— В каком формате? Если Крокотанский, то всего десять тысяч. Если брать базовый год Веера Миров, то придётся посчитать…

Я гневно посмотрел на робота и рявкнул:

— Достал! Земной год. Обычный! Двадцать четыре часа в сутках!

— Не кричи на меня! – рявкнул робот в ответ. Акустические способности неслабые. У меня зазвенело в ушах.

Я приблизился к роботу и вскинув руку, показал часы. Никогда бы не подумал, что окажусь в настолько бредовой ситуации.

— Секунды, минуты, часы… — робот прекратил смотреть на маленький циферблат армейских часов и взглянул на меня. – Знаю этот формат времени. Очень часто встречается. Близок к базовому Веера Миров. Год на Крокотане равен сорока четырем вашим. Сутки – пятьдесят пять земных. Посчитаешь или мне посчитать?

Я присвистнул.

— Веер Миров что такое?

Робот засмеялся.

— Спроси что-нибудь полегче. Столько умников бошки сломали, а я такой бам и ответил…

— В общих чертах можешь ответить? – с надеждой спросил я.

— Да. Веер Миров – такая хрень, в которой много миров, но они не соприкасаются друг с другом, но можно перейти, хотя там всем рулит Корпус и не даст, но нижние не контролируются потому что…

Я резко вскинул руку показав, что достаточно объяснений.

— Есть то, в чем ты более осведомлен?

Робот радостно потер ладоши. Да, в моей ситуации получить настолько веселого собеседника – верх везучести. Эх, скорее бы вернулась память. Быть может я наконец-то пойму откуда прибыл в этот идиотский мир-свалку, и с какой целью.

— Подожди, не рассказывай. – я показал роботу в то место, где разбил лагерь. – У меня там… э-э-э… еда лежит. Пойдем, я буду кушать, а ты рассказываться…

Глава 2 Немного ясности

Робот активно наблюдал за тем как я поглощаю тушенку, усевшись напротив в позе лотоса.

— Люди несовершенны. – заговорил робот. – Чтобы жить вам нужно жрать всякую дрянь.

— Не дрянь, а тушенку. – огрызнулся я.

Робот придвинулся и схватил не распакованную банку тушенки. Держа ее двумя пальцами, он вырастил на пальце другой руки лезвие и быстрым движением срезал верхушку жестяной тары. Приблизив банку к лицу, понюхал и скорчил недовольную гримасу.

— Ты зачем мне пищу портишь? – возмутился я. Умение выращивать клинки из пальцев не удивило. Если позвать робота с собой, то можно иметь под рукой ходячую открывашку.

— Как ты это ешь? Воняет тухлым животным. – сказал робот. – Убивать других существ и кушать их – очень плохое решение.

— Давай ты не будешь говорить мне о еде. Хорошо?

Робот добродушно кивнул. Настолько сильно, что чуть не сунулся головой в песок.

— Может познакомимся? – спросил я, протянув ладонь. – Меня Игнат зовут.

Робот удивленно посмотрел на мою руку и сделал аналогичный жест. Я аккуратно прислонил свою ладонь к ладони втрое большего размера и с имитировал рукопожатие.

— Я понял! – воскликнул робот. – Жест приветствия! Меня зовут… — он задумался и мгновенно стал грустным. – Нет у меня имени… Можешь придумать мне красивое имя? У меня только серийный номер, но он длинный и совсем не интересный. Хочется чего-нибудь красивого и звучного!

— Давай я буду звать тебя… — я задумался, пытаясь вспомнить что-нибудь из прошлой жизни. – Арни!

— Хорошее имя! – робот радостно захлопал в ладоши. – Кто был его обладателем?

В голове всплыл киноактер, сыгравший главную роль в множестве интересных фильмов.

— Хороший человек. – ответил я. – Он однажды тоже был роботом…

Я вскочил на ноги с схватив автомат, отыграл сцену из фильма «Терминатор». Сделав несколько шагов, картинно развернулся, направил в голову робота автомат и сказал:

— Hasta la vista, baby!

Продолжая держать автомат одной рукой, я поднес ствол к лицу и дунул на воображаемый дымок из ствола.

— Мне подходит! – Арни в два раза энергичнее захлопал в ладоши. – Ты можешь сказать, как он выглядел? Хочу быть похожим на него. Я ведь могу изменять облик! Хочу! Хочу! Хочу!

Пятнадцать минут мы занимались изменением облика Арни. Память выдала образ главного героя, и я корректировал изменения облика. Получилось вполне неплохо. Все пропорции соблюдены и вместо пятиметрового гиганта предо мной предстал молодой Арнольд Шварценеггер. Для полного шарма половину лица сделали металлической и красный, внушающий ужас, глаз. Я понял, что при определённом условии могу вспоминать прошлую жизнь, но большая часть все также закрыта завесой тумана. Ни друзей, ни родных. Даже как попал в пресловутый Крокотан не помню…

— Получается, что ты не робот? – спросил я, упаковывая пожитки в рюкзак. После двух банок тушенки, галет и воды в желудке появилась приятная тяжесть. Припасов осталось совсем немного и скоро возникнет острая необходимость их пополнения.

— Нет, не робот. – Арни задумался. – И не киборг. Что-то среднее между ними. Я страж.

— Страж чего?

— Страж Могильника. Один из немногих, сумевших сохраниться за прошедшие тысячелетия. Сложно не свихнутся от одиночества…

— А этот, — я показал пальцем на возвышающегося над нами исполина. – Кто такой?

Арни с уважением посмотрел наверх и ответил:

— Первый Страж. Давно он не просыпался. Спит… Нет ему работы, вот и спит…

— Я тебя понял. Какую работу делал Первый Страж?

— Следил за порядком Могильника. Раньше Крокотан был другим. Процветающим миром, но потом пришла война и после поражения Корпус Контроля Миров счел этот мир непригодным. Крокотан превратился в Могильник. Свалка, если быть точнее. Нижние миры Веера практически поголовно уничтожены и обречены на подобное существование. Сюда стаскивают ненужный хлам со всех концов Веера. Мы, — Арни стукнул себя в грудь, а затем показал на Первого Стража, — созданы для того чтобы наводить порядок в Могильниках. Раньше было много работы, но потом стало тихо и спокойно. Стражи спят, только немногие, как я, все еще шастают по Могильнику.

— Понятно, что ничего непонятно… — пробормотал я. – Те шестеро, что напали на меня… Ты назвал их хранителями. Кто такие?

— Наши меньшие братья. Зачем ты убил их? – Арни покачал пальцем, осуждая мой поступок.

— Они напали, поэтому убил. – не задумываясь ответил я. – Любой другой поступил бы аналогично.

— Глупый человек! – Арни схватил захваченную у хранителей дубинку-излучатель и потряс ей перед моим лицом. – Урбахн – универсальный успокоитель. Я видел, как ты игрался с ним. Хранители не хотели тебя убивать. Они просто провожали тебя за территорию Могильника, но ты убежал и залез на опасное оружие. Они хотели поймать тебя и выпроводить за территорию Могильника. Если бы захотели убить, то стрельнули бы из Урбахна. Хранители не убивают. Они самые безобидные.

Я задумался:

— Странно тут всё у вас. Если это свалка, или как ты говоришь – Могильник, то зачем нужны Стражи и Хранители? И тот муравей-самолет, на котором я дрался – почему ты назвал его оружием?

— Все, что здесь храниться, оружие! Многое до сих пор работает и иногда просыпается. Хранители следят за этим и в случае пробуждения, ликвидируют опасность. Так как ты они стараются выпроводить за территорию Могильника, но если у них не получается, то вмешиваются Стражи. Я видел, как ты убил хранителей и хотел убить тебя, но потом понял, что оружие тебя не интересует и передумал. Такой как ты мне попался впервые.

— То есть, — я показал рукой на стоящую неподалеку махину, чем-то похожую на кентавра, только раз в сто больше и с более угловыми формами. – Это оружие и может ожить?

— Это Бругрих. Боевой робот одной очень воинственной цивилизации. Кстати, именно он сделан в Крокотане. Дохлый, как и остальные. Такие мелочи не опасны, а вот другие механизмы, подобные тому, на котором ты убивал Хранителей, опаснее. Очень часто в Могильник приходят авантюристы и пытаются завладеть оружием, но мы препятствуем этому. Еще никому не удавалось. В случае критической опасности проснется Первый Страж. Если он не справится, то вмешается Небесный Страж. От него не спрячешься.

Я посмотрел в небо, но не увидел никакого стража. Приглядевшись, заметил, что очень высоко небо усеяно чем-то вроде пчелиных сот. Планета будто накрыта сетью.

— Соты и есть Небесный Страж?

— Да, но это не соты. Единый механизм, окутывающий всю планету. Попасть в Крокотан легко, а вот выйти практически невозможно. Так устроены Могильники.

Подняв рюкзак, я взвалил его на плечи. Повесив автомат на плечо, посмотрел на Арни и спросил:

— В целом мы разобрались. Я многое не понял, но суть уловил. Надеюсь, что память вскоре вернется. Скажи, мой добрый друг, куда мне идти?

Арни пожал плечами:

— Смотря куда тебе нужно. Крокотан огромен…

— Я понял. Мы далеко от конца Могильника?

— Мы в его центре.

Махнув на Арни, я выбрал прежнее направление и пошел. Он мгновенно догнал меня и пристроился рядом.

— Тут есть поселения подобных мне существ?

— Да. Урцаор – ближайший город. Примерно семь дней пути с той скоростью, которую развиваешь ты. Крокотанских дней. И это… — Арни остановился, и показал за спину, — нам в другую сторону.

Я развернулся и пошел обратно. Память снова начала шалить и выдала картинки каких-то сражений с очень жуткого вида людьми. В голове всплыли слова «зараженные» и «мутанты». Пока ничего не говорит. Позже разберусь.

Минут тридцать мы шли молча, а затем я решил спросить:

— Как в Крокотане с едой? У меня запасы кончаются и не мешало бы пополнить их.

— Очень сложный вопрос. На территории Могильника мы точно ничего не найдем. За территорию я выходить не могу. Пища только в городах.

— А Могильник большой?

— Этот самый большой на Крокотане. Мы на центральном материке. Всего их двенадцать и на каждом по могильнику.

Я присвистнул. Да, повезло мне попасть хрен пойми куда.

Громкий топот привлек внимание. Арни остановился и повернувшись, взглянул на Первого Стража. Медленно перевел взгляд влево и сказал:

— Кто-то пробудился. Идет в нашу сторону…

Топот, сопровождаемый громкими хлопками и стоном гнущегося металла, усилился. Я заметил, что в двух сотнях метров от нас все ходит ходуном. Кто-то большой и тяжелый расталкивает огромные механизмы в стороны и прет как танк среди легковушек.

Нарушитель порядка появился через десять секунд. Разбросав по сторонам технику, в проход выбралась махина, отдаленно напоминающая танк, только без гусениц. Роль движителя выполняют двенадцать ног. Размером «танк» превосходит земного сородича минимум раз в пять.

Я машинально потянулся к автомату, но Арни жестом остановил меня. Сделав несколько пафосных шагов навстречу танку, он встал в позу и выставил руку вперед. Она мгновенно трансформировалась и выплюнула полосу голубого огня. Огонь окутал «танк», от чего тот задергался, взбрыкнул ногами и встав на дыбы, завалился на спину, подмяв под себя механизм поменьше. Повернувшись ко мне, Арни вскинул руку, подул на нее и сказал:

— Hasta la vista, baby!

Не удержавшись, я рухнул на песок и захохотал…

***

Путешествие обещает быть долгим. Арни вполне разговорчив, и это скрашивает бессмысленное перебирание ногами. Мне удалось узнать многое. Манера объяснения робота оставляет желать лучшего: многое приходится переспрашивать и уточнять детали, а большая часть информации осталась непонятной. Но все же я узнал достаточно, чтобы осознать свое никчемное положение.

Я попал в нижний мир Веера Миров. Со слов Арни, Веер Миров – что-то отдаленно похожее на вселенную, только большего размера. Своеобразный конгломерат, соединивший в себя множество различных миров, или по-другому – вселенных. Память выдала мне, что вселенная, из которой я прибыл – бесконечная. Арни вполне согласился со мной, объяснив тем, что достичь конца вселенной любого из миров невозможно; даже если ты создашь супер быстрый корабль и будешь лететь бесконечно долго, то конца не будет, и ты из обычного космоса попадешь в макро или микрокосмос. То есть станешь чем-то огромным или слишком маленьким и все пойдет по кругу. Это в теории, но на практике этого никто не доказал. Достичь края любой из вселенных тоже пока никому не удалось. Арни объяснил это тем, что какую бы скорость ты не развивал, расширение вселенной происходит гораздо быстрее. И это тоже в теории. Парадокс на парадоксе…

Что же на самом деле представляет из себя Веер Миров? Я понял, что это огромное пространство с иной, отличительной от привычной нам, метрикой. Это пространство может иметь две, четыре, десять и так до бесконечности, мерностей. Узнать это тоже никто не смог. Самые могущественные цивилизации создали мощные корабли, способные тушить звезды и уничтожать планеты; корабли, с легкостью прыгающие из реальности в реальность. Но выйти за пределы реальностей они так и не смогли. В одной интересной организации, о которой я узнал чуть позже, пространство Веера Миров называют «нулевым пространством». Если сказать проще – ничто известное Вееру Миров не может существовать в этом пространстве и мгновенно исчезает. Я пришел к выводу, что Веер Миров на самом деле существует, но никто не знает, как он выглядит. Говорят, что знает Творец, но он ушел и его никто не видел.

Чем мне понравился Веер Миров? Ничем. Я не люблю то, чего не могу понять. Но приходится мириться. По словам Арни Веер Миров соединяет множество возможных и невозможных реальностей. В одних время бежит нормально, а в других оно может отставать. В третьих время может опережать, и если здесь прошел день, то в другом мире может пройти год. В этом я не стал заморачиваться. Когда-нибудь встречу более умного собеседника и у него все расспрошу.

И это оказалось не всё. Реальности имеют различие не только во времени, но и еще в строении вселенных. Если в моей родной реальности, где находиться планета Земля, вселенная заполнена вакуумом (по словам Арни – вакуум не пустота, а вполне нормальное состояние пространства), то ее можно классифицировать как стандартную. Миров, подобных моему — большинство, и они сильно похожи. Но есть нестандартные миры, в которых место вакуума занимает плотное вещество. Так же есть миры с совершенно непонятным содержанием, в которых никто никогда не бывал.

Последнее, что удивило больше всего – в Веере Миров невообразимо огромное количество реальностей, которые не поддаются счету. На этом мой мозг полностью сломался, и мы перешли к более простым вопросам.

Кто я такой и откуда прибыл? С этим все сложно. Я Игнат Шухов, боец спецподразделения ФСБ, тридцати одного году отроду, прибывший с планеты Земля. Это для Арни ничего не говорит. Как я понял – планет, которые жители именуют «Земля», очень много в разного рода реальностях. На одних живут обычные люди, а на других совершенно иные разумные виды. Арни сказал, что родную реальность найти возможно, но для этого нужно покинуть Крокотан, а это практически невозможно. Я не расстроился. Память услужливо подсказала, что раньше мне с легкостью удавалось выбираться из всевозможных передряг. Выберусь и из этой…

Крокотан… Мир — свалка… С ним все гораздо сложнее. По маркировке реальность, в которой находиться планета Крокотан, имеет число «666». Реальности Веера Миров также имеют возрастающую классификацию. Есть нижние, в одной из которых я сейчас нахожусь и которая по счастливой случайности имеет номер три шестерки. Мысленно я уже обозвал Крокотан адом. Практически все нижние миры Веера мертвы и не используются. Или используются как могильники и свалки. Со средними и верхними мирами дела обстоят лучше, но грязи и там хватает. Но вернусь к реальности под номером «666». Она очень богата пригодными для существования планетами. Их ровно шесть. Не удивительно! Все эти планеты используются как могильники. Крокотан – одна из них…

Корпус Контроля Миров – очень могучая организация, следящая за порядком в Веере Миров. Как сказал Арни – с ним лучше не встречаться. К добру это не приводит. Как я понял – Корпус Контроля Миров – то, что мне нужно. Быть может они расскажут кто я такой и сумеют отправить домой. На этом мы закончили…

— Как спать? – Арни уселся на песок и удивленно посмотрел на меня. – И долго ты собрался спать?

Я посмотрел на часы. Это конечно глупо, но мне нужно хоть как-то ориентироваться. Циферблат показывает пол седьмого. Пусть будет вечера.

— Часов семь-восемь. – ответил я, устраиваясь на найденном среди хлама листе, то ли из пластика, то ли из чего-то совершенно незнакомого мне. – Ты покараулишь?

Арни взял в руки автомат и принялся задумчиво разглядывать его.

— Покараулю. – ответил он. – Но в этом нет надобности. Я лучше прошвырнусь по окрестностям и поищу что-нибудь пригодное для твоего организма. В Могильнике много интересных вещей попадается…

С этими словами Арни взял в руки дубинку со светящимся наконечником и ушел на поиски. Я для надежности подтянул автомат и закрыв глаза, приготовился спать…

Сновидения были беспокойными. Я видел прошлую жизнь. Убивал, убивал и снова убивал. Кем же я был и почему на моих руках столько крови? Я убивал себе подобных. Я убивал существ, только отдаленно напоминающих людей. Я убивал слишком изменившихся людей, которых называл Мутантами. Я убивал…

Со мной были такие же как я, но лиц не было видно. Я понял, что они мои друзья, но так и не смог вспомнить имен. Со мной часто разговаривала девушка, но и ее лица я так и не увидел. Проснулся в холодном поту…

Усевшись, я осмотрелся. Рядом сидит Арни и что-то весело бормочет. У его ног лежит груда неизвестных мне приборов.

Повернув голову, он посмотрел на меня красным глазом и улыбнулся. Нужно будет изменить его облик. Страшно смотреть на морду только наполовину покрытую кожей. Арни показал на кучу и сказал:

— Все, что нашел. Может что-нибудь сгодиться… Ты во сне разговариваешь. Какого видеть сны?

Я раскинул руками.

— Не знаю. Порой неприятно. Чаще всего мне сняться кошмары. Ты можешь ответить какого не видеть снов и вообще не спать?

Арни уронил голову на плечо и набрав гореть песка, медленно высыпал ее.

— Не знаю. Меня таким задумали создатели…

— Вот и я не знаю. Я таким родился…

Над обликом Арни мы немного поработали и теперь он стал полной копией Шварценеггера, без каких-либо устрашений. Я позавтракал и наконец решил приступить к осмотру найденных роботом вещей.

Первая в руки попалась небольшая коробка, размером с армейскую аптечку. Тщательно осмотрев блестящее покрытие, я нашел только одну выемку, предназначенную для чего-то вроде флэш-накопителя.

— Поможешь? – я с надеждой посмотрел на Арни.

Арни кивнул и отобрал коробочку.

— Преобразователь материи в портативные энергоаккумуляторы. – он положил коробку на песок, и быстро трансформировав палец по форме разъема, вставил его в разъем. Началась трансформация. Коробка раскрылась, словно цветок. Нижняя ее часть погрузилась в песок, а наверху, в середине бутона появился ярко розовый диск. Пару секунд и на его месте возник пятисантиметровый черный цилиндрик, диаметром с палец. Арни вытащил его и протянул мне. – На твоем языке это звучит как батарейка. Пользуйся.

Я внимательно посмотрел на странную батарейку. Ни пляса, ни минуса. Как она подсоединяется, и тем более, работает – для меня непонятно. Арни поколдовал с преобразователем и тот принялся выплевывать батарейки одну за другой. Песок вокруг преобразователя стал стремительно проваливаться и всасываться внутрь него, будто притянутый магнитом. Когда батареек стало около тридцати штук, Арни выключил преобразователь и тот снова стал небольшой коробкой. Откинув батарейки в сторону, Арни схватил преобразователь и с неимоверной силой зашвырнул его в сторону уныло стоящих механизмов неизвестного происхождения. Для создания батареек преобразователю пришлось съесть несколько кубометров песка.

— Два вопроса. – я спокойно посмотрел на Арни. – Зачем нам столько батареек и нахрена ты выбросил преобразователь?

— Батареек много не бывает. – Арни махнул рукой в ту сторону, куда улетел преобразователь. – Он нам больше не пригодиться. – подхватив второе устройство, он вручил его мне, а сам тем временем начал складывать батарейки в боковой карман рюкзака.

Второе устройство оказалось побольше и потяжелее. Размером с микроволновую печь и с чем-то похожим на дверцу в боку. Так же я заметил небольшую крышечку, открыть которую не удалось. На ощупь устройство немного шершавое; сделано из нежно-розового материала, с неизвестной маркировкой на боку. Буквы настолько причудливые, что китайские иероглифы в сравнении с ними – пустяковые закорючки.

— Товарищ Арни, соизвольте показать, как работает это устройство… — я поставил «микроволновку» на лист, который недавно служил мне кроватью. – И желательно рассказать, что это такое.

Арни закончил складывать батарейки. Одну он оставил в руке. Придвинувшись, нажал на маленькую крышечку в боку «микроволновки» и в открывшийся паз вставил батарейку. Устройство мгновенно заработало. В верхней части засветилась синяя сенсорная панель с просто огромным функционалом. Все те же причудливые буковки, написанные мелким шрифтом. Помимо букв также присутствуют сенсоры с непонятными рисунками, и несколько шкал.

Арни задумчиво взял себя за подбородок и задумчиво уставился на «микроволновку».

— Инхарская хрень… — пробормотал он. – Ненавижу их и все их изобретения. Но! – он поднял указательный палец вверх. – По части изобретений Инхарцы просто боги. Вот только их язык… До сих пор не могу выучить…

Арни нажал одну из кнопок, и «микроволновка» загудела. Пять секунд, и боковая панель плавно опустилась. Из нутра прибора на обозрение выпал брикет размером с булку хлеба, бледно желтого цвета и студенистой плотности. Я осторожно ткнул в брикет пальцем, и он погрузился в него. В нос пахнуло чем-то, отдаленно напоминающим запах сыра вперемешку с запахом чеснока.

Арни взял студень в руку и протянул мне.

— Можешь есть…

— Не буду. – я с опаской посмотрел на студень, но все-таки взял его.

— Это то-то вроде скатерти самобранки. – сказал Арни, указывая на «микроволновку». – Может выдавать любую пищу, которую едят Инхарцы. Они в принципе люди, только немного отличаются от тебя строением. Два сердца, ниже ростом, гораздо сильнее и так далее… Физиологически вы способны питаться одной пищей. – Арни взял мою руку со студнем и поднес мне к лицу. – Ешь!

Я осторожно откусил кусок студня и прислушался к ощущениям. Если положить в рот слизняка, ползавшего по сыру и натертого чесноком – получится одно и тоже. С трудом сдержав рвотный позыв, я сумел проглотить откусанное.

— Не очень… — я поморщился и выбросил студень. – Есть что-нибудь более плотное?

Пол часа мы экспериментировали со скатертью-самобранкой (так я обозвал интересное устройство). Пища неизвестных Инхарцев оказалась вполне пригодной, вот только вкусы и запахи подкачали. Если не выделываться, то можно питаться. Я попробовал пародию на хлеб со вкусом кокоса и копченой колбасы; сыр с запахом потных ног и вкусом слабенькой горчицы; субстанцию очень похожую на картофельное пюре, но воняющую тухлой рыбой и на вкус приторно сладкую. С напитками оказалось гораздо хуже: прозрачная жидкость с запахом гречки и вкусом шоколадных конфет; серо-зеленая жижа, пахнущая навозом с кисло-сладким вкусом; и, что очень удивило – напиток, вкусом, цветом и запахом, очень похожий на земную Кока-Колу. На этом наши кулинарные познания закончились. Мне надоело сдерживать постоянные приступы тошноты и смотреть на довольную рожу Арни. В будущем стоит попробовать разобраться в управлении скатертью-самобранкой самому. Почему-то мне кажется, что Арни просто издевался надо мною…

С остальными устройствами оказалось проще. Генератор одежды – задаешь параметры и на выходе получаешь желаемое. Материал, расцветку, а также прочность можно изменять по желанию. Я решил воздержаться и остаться при земной одежде. Еще одна занятная штуковина, найденная Арни – специальный пояс, при включении которого пропадает сила тяготения. Управляется при помощи браслета, который надевается на запястье. Вдоволь налетавшись, я вернулся обратно. Высоко не поднимался – почему-то боюсь высоты. Почему, так и не вспомнил…

Испытание остальных приборов мы оставили на потом. Остро встала проблема транспортировки приобретённого имущества, но ее решил Арни. При помощи генератора одежды он сделал большой прочный рюкзак и скидав в него все пожитки, водрузил ношу на спину. Мы снова продолжили путь в неизвестность…

***

Антигравитационный пояс — полезная штука. Разобраться с ним не составило труда. При помощи пояса можно не только подниматься на любую высоту, но также развивать неплохую скорость полета. Победив страх высоты (совсем недавно я взбирался на древнее сооружение и страха совсем не было, но сейчас он вернулся из глубин памяти) я решил облететь ближайшие окрестности.

На высоте в пол километра вид открывается восхитительно-ужасный. Вдалеке молчаливым исполином выситься Первый Страж. Вся округа завалена ужасными машинами, созданными для убийств. Война и смерть. Здесь нет ни того ни другого. Только одиночество и тоска. И исходящий от некоторых машин негатив. Как же мне хочется во всем разобраться…

Поднявшись еще выше я понял, что у свалки нет конца и края. Первый Страж так и остался маяком. Теперь я нахожусь с его головой на одном уровне. Километрах в тридцати виднеется еще один Страж, но раза в три поменьше. Если смотреть внимательно, то можно разглядеть других Стражей. Они разбросаны по Могильнику в каком-то особом порядке. И все до одного спят…

Вдоволь налетавшись, я вернулся на землю. Арни сидит, прислонившись спиной к здоровенной лапе механизма-жука, и перебрасывает из одной руки в другую ярко красный пульсирующий шар. Взглянув на меня, он спросил:

— Красив Могильник с высоты?

— Ты знаешь ответ. Меня интересует другой вопрос: я не вижу конца и края этой мертвой пустыни, как долго мы будем выбираться?

Арни подбросил шарик и щелчком пальцев отправил в полет. Пульсирующий снаряд получил неслабое ускорение и скрылся из виду. Через пару секунд на расстоянии пятидесяти метров, за нагромождением непонятного хлама, вспух огненный пузырь и тут же опал.

— Знаешь, — Арни пристально посмотрел на меня. – Я лишен возможности созидания. Неразумное существо. Всего лишь машина. Машина, с заранее записанной программой. Программой достаточно умелой, но все же программой. Я искусственный. Я оружие. И выше поставленного потолка мне никогда не прыгнуть… — он набрал в руки песка и подбросив его в воздух, неведомым мне способом уничтожил. – Сколько нам еще идти? Недолго, если брать в сравнение мой возраст. Но для тебя этот путь покажется нескончаемым…

Я задумался. В моем мире были подобные машины. Не настолько развитые… Нет, до ужаса примитивные. Наши технологии не достигли нужного порога развития, остановившись в стадии зачатия. Почему-то мне кажется, что мой мир мертв. Память подсовывает картинки разрушенных городов, но деталей не видно.

Я решил спросить:

— Арни, ты можешь летать?

Арни ни сделав ни одного движения воспарил на метр в воздух. Значит те же функции, что и в антигравитационном поясе ему доступны. Проблема решена. Теперь мы можем лететь и достичь границы Могильника гораздо раньше.

Плавно опустившись на песок, Арни спросил:

— Какие мои функции тебе интересны?

— Все. – ответил я не задумываясь. – Я хоть и подготовленный к разного рода опасностям человек, но твой мир для меня темный лес. Как ты смотришь на то, чтобы стать моим личным охранником? Чувствую, что в любом поселении людей меня мгновенно вычислят как чужого. А чужаков, как правило, не любят.

— Города Крокотана практически не имеют коренного населения. Урцаор, город в который мы идем, населен выходцами из других реальностей Веера Миров. Основное население – люди и существа, которым нет места кроме как в Крокотане. Все они очень плохие. Крокотан спрятал в себя не только могильники и хранящееся в них оружие. Крокотан – тюрьма, с которой нет выхода. Думаю, что в Урцаоре ты задержишься ненадолго. Тебя убьют в течении первых двух часов…

Арни очень обрадовал своим заявлением. Меня забросило на планету, которая служит тюрьмой. Меня, человека, всегда боровшегося за справедливость. Боровшегося с преступностью и терроризмом. Я вспомнил небольшой фрагмент прошлого. Служба в подразделении антитеррора. Вечная война с проявлением зла. Тайные вершители добра… Какой злой рок вмешался и решил пошутить надо мною? Почему меня забросили именно в этот мир?

— Арни, если Крокотан – тюрьма, и в ней содержится сброд, которому нет места в нормальных реальностях Веера, то объясни мне простую суть. Не проще убить всех заключенных? Или Веер Миров исповедует гуманизм?

Арни посмеялся.

— Нет никакого гуманизма. В Крокотан идут добровольно. Веер Миров с его разнообразием реальностей очень многогранен. Я не могу тебе объяснить всей сути. Скажи, тебе нужны какие-то определенные критерии? Разделение или что-то в этом роде?

— Да, мне нужно разделение. Понятие добра и зла. Всегда есть добро и всегда есть зло. Кто в Веере Миров самый плохой? Кто олицетворяет зло Веера Миров и, кто представляет добро?

— Ты очень странный. Нет в Веере Миров ни добра, ни зла. Отбрось прочь мораль, которую считаешь верной. Единственная цель, который ты должен следовать – выжить. – Арни встал и посмотрел в том направлении, где покоиться Первый Страж. – Я не смогу стать твоим охранником. Я Страж. Я создан для поддержания спокойствия Могильника. За его границы мне не уйти.

Я поднялся и подошел к Арни.

— Ты можешь пойти со мной. – сказал я. – Любая программа, насколько бы она не была идеальна, имеет пробелы в защите. Ты можешь покинуть территорию Могильника, и пойти вместе со мной.

— Не могу. Даже если сильно захочу, то произойдет вмешательство и мне придётся вернутся. Во мне записан протокол, которому сопротивляться невозможно.

— Мы можем уйти. Я знаю способ обойти программу.

— Какой? – Арни внимательно посмотрел на меня.

— Я угоню какой-нибудь транспорт и покину Могильник. Ты покинешь его со мной, но при этом убедишь сидящую внутри программу, что охотишься за мной и пытаешься уничтожить.

— Не выйдет. – Арни показал на небо. – Небесный Страж не позволит.

— А ты убеди его в обратном. – возразил я. – У тебя есть с ним связь? Стражи общаются между собой?

— Я и есть Небесный Страж. Я – Первый Страж. – Арни образно показал территорию Могильника. – Я однороден и одновременно везде. Большая моя часть находиться в спящем режиме, но в любой момент может вмешаться.

Я пробормотал:

— Единый организм, способный делиться… — взглянув на Арни, я воскликнул. – Это в раз облегчает проблему! Дай приказ самому себе не вмешиваться и делай, что хочешь. Такое возможно?

— Возможно. – согласился Арни. – Ты хочешь, чтобы я отправился с тобой в Урцаор?

— ДА! – громко ответил я. – Мне нужно попасть в город, мне нужно найти людей, мне нужно вернуть память и во всем разобраться! Ты поможешь?

— Да. – Арни повеселел. – Я помогу тебе, Землянин! Чувствую нас ждет большое путешествие…

***

Небесный Страж не обратил внимания на маленький корабль, отдаленно напоминающий земной истребитель, который плавно взлетел в небо и набирая стремительный ход, умчался в сторону города Урцаор.

Кто же такой Страж, которому я дал имя Арни? Он не живое существо, но и не робот. Он огромная охранная система, созданная много тысячелетий назад для того чтобы охранять Могильник. Могильник-тюрьма – это не то место куда меня забросило. Это не часть материка и не целый материк. Крокотан – планета реальности под номером «666» и есть тюрьма-могильник. Планета-тюрьма, с которой нет выхода.

Арни совершенно спокойно отыскал транспорт и без проблем оживил его. Корабль-истребитель когда-то принадлежал расе Инхарцев. Его не строили, а вырастили. Он имеет очень мощный энергоресурс и может с легкостью восстанавливать его. Вооружение на корабле также имеется, но я надеюсь, что нам не придётся его применять.

Арни поднял корабль на высоту семнадцати километров, и я увидел, как выглядит Небесный Страж. Огромные, не меньше двух сотен метров в диаметре шары расположены на одинаковом расстоянии и соединены между собой толстыми и такими же серебристыми нитями. Расстояние между шарами одинаковое и если смотреть издалека, то они очень похожи на пчелиные соты.

— Налюбовался? – Арни бросил корабль вниз, и мы стремительно стали снижаться к поверхности планеты.

— Да, Страж поражает своим размером. У его создателей были поистине огромные возможности. Опутать всю планету – в моем мире такое было невозможно. – я тронул Арни за плечо. – Скажи мне, Страж, зачем ты обманул меня?

Арни повернулся и расплылся в улыбке.

— Я тебя не обманывал. С чего ты взял?

Я откинулся на удобное кресло и расслабился. Отпив пол стакана напитка похожего на Кока-колу, заговорил:

— У меня частичная потеря памяти, но способность думать и анализировать в полном порядке. Ты – Страж. Страж – повсюду. Ты можешь путешествовать по всему Крокотану, но не можешь покинуть его. Сейчас ты никак не нарушаешь собственной программы. Нарушение только если ты уйдешь за пределы планеты. Я прав?

Арни кивнул.

— Значит ты не только обманывал меня все это время. – продолжил я. – Ты умеешь думать и делаешь это очень хорошо. Тебе нужен я. Ты следил за мной с самого начала не из интереса. Не так ли?

— Да. – согласился Арни. – Я следил за тобой неспроста. Я Страж. Я вижу, что ты потенциально опасен, но не могу убить тебя так как по встроенному в меня протоколу ты не сделал ничего плохого. А сейчас все изменилось. Есть в тебе что-то такое, что заставляет меня помогать тебе. Я Страж, и я это выясню.

— Значит поможешь…. Я рад. Но последний вопрос – что будет если я окажусь опасен?

Арни не показал эмоций и проговорил фразу совершенно спокойным голосом:

— В случае опасности я буду вынужден убить тебя…

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели