Выжить любой ценой. Часть вторая. Главы 7-8

Выжить любой ценой. Часть вторая. Главы 7-8
Голосов: 7

Глава 7 Северный Клевер

— Точка сбора – южнее Аркаима на двенадцать километров. Координаты скинул на «Прометей», — пробубнила рация встроенная в панель внедорожника голосом Матвея.

Я с удивлением посмотрел на Алексея, сидящего справа от меня. Он отключил неодим-магнитное крепление шлема к шейной части костюма, и скинул с головы кевларовое чудо Российской инженерии.

— Что ты меня уставился? – спросил он.

— Точка сбора?

— Точка сбора. Скоро сам все увидишь. – ответил Алексей.

— Зацените меч! – сказал Артем, ловко управляя машиной.

Мы двигались по пересеченной местности, легко переезжая попадающиеся на пути препятствия.

— Потом заценишь. – ответил Алексей. – Штуковина крайне острая. Надо было видеть, как Игнат разрубал Мутантов. Смертоносный вихрь, не оставляющий после себя ничего живого. А по насыпи взобрался, не одна кошка так не сможет.

— Что все настолько круто было? – поинтересовался Егор.

— Круче некуда. – ответил Алексей. – Когда ты успел обучиться приемам владения мечом? – спросил он меня.

— Я не обучался. Косил все что попадалось на пути направо и налево. Боевой режим включился, а дальше тело уже само знало, что нужно делать. – ответил я.

Артем вопросительно глянул на меня через плечо.

— Боевой режим?

— Состояние когда разум практически не участвует в схватке. Подсознание полностью контролирует тело, а сам ты словно становишься наблюдателем. – попытался объяснить я.

— О таком состоянии мне рассказывал один мастер карате. Из Владивостока. У него я обучался около года, когда еще в региональном подразделении служил. – сказал Артем.

— Я тоже слышал о таком, но в живую увидел впервые. – проговорил Алексей.

— Научишь? – бросил Артем через плечо.

Я только хотел ляпнуть, что-нибудь несуразное, но Таро опередил меня.

— Такому нужно учиться долгие годы. У меня на это ушло более тридцати лет. – сказал он, — Игнат – уникальный человек. Защитная Система дала ему сверх способности, поэтому он быстро учиться.

— Парни, давайте не будем о моих сверх способностях. – сказал я. – Тема наверняка хочет услышать о твоем отвязном танце!

Я знал, что мои слова подействуют как надо. Артем повернул голову, забыв про дорогу, удивленные глаза просили продолжения. Егор вообще повернулся к спиной к стеклу.

— Ну поплясал я немного… — озадаченно пробурчал Алексей.

Я рассказал все, что происходило в туннеле в максимально краткой форме, но танец Алексея расписал во всей красе. Тема с Егором после услышанного громко засмеялись.

— Значит так. – начал Артем, когда сумел успокоиться, — Алексей Смирнов, командир подразделения «Альфа» ФСБ, по совместительству король туннельной дискотеки!

Все дружно загоготали. Даже Таро слегка улыбнулся.

— А я думал, что спецназовцы не танцуют! – выдал Егор.

— С чего ты взял? – спросил Артем.

— Ну вы всегда такие суровые. Особенно дядя Матвей. – ответил Егор.

— Матвей – это особый случай. Ему по статусу положено быть таким. – ответил Алексей. – Мы хоть и лучший спецназ в мире, но веселиться тоже умеем…

За разговорами я не заметил, как мы прибыли в пункт назначения. «КАМАЗ» и «Волк» уже стояли припаркованными прямо посреди поля, а неподалеку хищно расположились два ударных вертолета «Ми-24». Аллигатор которым управляет Матвей Савельев пока отсутствовал.

— Где Савельев? – спросил Алексей Артура, когда мы покинули машину.

— Он еще не приземлялся. Сказал, что нужно разведать местность на наличие больших групп Мутантов. – ответил Артур.

— Значит Матвей чего-то опасается. Ничего странного не наблюдали пока летели? – спросил я.

— Наблюдали. Как только покинули Шагол, снижались несколько раз, и оценивали местность на наличие угрозу. Несколько раз я лично наблюдал передвижение больших групп Мутантов в направлении Аркаима. — рассказал Артур.

— Чувствуют меня падлы! – сказал я. – Скоро совсем худо станет.

— Не станет. Скоро прибудет группа эвакуации, и нас переправят в безопасное место. – объявил Алексей.

— Почему я узнаю об этом в последнюю очередь? – недовольно поинтересовался я. Это и вправду задело. Бегаешь туда-сюда. Пытаешься не сдохнуть, а тебя даже не удостоили проинформировать о дальнейших действиях.

— До этого момента об этом знал только я и Матвей Савельев. – объяснил Алексей. – Потерпи Игнат, скоро ты сам все увидишь. Не хочу портить тебе впечатления…

Пока дожидались возвращения Савельева, рассматривали меч со всех сторон. Русская душа требовала экспериментов, и Алексей его устроил. Оказалось меч настолько острый, что может разрезать практически все. Рубить металлические предметы мы не пробовали, но на проверку камнем он прошел на отлично. Алексей со всей силы ударил лезвием по крупному булыжнику, и тот развалился на две части.

— Вот это штуковина! – воскликнул Артем. – Из какого метала она сделана?

— Сомневаюсь, что из метала. – проворчал Таро, приняв оружие из рук Алексея. – Энергия. Я ощущаю в нем много энергии. «Древний» изменил себя. Стал оружием.

— Но осколки были металлическими. – пояснил Алексей.

— Ты уверен в этом? – спросил Таро. – Мы не знаем, чем на самом деле является меч. Ключ? Но что он открывает?

Я пожал плечами, хотя вопрос был адресован не мне. Артур подошел к Таро.

— Можно мне? – спросил он.

Тут произошло, то чего никто не ожидал. Таро аккуратно взял меч за лезвие, и протянул Артуру рукоятью вперед. Он аккуратно взял меч, но тут же отдернул руку, с удивленным лицом.

— Больно! – воскликнул Артур.

— Не понял?! – сказал Артем Кириенко, и попытался взяться за рукоять. Его пальцы не успели сомкнуться, как он резко убрал руку. – Реально больно! – удивленно подтвердил он.

— Удивительно. Значит к нему можем прикасаться только мы! – сказал Алексей.

На горизонте показалась маленькая точка, которая стремительно приближалась. Спустя тридцать секунд точка превратилась в вертолет «Ка-52». Разбивая лопастями воздух и поднимая волны пыли, винтокрылая машина опустилась на землю. Матвей Савельев выбрался из кабины пилота, и прямиком направился в нашу сторону.

— По какому поводу консилиум? – поинтересовался Матвей.

— Рассматриваем возможности нового оружия. – ответил Алексей.

— Что его рассматривать-то. Меч как меч. Красивый очень. Я таких раньше не встречал. – сказал Матвей.

— Меч как меч говоришь? – Алексей аккуратно принял оружие из рук Таро, и подкинув его в воздухе, протянул Матвею рукоятью вперед. – На подержи. Испытай на себе все чудеса обладания столь диковинной штуковиной.

Не зная последствий контакта, Матвей быстрым движением схватил рукоять. Несколько секунд он удивленно смотрел на руку, а потом разжал ладонь.

— Больно однако. Как током ударило, только ощущения немного другие. – объяснил Матвей. – Но с мечом будем разбираться потом. – он громко хлопнул в ладоши, привлекая к себе всеобщее внимание. – В нашем направлении движутся четыре группы Мутантов. Всем собраться в машинах и быть готовыми к смене позиции. Расчетное время эвакуации – один час.

Конечно можно было уведомить заранее, но Савельев и Смирнов пожелали оставить все в секрете. Это очень напрягает. Будь я обычным исполнителем, то да, молчите сколько влезет. Но я не обычный исполнитель! Очень сильно захотелось отвести Матвея в сторону, и поговорить по душам. Я уже открыл рот, и хотел озвучить свои желания, но он опередил меня.

— Игнат, отойдем на пару слов. – сказал Матвей.

Мы отошли в сторону. В воздухе чувствовалось напряжение. Не просто так Матвей избегает лишних ушей.

— Ты чего такой напряженный? – спросил он. – Мутации прогрессируют?

— Нет. Я не Мутант. Почему я ничего не знаю о эвакуации?

— Потому что так нужно. Есть некоторые подозрения по поводу Особого Отдела. Они не те, за кого себя выдают. До встречи с тобой – никто не знал о их существовании. – объяснил Матвей.

— Тарков говорил об этом. Особый Отдел сотрудничал напрямую с президентом. – рассказал я.

— Игнат, не тупи! Мне ли объяснять тебе, что президент не занимается подобными вещами. В мирное время у Главного всегда хватало работы. – сказал Матвей.

Я посмотрел в сторону суетящихся возле машин парней. Максим Орлов активно жестикулируя, что-то рассказывал парням из ССО. Еран задумчиво сидел на капоте «Волка», а Таро находился вне видимости. Два монгола сидели прямо на земле, прислонившись спинами к колесам. Я их не различал, но на секунду я поймал на себе взгляд одного из них. Похоже у меня началась паранойя. Обычное явление – тебе сказали, что-то о человеке, и тебе начинает казаться, то чего не замечал ранее.

— Что ты собираешься с ними сделать? Таро точно вне подозрений. Как и остальные. Особый Отдел очень помог нам. – сказал я.

— В их помощи я не сомневаюсь. Вредить мы им тоже не собираемся. Просто нужно выяснить кто они такие. – ответил Матвей.

До уха дошел легкий звук, который с каждой секундой начал осиливаться. Подобное слышится когда приближается реактивный самолет, летящий на дозвуковой скорости. Я поднял голову вверх пытаясь найти источник.

— «Крыло» эвакуации прилетело. Наслаждайся! – улыбаясь сказал Матвей.

— Почему «крыло»? – поинтересовался я. Летательных аппаратов с таким названием я не встречал.

— Сейчас сам все увидишь. Последнее время ты стал слишком любознателен. Потерпи немного. Проявляй сдержанность. – посоветовал Матвей.

Теперь я окончательно убедился, что он многое недоговаривает. Все слишком изменилось. Того Савельева, с которым мы штурмовали базу Шерстнева словно подменили. Нужно будет попросить Наташу залезть ему в голову. Иметь девушку-телепата большой плюс! Во всех смыслах этого слова. Я улыбнулся собственным мыслям.

Источник шума появился спустя минуту. Летательный аппарат треугольной формы. Такое чудо я увидел впервые. Длинна около тридцати метров, а ширина в полтора раза больше. «Крыло» чем-то походило на американский «Стелс», только в несколько раз превышало его размерами, и угол размаха крыльев был гораздо острее. Три турбореактивных двигателя в задней части, которые являются основными. И два турбовинтовых в крыльях – для осуществления вертикального взлета-посадки.

Сбросив скорость, «крыло» начало осуществлять посадку. Две минуты, и футуристичный летательный аппарат выпустил стойки, оснащенные мощными гидравлическими амортизаторами, а затем мягко сел на землю.

— Ну и как тебе? – спросил Матвей, когда шум двигателей стих. Я вспомнил, что он все еще находиться рядом.

— Скажу честно – я охренел!

Не я один. Все присутствующие при этом зрелище тоже были сильно удивлены. Даже девчонки вылезли из машины на улицу. В носовой части «крыла» начал опускаться широкий трап, предназначенный для погрузки пассажиров.

— Российские инженеры дали ему очень скромное название. – сказал Матвей.

— Какое?

— «Разрыватель Пространства», — спокойно сказал он. – Максимальная скорость – три с половиной тысячи километров в час. Запас хода – пятнадцать тысяч километров при средней скорости.

— Можешь не продолжать. – остановил я. – Куда мы полетим?

— Скоро увидишь…

***

Посадка в «крыло» заняла чуть больше десяти минут. Внутри летательный аппарат оказался очень прост. Две монокапсулы, одна большая – рассчитанная на тридцать человек, с двумя ВИП отсеками, каждый на три персоны. Вторая капсула – для пилотов. За управлением столь грозного аппарата сидели сразу трое. Единственным минус – никакого вооружения. Только активная система противоракетной оборону. Сбить такую диковину очень сложно. Догнать практически нереально. Даже хваленный «Т-50» он же «Су-57», значительно проигрывает в скорости. По заявленным характеристикам разработчиков, даже если «Разрыватель Пространства» окажется сбит, система безопасности самостоятельно разрушит корпус летательного аппарата, и совершит посадку монокапсул в любую местность. Даже в океан.

Посадкой группы руководил молодой парень, одетый в парадную форму ВКС России. На фоне бойцов он смотрелся красиво. Три звезды на погонах. Старший лейтенант. Когда мимо него проходили Наташа и Катя, он улыбался и лучился от радости, но получив ничего не обещающие взгляды, сразу поник. А вот Смирнову было весело. Взобравшись по трапу, он остановился напротив старлея, и несколько секунд разглядывал его внешний вид.

— Ты парад победы принимать собрался? – спросил он.

— Никак нет товарищ… — парень пытался понять кто перед ним. Он наверняка был наслышан о Матвее Савельеве, и не хотел ударить лицом в грязь.

— Леха, зачем ты до парня докопался? – Матвей похлопал старлея по плечу. – Расслабься старлей. Как тебя зовут?

— Костя! – выпалил парень. – Константин Мартынов!

Алексей Смирнов показал ему поднятый вверх большой палец, и пожав плечами пошел дальше. Искать себе место поудобнее. С мечом в руке он смотрелся грозно. Широкоплечий, с легкой щетиной на лице. Этакий русский богатырь облаченный в черный защитный костюм. Мимолетом я заметил, как Матвей что-то шепнул старлею на ухо, и тот усердно закивал.

Когда все расселись по местам, трап пошел вверх. Как только он закрылся, мощная стальная пластина накрыла его сверху, окончательно заблокировав выход. Сколько же весит эта громадина. Тон сорок, не меньше.

Звук заработавших двигателей оказался еле слышимым. «Крыло» плавно оторвалось от земли, и стало набирать высоту. Три ударных вертолета, и машины остались на земле в гордом одиночестве. Возможно мы вернемся за ними, но кто знает, что нас ждет впереди.

Ускорение оказалось достаточно плавным, чтобы чувствовать себя комфортно. Смирнов пересадил девчонок в ВИП зону, там же оставив меч.

— Могли бы окна установить. Ни хрена ведь не видно! – возмутился Максим Орлов.

— Монокапсула не позволяет таких роскошей. – объяснил старший лейтенант Константин Мартынов.

Я дождался пока Матвей обратит на меня внимание, и жестом показал ему в направлении второй ВИП зоны. Он кивнул.

ВИП зона оказалась гораздо комфортней. Все отделано под дерево. Удобные кресла обшитые алькантарой, с возможностью трансформации. В миниатюрном баре отыскалась бутылка минералки, а так же несколько видов алкоголя, которые меня совсем не интересовали. Скинув с себя пропитавшийся потом костюм, я остался в спортивных штанах и футболке. Для полного комфорта здесь не хватало только душа.

Первым вошел Алексей, а следом за ним Матвей. Дождавшись, когда они сядут, я заговорил.

— Теперь ты скажешь куда мы летим?

Братья переглянулись. Ответил Матвей.

— Военный городок «Северный Клевер»

— Не слышал о таком. Ямал? – спросил я.

— Нет. Якутия. Остров Котельный. Между морем Лаптевых и Восточно-Сибирским. Пролив Санникова. Тебе это о чем-нибудь говорит? – поинтересовался Матвей.

Я покачал головой.

— Знаю о их существовании из курса школьной географии. Бывать не довелось. Там сейчас наверно холодно?

— Там всегда холодно. Лето очень короткое, а зима длинная. – усмехнулся Алексей. – Но на самой базе тепло. Поживем пару недель с комфортом.

— На пару недель даже не рассчитывайте. На острове нас ждут совсем не для этого. – сказал Матвей.

— Будут препарировать? – пошутил Алексей.

— Скорее всего нет. – ухмыльнулся Матвей. – Времена не те. Не будь апокалипсиса, ученые уже давно бы разобрали вас на молекулы. Но раз вы очень ценные кадры, трогать не будут. Президент лично хочет встретиться с вами.

— Какой на этот раз? Канады или Алжира? – пошутил я.

— Наш. – ответил Матвей.

Я присвистнул.

— Верховный Главнокомандующий наконец-то удосужился уделить нам внимание.

— Отставить сарказм. – чуть выше нормального тона сказал Матвей. – У президента были важные дела. Только недавно удалось более-менее нормализовать обстановку.

— Какие дела? Боролся с Мутантами на востоке? Оказывал гуманитарную помощь выжившим Европы? Или предотвращал возможность появления терроризма в рядах зараженных? – мне стало смешно от этих слов.

— А вот сейчас уже обидно! – пробурчал Матвей. – Сарказм так и льётся из тебя. Это начинает доставать.

— А ты не злись! – посоветовал я. – Начни раскладывать все по полочкам, глядишь переубедишь меня.

— Особо раскладывать нечего. В ковчеге был бунт. Мнения разделились с самого начала. Даже спасение Американского президента не спасло ситуацию. Некоторые уникумы умудрились по быстрому свинтить с ковчега, и зарыться в свои личные хорошо укрепленные бункеры. Пока связь не работала, нам не могли ничего толком сообщить. Да и не было бы от нас проку. Власть над миром, пусть от него осталось совсем немного – очень лакомый кусок. Пару дебилов даже хотели применить стратегическое ядерное оружие и нанести удары по крупным городам. Цель такой акции – массовое уничтожение наибольшего скопления зараженных.

Матвей взял бутылку минералки у меня из рук, и сделав два мощных глотка, передал ее Алексею, а затем продолжил:

— Наши нелегальные разведчики, те, что сумели выжить, сработали оперативненько. Все подобные акции были пресечены как только восстановили «Прометей». Два Белых Лебедя нанесли несколько высокоточных ударов, и нежелательных агрессоров в буквальном смысле не стало. Пока ты бился с Мутантами, а я штурмовал Казань в поисках осколка, наш президент налаживал некоторое подобие системы. Семь очень укрепленных баз разбросаны по разным точкам планеты. Созданы аналитические центры. Обрабатываться все возможные варианты развитий событий. – закончил Матвей.

— Еще ты забыл упомянуть про то, как я штурмовал Байкальский музей. – вставил реплику Алексей, но поймав злобный взгляд Матвея, добавил. – Это я так, к слову сказал.

— Красавцы. Ничего не скажешь. В этой ситуации я оказался тупым. Зациклился на решении одной проблемы, и совсем не думаю о том, что может происходить в мире. – сказал я.

— Это была часть плана. Так захотели аналитики. Вы сосредоточились на выполнении поставленных задач, и справились с ними на отлично. – сказал Матвей.

— По поводу отлично – сомневаюсь. – подметил Алексей. – Не подоспей парни из Особого Отдела вовремя, Мутант пообедал бы моими внутренностями.

— Ты сам просчитался. Нужно было тщательнее планировать вылазку. – сказал я. О его похождениях в Байкал, он рассказал мне лично.

— В Казани было хуже. Двенадцать отличных парней отдали свои жизни. – Матвей стал очень хмурым, видимо вспомнил подробности. Нужно будет узнать у него как все происходило. А лучше поговорить с Артуром Хамзиным. Парень явно участвовал в вылазке.

Дверь в ВИП зону слегка приоткрылась, и в ней нарисовалась голова Максима Орлова.

— Надеюсь не помешал?! – виновато спросил он. – Тут в баре ничего крепкого не найдётся?

Я молча открыл дверцу бара, и вытащив бутылку, передал Максиму.

— Спасибо. – он моментально исчез из проема.

— Дерзости поубавилось. – подметил Алексей.

— Теперь касательно Особого Отдела, и его сотрудников. – сказал Матвей.

— Да. – согласился Алексей. – Хотел уточнить именно этот вопрос в первую очередь. Помощь Особого Отдела – большой вклад в благоприятный исход недавних событий. Даже если мы о них ни хрена не знаем, не стоит относиться к парням как к шпионам.

Матвей хлопнул ладонью по бедру.

— Кто вам сказал, что мы будем плохо к ним относиться? – сквозь зубы процедил он. – Нам нужно выяснить как такая организация просуществовала столько времени, оставшись для всех незамеченной.

— Просчет внутренней разведки. – пробурчал Алексей. – Нужно пробить по базам все опорные пункты Особого Отдела, и станет ясно. В файле который дал Игнату Тарков очень много инфы по объектам.

— В том то и дело, что даже ФСБ ничего не знала о их существовании. Все базы мы пробили давно – оформлено на разные фирмы. Чисто, не подкопаешься. По части хранилищ – по факту в природе их не существует. Аналитики разложили файл Таркова по полочкам. Даже в нем только доводы и предположения. Другой момент – Особый Отдел работал по всему миру. Информацию мы добыли, но толку никакого. Хотя все данные указывают, что организация гораздо старше, чем мы думаем. – рассказал Матвей.

— Разберетесь. Сейчас проблема не в этом. Мы не знаем, что нужно делать с мечом. – сказал я. – Если это ключ, что им открывается?

— В моей голове никаких новых открытий. – Алексей пожал плечами. – Информация поступает, почти бесполезная. Зато теперь я знаю, как шла война между Гипербореей и Атлантидой. Целыми днями появляться воспоминания, отрывки, факты. Своеобразная круглосуточная онлайн трансляция идущая прямо в мозг.

— Что-нибудь хоть как-то относящееся к решению нашей проблемы имеется? – спросил я.

— Нет. Зато я знаю, как летали самолеты Гиперборейцев. Использовали гравитационное поле. Ракеты у них тоже особые были. И самое главное! – Алексей поднял указательный палец вверх. – Предшествующая цивилизация не использовала нефть! У них не было пластика и прочего созданного нами дерьма.

— Это ты расскажешь ученым. Пусть поразмышляют, как можно применить твои знания. – сказал Матвей.

Алексей промолчал.

— Когда прилетим на место? – поинтересовался я.

— Чуть больше часа. – ответил Матвей. – Можете пока отдохнуть, а мне нужно пообщаться с пилотами. Один из них мой старый знакомый.

Поднявшись, он вышел из ВИП комнаты.

— Как тебе «Разрыватель Пространств»? – спросил Алексей.

— В условиях апокалипсиса самое то. – ответил я. – Вертикальный взлет – незаменимая штука. Вместительный.

— Представь какой бы фурор произвело его появление, не случись вся эта хрень. – предположил Алексей.

— Возможно. Я сейчас не о самолетиках думаю.

Думал я о предстоящей встрече с верховным. Что он скажет. Интуиция подсказывает, что ничего хорошего. Скоро узнаю…

***

Остаток полета я проспал, не заметив, как сон забрал в свои объятья. Снилась служба. Захват бандформирования на юге Осетии. Операция разрабатывалась на скорую руку. Пока летели из тренировочного лагеря Ростова в Цхинвал, аналитики просчитали максимальные риски. Двадцать боевиков запрещенной организации обосновались в частном доме рядом с Детским Садом. С Осетией всегда было сложно. Наученные опытом четвертого года, аналитический центр старался бить быстро и четко. Пришла инфа – несколько часов и группа на позиции. В этот раз все было еще быстрее. Смирнов – старший группы. На мне атака с тыла. Руслан Урвачев – снайпер. Тарас Марченко – работа в паре Алексеем, лобовая атака.

Через двадцать минут после прилета былина позициях. Четыре часа ночи. По данным разведки – группа террористов обосновались в доме накануне вечером. Из оружия только пистолеты. Кто их сдал нам не сказали. Разведка как всегда сработала по высшему классу.

Получив добро на начало операции, я словно тень, прошел незамеченным, отделяющее от припаркованного у старой хибары «каблука» до забора нужного дома, расстояние. Остановившись, слился с ландшафтом, и убедившись в отсутствие внимания к моей персоне, перемахнул через забор.

А вот тут просчет! Надо будет предъявить за это разведке. Пусть поставят им большой минус. Два ротвейлера кинулись ко мне из темноты. Собачки умные и хорошо обученные. Такие не гавкают, подобно дворовым псам, а сразу рвут на части. Повезло, что не напали сразу вдвоем. Присев, я выхватил нож, и встретил первую черную бестию предплечьем левой руки. Острые зубу с огромной силой сжатия сомкнулись на моем предплечье. Комбинезон из сверхпрочной ткани с кевларовой подкладкой выдержал, а рука под ним нет. Острая боль пронзила сознание, но нож уже вошел собачке в череп. Вторая псина навалилась на меня справа, зубы клацнули в опасной близости от головы. Я убил ее двумя ударами. Первый в горло, второй в сердце. Только уроды могут сделать с собаками такое. Обучают животных убивать людей. Убивать быстро и хладнокровно.

Расправившись с неожиданной угрозой, я попробовал вернуть руке чувствительность. Кость осталась целой, а вот мышцам не повезло. Будет большой синяк, и пальцы плохо слушаются. Ничего, прорвемся.

Если не считать стычки с безумными ротвейлерами, все прошло вполне удачно. Я начал штурм двухэтажного дома с задней стороны, Алексей Смирнов и Тарас Марченко пошли через главный вход. Подрыв двери, светошумовые гранаты. Меньше минуты, и двадцать боевиков, а ели точнее двадцать два, приняли смерть. С девушками из эскорта оказалось намного хуже. Громкий визг и просьба не убивать их. Все как обычно.

Сон изменился и пошел не по сценарию когда я спустился на первый этаж. Один из убитых боевиков неожиданно поднялся и сделал шаг в моем направлении. Два выстрела в грудь, но противник остался на ногах. Первоначально я убил его. Снес край черепа выстрелом в голову, но ему было наплевать на эти повреждения.

— Тебе меня не убить, — сказал он.

— Я уже убил тебя. – не согласился я.

— Это всего лишь воспоминания. Я вошел в твой сон, немного подкорректировав его. – ответил Террорист.

— Кто ты? – спросил я.

— Ты называешь меня Программой Уничтожения. Мы скоро встретимся. И я убью тебя… — он резко кинулся на меня. Я начал стрелять и проснулся.

Смирнов все также сидел в кресле и что-то рассматривал в планшете. Видимо я проспал довольно долго.

— Ты что такой смурной? – спросил он.

-Сон приснился. – пробурчал я. – Цхинвал.

— Какой именно?

— С собачками. – ответил я.

— Это когда ты весь в крови был?

Я кивнул.

Тогда и вправду мой внешний вид был ужасен. Удар ножом в шею собаки. Много крови. Парни сперва сильно испугались, но я быстро переубедил, что нахожусь в полном порядке. Помимо поврежденного предплечье ничего не было. Террористов убили всех. Операция была несанкционированная. Мало кто знал о нашем присутствии в Южной Осетии. Уже утром наша группа снова была в Ростове.

— Я во сне с трупом разговаривал.

— Это нормальное явление. Ко мне они каждую ночь приходят. Привык уже. – рассказал Алексей.

— Этот был особенный. Назвался Программой Уничтожения. Сказал, что скоро со мной встретиться и убьет. – объяснил я.

— Может ты просто под впечатлением от встречи с «древним»? – спросил он.

— Не знаю. Но хотелось, чтобы было именно так. – ответил я.

— Переживем. На острове нет зараженных. Там мы можем расслабиться. – Алексей потянулся.

Дверь приоткрылась и вошел Матвей.

— Через пять минут посадка. – сказал он. – Наденьте костюмы. На улице минус десять.

Посадка прошла довольно мягко. Пилоты отлично знают свое дело. Или автопилот.

Улица встретила нас легким морозцем, который совместно с сильным ветром сразу вытряхнул все тепло из легких костюмчиков. Прикрывая Наташу телом от ветра, мы двинулись к двухэтажному бетонному строению. В условиях идущего снега и ветра разглядеть окружающий ландшафт оказалось практически невозможно.

Внутри здания температура поддерживалась на уровне плюс десяти. Группу сразу разделили на несколько частей. Парни в белых комбинезонах попросили сдать все оружие, никто не воспротивился такой вынужденной мере. Благие цели по уничтожению Мутантов, это одно, а вот безопасность верховного – уже совсем другого уровня. Единственный кто остался с оружием – Матвей Савельев. Только с мечом оказалось проблематично. Смирнов протянул его парню в комбинезоне, но тот уронил его. Боец не издал не звука, но по лицу было заметно как он напрягся, а рука легла на кобуру с пистолетом. Щелчком пальцев Савельев остановил его, и сумел переубедить оставить Алексею меч, одной короткой фразой.

— То-то же! – паясничал Алексей, поднимая изящное оружие с пола.

Нас разделили на три группы, и дали провожатым. После десяти минут блужданий по корпусам военного городка, мы сели в просторный лифт, и начали опускаться вниз. Наташа и Катя совершенно спокойно реагировали на происходящее, словно для них это было не впервой. Хотя после всего случившегося девчонок врятли чем-то удивишь.

— У нас что все базы под землей строят? – обратился Алексей к провожатому.

— Ну не над землей же их строить. – ответил тот.

— Логично. – Алексей перебросил меч из одной руки в другую, весело наблюдая за реакций провожатого. Выучка у ребят на высоте.

Лифт остановился, открывая вход в длинный освещенный коридор. Железные двери шли через каждый десять метров по обе стороны. Я приобнял Наташу за талию, и мы пошли вслед за провожатым.

Возле пятой двери он остановился.

— Ваша комната. – обратился он именно ко мне. – Располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Все блага жизни для вас предоставлены. На стене есть табло управления. Сложностей у вас не возникнет.

Я открыл дверь и пропустив Наташу вперед вошел следом. Алексей подмигнул мне, и показав большой палец, последовал за провожатым.

***

Апартаменты оказались высшего класса. Пятьдесят квадратных метров. Двуспальная кровать. Стереосистема и плазма в пол стены. Мощный комп «Прометей». Душ и джакузи в просторном санузле. Меню вызова обслуги и заказа еды с сенсорным управлением и еще куча полезных вещей. Похоже нам выделили самые лучшие комнаты. Такая маленькая тюрьма со всеми удобствами. Забавно.

В шкафу обнаружились два комплекта свежей одежды. Для меня и Наташи. Похоже к нашему прилету здесь успели неплохо подготовиться.

— Ты в душ? – спросила Наташа, стягивая с себя одежду.

— Да. Ты со мной? – избавляясь от пропотевшей одежды спросил я.

— Тогда есть смысл набрать джакузи. – улыбаясь ответила она.

— Наберем. Но сначала я схожу в душ!

Блага цивилизации. Как же все-таки приятно расслабиться, и не бояться нападения Мутантов. Впервые я не думал о безопасности, позволив себе просто наслаждаться моментом. Через час купаний я вынес сонную Наташу на руках в комнату, и аккуратно положив на кровать, лег рядом. Опытным глазом успел подметить отсутствие грязной одежды. Оперативно, ничего не скажешь. Безусловно за нами наблюдают. Пускай завидуют…

Вечер пролетел довольно быстро. При помощи сенсорного меню я заказал ужин, и спустя двадцать минут нам доставили тележку с едой. Тарелка борща. Два салата. Отлично прожаренная свинина и картофельное пюре. Две кружки чая и десерт.

Наташа немного поклевала салатик, уничтожила десерт и больше не к чему не притронулась. Я же напротив утрамбовывал все имеющееся, словно не ел минимум несколько дней.

— Скажи мне пожалуйста, — обратился я, — Ты залазила в голову Матвея?

— Я стараюсь не читать мысли. Мне не очень нравиться узнавать о чем думают люди. Но Матвея я читала. – ответила она.

— Что именно не нравиться? – поинтересовался я.

— Пошлые мысли. Это неприятно. К примеру задиристый Максим желает меня, совсем не стесняясь своих мыслей. И о Кате точно также. Он нас даже вдвоем представляет. И еще несколько человек такие же. Но у Максима самая бурная фантазия. – ответила она.

— Это нормальное явление. Не обращай внимания. Что по поводу Матвея. – я знал, что наш разговор прослушивается, но наплевать. Нет ничего страшного в моей любознательности.

— Матвей, Алексей, Артем. Они если думают, то только по делу. Глупые размышления практически отсутствуют. Мальчик Егор – он постоянно рассуждает. Ему интересно кто кого победит если вы начнете драться. Сможешь ли ты убить Мутанта голыми руками и подобное. Твои друзья так не делают. Они очень хладнокровные и расчетливые. Их ничем не удивишь. — рассказала Наташа.

Хладнокровие бойца спецподразделения – необходимая особенность характера. Вспомним всем известного Шварценеггера из Терминатора. Суровое лицо, никаких эмоций в любой опасной ситуации. Воля и трезвый расчет. Именно таким должно быть поведение. Если каждый раз эмоционально реагировать и очень переживать по поводу любого события, то боец просто рискует сломаться. Сойдет с ума и больше не сможет адекватно оценивать обстановку. Иногда не так важны спец подготовка и умение хорошо стрелять, как важен холодный расчет. Взять даже того бойца при обороне базы Таркова. Ему элементарно не хватило выдержки, и он испугавшись, позорно драпанул в укрытие. Но все могло быть по-другому. Неопытным бойцам с очень слабой психикой нечего делать на поле боя.

— Значит ты ничего не можешь сказать о Матвее? – поинтересовался я.

— Только то, что он все время ждал встречи с президентом. – сказала Наташа.

В дверь легонько постучали.

— Войдите. – разрешил я.

Гостем оказался низкого роста мужчина неопределенного возраста. Лысый и коренастый. Одетый в военную форму без знаков отличия.

— Приятного аппетита. – пожелал он, оглядывая нас безразличным взглядом. – Я извиняюсь, но у меня приказ – проводить вас.

— Меня и Наташу? – спросил я, откладывая вилку в сторону.

— Только вас. – ответил он.

— Тогда разговаривайте со мной на «ты». – посоветовал я. – Не тот уровень. Я не являюсь действующим сотрудником подразделения.

— Хорошо. – согласился мужчина. Мысленно я уже обозвал его «лысым».

Он дождался пока я буду готов следовать за ним, и вышел из комнаты. Несколько минут ходьбы по петляющим коридорам. Запоминание маршрута и ключевых объектов – на уровне автоматизма. Даже в столь безопасном месте не помешает осторожность.

«Лысый» открыл легкую железную дверь и приглашающим жестом впустив меня, закрыл с той стороны. Небольшая комната, три стула и журнальный стол. Белые стены, хорошее освещение. Еще одна дверь непонятного назначения. Комната очень похожа на помещение для допроса. Опустившись на стул, я расслабился, и стал дожидаться сам не зная, чего.

Дверь открылась через три минуты, и в комнату вошел мужчина в костюме. На возраст около пятидесяти. Начищенные до блеска туфли. Отлично повязанный галстук. В кармане пиджака платок. Он протянул мне руку. Я встал и пожал ее.

— Илья Алексеевич Зарипов. – представился он, пододвигая стул и плавно опускаясь на него. – Руководитель службы Внешней Разведки Российской Федерации и в связи с недавними событиями исполняющий обязанности Аналитического центра по борьбе с феноменом уничтожения человеческой расы.

— Игнат Шухов. Офицер ЦСН «А» ФСБ. – представился я, и добавил. – Уволенный по статье, без возможности восстановления.

Конечно все это выглядело глупо. Собеседник наверняка изучил мое личное дело от корки до корки, и события увольнения и всего прочего знает практически наизусть. Если не изменяет память – раньше я не встречал его.

— Мы можем восстановить вас на службе. Повысить в звании. Только если вам от этого станет легче. – с легкой улыбкой сказал он.

— Лишнее. Ничего не измениться даже если я стану Контр-адмиралом Черноморского Флота. – с ноткой иронии ответил я.

— Вот тут ты прав Игнат. Значит мы можем перейти непосредственно к делу? – спросил Илья Алексеевич.

— Да. Разрешите вопрос?

Он кивнул.

— Мне обещали встречу лично с президентом, это возможно? – поинтересовался я.

— Это необходимо. В данный момент президент занят решением других проблем. Сейчас он ведет беседу с Матвеем Савельевым. – ответил Илья Алексеевич.

— Восстанавливаете систему контроля государством?

— Ты должен понимать, что как такого государства больше не существует. Вся планета – один большой полигон военных действий. Есть угроза и есть мероприятия по ее устранению. Как тебе уже известно, совсем недавно кучка уцелевших правителей нескольких государств планировали стратегический ядерный удар по крупным городам мира. Мы их устранили. – объяснил он.

— В случае ядерной войны – человечество автоматически прекратит существовать. Нас и так осталось слишком мало. Ядерная зима добьет всех. – согласился я.

— Именно. Поэтому нам пришлось пойти на крайние меры и задействовать имеющиеся ресурсы на устранение возникшей угрозы. Подъем в воздух трех бомбардировщиков стоил жизни многих хороших парней. Угроза устранена. Теперь можно вернуться к решению основной проблемы. Уничтожение Программы Уничтожения. – Илья Алексеевич сделал рукой жест, который мне остался непонятен.

— Вам все известно касательно меча, моих мутаций, Алексея Смирнова, Таро Судзуки и добытых знаний? – поинтересовался я.

— Ты забыл упомянуть свою девушку Наталью. Нам известно, что она обладает феноменальной способностью читать мысли. – ответил Илья Алексеевич.

— Не сомневаюсь. У меня не было умысла скрывать это. – сказал я.

— Верю. – согласился он.

Дверь в комнату открылась, и молодой парень в комбинезоне поставил на стол две кружки чая. Теперь мне стал понятен жест собеседника. Обслуживание на высшем уровне. Вот только камеры наблюдения я не увидел.

— К каким выводам пришли аналитики касательно Программы Уничтожения? – поинтересовался я. Притрагиваться к чаю пока не было никакого желания.

— Горстку не слишком хороших специалистов трудно назвать полноценными аналитиками. Я сам – по большей части оперативник. Ты должен понимать, что хороших специалистов осталось очень мало. Ничтожно мало. – Илья Алексеевич взял кружку и сделал небольшой глоток. – Но тем не менее нам удалось просчитать все варианты. Программа Уничтожения – квазиживой организм типа «Рой».

— «Рой»? – спросил я.

— Это не аббревиатура. Приведу пример – муравейник или пчелы. Матка всем заведует и находиться в связи с каждым объектом. – объяснил он.

— То есть получается, что Программа Уничтожения может поддерживать связь с каждым Мутантом и обычным зараженным? — спросил я.

— Да. – коротко ответил он.

— Что-то подобное мы предполагали. Похоже все ваши гипотезы и доводы не слишком далеко ушли от наших застольных рассуждений. – с легкой ухмылкой сказал я.

Дверь позади меня распахнулась и в комнату вошли два человека. Первый рослый – Матвей Савельев. Второй гораздо ниже. Лично президент Российской Федерации. Оба в серых спортивных костюмах. Я и Илья Алексеевич моментально встали, но президент жестом усадил нас обратно. Отодвинув стул, он сел рядом и протянул руку.

— Значит вот ты какой. – сказал он улыбаясь. – Наслышан о тебе. Никаких видимых физических отклонений. С виду нормальный парень.

— Парень он нормальный не только с виду. – вставил слово Матвей.

— Давай сразу договоримся, — продолжил президент, — свободное общение на ты. Нам так будет проще.

Я кивнул.

— Ну и хорошо. Прошу следовать за нами. – сказал он. – Будем тестировать тебя. Посмотрим на что ты способен…

Мы пришли в помещение отдаленно напоминающее спортзал. Небольшой татами в середине комнаты. Высота потолка не ниже четырех метров. Площадь около сотни квадратов. Потрёпанная макивара и минимальное количество тренировочных снарядов.

— Можете начинать! – улыбаясь скомандовал президент.

— Я первый. – спокойно сказал Илья Алексеевич, попутно снимая пиджак и расстегивая рубашку.

Оставшись в брюках на босую ногу, он вышел в середину татами и жестом пригласил меня. Я не стал сопротивляться. Помниться он упоминал оперативную деятельность, которой занимался долгие годы. Разведка всегда имела неплохую подготовку, стоит проверить.

Я медленно вышел в цент круга, и слегка поклонился. Илья прыгнул без предупреждения. Быстрые движения противника резко замедлились – включилось состояние отстраненности. Мгновение, и противник оказался на полу, зажатый в моем умелом захвате. Секунду он терпел, а затем принялся энергично стучать ладонью по татами, и я освободил из захвата.

— Как ты это сделал? – спросил он, когда снова поднялся на ноги, потирая ноющую конечность.

— Состояние ментального просветления. Некоторые называют его «Саматхи», но это ошибочный термин, значение близкое, но немного другое. – вмешался президент, — Более близкое понятие «Сатори» — состояние одной мысли. Преобладание подсознания над сознанием. Ты словно находишься за пределами происходящего, но в тоже время можешь контролировать себя. Когда-то я очень сильно увлекался восточной философией.

— Ваше понятие очень близко к определению состояния в которое я вхожу. Только совсем недавно у меня очень трудно получалось достичь подобного, а сейчас оно приходит словно по команде. – объяснил я.

— Это очень хорошо. Продолжайте бой. – сказал президент.

Бывший разведчик Зарипов прыгнул, надеясь свалить меня эффектом внезапной атаки. Для своего возраста он был в отличной физической форме. Уходя с линии атаки, я провел бросок и отправил его в полет, с дальнейшим болезненным приземлением.

— Отлично! – воскликнул президент. – Поразительная скорость и реакция на воздействие. Игнат, пожалуйста не жалей Илью. Переходите в полный контакт. Только не покалечь его.

Зарипов поднялся, и снова кинулся в атаку. Кулаки молотили воздух, пытаясь достать меня. Каждый раз мои движения оказывались чуть быстрее, а удары противника не находили цели. Около десяти секунд мы плясали смертоносный танец, а затем я ударом ноги в голову свалил противника, отправив в легкий нокаут.

— Хватит. – восторженно сказал президент. – Матвей, теперь твоя очередь.

Все это время Савельев молча наблюдал за поединком. Он изучал мою тактику, анализируя возможные исходы боя. В отличии от Ильи Алексеевича, Матвей гораздо более подготовленный боец. Его умения драться – результат природного таланта совместно с долгими и изнурительными годами тренировок. Мои же способности приобретённые вследствие мутаций вызванных Защитной Системой. Раньше у меня не было не единого шанса победить его в рукопашном бою, но сейчас все по другому. В любом случае все это только демонстрация моих возможностей, и не более того.

Протянув руку, я помог Зарипову подняться. Он кряхтя и держась рукой за голову проследовал к скамейке, и грузно опустился на нее.

Матвей вышел на татами.

— Готов? – спросил он.

Я кивнул.

Он не стал атаковать меня, пытаясь использовать факт внезапности, а попытался прощупать слабые места. Легкая атака и отступление. Савельев всегда отлично махал ногами и выходил из захватов словно змея. В этот раз это ему не помогло. Сократив дистанцию, я провел серию болезненных ударов по корпусу, легко опережая умело поставленные блоки. Три секунды и командир личной охраны президента упал на пол, скрючившись от боли и лишившись дыхания.

— Браво! – президент хлопнул несколько раз в ладоши. – Игнат, ты превзошел все мои ожидания. Можем закончить демонстрацию. Теперь можем приступить к решению основной проблемы.

***

К решению проблемы преступили только через восемь часов. Президент распустил всех по комнатам, с наставлением выспаться. Когда я вернулся, Наташа уже спала. Стараясь не будить ее, лег рядом и расслабившись, через несколько минут уснул.

Проснулся от стука в дверь. Принесли завтрак. Пока принимал душ, проснулась Наташа. Позавтракали, общаясь на отстранённые темы. Рассказывать о встрече с президентом я не решился.

Примерно в десять утра за мной пришел Матвей, и спустя пятнадцать минут мы были в просторной комнате, специально отведенной для переговоров и обсуждений. Большой овальный стол на двадцать человек, во главе которого сидел лично президент. Четверо присутствующих, помимо Ильи Алексеевича Зарипова, мне были не знакомы. Я поприветствовал всех кивком, и уселся за свободный стул. Матвей сел напротив.

— Где остальные? – поинтересовался президент.

— Этого количества достаточно. Алексей Смирнов отсутствует по причине тренировки. Бешеный Самурай тренирует его на наличие скрытых способностей. – объяснил Матвей. – Позже я лично введу их в курс дела.

— Хорошо. Почему бешеный Самурай? – спросил президент.

— Сегодня утром я провел с ним спарринг, и оказался бит второй раз за одни сутки. Способности Таро удивляют, в том, что он третий Воин можно не сомневаться. – пояснил Матвей.

— Значит из всех троих, только Алексей Смирнов ничем не проявил себя? – поинтересовался один из присутствующих. Белобрысый парень моего возраста с хорошо развитой мускулатурой.

— Алексей Смирнов – ходячая энциклопедия. В его голове храниться вся информация относительно предотвращения апокалипсиса. Также благодаря ему добыты два осколка меча. – сказал Матвей. – Поэтому Николай, я прошу тебя думать прежде чем что-то говорить.

Так, парня зовут Николай, и после услышанного в свой адрес он заметно съежился и опустил взгляд на стол. Авторитет Савельева здесь на высоте. Как и президента. Обидно, что мне многое не говорят. Почему я в последнею очередь узнаю о том, что Таро тренирует Смирнова? Нужно будет предъявить это Матвею, когда останемся с ним наедине.

— Таро обучает Алексея технике боя мечом? – спросил Зарипов.

— Да. – ответил Матвей.

— Я думал, что мечом будет владеть Игнат. Почему Алексей? – поинтересовался Зарипов.

— Потому что Игната достаточно вооружить куском арматуры и Мутантам придет крышка. – улыбаясь ответил Матвей.

— Только Мутанты очень стремительно развиваются. – заговорил я. – Кто может гарантировать, что через месяц они сами не начнут вооружаться арматурой?

— Тут я полностью согласен с Игнатом. – заговорил президент. – Поэтому нам нужно как можно скорее найти решение как ликвидировать Программу Уничтожения. Арсений, какие будут предложения?

Сухощавый мужчина не старше пятидесяти, поднялся и заговорил:

— Мы проанализировали все возможные варианты. Все упирается в знания Алексея Смирнова. После вчерашнего разговора с ним, я понял, что он ничего не знает о использовании ключа. Я тщательно изучил меч-ключ. Ничего нового выяснить не удалось. Увы, но к нему даже невозможно прикоснуться.

Значит Смирнова допрашивали. Вернее расспрашивали. Глупые аналитики. Не тем сейчас нужно заниматься. Совсем не тем. Президент словно прочитал мои мысли, и ударив ладонью по столу, встал.

— Сядь Арсений! – сказал он довольно грубо. – Сколько личного состава мы имеем?

Илья Алексеевич попытался встать, но президент остановил его.

— Триста сорок шесть человек, включая вчера прибывших. – ответил он.

— Сколько всего на семи базах? – спросил президент.

— Сегодня утром было две тысячи семьсот. – ответил Зарипов.

Президент на секунду задумался, а затем обратился к Арсению.

— Что с передвижением групп Мутантов и организацией эвакуации выживших?

— Группы Мутантов постоянно увеличиваются. На сегодняшнее утро самые большие около двух тысяч особей. Передвижения постоянные. Несколько достигли зон похолодания и прекратили дальнейшее движение. С первыми серьезными холодами большая часть Мутантов и зараженных должны вымереть. – Арсений покашлял в руку, а затем продолжил. – По части эвакуации – работают девять групп. У парней постоянная нехватка ресурсов. Что людских, что авиации. «Разрыватель Пространства» к сожалению только один.

— Значит нужно перебросить все силы на эвакуацию. Не можем решить проблему с Программой Уничтожения, будем заниматься эвакуацией уцелевшего населения. – сказал президент. – С этого момента аналитический центр начнет поиски выживших и создаст план по их эвакуации. Матвей Савельев назначается ответственным за всю оперативную работу. Всем все понятно?

Похоже я попал в святая святых. Решения проблем государственного уровня проходит в моем присутствии. Конечно уровень немного не тот. Да и от самого государства практически ничего не осталось, но все же. Если я нахожусь здесь, то вполне могу сказать свое мнение. Но для начала спрошу какие задачи поставят именно передо мной.

— Могу я участвовать в эвакуации?

Все присутствующие посмотрели на меня, словно увидели заговорившего Мутанта.

— Боюсь задействовать Шухова, Смирнова и Таро Судзуки как оперативников слишком рисковая затея. Ключевые фигуры, нельзя рисковать ими. – сказал Арсений.

— К слову, я все еще здесь. – подметил я. Не люблю когда решают, не спросив хочется мне этого или нет. В любом случае отстранить меня не получиться. Даже президенту.

— Я согласен взять всех троих на эвакуацию. – вмешался Матвей. – С «Разрывателем Пространства» у нас не возникнет особых проблем.

— Я не против. – начал президент. – По себе знаю, что сидеть сложа руки самое тяжелое занятие. Тем более когда вокруг тебя погибают люди, а ты знаешь, что можешь выполнить эту работу гораздо лучше других. Когда-то сам был оперативником. Но есть одно но. Игнат как магнит притягивает к себе Мутантов, с этим могут возникнуть сложности.

— Сложности – неотъемлемая часть нашей работы… — заговорил Матвей.

— Ты прав Матвей. – согласился президент. – Разрешаю задействовать все возможные ресурсы. «Разрыватель Пространства» полностью в твоем распоряжении. Я же вынужден буду покинуть базу сегодня вечером. Поэтому все можете быть свободны. Кроме Савельева и Зарипова.

Все присутствующее сразу встали из-за стола и направились к выходу. У меня было дикое желание остаться и задать президенту несколько вопросов, которые остались нераскрытыми. Но нужно иметь совесть. Авторитет штука сложная. Я его заработал, но могу лишиться в один миг, если буду не слишком сдержанным. Решение президента по принятым мерам эвакуации выживших – правильное. Очень интересно куда он полетит. Попытаюсь потом разузнать об этом поподробнее у Савельева.

Выйдя из кабинета, я направился в жилой блок, но по пути решил сходить до тренировочного сектора. За несколько маршрутов мне удалось неплохо изучить расположение коридоров базы.

Проходя мимо жилых комнат, я услышал странно знакомый басистый голос. Остановился и прислушался. Не может быть. Открыв дверь, увидел старых знакомых. Тех, кого совсем не ожидал увидеть…

Я постучал в дверь.

— Входи уже! – пробасил голос с той стороны.

Чарли Тейлор и Михаил Филиппович собственной персоной. Увидев меня оба очень удивились.

— Игнат! Какие люди! Не ожидал тебя увидеть! – Филиппыч вскочил с кровати, и втащив в комнату, стиснул в медвежьих объятьях. Силушки ему не занимать, но когда я надавил на его грудную клетку, глаза Филиппыча округлились, а ребра мелодично захрустели.

— Ну ты Игнат силен! – сказал Филиппыч, потирая широкою грудь. – У меня все ребра от позвоночника отстали.

Пройдя в середину маленькой, но уютной комнаты, я подметил стоящую в углу инвалидную коляску. Чарли Тейлор протянул мне руку. Твердое мужское рукопожатие. У инвалидов колясочников очень сильные руки. А вот с ногами у Чарли стало хуже. С последней нашей встречи от некогда мощно развитых мышц осталось совсем немного. Без нагрузки ноги американца стали похожи на две спички.

— Давно вы здесь? – поинтересовался я, присаживаясь на край кровати Чарли.

— Уже неделю. Держат как аквариумных рыбок. Можно от скуки сдохнуть. – рассказал Чарли.

— Врет он. Я почти каждый день работаю. – начал рассказывать Филиппыч. – В основном принеси-подай. Но бывает и поинтересней задания. Тут есть один плюс – Мутанты не докучают. Еще кормят хорошо.

А ведь Чарли раздобрел. Тренируется? Все возможно. Руки стали толще. Грудина шире. Или мне кажется? Обман зрения на фоне атрофировавшихся ног?

— Как попали на эту базу? – спросил я.

— Бомбили склад, который вы с Савельевым нашли. Филиппыч грузил оружие в Тайфун, а я отбивался от Мутантов при помощи турели. – Чарли схватился руками за спинку кровати, и принял сидячее положение, — Когда хотели сваливать, заметили грузовой вертолет. Он нас тоже заметил.

— Думали новых знакомых встретим. – перебил Филиппыч, — А встретили вояк. Парни не церемонясь погрузили нас в вертушку и через пару дней мы были на этой базе. Склад кстати они изрядно подчистили. Забрали все ценное.

— А где третий? Алкоголик. Как его там зовут? Петрович? – поинтересовался я, разглядывая спартанские условия комнаты. Все по минимуму. Но на стене есть телевизор, а на тумбочке Чарли лежит ноутбук с эмблемой надкусанного яблока.

— Допился Петрович. Помер. Алкогольное опьянение, с последующим отравлением. – рассказал с грустью Филиппыч, — Ладно бы от Мутанта смерть принял. А так… Эх…

— Да хрен с этим алкоголиком. Бухал каждый день как чмо. – выпалил Чарли. – Я его предупреждал, что сдохнет если не завяжет. Но ему же все нипочем было. Легкая смерть. Уснул и не проснулся.

— Сегодня разработали операцию по эвакуации выживших. – рассказал я. – Вас будут задействовать? Могу замолвить словечко.

— Я не хочу. – сказал Филиппыч. – На базе много ребят которые могут стрелять и бегать гораздо лучше меня. Староват уже. Силушки хватает, а вот выносливость уже не та. Лучше буду делать вещи, которые приносят пользу.

— А я инвалид. Мне путь заказан. – грустно рассудил Чарли, — Просился в аналитики, но этот Зарипов упертый мужик. Ни в какую не соглашается. Хотя у меня мозгов побольше некоторых будет. Двенадцать лет нелегальным разведчиком проработал. Не одного прокола. Очень хочется чувствовать себя нужным. Кататься без толку по базе уже порядком надоело!

Ожидание всегда очень сильно угнетает. Хотя и является большей частью нашей жизни. Мы всегда чего то ждем. В детстве конца школы, дня рождения, нового года. Когда стаем постарше – зарплаты, конца рабочей смены, новой машины. В старости – пенсии, приезда детей и внуков, юбилея, на который все соберутся. Единственное, чего мы все не ждем – смерть. Каждый раз, когда кто-нибудь умирает, мы знаем, что это может произойти с любым но только не с тобой.

Особенно угнетает бессмысленное ожидание. Сидеть сложа руки и знать, что тебя считают не нужным – трудное занятие. Читать книги, смотреть фильмы и играть в видеоигры — очень быстро надоест. Человеку так же как воздух необходимо чувствовать себя нужным. Особенно ущербному.

— Чарли, я посодействую чтобы тебя взяли в ряды аналитиков. Уже сегодня ты сможешь приступить к работе. — пообещал я.

— Это будет лучшее, что ты можешь для меня сделать! – воскликнул Чарли. Он словно засветился от радости.

— Игнат, тут на базе очень трудно узнать новости. Все молчат как партизаны. – сказал Филиппыч.

— Да. С информацией здесь тяжеловато. Большая часть сотрудников из ФСО и разведки. ФСБ тоже хватает. – сказал я.

— Нет. Тут и женщины есть, и дети. Но мало. В другом крыле проживают. Я там часто бываю. – рассказал Филиппыч. – Но слухи все равно имеются. И главный из них ты. Правду говорят, что ты изменился? Раны заживают на глазах. Человека можешь поднять одной рукой. Мутанту голову открутить голыми руками. Аль брешут?

— Врут конечно. – ответил я. – Мутанта я одним плевком убиваю. А человека силой мысли могу поднять!

Шутка зашла. Чарли и Филиппыч дружно рассмеялись…

***

После часовой беседы с мужиками, я прямиком направился на поиски Ильи Алексеевича Зарипова. Пришлось намотать несколько кругов по петляющим коридорам, прежде чем он нашелся.

Помещение в котором находился руководитель аналитиков представляло из себя жилую комнату, и по совместительству рабочий кабинет. Обстановка крайне спартанская. Ничего лишнего.

— С чем пожаловал? – спросил он, не отрываясь от экрана монитора.

— С просьбой. – ответил я.

— Рассказывай. – Зарипов усердно изучал диаграмму, делая пометки в блокноте.

— Чарли Тейлор. Инвалид колясочник. Сможешь взять его аналитиком в группу?

Зарипов оторвался от монитора, и начал крутить карандаш в зубах, пытаясь вспомнить кто такой Тейлор.

— Исключено, – ответил он, видимо вспомнив о ком идет речь.

— Почему?

— Аналитиков у нас хватает. Тем более инвалид. Пусть развлекается. На базе есть чем заняться. Его никто не будет упрекать. – ответил Зарипов.

— В том-то и дело, что человек хочет быть нужным. Выдай ему задание, а дальше сам все увидишь. Не справиться, твое право. Откажешь человеку. – сказал я.

— Хорошо. – согласился Зарипов. – Пусть появиться у меня через час.

Покинув кабинет Зарипова, прямиком направился к Тейлору и объяснив суть дела, со спокойной душой вернулся в отведенную нам комнату. Наташа и Катя сидели на полу, наслаждаясь просмотром сериала про зомби. Обмолвившись с девчонками несколькими фразами, я узнал у Катерины, что Алексей находиться у себя в комнате, и направился к нему.

Апартаменты Алексея оказались полной копией нашей комнаты, если не считать некоторых мелких деталей.

— Здорова! Есть хочешь? – спросил он, пропуская меня в комнату.

— И тебе не хворать. – ответил я. – Не откажусь, с утра ничего не ел.

Четыре часа блужданий и разговоров пролетели как один миг.

— Тогда я на двоих закажу. – сказал Алексей, ловко управляясь с сенсорной панелью. – Что предпочитаешь?

— То же, что и ты. – ответил я.

На открытом ноутбуке я заметил текстовый файл, в котором особо выделялись слова «Гиперборея», «Атлантида» и «Технологии».

— Зарипов попросил внести в один файл всю имеющуюся информацию. – пояснил Алексей, заметив, что я читаю. – Он не знает, что у меня на это могут уйти годы. В писанине я не силен.

— Тогда записывай голосовые. Так будет гораздо быстрее. – посоветовал я.

— Он не согласен. Сказал, что тогда им проще приставить ко мне аналитика, и записать разговор на видео. – Алексей закончил с меню, и усадив меня в кресло, сел на стул. – Рассказывай, с чем пожаловал?

Пока пересказывал события утреннего собрания с участием президента, в комнату доставили тележку с едой. Мы переместились за стол, как раз к концу пересказа.

— Эти аналитики совсем ничего не могут. Стоило им лезть туда, где мы без их участия легко справлялись?! – Алексей уплетал котлеты с гречкой словно не ел целую неделю, — Сегодня все утро усердно тренировался с Таро. Мечом орудовать – не руками и ногами махать. Но, я быстро учусь. Японец сказал, что за пару месяцев неплохо натренирует меня.

— А если у нас нет этих пару месяцев? – спросил я.

— У тебя тоже нехорошее предчувствие? – поинтересовался он, откладывая второе, и принимаясь за первое. У Алексея всегда был такой подход к еде, сколько его помню. Салат он всегда оставлял на последок.

— Даже не предчувствие. Ощущение, что мы упустили какую-то важную деталь. – объяснил я.

— Вот и Таро так же говорит. – согласился Алексей. – Будем надеяться на мою голову. Может скоро мне удастся вспомнить что-нибудь важное. Сейчас идут потоки информации касательно медицины. Даже в этом деле Гиперборейцы превзошли нас на порядок. Их врачи умели ускорять регенерацию и запускать процессы восстановления полностью утраченных конечностей.

— Может тебе остаться на базе? Запишешь знания, отдохнешь. И Таро тоже останется. Будете тренироваться. Глядишь вспомнишь, что нам дальше делать. – предложил я.

— Твердое нет. – Алексей решительно отодвинул тарелку с супом. – Прозябать на базе, когда можно устроить Мутантам хорошую взбучку? Моя голова активнее приносит знания, когда я нахожусь в критических ситуациях. Особенно когда доходит до отключки. В любом случае я буду заниматься эвакуацией!

Если Смирнов решил, то его уже не переубедишь. Он никогда не боялся смерти. Всегда смотрел ей в лицо, умудряясь при этом корчить ей рожи. Быть может поэтому Защитная Система выбрала именно его своим носителем. И случилось это гораздо раньше до того как зараженный умудрился цапнуть Смирнова за руку. Он всегда был для меня примером. В отряде мы всегда были лучшими друзьями. Но Смирнов всегда был на чуточку быстрее, и на чуточку умнее. И не только меня. Многие смотрели на него с восторгом. Командир должен быть таким. Давать пример. Смирнов это делал отлично. Холодный расчет совместно с идеально отточенными навыками превращали его идеальное оружие. Отряд «Альфа» — самонаводящееся оружие в руках государства. Для нас не было преград. Нам ставили задачи и мы их выполняли…

Дверь открылась без стука и вошел Савельев.

— Уединились за ужином голубки? – пошутил он. – От девчонок избавились и шепчитесь о женском?

— Может ему вилку в глаз воткнуть? – весело спросил Алексей.

— Достаточно просто кулаком заехать. – подхватил я.

Матвей поднял руки вверх.

— Сдаюсь! Приношу извинения за прерванный романтик! – не унимался он. – На долго не задержу. Завтра утром в семь часов вылетаем на большую землю. Цель – Новосибирск. Крупное поселение выживших в трехстах километрах от города. Аналитики засекли большую группу Мутантов движущуюся в их сторону.

— «Крыло» в нашем распоряжении? – спросил Алексей.

— Да. – ответил Матвей. – Только одним им нам не обойтись. Все данные предстоящего задания вам скоро скинут на планшеты. До завтра отдыхайте. Прощайтесь с подружками. Не мне вас учить, сами разберетесь!

Договорив, Матвей вышел из комнаты хлопнув дверью, и быстрым шагом направился дальше по коридору.

— Встреча с президентом на него положительно влияет. – сказал Алексей. – Похоже братцу кресло Министра обороны в будущем светит. Если доживем конечно.

— Доживем. В ноябре морозы ударят. Сможем на Урал перебраться. – сказал я.

— Можно и на Урал. Разберемся с Программой Уничтожения, хоть в Египетских пирамидах живи. – Алексей взял в руки тарелку с салатом, — Вот только после победы нам никто не даст отдохнуть. Начнутся задания и прочие веселья.

— Рано мы о победе заговорили Леха. Рано…

Глава 8 Внештатные ситуации

Наташа уговорила меня на просмотр фильма про «зомби». Со всеми делами к вечеру было покончено. И после недолгих уговоров, я согласился скоротать вечерок сидя в компании любимой, и пялясь два часа на шедевр американского кинематографа. Как только на экране появилась стартовая заставка, в дверь постучали.

— Похоже не судьба. – сказал я, не показывая облегчения. Честное слово никогда не любил пялиться в телевизор, считая это занятие бессмысленным времяпровождением. Чтение всегда доставляло гораздо больше удовольствия. Пока мы жили целый месяц в лесу, я умудрялся по четыре-пять часов в день проводить наедине с книгой. Но сейчас даже на это не хватает времени.

— Ты будешь смотреть со мной фильм! – решительно сказала Наташа, уперев руки в боки, — Иди открывай дверь, и скажи, что занят.

— Хорошо! – согласился я, поднимая руки вверх, — Сдаюсь! Сегодня я весь твой.

Поставив фильм на паузу, я открыл дверь. Чарли Тейлор затарахтел с порога:

— Игнат, спасибо тебе большое! Я теперь в аналитиках! Зарипов лично назначил меня куратором завтрашней операции под Новосибирском. Мой комп теперь подключен к одному из спутников «Прометея»!

— Не благодари меня Чарли. Я только посоветовал. Ты сам проявил себя как отличный специалист. – сказал я.

Чарли крепко пожал мне руку.

— Еще раз спасибо тебе Игнат! – воскликнул он. – Ладно, я поеду. Нужно работать. Завтра будет тяжелый день. Не буду тебя отвлекать.

Взмахнув рукой на прощанье, он виртуозно развернул коляску, и энергично работая руками, умчался по коридору в направлении своей комнаты.

Закрыв дверь, я активировал красный индикатор «не беспокоить», и отключив паузу, вернулся к Наташе.

— Ты у меня молодец! – сказала она, устраиваясь на моем плече поудобнее. – Даже здесь умудряешься людям помогать.

Два часа пролетели незаметно. Суть фильма заключалась в том, что в маленьком Американском городке вспыхнула эпидемия вируса. Семь совершенно разных людей сбились в одну группу, и пытаются выжить. При этом они постоянно ругаются, и даже несколько раз умудрились подраться. Больше всего меня удивило полное отсутствие военных, и бездействие властей. Весь фильм у главных героев не кончаются патроны, и они бегают с самым разнообразным стрелковым оружием. Безумная домохозяйка управляется с винтовкой, словно пол жизни отслужила морским пехотинцем. В конце фильма все спаслись. Кто-то нашел свою любовь. Ученые создали вакцину от вируса. Счастливый конец.

— Тебе понравилось? – поинтересовалась Наташа, когда по экрану побежали финальные титры.

— Глупая сказка со счастливым концом. Слишком много неправдоподобных вещей. Такое заражение можно было локализовать в течении пары часов с момента первого проявления вируса. – рассказал я.

— Так и думала, что ты скажешь именно это. – расстроенно сказала она. – Почему ты захотел участвовать в эвакуации?

Так, похоже назревает серьезный разговор. Может подхватить на руки и утащить в кровать? Скорее всего не поможет. Придётся объяснять.

— Мои навыки борьбы с Мутантами слишком высоки, чтобы отсиживаться на базе. – ответил я.

— У них специалистов и без вас хватает. Еще и Алексея за собой потащил! Сидели бы на базе, наслаждались спокойной жизнью. Знаешь, как я скучаю по тем временам, когда мы жили в лесу! – не унималась она. – Тогда ты всегда был рядом. А сейчас снова собираешься оставить меня!

— Я не оставляю тебя. Мы улетим максимум на сутки. Будут работать две оперативных группы. Я в первой. Сутки на эвакуации, сутки на базе. Представь, что это обычная работа. – я говорил максимально убедительно.

— Работа на которой ты можешь погибнуть! – вспылила Наташа, — И Алексей тоже может! Ты знаешь, что у него скоро будет ребенок?

У меня буквально отвисла челюсть. Вот же гад такой Леха. Молчит как рыба. Завтра устрою ему капитальную взбучку!

— Это тебе Катя сказала? – спросил я, возвращая себе невозмутимое выражение лица.

— Да. Сегодня рассказала. Но это еще не точно. Она попросила меня никому не рассказывать. У нее даже Лёша ни о чем не знает. – объяснила Наташа.

Значит Алексей ни о чем не знает. Поклеп на честного человека.

— Тебя попросили не о чем не рассказывать, а ты уже мне все разболтала!

— Ну тебе же можно, я знаю, что ты не разболтаешь! – воскликнула она.

— Не разболтаю. Я умею хранить секреты.

— Обещаешь? – кокетливо спросила она.

— Обещаю!

Мы незаметно для себя переместились на кровать. Время словно остановило свой ход. Уснуть удалось только через несколько часов…

***

Проснувшись в пять, я бесшумно оделся, и поцеловав спящую Наташу в губы. Она обняла меня и пробормотала что-то не совсем понятное. Укрыв ее одеялом, я прихватив планшет выскользнул в коридор.

На сборы ушло чуть больше часа. Стандартная экипировка, с некоторыми примочками. Алексей пришел чуть позже меня. В итоге к половине седьмого в ангаре собралась группа из двадцати человек. Командовал непосредственно Матвей Савельев.

Ровно в семь мы погрузились в «Крыло» и покинули базу Северный Клевер, взяв направление на Новосибирск. Все расположились по креслам. Многие уткнулись в планшеты, дабы скоротать время полета.

Я переместился по ближе к Матвею, чтобы еще раз поподробнее разузнать о предстоящей операции.

— Какое расчетное время подхода группы Мутантов к поселению? – спросил я.

— Двенадцать часов. – ответил Матвей.

— Я не до конца понял кто где будет задействован. Разъясни подробнее.

— Может сразу всем? – спросил он.

— Так даже лучше будет. – ответил я.

Матвей поднялся на ноги, и громко хлопнул в ладоши, привлекая к себе внимание.

— Хочу уточнить некоторые детали предстоящей операции. Сейчас мы летим в Новосибирск, в аэродром Толмачево. Там совершим посадку, и выполним зачистку. Десять человек будут задействованы непосредственно подъемом в воздух трех вертолетов «Ми-8» и топливозаправщиком. Дальше будем действовать по обстоятельствам. Все наши действия будут отслеживаться со спутника, благо погода позволяет.

— А топливозаправщик нам зачем? – поинтересовался один из парней. Я не запомнил его имени, вроде Санек.

— Топливозаправщик там особенный. Цистерна на восемнадцать кубов. Она должна быть полной. Шухов и Кириенко будут работать непосредственно с ним. Отгонят его на безопасное расстояние. – объяснил Матвей.

— Это понятно. – сказал Артем Кириенко. – Почему именно «Ми-8»? Не проще задействовать «Ми-24»? У них вооружение есть.

— Нам не нужно вооружение. – ответил Матвей. – После того как разберемся с эвакуацией, и погрузим людей на «Крыло». Все три вертолета начнут поисковые работы. Через два часа после прибытия в Новосибирск, нам на помощь должна прийти группа из двенадцати человек.

— «Ми-8» очень старые машинки. – вмешался Артур Хамзин, — Не хотелось бы хлопнуться во время полета.

— На аэродром Толмачево в девятнадцатом году поставили три совершенно новых вертолета «Ми-8» для проведения поисково-спасательных операций. Машинки очень хорошие. Грузоподъёмность тридцать человек. – рассказал Матвей.

Савельев рассказывал некоторые нюансы еще около десяти минут. Я не стал его слушать, переместившись в ВИП зону «Крыла», куда незадолго до меня ушел Смирнов. Похоже у него была бессонная ночь. Разложив кресло, он безмятежно спал.

Я решил последовать его примеру…

***

До Новосибирска долетели за три часа. Началась подготовка к высадке на аэродром. Савельев вел активные переговоры с Чарли Тейлором. Нацепив на голову защитный шлем, я переключил связь на активные наушники, влившись в общую переговорную сеть.

— Высаживайте нас. – скомандовал Матвей пилотам.

— Принял. – отозвался незнакомый голос.

Спустя одну минуту, я одним из первых ступил на асфальтированное покрытие аэродрома Толмачево.

— Чарли, ты можешь переключить меня и Артема на отдельный канал, так чтобы мы могли слышать только Савельева? – спросил я.

Слушать пустую болтовню очень не хотелось. Современное снаряжение от «Прометея» позволяло делать и не такие функции. При желании Тейлор мог отсечь любого участника группы от общего канала, находясь за компьютером у себя в комнате.

— Сделано. – отозвался американец.

Четверо бойцов со снайперскими винтовками уже принялись за привычную работу, выискивая немногочисленных зараженных и отправляя их на тот свет.

— Я думал тут будут толпы Мутантов и зараженных. – сказал Артем. – А тут совсем тухло.

— Радуйтесь идиоты. – раздраженно ответил Матвей. – Вам лишь бы пострелять в кого-нибудь.

— Тема, почапали к заправщику. – сказал я, разглядев нужный нам «КАМАЗ» в двухстах метрах около одного из ангаров.

— Леха, куда ты собрался? – рявкнул наушник голосом Матвея.

— Чарли, отключи Матвея от нашего канала. – попросил я, не желая слушать бессмысленные команды и перепалки.

— Сделано. – отозвался он. – Между Смирновым и Савельевым началась перепалка, не желаешь послушать? – спросил Чарли.

— Нет. – ответил я. – Ты наверное нас как на ладони видишь? Небо сегодня ясное, словно по заказу.

— Да. – отозвался Чарли. – Меня тут разрывают на части. Работать сразу на несколько каналов очень сложно.

— Тогда не отвлекаю. – сказал я. – Тема, как тебе супер-пупер операция?

— Дисциплина на уровне детского сада. – ответил Артем, показывая мне большой палец. – Слишком просто все. Как бы чего не случилось.

— За нами сейчас минимум десять человек следит. Незримое око «Прометея» не дремлет. – сказал я.

Мы прошли половину пути не сделав не одного выстрела. Из ангара в нашу сторону вяло двигалась группа из семи зараженных. Постоянно контролируя обстановку, я заметил, что «Крыло» собирается взлетать, а группа из восьми человек вместе со снайперами движется к вертолетам. Три новеньких «Ми-8» в оранжевой расцветке одиноко стояли в отдалении, дожидаясь когда вновь смогут подняться в воздух. Уже пятьдесят с лишним лет эти машинки успешно справляются с возложенными на них задачами.

Артем не выдержал первым. Вскинув автомат, он методично расстрелял зараженных, не сбавляя скорость.

— Я вот знаешь, что подумал. – сказал он. – Представь если на заправщике аккумуляторы разряжены! «С толкача» нам его не завести.

— Думаю аналитики дадут нам дельный совет. У них должно быть все просчитано. – ответил я.

— Заправщик к которому вы направляетесь точно заведётся. – сказал наушник голосом Зарипова. О как! Похоже я был прав по поводу старательного наблюдения.

— А можно нам шлемы снять? – поинтересовался я. – Душно в них. Да и опасности никакой.

— Шлемы снимать запрещаю. – твердо ответил Зарипов. – Еще по возвращению на базу вас ожидает конкретная взбучка. Понятие дисциплина вам не знакомо?

— Мы не на захвате объекта кишащего террористами находимся. Можно и на веселой ноте поработать. – ответил я.

Один из вертолетов уже запустился, и винты начали молотить в холостую. Похоже до нас тут уже поработали. Или на вертолетах стоят очень хорошие аккумуляторы. Как помнится их там шесть штук.

— Слишком все гладко проходит. Не люблю я это. – сказал Артем.

— В радиусе десяти километров вокруг аэродрома наблюдается активное передвижение Мутантов в вашу сторону. – сказал Зарипов. – Если будете также медлительны, то скоро у вас станет совсем не гладко. Зараженных тоже повсюду хватает.

— Успеем. – ответил я. Мы наконец-то дошли до топливозаправщика, и открыв дверь, я влез в кабину и сел за руль.

Несколько нехитрых манипуляций, и мотор весело заурчал. Топливная стрелка показала больше половины бака. Артем взобрался в пассажирское кресло, и закрыв дверь, вытащил из нагрудного кармана планшет.

— Скидывайте координаты точки сбора. – сказал он.

— Уже отправил. – отозвался Зарипов. – Шлемы не снимать даже в машине!

Я хотел обозвать аналитический центр нехорошим словом, но сдержался. Включи передачу, сорвал тяжелый вездеход с места и направил его прямиком к вертолетам…

На заправку ушло почти двадцать минут. Зарипов постоянно подгонял нас, словно от его бессмысленных ругательств работа пойдет быстрее. Еще через пять минут три пузатых птички поднялись в воздух, и набрав высоту, скрылись за лесом. Спустя пару минут территорию аэродрома покинуло «Крыло», и мы с Артемом остались одни.

— Следуем в точку сбора. – отрапортовал я.

— Будьте предельно осторожны. Расчетное время подхода второй группы – один час, сорок минут. – сказал незнакомый голос.

Спустя еще двадцать минут мы вышли на трассу. После заправки трех вертолетов, цистерна с авиационным керосином полегчала минимум на семь тон. Нам предстояло проехать девяносто километров пути. Отключив неодимовое крепление, я скинул с головы мешающийся шлем. Артем сделал то же самое, предусмотрительно активировав внешний динамик связи…

До отмеченной на карте точки сбора добрались совершенно спокойно. По мере удаления от города, количество зараженных начало уменьшаться. Мутанты встречались совсем редко. Похоже они и вправду сбились в группы, а те, что остались выполняют роль наблюдателей. На наше появление они никак не реагируют, а просто смотрят. Я даже один раз останавливал машину, чтобы убедиться в предположениях. Мутант не стал нападать, что нас с Артемом очень удивило. Похоже твари умнеют. Умнеют очень быстро. Слишком быстро.

Отыскав подходящее место, я съехал с дороги и направил машину в поле. Для точки сбора аналитики выбрали очень подходящее место. Территория просматривалась на полкилометра вокруг, и подобраться к нам незамеченными было просто невозможно.

— Мы на месте. – сообщил я, заранее нацепив шлем. Все-таки не стоит злить руководство.

— Отлично. – ответил Зарипов. – Через пятнадцать минут группа будет у вас.

— Как проходит эвакуация? – спросил я.

— «Крыло» уже вылетело на базу. Загрузка максимальная. Пятьдесят человек за раз. – ответил Зарипов.

— Такое большое поселение? – поинтересовался Артем.

— Да. Там мощный лагерь. Общая численность – двести тридцать шесть человек. – ответил Зарипов.

— Не хило! – воскликнул я. – По предварительным данным было всего сорок два.

— Это наземное поселение. – отозвался Зарипов. – Мы не знали о заселении подземного убежища.

— Так может не стоило выдергивать людей из безопасного места? И как вы не могли знать о наличии подземного убежища? – спросил я. Со стороны откуда мы приехали, к нам двигались около тридцати зараженных. Похоже Программа Уничтожения не дремлет, определяя мое местоположение с феноменальной точностью.

— Спутник не всесилен. Мы можем разглядеть лежащую на земле монету, и даже определить год выпуска, но сквозь стены не видим. – объяснил Зарипов. — Я наблюдаю активность зараженных в вашем направлении. Три группы, численностью по двадцать-тридцать особей. В бой вступать запрещаю. Твари движутся очень медленно.

Артем с сожалением опустил автомат. Он уже был готов как следует нашпиговать свинцом каждую тварь. Да и я бы не отказался поупражняться в стрельбе.

— Что делать если твари успеют приблизиться меньше чем на сто метров до прихода второй группы? – поинтересовался Артем.

— Переместиться в сторону и ждать. – ответил Зарипов.

— Принято. – ответил я. – Можно подключить к нашему каналу Смирнова?

— Да. – отозвался он. – Алексей Смирнов переключен на ваш канал.

— Леха, как у вас дела? – спросил я.

— О! Отшельники нарисовались. Нормально доехали? – спросил Алексей.

— С максимальным комфортом, которого можно ждать от КАМАЗа вездехода. – ответил я.

— Главное, что доехали. Зараженные не докучают? – поинтересовался Алексей.

— Не особо. Мутанты вообще нами не интересуются. Похоже твари настолько поумнели, что не хотят лезть на рожон по одному. Стоят и наблюдают словно разведчики. Буквально неделю назад при моем появлении они тут же пытались свернуть мне шею. Похоже предположение по поводу пчелиного роя подтверждается. Программа Уничтожения контролирует каждого Мутанта словно единый компьютер. – высказал я свои предположения.

— На будущее, — вмешался Зарипов, — постарайтесь делиться подобными изысканиями с аналитическим центром.

— Просьбу выполню. – ответил я, сдерживая смешок.

— Илья Алексеевич, — обратился Артем к Зарипову. – Зараженные уже слишком близко, разрешите выполнить зачистку!

Первая группа зараженных уже приблизилась к нам меньше чем на двести метров. Сейчас их можно расстрелять как мишени в тире.

— Запрещаю. Группа уже на подходе. – ответил Зарипов. – Откройте двери, вы их услышите. Первым летит «Ми-28Н».

Мы открыли двери, и скинув шлемы прислушались. Легкий гул, на грани слышимости, известил о приближении вертолета.

— Полезли на цистерну?! – воскликнул Артем. – Посмотрим на шоу. Ночной охотник — птичка серьезная.

— Без самодеятельности. – вмешался Зарипов. – Я подключил пилота к вашему каналу. Майор Иван Серебряков.

— Привет Опустошитель! – воскликнул я.

— Здорова парни! – отозвался Иван. – Как настроение?

— Настроение нормальное. Ждем шоу. – ответил Артем.

— У меня топливо на минимуме. Сможете одолжить мне полтора куба горючки? – весело поинтересовался Иван.

— Можем гораздо больше, – ответил я.

— Гораздо больше зальете в трешку двадцать четвертых. Они немного приотстали. Но скоро подтянуться.

Шум постоянно увеличивался, и меньше чем через минуту из-за леса вылетел ударный вертолет. Снизившись максимально возможно, он сходу дал залп из крупнокалиберного пулемета по приближающейся на нас группе зараженных. Куски мяса и оторванных конечностей вперемешку с внутренностями полетели по сторонам. Для закрепления эффекта оператор вооружения лупанул в толпу тридцатимиллиметровой пушкой, применив осколочно-фугасный.

Расправившись с первой группой, вертолет изменил траекторию, и ударил по остальным зараженным. Около тридцати секунд и от тварей остались только ошметки тел. Заложив круговой полет и убедившись в отсутствии зараженных, вертолет пошел на посадку. Майор Серебряков оказался грамотным пилотом и без труда посадил машину максимально близко к заправщику.

Пилоты покинули вертолет, и действуя сообща, мы начали заправлять винтокрылую машину, делясь впечатлениями. Оба майора были одеты в обычные костюмы «Горка», и из стрелкового оружия при себе имели только легкие пистолеты-пулеметы.

Спустя десять минут прилетели три пузатых крокодила «Ми-24», и совершили посадку недалеко от топливозаправщика. Я представил какого приходиться пилотам вертолетов. Бегать по земле, стрелять из ручного оружия и ездить на машинах гораздо проще. А вот летать на вертолете в условиях апокалипсиса задача совсем не из легких. Постоянные нехватки топлива и другие нюансы касающиеся вертолетов. После недолгого разговора с Серебряковым я узнал, что они несколько раз зачищали аэродромы от зараженных, только для того чтобы заправить вертолеты топливом.

— Почему бы вам не бросить вертолеты и не пересесть на машины? – поинтересовался Артем. Нас на время отключили от канала связи, чтобы мы не тревожили аналитиков пустой болтовней. Один из крокодилов уже находился в воздухе, контролируя территорию.

— Мы и сами не прочь. Буквально четыре дня нам вообще не было известно о эвакуации, базе на острове и участии президента. – ответил Серебряков. – На нас вышли случайно, и попросили обеспечить огневую поддержку при эвакуации.

— Много поселений выживших вам попалось? – спросил я. Ребята добирались в Новосибирск из центральной части России.

— В наших краях почти не осталось. – ответил он. – У нас плотность населения очень высокая и соответственно огромное количество Мутировавших. В этих краях поспокойнее. Представьте, что в Европе твориться!

— Нет желания представлять. – ответил Артем.

— В центральной части работает еще одна группа эвакуации. База находиться на Неве. – рассказал я. – Прямо на Адмирале Кузнецове. Президент сейчас там находиться.

— Я знаю. – ответил Серебряков. – Меня ввели в курс дела.

Сделать из авианесущего крейсера передвижной плавучий город – очень умное решение. Мы начали постепенно адаптироваться и давать отпор невидимому агрессору, который пытается истребить человечество. Количество человеческих ресурсов начинает расти. Способных держать оружие становиться больше. Но неспособных еще больше. Скоро возникнет проблема добычи пропитания, и куча других потребностей. В одном из разговоров Матвей Савельев обмолвился, что аналитики готовят проект по созданию города выживших в Якутии, а с наступлением зимы и в других регионах. Еще никогда человечество не ждало зимы, как ждет его сейчас. Зима — надежда на вымирание Мутантов и зараженных.

— Кончайте трепаться. – вмешался в разговор Зарипов. – Поднимайте машины в воздух и начинайте свободный поиск. Три вертолета «Ми-8» уже поднялись в воздух и движутся в относительно безопасную зону. В вашем секторе наблюдается повышенная активность зараженных. Так же все крупные группы Мутантов изменили направление, и теперь движутся в вашем направлении. Магнит в лице Игната работает как надо.

Безопасная зона. Относительно безопасная. Вертолеты доставят людей в безопасное отдаление от зараженных, и полетят за остальными. «Крыло» будет летать сутками напролет, переправляя людей на базу. В данной ситуации большое расстояние очень замедляет проведение эвакуации. База «Северный клевер» не оснащена посадочной полосой нужной длины, для приземления крупного самолета. И это большой минус.

Три вертолета поднялись в воздух, и разлетелись в разные стороны. Бросив опустевший топливозаправщик, мы с Артемом сели в один из крокодилов, и полетели на место эвакуации, чтобы забрать Алексея Смирнова и Артура Хамзина. О дальнейших действиях нас не уведомили. С первой частью задания мы справились на отлично.

— Машинка-то старая! – сказал я Артему, осматривая внутреннюю часть вертолета. – Лет тридцать ей.

— Тридцать три! – воскликнул один из пилотов, веселый парень по имени Эрнест. – Как Иисусу!

— А ему не тридцать шесть было? – не согласился Артем.

— Все вопросы по поводу возраста Иисуса к Смирнову. Он должен знать. – пошутил я. – Эрнест, какова вероятность, что вертолет может упасть?
Однажды я уже испытал на себе всю полноту ощущений падения вертолета. Вернее конвертоплана. Но та машинка была очень новой, и с очень высоким уровнем безопасности. Да и пилотировал её один из лучших пилотов.

— Нулевая вероятность. – ответил Эрнест. – Машинка проходила полное обслуживание в начале этого лета.

Знаю я как в России обслуживают подобные машины. По документам. А на деле ничего не делают. Покрасят и дальше летать. А потом ребята разбиваются. Но в этот раз нам не было суждено разбиться. До места эвакуации вертолет долетел абсолютно спокойно. Городок построенный прямо на территории старой военной части оказался неплохо укреплен. На вооружении имелись даже несколько «БМП», один «БТР» и один танк «Т-72».

Когда парни сели в вертолет, мы снова оказались в воздухе. Алексей Смирнов запросил у аналитиков выделить нам отдельный канал, и тут же начал командовать.

— Я разговаривал с одним из местных. Мужичок сказал, что к югу от их поселения, в сотне с лишним километрах, есть небольшой домик. Примерные координаты сейчас скинут пилотам. Там семь человек проживает. Говорит, что не поладили с местными, и решили жить особняком. – рассказал Алексей. – Слетаем туда. Найдем их по-быстрому, а потом еще пару мест нужно будет проверить.

— Сделаем! – отозвался пилот.

— Этот вертолет уже давно пора на покой отправлять. – подметил Алексей.

— Леха! – воскликнул Артем, — А сколько лет было Иисусу, когда он умер?

— Вроде тридцать три. А зачем тебе это? – шлем мешал увидеть выражение на лице Алексея, но я знал, что он очень удивлен.

— Ты это утверждаешь наверняка, или предполагаешь? – сдерживая смех спросил Артем.

— Предполагаю. – уточнил Алексей. – Точные данные мне не известны.

— Тогда ладно. Был тут у нас один разговорчик. Не бери в голову, – объяснил Артем.

— Бери в рот! – ляпнул пилот Эрнест, и тут же расхохотался. Но спустя несколько секунд заткнулся, осознав, что его никто не поддержал.

— Я тебя прощаю, – прошипел Алексей. – Но на будущее – думай, прежде чем что-нибудь ляпнуть. В другой раз можно и по шее схлопотать.

Большую часть полета прошла в полной тишине. Только аналитики изредка засоряли эфир ненужной информацией, и рекомендациями изменения курса. Поиск нужного места затянулся на лишних пол часа. Будь у нас специальное оборудование для проведения поисково-спасательных, все было бы гораздо проще.

— Я кажется что-то вижу. – спокойно сказал второй пилот. – Если это нужное нам место, то тут нам не сесть.

Вертолет слегка изменил траекторию, и завис над лесом максимально низко. Артем открыл десантный выход, и внизу нам удалось разглядеть небольшую землянку, а рядом с ней потрепанный «УАЗ».

— Вижу мертвых зараженных. – сказал он. – Еще вижу живых людей. Трое. Усердно машут нам.

— Чарли, ты нас слышишь? – спросил я в эфир.

Чарли Тейлор не отозвался, зато отозвался Зарипов.

— В пяти километрах от вас есть большая поляна. Сядете там. В случае обнаружения большого количества Мутантов, отступайте обратно. – скомандовал Зарипов. – Пилотам строго запрещается покидать вертолет.

— Принято. – ответил Алексей.

Винтокрылая машина набрала высоту, и пошла в заданном направлении стремительно набирая скорость. Через несколько минут сплошное одеяло хвойного леса закончилось, и мы начали садиться на относительно ровную площадку. Если такой можно было назвать изрытую дикими кабанами поляну.

— Вот скажите мне парни! – проворчал Зарипов, когда мы вылезли из вертолета, и принялись проверять оружие. – Почему из всех работающих групп именно ваша оказалась в полной заднице? Как только вы войдете в лес, мы перестанем вас видеть.

— Лес не такой плотный. Глядишь и не потеряете. – отозвался Алексей. – Тем более на каждом из нас весит по маячку.

— На Мутантах маячков нет… — проворчал Зарипов.

Убедившись в достаточном количестве патронов, группа из четырех бойцов вошла в лес, и выдвинулась в направлении землянки. Под веселые переговоры и шутки, а также постоянные недовольные возгласы Зарипова, мы прошли три километра в спокойном темпе, не повстречав ни одного зараженного. Хвойная посадка времен начала прошлого века теперь превратилась в мощный спелый лес. Ровные ряды посаженных в Советском Союзе деревьев отлично скрывали нас от спутника. Кроны мачтовых сосен соприкасались так плотно, что даже днем в лесу стоял полумрак.

— В Союзе к делу подходили с толком, чувством и расстановкой. – сказал Алексей.

Он шел впереди группы. С недавних пор Алексей заменил всегда нравившийся ему «АМБ-17» на крупнокалиберный автомат «АШ-12». Очень грозное оружие в умелых руках. Патрон специально разрабатывался для винтовки «Выхлоп», а автомат «АШ-12» ее младший брат.

— Ты к чему Союз вспомнил? – спросил Артем.

— Посадка красивая. – ответил Алексей. – Смотри какие ровные ряды деревьев. Похоже, по шнурке садили. Сейчас такого нет. Натыкают саженцев как попало.

— Это да. Не лес, а парк. Если конечно от валежника почистить. – согласился Артем.

Валежника в лесу хватало. Повсюду лежали высохшие и порядком перепрелые стволы тонких деревьев, зачахших из-за отсутствия солнца. Старшие собратья не давали младшим не единого шанса, закрывая солнце вечнозелеными кронами. Только подлесок черемухи и рябины продолжал расти, не замечая недостатка в солнечных лучах. Именно этот подлесок больше всего мешал, сильно замедляя передвижение отряда. Пробираясь первым, Алексей постоянно натягивал тонкие прутки, и неожиданно отпускал, от чего те хлестали идущих следом по защитным шлемам.

— Парни, я вот знаете, что подумал. – начал говорить Артем, огибая ствол дерева, и наклоняясь чтобы пробраться между кустов, — А если эти люди не захотят, чтобы их спасали?

— Тогда они просто идиоты. – ответил Алексей. – Кто откажется переместиться в безопасное убежище? Когда мы прилетели эвакуировать большое поселение, люди просто светились от счастья. Все очень бояться Мутантов. А жить каждый день в страхе занятие крайне неприятное.

— Я согласен с тобой. – сказал Артем. – Но фактор идиота отменять не стоит. Риск нарваться на свихнувшихся фанатиков тоже имеется. Не спроста они отбились от основного убежища. Семь человек не могут рассориться с руководством одновременно.

— Я не уточнял. – ответил Алексей. – Игнат, ты что думаешь?

— Придем на место, узнаем. – безразлично ответил я, хотя кое-какие подозрения у меня тоже имелись, но озвучивать их не хотелось.

— Движение! – рыкнул Артур Хамзин, выученным движением вскидывая автомат и выискивая цель.

Вырвавшись из кустов, я припал на одно колено, и начал искать угрозу. Несколько секунд ничего не происходило, а затем между деревьев мелькнула тень. Застрекотал автомат Артура, посылая длинную очередь. Стрелял он умело. Заранее взяв упреждение. Мутант сам нарвался на смертельный дождь, летящий ему навстречу. Пули ударили в грудь, и тварь споткнувшись, упала. Встать она не успела. Пуля выпущенная Алексеем снесла пол черепа, забрызгав мозгами ближайшее дерево.

— Хороший выстрел. – прокомментировал Артур.

— Твой тоже был хорош. – отозвался Алексей.

Мы вернулись к прежнему боевому порядку, и продолжили движение.

— По всем просматривающимся вокруг вас территориям наблюдается повышенная активность зараженных. – заговорили наушники голосом Зарипова. – У вас полтора часа. После кольцо начнет сжиматься.

— Принято. – ответил Алексей. – Мы справимся за час.

Без дополнительных команд, группа слаженно ускорилась. Незаметно для самих себя мы перешли на легкий бег, с ходу перепрыгивая препятствия и огибая мешающие передвижению кусты.

— Триста метров до землянки. – сообщил Зарипов. – Хорошо двигаетесь. Но не забывайте про безопасность.

Впереди замаячил просвет, подтверждая приближение к небольшой поляне. А вот и показались трупы зараженных. Мы сбросили скорость передвижения, и убедившись в отсутствии движения и преследования, продолжили идти в сторону землянки и «УАЗа».

— На ловушку бы не нарваться! – сказал я. Хозяева жилища вполне могли устроить какой-нибудь сюрприз. И для людей и для зараженных. Они видели наш вертолет, и наверняка слышали выстрелы. Но выходить навстречу явно не спешили.

— Вот поэтому идем максимально осторожно. – отозвался Алексей. – Если они приехали сюда на машине, то должна быть дорога.

— Уазику необязательно делать дорогу. Достаточно очистить полосу от валежника. – объяснил Артем.

— Я именно это и имел в виду. – пробурчал Алексей.

Двигаясь предельно осторожно, мы подобрались к поляне почти вплотную. «УАЗ» и землянка просматривались отлично. Вот только жителей столь странного убежища видно не было. И это настораживало. Около десяти трупов валялись по поляне. Обычные зараженные, слишком мелковаты для Мутантов.

— Что-то здесь не так. – полушепотом сказал я в эфир. Чувство опасности появилось внезапно. Не агрессия как раньше при появлении Мутантов, а именно чувство опасности. Словно мы попали в засаду.

— Я ничего не вижу. – молниеносно ответил Зарипов. – С момента как вы нашли землянку с вертолета, из нее никто не выходил.

Автоматная очередь прогремела совершенно неожиданно. Да и разве бывает очередь выпущенная именно в тебя ожидаемой. Глухая очередь. С таким звуком бьет «АКМ» и его старший брат сорок седьмой. И точно также бьет нарезная «Сайга». Я успел увидеть, как пули разнесли бурую кору мощной сосны на уровни груди, рядом с Артуром Хамзиным. Видел, как он, и Артем и Алексей молниеносно среагировали, и на полуспущенных укрылись за ближайшими деревьями, приняв положение лежа. Пока мой мозг пытался анализировать обстановку, подсознание само бросило тело в сторону, уходя с линии огня.

— СУКА! – зарычал Алексей в эфир. – Никого не зацепило? Артур, ты как?

— Бывало хуже. – ответил он.

Сидя спиной к дереву, я осматривал лес на предмет приближения Мутантов. Самое опасное в данной ситуации – оказаться зажатыми с двух сторон. Похоже, парни были правы по поводу идиотов. Стрелять в людей, когда кругом снуют кровожадные Мутанты, может только человек у которого напрочь отсутствуют мозги.

— Артур, тебя не зацепило? – спросил я.

Артур лежал прямо за обстрелянным деревом в трех метрах от меня, и разглядеть его не было возможным. Я видел только ноги спецназовца. На нем, как и на остальных бойцах была надета стандартная «КОБРА» пятого поколения. Бронежилетов мы не надели, а костюм может защитить только от осколков и легкого стрелкового оружия. Выстрел из автомата его пробьет легко.

— Слегка зацепило. – сквозь зубы проскрипел Артур. – В левую ключицу попало, и походу сломало. Рука как плеть. Поднять не могу.

— Разворачивайтесь, и уходите обратно. – басом сказал Зарипов. – Раненого нужно срочно доставить на базу.

— Это царапина. – прошипел Артур.

Я попытался высунуться из-за дерева, и найти стрелка. Несколько секунд поиска ничего не дали, а затем раздался выстрел, и прямо в нескольких сантиметрах от головы пуля срезала кусок коры, осыпав меня. Вторая вошла чуть выше. Я спрятался обратно, машинально вжимаясь в землю, между мощных корней.

— Заметил стрелка. – сказал я максимально спокойно. – Вернее вспышку. Стреляет прямо из входа в землянку.

— Будете вступать в бой? – недовольно спросил Зарипов.

— Будем! – огрызнулся Алексей. – Он один, а нас четверо.

— Их семеро. Два мужчины и пять женщин. – сказал Зарипов. – Мы уже допросили тех, кто знает о них. Оба военные.

— Двоих я в одиночку разделаю. – ответил Артем в эфир, показывая мне большой палец, и одновременно снимая с пояса единственную гранату. – Метров семьдесят до землянки. Не доброшу. Но испугать попытаюсь. Как только рванет, сразу поливайте землянку. Готовы?

Не дожидаясь ответа, Артем резко вскочил на ноги, и прикрываясь деревом с силой метнул гранату, рискуя попасть в стволы деревьев, которые отделяли нас от поляны.

— Хорошо пошла! – засмеялся Артем, падая на землю, и не обращая внимания на влетающие в ствол пули, и летящую в разные стороны кору и щепки.

Перекатившись, я не целясь выпустил длинную очередь в сторону землянки. Раздался взрыв. У наступательной гранаты очень маленький радиус поражения, и шанс поймать осколок практически равен нулю. Глухо застучал автомат Алексея, вбивая в обложенную крышу приземистого строения тяжелые бронебойные пули. Поймав в точку колиматорного прицела выход из землянки, я послал туда четыре очереди по три выстрела. Ответных выстрелов не последовало.

— Похоже завалили! – весело сказал Артем.

— К землянке не суйтесь. – рявкнул Зарипов. – Отходите обратно к вертолету! Артур, у тебя пульс под двести лупит! Кровь сильно идет?

— Я же сказал царапина! – прошипел Артур.

— Вы теперь у нас и пульс контролируете? – злобно спросил Алексей, полностью высовываясь из укрытия, и ожидая выстрела.

— Датчик встроен в шлем, и автоматически фиксирует физическое состояние бойца. – начал рассказывать Зарипов, а потом замолчал на секунду, и тут же гаркнул, — Ты мне зубы не заговаривай! Быстро к вертолету!

— Мутанты! – крикнул Артур, и практически сразу начал стрелять одной рукой одиночными.

Развернувшись, я прижался спиной к стволу дерева, и оперившись на одно колено, начал стрелять по движущихся среди деревьев теням. Выплюнув несколько пуль, автомат щелкнул. Мгновение на перезарядку и оружие снова начало огрызаться короткими очередями.

— Вы идиоты! – закричал Зарипов в эфир.

Ударив по кнопке на шлеме, я отключил связь, чтобы не слышать бессмысленные выкрикивания, и вскочив на ноги, бросился в лес навстречу Мутантам.

Первого свалил длинной очередью, случайно попав в голову. Второго срубил в прыжке, тварь получила несколько выстрелов в грудь, и рухнула на землю. Тут то ее и настиг контрольный в голову. Третьего убил Алексей. Пуля калибра двенадцать и семь буквально оторвала Мутанту голову, попав в шею прямо под подбородок. Быстрым движением я вернулся в эфир и тут же услышал голос Алексея.

— Мутанты уничтожены. Идем штурмовать землянку. – отчитался он Зарипову.

— Отставить штурмовать землянку. – орал тот. – Сваливайте оттуда.

— Нет. – огрызнулся Алексей. – Что-то мне не нравиться в этой ситуации. Пока я не зайду в землянку, я не покину это место.

Легким бегом мы вернулись на то место, где нас обстрелял неизвестный стрелок. Артур сидел прислонившись спиной к дереву, а Артем осматривал рану, предварительно умело разрезав костюм.

— Ничего страшного. – диагностировал Артем. – Ключица раздроблена, но пуля прошла навылет. Жить будет. Вот только Артурик похоже отвоевался ты на пару недель.

Алексей показал мне рукой в направлении землянки, и мы короткими перебежками начали огибать поляну, чтобы зайти со стороны, и прикрыться машиной.

— Для меня это не впервой. – ответил Артур в эфир. – Поставят титановую пластину, и буду как новенький.

— Артем, оставайся на месте, и защищай Артура. – проговорил Алексей. – Мы вдвоем справимся.

— Принял. – ответил Артем.

Прикрывая друг друга, мы оказались возле «УАЗа». Контролируя выход из землянки, мы по очереди подобрались максимально близко, и легли на животы, направив автоматы в сторону наспех выкопанного входа в землянку.

— У нас тут гости! – весело проговорил Артем. – Два Мутанта. Не отвлекайтесь, я справлюсь.

Через несколько секунд долетел стрекот автомата. В том, что Тема справиться не было никаких сомнений.

— Эй, дебилы! Выходи по одному! – прокричал Алексей максимально громко, активировав внешний динамик. – Считаю до трех. А потом заброшу к выходу гранату!

— Леха стоять! – вклинился в эфир Матвей Савельев. – Не кидай гранату.

Из леса долетел более длинный стрекот автоматной очереди. Похоже Тема не жалеет патронов.

— Почему не кидать? – спросил Алексей Матвея.

— Я расколол деда который шепнул тебе о этих выживших. – ответил Матвей. – Парни которые сидят в землянки – его сыновья. Они увезли пятерых девчонок насильно. Никто кроме деда не знал о их местоположении. Если бросишь гранату, угробишь невинных людей.

— Понял. – ответил Алексей. – Будем думать, что делать дальше.

— Савельев, ты же мужик с мозгами, — начал говорить Зарипов, — Смирнов и Шухов – ключевые фигуры. Мы не можем ими рисковать. Пять баб или два очень ценных бойца?

— Во первых не два бойца, а четыре, – ответил Матвей, — а во вторых мы не можем бросить даже одного человека. Я уже отправил к ним Серебрякова на «опустошителе». Он прилетит через тридцать минут. На «Ми-28» установлены мощные тепловизоры. Серебряков сказал, что сможет разглядеть Мутантов даже сквозь кроны деревьев.

— Я не согласен! – голос Зарипова начал срываться.

Я знал, что лежа в двух метрах от землянки, Алексей упорно думал, и пытался найти решение сложившейся ситуации. Переговоры в эфире он пропускал мимо ушей.

— Зарипов, не пытайся переубедить меня. – твердо сказал Матвей. – Пока мы не вытащим людей, никто не улетит. Я беру командование на себя. Парни, — теперь он обращался к нам, — действуйте так, как считаете нужным. У вас опыта подобных действий больше чем у всех обитателей базы «Северный Клер». О всех действиях постоянно докладывайте в эфир. Не слышу ответа?

— Приняли, — ответил Алексей, — Будем действовать по обстоятельствам.

Стрекотание автомата в лесу прекратилось. Похоже Артем разделал Мутантов, разбрызгав их мозги по слежавшейся хвойной подушке.

— У меня пока все чисто. – сказал Артем, словно прочитав мои мысли, — Я вот тут, что подумал, — продолжил он, — У нас ведь на лицо факт проявления бытового терроризма в условиях зомби-апокалипсиса, и полнейшего Мутант-трындеца. Похоже надо «СОБР» вызывать, по большей части это их специализация.

Артем всегда любил пошутить в подобных ситуациях.

— Тема, заткнись пожалуйста. – попросил Алексей. – Я тут пытаюсь думать. – перевернувшись на спину, он показал рукой в направлении входа в землянку.

Я кивнул, в точности определив, что собрался сделать Алексей. Положив автомат на грудь, он быстрым движением снял шлем, и отбросил его в сторону. Переговоры. Алексей собрался пойти на переговоры. В том, что стрелявшего в Артура нам убить не удалось, не было никаких сомнений. Все повторяется как в старые времена. Мы снова на работе. И снова боремся с террористами. Снова спасаем заложников. Вот только условия совсем не те…

Алексей подполз к входу в землянку максимально близко, и укрываясь за земляным отвалом, перевернулся на спину.

— Мужики! – крикнул он. – Давайте по-хорошему договоримся!

Я осторожно отцепил шлем, и аккуратно положил рядом, чтобы в случае чего слышать эфир. Прошло около тридцати секунд, но из землянки не доносилось никаких звуков.

— Мужики, вы там часом не передохли? – продолжал Алексей. – А то я боюсь остаться без работы!

В аккурат за «УАЗом» из леса вышел Артем, держа Артура на плече. Сделав несколько жестов рукой, он показал, что хочет укрыться за машиной, чтобы в случае чего я мог оказать ему поддержку.

Я кивнул. До уха долетело слабое «Помогите!». Алексей приподнял голову и вопросительно уставился на меня.

— Ты тоже это слышал? – шепотом спросил он.

Я снова кивнул, постоянно осматривая территорию вокруг землянки на предмет появления Мутантов.

— Хрен дождешься! – долетело не очень громка из входа в землянку.

Будь у парней вместо землянки ДОТ с бойницами, у нас не было бы не единого шанса. Хотя и сейчас у нас их немного. «Агрессоры» пошли на контакт, и это радует. Сейчас Алексей попробует с ними договориться.

— Как тебя зовут? – спросил он.

— Тебе это зачем? – вопросом на вопрос ответил человек из землянки.

— Для более удобного контакта. – пояснил Алексей. – Меня Леха зовут.

— Андрей. – ответил тот.

— Андрюха, славное имя. – не унимался Алексей, заодно показывая мне жестом сменить позицию.

Дотянувшись рукой до шлема Алексея, я осторожно перебросил его поближе к входу в землянку. Теперь нам будет слышно все, о чем они говорят. Правда шепотом и не очень разборчиво, но это лучше, чем совсем ничего. Вернув свой шлем на голову, я на полусогнутых переместился к «УАЗу» и взобрался на крышу машины. Теперь можно контролировать всю территорию небольшой поляны.

— Андрюха, давай договоримся. – продолжал Алексей. — Ты отпустишь девчонок, и мы спокойно уйдем отсюда. Я даже забуду, что вы стреляли по нам.

— Ты думаешь я дурак? – долетело в ответ. – Как только мы отпустим баб, вы сразу кинете нам гранату. И их не пять, а четыре. Одну я уже пристрелил.

Вот это он зря сказал. Возможно, что это блеф, но Алексей очень не любит подобного.

— Даю тебе слово! Мы отпустим вас. – сказал Алексей.

Мутант выскочил из леса так неожиданно, что я практически проморгал его появление. Артем среагировал раньше меня, и длинной очередью остановил его. Мой выстрел окончательно лишил тварь жизни, разбросав часть мозгов по сухой и примятой траве. Теперь сидящие в землянке уроды будут ссать в два раза сильнее.

— Я не выпущу баб! – ответил Андрюха из землянки, похоже он открыл дверь и кричал в щель, потому что слышно его стало гораздо лучше, — Попытаетесь нас убить, мы прикончим их быстрее.

Мы – ключевое слово. Он несколько раз повторил его за время диалога, тем самым подтверждая, что их двое. Время идет, а результатов ноль.

— Игнат, как у вас дела? – спросил Матвей в эфир.

— Хреново. – ответил я. – Ты сам все слышал. Еще и Мутанты наседают.

Словно по волшебству, в кустах позади себя я уловил движение, и моментально развернувшись, приготовился к атаке Мутантов. Но оказалось, что это обычные зараженные. Когда-то я очень сильно опасался их, но после Мутантов они выглядят даже смешно. Медленные и потрепанные. Многие сумели регенерировать, зарастив полученные повреждения, но силы и скорости не приобрели. С предельным хладнокровием я отправил всех шестерых к праотцам, одновременно слушая уговоры Алексея и матерные ответы сидящего в землянке Андрея.

— Как Артур? – поинтересовался Матвей. – У вас должны быть индивидуальные аптечки. Остановите кровь, воткните стимулятор и обезболивающее.

— Артем уже колдует над ним. – ответил я.

— Андрюха, я тебе даю слово. Мы отходим на безопасное расстояние, а вы садитесь в машину и уезжаете. – продолжал уговаривать Алексей, но я чувствовал, что он держится с трудом. – Отпустите девчонок, и поедете куда глаза глядят.

— Пошел ты Леха! – донеслось в ответ. – Никуда мы не пойдем, и не поедем!

— Игнат, что будете делать, если договориться не получиться? – спросил Матвей.

— Пойдем на штурм. – спокойно ответил я, постоянно осматривая территорию. Проворонить появление Мутантов очень не хотелось. А видимость была сильно ограниченной.

— Без брони в обычных костюмах? – возмутился Матвей.

— Я сам пойду. Шлем защитит голову. У меня преимущество в силе и скорости. Плюс повышенная регенерация. – ответил я.

— Ты не супермен Игнат. Заденут жизненно важные органы и ты умрешь. Идти на штурм без защиты очень опасно. – Матвей не пытался отговорить меня, зная, что все равно не получиться.

Дальнейшие события начали развиваться совсем не по обдуманному мной сценарию. Артем не видел, чем занимается Алексей. А я не успел заметить когда он успел натянуть защитный шлем. Вскочив на ноги с автоматом наизготовку, Алексей одним прыжком исчез во входе в землянку. Остановить его я был просто физически не способен, а кричать в эфир не стал, чтобы не сбивать с толку.

Спрыгнув с крыши «УАЗа», я рванул следом за ним, слыша в наушниках звук ломающихся досок и глухие выстрелы из автомата. Следом зазвучали выстрелы второго автомата. Когда я запрыгнул в землянку, стрельба уже прекратилась.

Одним прыжком я преодолел подобие земляных лесенок, и пригнувшись, нырнул в метровый проем, который еще несколько секунд назывался дверью. Сколоченный из досок щит, навешенный на подобие дверной коробки, вместе с ней лежал на земляном полу. Алексей вынес конструкцию одним ударом, выдрав удерживающие распорки из земли. Из под щита торчала половина человеческого тела, с развороченной до не узноваемости головой. Спрыгнув с метровой высоты на земляной пол, я моментально заметил Алексея. Он сидел в углу на хлипком деревянном ящике, прислонившись к стене.

— Живой? – резко спросил я.

— Да. – с неестественным хрипом ответил Алексей.

— Смирнов! – рявкнул Матвей, назвав двоюродного брата по фамилии, — Я тебе лично башку оторву, конченный ты ублюдок!

— Замолчи Матвей. – спокойно сказал я в эфир. Полумрак землянки не позволял как следует разглядеть обстановку и мне пришлось включить встроенный в шлем ноктовизор, — Артем, у вас как там? – спросил я, имея в виду наличие Мутантов.

— Пока тишина. – отозвался он.

Четырех молодых девчонок я нашел в противоположном углу. Грязные и потрепанные они смотрели на нас испуганными глазами, пытаясь вжаться в земляной угол. Молоденькие. От двадцати до двадцати пяти лет. Пятая лежала в трех метрах от подруг по несчастью, в неестественной позе. Похоже мертва. Землянка добротная, минимум пять на пять метров, только явно вырыта наспех. Второй обидчик принял смерть возле кровати, справа от двери. Пуля Алексея вошла ему в живот, и смешала внутренности, превратив их в кашу из дерьма и мяса. Тело еще билось в конвульсиях.

— Ты не ранен? – спросил я Алексея, подойдя в плотную и рассматривая на предмет повреждений.

— Нет. – ответил он. – Все нормально. Повезло.

— Артем, бери Артура и уходите к вертолету, — сказал я в эфир, — сильно не торопитесь, мы скоро вас догоним.

— Принял. – ответил Тема.

Времени оставалось все меньше, и особо не церемонясь, я выгнал девчонок из землянки. Алексей вышел следом за ними, оставив меня одного. Матвей постоянно ругался в эфир, требуя, чтобы мы сваливали к вертолету как можно скорее. Для уверенности, я решил прощупать у пятой девушки пульс, и спустя несколько секунд понял, что она еще жива. Кроме больших гематом и ссадин, а также сильного истощения, на теле не обнаружилось никаких повреждений.

— Матвей, пятая девушка жива, но без сознания. Пульс минимальный. Придется нести на руках. – сообщил я, сдирая с кровати засаленный и грязный плед, чтобы завернуть ее.

— Принял. Действуйте как считаете нужным. – ответил Матвей. – Я уже отправил к вам третий вертолет. На борту опытный врач из убежища. Он окажет первую помощь.

— Принято. – ответил я, закутывая девушку в плед, и поднимая на руки. По ощущениям в ней не больше сорока килограмм.

Выбравшись из землянки, я сразу понял, что все не так хорошо, как хотелось. Алексей ранен. Ранение тяжелое. Пуля вошла ему в живот. Скинув шлем, он отбросил его в сторону, и теперь стоял прислонившись спиной к «УАЗу» и улыбался. Четыре девушки, одетые в грязное тряпье, находились рядом с ним, и испуганно озирались по сторонам. Из шока они похоже пока не вышли.

Осторожно положив на траву не подающее признаков тело, я подошел к Алексею. Именно в этот момент позади меня раздался звук ломающихся кустов.

Мгновенно обернувшись, я выхватил пистолет, и встретил бегущего сломя голову Мутанта выстрелом в голову. Боевой режим включился непроизвольно, поэтому вторую тварь я свалил когда она еще находилась в лесу. Не обращая внимания на вопли девчонок и ругань Савельева в активных наушниках, сместился в сторону, открывая Алексею возможность стрелять.

Третий и четвертый Мутанты выскочили из леса практически одновременно. Меньше чем за секунду я успел вернуть пистолет в кобуру, и схватить висящий на ремне автомат. Глухо застучал автомат Алексея. Несмотря на серьезное ранение, он все еще способен оказать достойное сопротивление. Скосив второго Мутанта, я уловил движение на девять часов, прямо за землянкой, и свалил еще одну тварь выстрелом в голову, поразившись собственной меткости. Снова стало тихо. Но только на мгновение, а затем из леса стало доноситься стрекотание автомата Артема.

— Игнат, догоняйте. Я долго не продержусь! – рыкнули наушники его голосом. – Тут еще зараженные наседают.

— Шухов мать твою! – практически следом заговорил Матвей, — Вы там, что как коровы топчитесь?

— Смирнов ранен! – рявкнул я в ответ, ожидая гневной тирады в свой адрес, и в адрес группы.

— Рана серьезная? – резко спросил Матвей.

— В живот. Скорее всего печень задета. – ответил я, старательно пытаясь придумать, что делать дальше. Решать проблему нужно быстро и точно. Артем и Артур зажаты в лесу, и в любой момент могут погибнуть. Алексей уже вколол себе обезболивающее и стимулятор. Но это не на долго. Он может вырубиться в любой момент. И тогда мне придётся нести его на себе, но я должен нести девушку находящуюся без сознания.

— Игнат, мы отступаем обратно. – сурово пробормотал Артем в ответ. Похоже им стало совсем невмоготу. Если Артур сможет идти самостоятельно, то у нас еще есть шансы выбраться. Хорошо, что не вмешивается ненавистный Зарипов. Его бессмысленные ругательства будут только мешать.

— Возвращайтесь. – ответил я. – И как можно быстрее.

Похоже наши шансы на спасение с каждой минутой становились меньше. Кольцо Мутантов начало сжиматься. Они чувствуют меня, а я похоже начал чувствовать их. Может я сам становлюсь Мутантом? Или это очередное проявление сверхспособностей? В любом случае разбираться нет времени.

Получив от Алексея убедительный ответ, что он сможет продолжать идти, и объяснив девушкам, что нужно держаться вместе и в случае опасности не разбегаться, я взял завернутую в плед девушку на руки, и мы выдвинулись парням навстречу.

Первые пятьдесят метров прошли без стычек, а затем пришлось спешно и небрежно скинуть ношу, и вступить в схватку сразу с шестью Мутантами. Боевой режим уже не удивлял. Двигаясь на пределе возможностей, я посылал пулю за пулей, удивляясь собственной быстроте и меткости. Десять секунд, и все шестеро не успели понять, что умерли.

Взвалив тело девушки на плечо, я начал подгонять остальных, постоянно общаясь с Артемом и Матвеем по каналу связи. Пройдя еще полторы сотни метров, мы соединились с парнями, и выдвинулись в направлении вертолета. Потрепанная группа из девяти человек, в которой только два человека способны вести бой. Я и Артем. Если Серебряков не успеет оказать поддержку с воздуха, то нам просто не пройти эти пять километров…

***

Матвей Савельев рвал и метал. Он пытался найти способ как можно быстрее вытащить парней из леса. Ведь именно от Шухова и Смирнова теперь зависело очень многое. Японец Таро находился вместе с Матвеем, но держался отстранено, не обременяя его своим присутствием. За что тот был очень благодарен японцу.

Поисковый вертолет должен был прибыть с минуты на минуту, и Матвей постоянно вглядывался в горизонт, надеясь наконец-то услышать гул приближающейся машины. Два врача из недавно эвакуированного убежища сидели на чемоданах, о чем-то общаясь. Матвей не слушал, зная, что им совершенно безразличны кто такие Шухов и Смирнов. Врачи просто ждали, когда наконец-то смогут приступить к выполнению работы.

Вертолет показался на горизонте спустя минуту. Пилот не жалел машину, совершив крайне твердую посадку. Под грозный рык Матвея, врачи оказались в кабине практически мгновенно. Таро закинул носилки внутрь, и ловко запрыгнул сам. Дверь еще была открыта, когда винтокрылая машина уже набирала высоту.

— У нас топлива хватит? – рыкнул Матвей, обращаясь к пилотам. Аналитики справлялись на ура, без дополнительных команд переключая с одного канала связи на другой.

— На пределе сможем пройти не больше трех сотен километров. – спокойно ответил один из пилотов.

— Этого достаточно. «Крыло» уже вылетело нам в вдогонку. Если все пройдет как получиться, то через час парни будут лететь в сторону базы. – сказал Матвей.

Врачи спокойно седели в креслах, надев наушники для снижения шума. Таро рассматривал местность с высоты птичьего полета, с абсолютно спокойным выражением лица. Савельева все больше поражала его способность не выражать никаких эмоций, кроме безмятежного спокойствия.

— Матвей, соединяю тебя с ребятами из ГРУ. – объявил Чарли Тейлор.

— Принял. – отозвался он.

— Матвей Григорьевич, нас тут Мутанты немного одолевают. Боимся втроем не справимся. Дайте одного крокодильчика на поддержку. – попросил капитан Гордеев.

— Сделаем. – коротко ответил Матвей. Он оставил троих ребят охранять группу выживших, которых перевезли в относительно безопасную зону. По факту там не должно быть Мутантов. Вся затея с эвакуацией начинает выходить из под контроля. И все из-за тупых принципов. Иногда нужно уметь рисковать меньшим, чтобы сохранить большее.

— Матвей, — заговорил Чарли в эфир, — на линии президент. У вас отдельный канал вместе с Зариповым. Один «Ми-24» я уже выслал на поддержку капитану Гордееву.

— Савельев, — президент заговорил практически сразу, как Чарли закончил, — что у вас там происходит? Разве так сложно вытащить двоих бойцов из леса?

— Очень сложно, — ответил Матвей, — нет нужного снаряжения. Посадка может осуществляться только с земли. И бойцов не двое! Группа состоит из девяти человек. Притом двое трехсотых, один тяжелый. Еще девушка в неизвестном состоянии на руках у Игната.

— Это мне известно, — ответил президент и обратился к Зарипову, — Илья ты просчитал все возможные варианты?

— Да! – Зарипов словно ожидал подобного вопроса, и ответил практически мгновенно. – Благоприятный исход событий возможен только при условии разделения группы. Шухов и Кириенко могут с легкостью доставить Смирнова к вертолету. Втроем они будут передвигаться гораздо быстрее.

— А машина? Почему они не использовали машину? – спросил президент.
Матвей начал вскипать. Он разговаривал с Артемом, когда парни были в землянке. «УАЗ» практически пустой, бензина хватило бы не больше чем на полтора десятка километров. А вычислить дорогу, по которой хозяева землянки приехали оказалось просто невозможно. Самая прямая линия от шоссе до землянки протянулась аж на четыре десятка километров. Вот только проверить наличие канистр с бензином в багажнике и землянке не удосужился никто. И еще одной причиной неиспользования транспортного средства было пробитое переднее колесо.

— «УАЗ» пустой, и вдобавок пробито переднее колесо. На установку запаски потребуется не меньше десяти минут. Даже если Шухов послужит домкратом, минимум пять минут. – ответил Зарипов президенту. – Тем более мы не смогли просчитать наличие безопасного маршрута. Поехав на машине, парни рисковали застрять в многокилометровой лесной полосе.

— Матвей, — заговорил президент, — вариант только один. Надави на Шухова и Кириенко. Пусть они выведут Смирнова из опасной зоны. За жизни остальных будем бороться позже.

— Исключено. – сухо ответил Матвей, ругаться с президентом ему не хотелось.

— Это твое решение? – спросил президент.

— Мое, – ответил Матвей, — но и ребят тоже. Никто из них не согласиться на подобное. Они не умеют так поступать. Принципы другие.

— О каких принципах ты говоришь? – рявкнул президент, подобные вещи он допускал очень редко. – На кон поставлены жизни уникальных людей. Возможно от них зависит спасение мира от угрозы Мутантов и гребаной Программы Уничтожения. Какие принципы?!

— Очень простые! – повысив голос ответил Матвей. – Или вы забыли? За что был уволен Шухов? За нарушение приказа? А почему он его нарушил? Шухов спасал людей, наплевав на приказ начальства! Или вы забыли? Забыли, как Смирнов остался прикрывать отход группы, когда был укушен? Алексей знал, что обречен. Но он знал, что может оказать помощь остальным, поэтому остался. Даже если бы его не укусили, он все равно бы остался. Так они устроены до мозга костей. Они всегда рисковали жизнями, лишь бы спасти других людей. Это их кредо! Они живут ради этого. Смеются смерти в лицо, кидаясь ей навстречу, словно никогда не умрут. Я знаю брата, как никто другой. И знаю, что не смогу переубедить его. Сейчас он идет по лесу, и улыбается. И мы ничем не сможем им помочь. – Матвей закончил гневную тираду. Ему показалось, что сидящий напротив в таком же защитном шлеме Таро все слышал. Хотя это просто невозможно, канал отдельный. Кроме Зарипова и президента не должен слышать никто.

— Я тебя понял Матвей, – спокойно ответил президент, — делай все, что в наших силах. Ты просто обязан вытащить Смирнова живым. Любым способом. Я все сказал.

Матвей с трудом сумел успокоиться, и попытаться придумать что-нибудь такое, что может спасти ситуацию. Голос Серебрякова вывел его из ступора.

— Матвей Григорьевич, я на месте. Вижу в мониторе передвигающуюся группу. Восемь человек.

— Молодец майор! – воскликнул Матвей, — Посмотри внимательно, один должен нести на себе тело. И какое количество Мутантов наблюдаешь вокруг?

— Кто кого несет мне не видно. Все-таки лес довольно плотный, – ответил Серебряков. – Мутантов вижу. Много небольших групп по пять-десять особей. Буду бить ракетами и пушками.

— Хорошо. Работай майор. – спокойно сказал Матвей.

***

Игнат Шухов

Каждый раз когда Мутанты оказывались довольно близко, я опускал тело девушки на землю, и превращался в машину для убийства. Головы тварей взрывались кровавыми брызгами. Для большей эффективности я поменял свой автомат на крупнокалиберный Алексея, потому что он уже не мог оказывать должного сопротивления.

В начале Мутанты пытались нападать малыми группами, но потом похоже смекнули, и стали сбиваться в стаи по десять особей. С каждым разом становилось все сложнее отбивать их атаки. Алексей заметно побледнел – сказывалась потеря крови. Артур держался гораздо лучше. Несколько раз я проверял пульс завернутой в плед девушки, и убеждался, что она жива.

Совсем туго стало на третьем километре пути. Пришлось вступить в схватку сразу с двумя группами Мутантов. Первая атаковала сзади, а вторая пошла в лоб. Артем сумел оказать достойное сопротивление, и уложил шестерых, пока я разделывал тех, что сзади. Патроны стремительно убывали. Разделавшись с тварями, я поднял сидящего у дерева Алексея, и вручил его под руки девчонок. От шока они вполне оправились, и теперь во всю содействовали поддержке раненых. Кусты и валежник практически в два раза тормозили скорость передвижения.

Примерно на середине пути пришла поддержка с воздуха. Опустошитель «Ми-28H» завис прямо над нами, и выждав некоторое время, начал кружить. Скорее всего пилот передавал информацию, что нашел нас. Появление винтокрылой машины вселило надежду, и все тут же ускорились.

— Здорова Игнат, – шепнули наушники голосом Серебрякова. — Сейчас помогу вам немного!

— Здорова майор, — ответил я. – Будем только рады. У нас патроны кончаются, а гранат вообще нет.

— Тогда я буду утюжить по максимуму! – воскликнул Серебряков, — Шевелите ластами к вертолету как можно быстрее.

Как можно быстрее не вышло. Мы шли итак на пределе. Конечно я мог перейти в бег, и как сайгак нестись по лесу сломя голову. Ноша в сорок килограмм меня нисколько не тормозила. Но скорость зависела не от меня.

Первая ракета ударила в лес на расстоянии в сотню с лишним метров от нас. Полумрак осветила вспышка объемно-детонирующего взрыва, а следом пришла ударная волна. Взрыв произошел на высоте около пятнадцати метров, серьезно повредив деревья. Тем, кто оказался прямо под ним очень не повезло. Высокая температура превратила их в отлично прожаренные стейки.

Следом заработала тридцатимиллиметровая пушка. Осколочно-фугасные снаряды отлично пробивали кроны деревьев, и разрывались на разной высоте. Эффективность каждого выстрела снизилась, но вертолет брал количеством, обеспечивая нам безопасный проход.

За сорок минут мы почти смогли выйти из леса. Ночной охотник под управлением Серебрякова сделал практически невозможное. Только четыре раза нам пришлось хвататься за оружие, угощая Мутантов свинцовым ужином.

— Триста метров до крокодила! – сообщил Серебряков. – У меня не осталось ракет. Пушка тоже скоро сдохнет.

Он всеми силами подбадривал нас. Мутанты не интересовались ожидающим нашего прибытия крокодилом, бросив все силы на уничтожение назойливой группы людишек. Хрен вам! У меня еще есть несколько магазинов к Лехиному штурмовому автомату. Да и пистолет не пустой. Артем тоже еще не выжат.

Пилоты «Ми-24» запустили машинку заранее. Когда в поле зрения появился просвет, я ускорился на максимум, и обогнав группу, за считанные секунды оказался у вертолета. Один из пилотов принял ее на руки, аккуратно положив в десантный отсек. Кружащий над нами Опустошитель продолжал активное воздействие на Мутантов. Я вернулся в лес, и сходу поднял на руки буквально висящего на плечах девушек бледного Алексея. Новая ноша оказалась в два с лишним раза тяжелее прежней. Но кипящий в крови адреналин вкупе с приобретёнными способностями творили чудеса. Наверное я мог бежать с Алексеем на руках минимум три километра, не чувствуя усталости.

Когда вся группа уже грузилась в вертолет, из леса выбежала толпа Мутантов минимум в двадцать особей. Твари не раздумывая бросились к работающей винтокрылой машине, но многократный залп осколочно-фугасных снарядов пресек их мазохистские наклонности, превратив в кучку мутировавшего мяса.

— Взлетаем! – рявкнул я Эрнесту захлопывая дверь десантного отсека, и моментально почувствовал прижимную силу. Вертолет начал набирать высоту.

Через десять минут мы на максимальной скорости летели навстречу другому вертолету. Алексей уже не подавал признаков жизни, потеряв сознание от сильной кровопотери.

— Зарипов, — позвал я аналитика в эфир.

— Слушаю. – сухо отозвался он.

— Сколько времени лету до вертолета с врачами?

— Максимум семь минут. «Крыло» пребудет через сорок. – ответил он.

Через десять минут Алексей и пятая девушка были переправлены во второй вертолет, и врачи начали оказывать первую помощь. Прямо посреди поля поисково-спасательный «Ми-8» превратился в летающий госпиталь, только взлетать он не собирался. А вот крокодил и Ночной охотник вовсю кружили в воздухе, отрабатывая меткость по появляющимся в зоне видимости зараженным. Теперь оставалось дождаться прихода «Крыла», и отправить всех на базу.

Оттащив меня от вертолета, вокруг которого творилась суета, Матвей буквально сорвал с меня шлем, и начал орать. Две минуты я выслушивал лившийся из него словесный понос, а потом не выдержав, выключил его из реальности. Когда он очнулся, то спеси в нем поубавилось.

— Мы спасли пятерых, а ты ругаешься… — сказал я, сидя напротив него на траве.

— Просто вы идиоты. Все! – зашипел Матвей, потирая ушибленную челюсть и распухший до невозможного глаз. Тягаться со мной, когда включается боевой режим не стоит. – Вы даже из безопасной операции по эвакуации смогли сделать полноценную войну. Как магниты притягиваете к себе неприятности.

— Все получилось случайно, — сказал я, провожая взглядом пролетающий вертолет, — Кто знал, что так получиться!

Разговор прервал прибежавший врач. Он с удивлением уставился на Матвея, не решаясь заговорить.

— Что случилось? – рыкнул Савельев, опасаясь самого страшного.

— Матвей Григорьевич, запросите у аналитиков данные на всех бойцов. Нужна кровь. По другому мы не справимся! – выпалил скороговоркой врач.

Матвей хотел ответить, но я остановил его движением руки.

— Знаешь, мы ведь похожи со Смирновым. Единый боевой механизм так сказать. – оба смотрели на меня не понимая о чем речь, — Почти всегда вместе шли, вместе умирали, вместе оживали. – поднявшись на ноги, я пошел к вертолету, в котором лежал Алексей, — У нас с ним даже кровь одинаковая! – крикнул я во все горло, не поворачиваясь назад, — Но моя мутировавшая, даже лучше!

***

Алексей Смирнов лежал на специальных носилках, которые имели возможность трансформироваться в подобие операционного стола. На специально закрепленном устройстве уже висело два пакета с непонятным содержимым, которое вливалось в тело через установленный в ключице катетер. Разрезанный костюм Алексея валялся недалеко он вертолета.

Белое лицо Смирнова и большие синяки под глазами свидетельствовали о сильной кровопотери. Могучая широкая грудь очень быстро вздымалась, от чего тело било крупная дрожь. Организм усердно боролся, стараясь при помощи ускоренного дыхания восполнить недостаток кислорода. Второй врач уже пыхтел над огнестрельной раной, значительно увеличив ее скальпелем. Руки врача и живот Алексея были обильно измазаны кровью. Он при помощи непонятного устройства похожего на крупный шприц что-то делал прямо в ране.

— Сильно тебя потрепало дружище. – сказал я в пустоту.

Таро без шлема сидел рядом с девушкой, и что то делал с ее безжизненным телом. Похоже в Особом Отделе учат многому.

— Как она? – обратился я к японцу.

— Нормально. Жить будет. – ответил Таро. – сильное истощение и тяжелые физические травмы, включая черепно-мозговую на затылке. Скорее всего удар прикладом.

— Как вас зовут? – обратился я к врачу, колдовавшему над Алексеем.

— Геннадий. – ответил он не отвлекаясь.

Второй врач суетился около большого чемодана, передавая Таро лекарства в ампулах и шприцы. Японец уже поставил девушке капельницу. За несколько минут пассажирская кабина вертолета «Ми-8» превратилась в больничную палату, и по совместительству операционную. Артур Хамзин сидел в углу, не привлекая к себе внимания, и ожидая когда ему смогут оказать помощь.

— Каковы перспективы? – обратился я ко второму врачу, который распаковывал непонятное приспособление, состоящие из множества пластиковых трубок. – Печень сильно повреждена? – выстрел с «АКМ» наносит серьезные раны. Очень часто летальные.

— Печень повреждена достаточно. Также сильно пострадали вены. От того большая кровопотеря. Более одной третьей объема, и постоянно увеличивается, – ответил за коллегу Геннадий. — Нужна срочная госпитализация. Я поражаюсь как он до сих пор держится.

— Леха мужик крепкий. – спокойно сказал я, положив руку на плечо врача, — Делайте все, что максимально возможно. Моя кровь в вашем распоряжении.

После недолгих процедур, меня усадили рядом с Алексеем, и при помощи устройства из трубок и небольшого блока, работающего на батарейках, начали переливание крови. Как только кровь пошла по трубкам, нарисовался Матвей. Лицо еще больше распухло, а глаза почти не было видно. Похоже я перестарался.

— Твои странные мутации, — начал он, — не боишься, что твоя кровь может навредить ему?

— Нисколько. – ответил я, — Напротив, мне кажется она должна помочь.

— Ты в этом уверен наверняка? – спросил Матвей.

— Уверен. Все будет хорошо. Леха крепкий, он выкарабкается. В свое время даже вирус не смог поразить его. – ответил я.

— Значит будем надеяться.

Когда один из врачей освободился, то сразу же занялся ремонтом Артура. Парню требовалась операция. Установка титановой пластины, и сшивание разорванных тканей. Но держался он отлично.

— Ваша кровь очень помогает, — сказал Геннадий, — испытываете легкое головокружение? – поинтересовался он.

— Нет. – ответил я. – Никаких побочных эффектов. Можете свободно откачать с меня полторашечку кровушки. Думаю она в скором времени быстро восстановиться.

Объяснять свои сверхъестественные способности удивленному врачу я не стал. Позже сам все узнает. Спустя длительное время откачивания легкое головокружение все-таки появилось. Но тревожиться по этому поводу я не стал.

— Феноменально! – воскликнул Геннадий. – Молодой человек, мы откачали уже больше литра, и вы держитесь как ни в чем не бывало! Скажите, в чем секрет?

— Мутации, – спокойно ответил я, — Некий дискомфорт я все-таки испытываю, но это вполне терпимо. Однажды я потерял около половины крови. Была повреждена бедренная артерия, и еще несколько других ранений. Но я выкарабкался, и спустя несколько дней был на ногах. Повышенная регенерация.

— Вы просто уникальный человек Игнат, — Геннадий покачал головой, не веря в происходящее, — Мне нужно немного крови. Там куда мы летим должна быть лаборатория. До меня никто не пытался брать вашу кровь?

— Нет, — ответил я, — Специалистов очень мало. Помниться в последний раз меня лечил патологоанатом.

Я посмотрел на лежащего Алексея. Цвет лица немного изменился, стал более живым. Дыхание стало ровным. Похоже он прекратил умирать. Вот только почему не приходит в сознание? Или я слишком многого хочу.

— Чудеса да и только! – во второй раз удивился Геннадий. – Давление стабилизировалось! Сто двадцать на восемьдесят. Словно его печень не порвана, и в теле нет сквозного отверстия. Этого просто не может быть! Вы Шухов не человек, а ходячий регенератор!

— Человек которого вы лечите еще более уникален. Если вы зарекомендуете себя как хорошего специалиста, вас введут в курс дела. – ответил я.

Геннадий несколько минут расспрашивал меня о способностях, постоянно контролируя состояние Алексея. Откачав один литр двести грамм моей крови, он прекратил переливание, перед этим набрав полную пробирку крови, и поместив ее в специальный контейнер. Я вышел из вертолета с сильнейшим головокружением, и пройдя с двадцатку метров, развалился на сухой осенней траве, пытаясь прийти в себя. Два вертолета все также кружили в небе, контролируя территорию от вторжения Мутантов.

«Разрыватель пространства» прибыл в заданное время, и началась быстрая погрузка пострадавших и спасенных девушек.

— Полетели. – сказал Матвей, когда «Крыло» готово было подняться в воздух.

— Я не полечу.

— Шухов, не перегибай, — Матвей начал злиться, — у тебя крови целую полторашку выкачали, тебе нужно на базу.

— Я в порядке! Летите без меня. Мы с Артемом останемся, и будем помогать эвакуации. – я говорил максимально убедительно, зная, что Матвея трудно переубедить.

— Ну и черт с вами! – он махнул рукой, и легким бегом направился к «Крылу». Входной трап втянулся, и футуристичный летательный аппарат поднялся в воздух, а затем быстро ускорился, и пропал в облаках.

Натянув защитный шлем, я с трудом поднялся на ноги, и покачиваясь направился к опустевшему вертолету. Пилоты уже запустили двигателя, и были готовы взлететь.

— Майор, как слышишь меня? – позвал я в эфир.

Ответа не последовало.

— Чарли, дай канал к Серебрякову и подключи Артема. – повторно запросил я.

— Сделано. – отозвался Тейлор.

— Майор, как слышишь? – повторил я вопрос.

— Слышу тебя прекрасно. – ответил Серебряков.

— Что с топливом? До аэродрома дотянешь?

— Дотяну на малом ходу. – ответил он.

— Тогда дуй туда. Будем еще один заправщик искать. – сказал я. – Чарли, дай команду крокодилу в котором сидит Артем, пусть подберут меня.

Я показал пилотам «Ми-8» сложенные крестом руки, и они кивнув, начали поднимать машину в воздух, оставив меня одного.

— Я не понял Шухов, — зарычал Зарипов в эфир, — что за самодеятельность? Кто разрешал лететь на аэродром?

— Пошел ты Зарипов. – мне давно хотелось это сказать. – Сиди в своем сверхнадежном убежище, и наблюдай за нами со спутника.

— Шухов, ты об этом пожалеешь! – скрипя зубами ответил Зарипов. – Это неподчинение приказу.

— Помниться я где-то уже слышал подобное. – спокойно сказал я, — Только голосок был другой и год тоже. Скажу тебе честно! Не пожалел тогда, не пожалею сейчас.

Зарипов не ответил. Я представил, как он сейчас сидит среди кучи подчиненных, и разносит всех в пух и прах с красной от злости рожей. А Савельев наверняка слушал переговоры, и теперь улыбается подбитой рожей.

Летающий по кругу «Ми-24» совершил посадку, и приняв меня на борт, отправился вслед за Опустошителем «Ми-28» под управлением Серебрякова.

— Значит еще повоюем! – довольным голосом сказал Артем, — Только в лес больше не полезем. Ты как себя чувствуешь? Может стоило лететь на базу?

— Нормально себя чувствую. Еще час, и в полном порядке. – ответил я Артему, разрывая сухпаек, и готовясь с силой запихнуть в себя большую его часть. Организму требуется энергия и много жидкости. Регенерация штука полезная, но без строительного материала работать не будет. Сейчас бы винца намахнуть для восстановления крови. Так говорят врачи. Но алкоголь не переношу в принципе.

***

— Не обижайся на него Илья Алексеевич! – обратился Матвей к Зарипову, удобно расположившись в кресле ВИП зоны «Крыла», — У Шухова темперамент такой. А так он парень ответственный.

— Матвей Григорьевич, это было очень неприятно. Послать меня когда все аналитики были в эфире, а также половина бойцов задействованных в эвакуации. – пожаловался Зарипов.

— Тебе еще повезло. Я вообще под горячую руку попал. – рассказал Матвей. – Теперь пол морды один сплошной синяк.

— И ты это просто так оставишь? – злобно спросил Зарипов.

— В большей степени я сам виноват. Парни справились с возложенной на них задачей без потерь. Спасли пять человек. – объяснил Матвей, — Наша тупая ругань в эфир только мешала им. Нужно понять ребят. Мы с тобой всю жизнь служили на благо государства, не думая о простом народе. А они спасали жизни простых людей. Сколько предотвращенных терактов? Долго считать.

— Я согласен с тобой Григорьевич. – отозвался Зарипов. – Как там Смирнов?

— Нормально. Держится. Врачи на базе подлатают, и будет как новенький. – ответил Матвей, — Чувствую у нас скоро появиться еще один Мутант…

Который будет на нашей стороне…

— Все, я почти пустой. – сообщил Серебряков. – Сейчас отработаю по видимым целям тридцатимиллиметровыми и пулеметами, а затем можно бросать машинку. Боезапаса не останется.

— Принял. – ответил я. – Там есть крупный ангар. Садись рядом с ним. Тёма, что с боезапасом с крокодила?

Артем Кириенко заменил пилота Эрнеста, который сейчас сидел в десантном отсеке вместе со мной, с очень недовольным выражением лица.

— Боезапаса еще семьдесят процентов. Все ракеты на месте. Можем еще неплохо повоевать. – отозвался Артем.

Аэродром Толмачева показался на горизонте, и винтокрылая машина пошла на снижение. «Ми-28» Серебрякова все еще кружил в воздухе, утюжа многочисленные цели. Я проверил личный боекомплект. Не густо. Три магазина к «Ак-18», один к пистолету, и один неполный в автомате Алексея. Похоже скоро остро встанет вопрос пополнения патронов. Неплохой запас имеется в одном из поисково-спасательных вертолетов, но они сейчас находятся в свободном поиски поселений выживших. Попробовать связаться с аналитиками, и запросить координаты ближайшего стратегического склада? Хорошая идея, если он не находиться в черте города.

— Чарли, можешь дать координаты складов с оружием? – попросил я в эфир.

— Сейчас найдем информацию. – отозвался Зарипов крайне безразличным тоном.

— Принял, — отозвался я, чувствуя, что вертолет пошел на посадку.

— Один из ангаров аэродрома является складом вооружения. – рассказал Зарипов. – Большая часть вооружения – для оснащения ударных вертолетов. Но есть несколько легких броневиков с зенитными установками, и малый склад легкого стрелкового.

— Отлично. – ответил я. – Разблокируйте замки склада. И еще вопрос. Что с передвижением Мутантов?

— Большие группы Мутантов хаотично передвигаться по территориям. – ответил Зарипов. – Те, что находятся к тебе ближе всего, постоянно меняют направления, следуя за твоим передвижением.

Вертолет приземлился рядом с опустевшим собратом, и произошла быстрая смена пилотов. Артем Кириенко снова вернулся на землю, а Серебряков сел за управление винтокрылой машины. Я жестом показал ему поднять вертолет в воздух, и контролировать территорию. Майор понял без единого слова, и приступил к выполнению задачи. Четыре летчика снова оказались в воздухе, Эрнест и оператор вооружения Серебрякова хотели остаться на земле, и оказать нам помощь, но после жеста Артема моментально передумали. Простой жест. Понятный. Медленно ладонью по шее.

— Слабовата Мутантская пехота. – пошутил я. – Пешком далеко не убегут. Как насчет точных ударов ракетными комплексами по крупным скоплениям Мутантов?

— Нет нужных ресурсов. Комплексов по всей стране очень много. Но на все толпы Мутантов их не хватит. – ответил Зарипов. – Вокруг аэродрома началась повышенная активность. Поторопитесь. Ищите топливо, заправляйте вертушку и сваливайте оттуда. Склад открыт. Оружие в вашем распоряжении.

Первым делом мы отправились на склад с оружием. Летающий кругами вертолет тоже был на минимальном количестве топлива, поэтому пришлось действовать максимально быстро. В пятидесяти метрах от нас из-за ангара выскочил Мутант. Ощущение, что он сидел там и дожидался нас в укрытии. Если твари научаться устраивать засады – нам придется совсем туго. Меткая очередь крупнокалиберного пулемета «Ми-24» буквально порвала тварь на куски, забросав асфальт кусками мяса, кишок и раздробленных костей. Серебряков среагировал раньше. Развернувшись, вертушка дала ракетный залп в сторону, и через несколько секунд за многочисленными ангарами вспух гриб объемно-детонирующего взрыва.

— Вы там с ракетами поаккуратнее работайте. – пробубнил Зарипов, — не стоит сильно портить государственное имущество.

Добежав до ангара, мы отстрелили большой навесной замок, который повесили больше для виду, и вошли внутрь. История повторилась как в прошлый раз с Матвеем. Огромная массивная дверь, а за ней куча контейнеров разного размера. Действовали быстро и слаженно. В одном из контейнеров нашелся бронеавтомобиль «Тигр» с боевым дистанционно управляемым модулем на крыше с пулеметом «Корд». Лучшей машины для зомби-апокалипсиса трудно найти. Сидишь внутри и поливаешь округу свинцом. Боекомплект в две тысячи патронов только в радость.

Около десяти минут ушло на запуск автомобиля, при помощи бензинового пускового генератора. Машина приятно заурчала дизельным движком. Отыскав контейнер с патронами, мы нагрузили машину до отвала, и выехали на поиски топлива. Я за рулем, Артем на управлении турелью. Осталось только найти топливо для вертолетов, и можно начинать играть в полноценную войнушку.

***

До базы «Северный Клевер» оставалось не больше пятнадцати минут лету. Матвей Савельев постоянно вел переговоры со всеми участниками эвакуации, чтобы находиться в курсе событий. Плюс недавно вошедший в аналитический штат Чарли Тейлор, каждые пятнадцать минут докладывал о происходящем на всей территории эвакуации, собирая информацию со спутника. Несколько раз на связь выходил президент, и Савельев докладывал полученную информацию, немного корректируя ее.

Дверь в ВИП зону распахнулась, и влетел врач Геннадий.

— Матвей Григорьевич, вы должны это видеть! – выпалил он.

— Иду. – коротко ответил Савельев, размышляя о том, что опять могло случиться.

В основном пассажирском отсеке «Крыла» было тихо. Артур Хамзин находился в бессознательном состоянии, намеренно усыплённый врачами. Девушка Маша, которую тащил на руках Игнат, была под пристальным наблюдением врачей. Ее жизни так же ничего не угрожало. А вот Алексей пришел в себя.

— Как состояние? – спросил Матвей.

— Как будто меня подстрелили. – весело ответил он.

— По всем показателям он сейчас должен спать! – возмутился Геннадий. – Мы откачали кровь из брюшной полости, и кое-как сумели зашить поврежденные вены и сосуды. Полевые условия не позволяли провести соответствующий уровень вмешательства. Но похоже его организм сам знает, как лечиться. Состояние улучшается прямо на глазах. Любой нормальный человек на его месте уже давно был бы мертв! – заявил врач.

— То есть ты хочешь сказать, что я не нормальный? – ухмыляясь спросил Алексей.

Врач замялся, но вмешался Матвей.

— Получается операция не требуется? – спросил он.

— Требуется. Но можно обойтись без нее. Регенерация ускорилась минимум в семь раз. И похоже процесс только развивается. – подытожил врач.

— Почему я не вижу Шухова и Кириенко? – спросил Алексей, пытаясь подняться на руках. Врач тут же пресек нежелательные действия.

— Потому что эти мудилы остались продолжать эвакуацию. – ответил Матвей.

— А кто тебя так расквасил? – спросил Алексей, заметив мощный синяк на лице Матвея. – Неужели с Мутантами бились?

— С Мутантом. Игнат который. – сухо ответил Матвей.

Алексей хотел засмеяться, но не смог, а только скривился от боли.

— Лежи давай. – убедительно сказал Савельев. – Потом обо всем узнаешь.

Вернувшись в ВИП зону, Матвей опустился в кресло, и принялся разглядывать в зеркале наполовину посиневшее лицо. «С недельку будет сходить.» — подумал он. В этот момент на груди пискнул блок связи, и тут же наушник заговорил голосом Зарипова.

— Матвей, Шухов и Кириенко добыли в резервном складе боевой «Тигр» и набили его до отказа оружием. Одних гранат оборонительных только два ящика взяли.

— А что с вертолетами? – спросил Матвей.

— Ночной Охотник бросили. Боезапас кончился. «Ми-24» с полными баками под управлением Серебрякова. Они его отпустили в свободный поиск. – объяснил Зарипов.

— Сейчас я свяжусь с ними, и все узнаю. Топливозаправщик пришел в точку эвакуации?

— Да пришел. Парни из ГРУ сработали на пять с плюсом. – ответил Зарипов.

— Отлично. Переключи меня на Шухова. Сейчас я узнаю, что они хотят! – прорычал Савельев…

***

Игнат Шухов

Разобравшись с топливом, и отправив вертолет в свободный поиск, мы выдвинулись в направлении точки эвакуации. Не имея никакой особой задачи, занялись поиском поселений выживших. Дизельный мотор «Тигра» показывал неплохие характеристики, с легкостью разгоняя тяжелую бронированную машину до ста с лишним километров. Порядком надоевшие шлемы теперь валялись сзади, среди кучи разнообразного оружия.

Утром мы уже проезжали по этому шоссе, и за прошедшее время ничего не изменилось. Только количество Мутантов и зараженных увеличилось. Приходилось часто сбрасывать скорость, объезжать разбросанные тут и там автомобили. Спустя тридцать минут, на связь вышел Матвей Савельев.

— Игнат, вы куда намылились? – пробурчал внешний динамик связи.

— Подались в свободный поиск. Есть желание перешерстить лесной массив. Заедем в парочку убежищ, которые еще не проверялись. – ответил я, — Как там Леха?

— Леха нормально. Уже очнулся. У него развивается повышенная регенерация. – ответил Матвей. – Может вам не стоит заниматься поиском?

— А что тогда делать? Прозябать на базе и смотреть сериалы? – поинтересовался я. – Изволь Савельев. Вы сами нас отправили на эту работу. Наша вахта ровно сутки. Потом на отдых.

— Вы упертые бараны. – злобно отозвался Матвей. – Постоянно держите связь с аналитиками. Если что-то случиться, сразу докладывайте.

— Принял. Количество эвакуированных посчитали? Общее число на всех базах какое? – спросил я.

— Около двух тысяч человек. Скоро у нас будет маленькая армия. – ответил Матвей.

— Из детей и женщин. – передразнил я.

Матвей не ответил, пропустив фразу мимо ушей. Наши действия сильно раздражают его, и весь аналитический центр. Вот только они не знают нашего с Артемом плана. Заниматься мы решили совсем не свободным поиском. Мы решили захватить Мутанта. И проверить одно предположение. Сидеть на базе, и гадать можно очень долгое время. Практика всегда быстрее. Все открытия совершаются опытным путем…

Около часа мы просто ехали по шоссе, стараясь отдалиться от города, на относительно безопасное расстояние.

— Ты сам уверен в своем предположении? – спросил Артем. От нечего делать он поглощал содержимое сухпайка, запивая минералкой, которую мы добыли в придорожном кафе.

— Не уверен. Но один раз я уже делал подобное. – ответил я. – Нам нужен самый здоровый Мутант. Только у них наблюдались зачатки разума. Остальные по части тупые бездумные твари.

— Тебе не кажется, что самые здоровые сейчас возглавляют многочисленные армии, которые не оставляют после себя ничего. Мутантские генералы, черт бы их побрал. – выругался Артем.

— Не кажется. А насчет генералов ты прав. Но ближе будет формулировка Альфа-Мутанты. Именно такой сейчас возглавляет небольшую армию, численностью около трехсот тварей. – рассказал я.

— Ты его чувствуешь? – удивленно спросил Артем.

Я кивнул.

— Так что ты сразу то не сказал! – воскликнул Тема, откладывая сухпаек в сторону. – Вот ты Игнат чертяка! Поехали поморосим! Будет весело! Давно ты начал их чувствовать?

— Нет, – ответил я, обруливая очередную разбитую иномарку, — Сегодня в лесу почувствовал впервые. Чем ближе подходят, тем лучше ощущаю потоки агрессии, направленные в мою сторону.

— Значит будем валить всех, а главного попытаемся захватить? – спросил Артем. – Не боишься, что свалит? Сам рассказывал, как они быстро регенерируют.

— Не свалит. На открытой местности им с нами не справиться. Поломаем его по максимуму. Расклиним. Где надо подрежем, а где не надо завяжем. – объяснил я, — Куча приятных ощущений ему точно обеспечена.

— Ух! Скоро будем воевать по полной программе. – довольно сказал Артем. – Странно, что нас до сих пор никто не уведомил о наличии группы тварей.

Почти сразу же послышался голос Зарипова:

— К западу от шоссе группа Мутантов. Приблизительная численности — триста особей. Расстояние – три с половиной километров.

— Спасибо за информацию. – ответил я, и отключил связь.

— Представь, что там начнётся, когда они увидят, что мы вступили в бой? – покачав головой сказал Артем, — Еще и связь работать не будет! Зарипов себе все волосы на заднице вырвет!

Я рассмеялся.

— Если они у него есть?! – подметил я.

— Не знаю. Не проверял! – подхватил Артем, а затем резко перестал смеяться, и стал очень серьезным.

— Ты чего? – спросил я. Опасности точно не было, и резкая перемена настроения была непонятна.

— Вот скажи мне честно Шух, — начал Тема, — я же вижу, что ты чего-то опасаешься! Чего ты боишься?

Лес закончился, и с левой стороны дороги началось довольно большое поле. Я сбросил скорость, и вывернув руль, перпендикулярно дороги съехал в кювет. Несколько ощутимых ям, и тяжелый внедорожник бодро пошел по осенней сухой траве.

— Есть одно предположение. – ответил я. – Даже не предположение, а опасение. Если Программа Уничтожения запустила три поражающих фактора один за другим, то что мешает запустить четвертый? Создаст очередной вирус, и все. Хана! Проредит нас по второму кругу.

— Разве такое возможно? – с опаской спросил Тёма.

— Я не знаю. Честно. Леха говорил, что нас будут бить до конца, пока не уничтожат. – ответил я. – Судя по всему вариантов два. Либо мы ликвидируем эту заразу, либо она ликвидирует нас. Мы ждем зимы. Надеемся, что мутанты вымрут. А что если по нам ударят гораздо раньше? Что если время уходит, но мы этого не знаем? Леха может вспоминать не один год. Только зачем нужны знания, если от человечества останется жалкая кучка в пару сотен?

Изменив направление, я направил машину к небольшому просвету, между двумя большими холмами. Толпа Мутантов находиться именно там. Я в этом не сомневался.

— Ты поэтому не полетел на базу, а решил делать хоть что-нибудь, лишь бы не сидеть сложа руки? – спросил Тема, обдумывая услышанное.

— Да. Хочу встретиться с Программой Уничтожения, и услышать ее версию. – ответил я.

На планшетный компьютер Артема пришел видео вызов от Зарипова. Нас уже засекли, и поняли, что мы хотим вступить в бой. Связь то отключена. Если аналитики не получат ответа, то сразу отправят к нам вертолет. Надеюсь мы успеем до его прилета.

Артем быстрым движением отклонил звонок.

— Каким способом ты хочешь связаться с Программой Уничтожения? – недоверчиво спросил Тема, активируя сенсорное управление турелью. – И возможно ли это?

— Честно не знаю! – ответил я. – Но предполагаю, что возможно. Тот «древний» в пещере говорил, что они все братья. Созданные одним творцом, но для разных задач. Защитная система разговаривала со мной во снах. Существа они не эмоциональные, но воссоздают человеческие эмоции на раз два! Если я смог поговорить с одним, то должен найти способ связаться с последним.

— Переговоры? Временное перемирие?

— Просто спрошу какого хера Программе Уничтожения от нас надо. – ответил я.

— Надеюсь у тебя все получиться. – сказал Артем похлопав меня по плечу, — С километр осталось, скоро будет жарко!

Как только толпа Мутантов показалась, я направил внедорожник на относительную возвышенность. Живая масса немного изменила направление, и прибавила скорости, почувствовав мое появление. А вот хрен им! Выковырять нас из машины о них не получиться.

— Опа! Смска, — сказал Артем, закончив настройку турели с пулеметом «Корд» на крыше, — от Савельева. Дозвониться не смогли, решили написать.

— Что пишет? – спросил я, доставая бинокль.

— Вы там что совсем, я вас, уезжайте оттуда, получите от меня и так далее, – пересказал Артем, убирая планшет в бардачок, — много мата и слишком мало информации. Обещает нас избить.

— Сейчас у всех нервишки на пределе. – прокомментировал я, рассматривая живое пятно в шести ста метрах от нас. После недолгих поисков удалось обнаружить главного Мутанта прямо в середине толпы. Тварь бежала вместе со всеми, не пытаясь вырваться вперед. Даже среди всех крупных собратьев, он заметно выделялся ростом. Минимум два метра, а того и больше. Широкий и жилистый. В лобовой схватке с ним у меня не будет не единого шанса. Сломает шею словно соломинку и даже не почувствует. Я передал бинокль Артему.

— Глянь. Вот это Годзилла! Минимум полторы сотни. Сам себя поперек шире. Прямо в середине толпы бежит.

— Охренеть! – воскликнул Тёма, отыскав Альфа-Мутанта. – Не хотел бы я оказаться у него на пути.

— Я буду кружить по полю, а ты отрабатывай короткими очередями. Сближаться не будем. Главное Альфу не зацепи. – сказал я, включая передачу, и с пробуксовками по траве бросая внедорожник «Тигр» тварям навстречу.

— Не зацеплю. – ответил Артем, продолжая ковыряться в управлении турели. Несколько легких манипуляций, и короткая очередь ушла в правую часть толпы. – Нормально так лупит. Подойди метров на двести, я отработаю по флангам.

Сократив расстояние до двухсот метров, я сбросил скорость, и повернув в сторону леса, продолжил движение по дуге, не давая Мутантам сократить расстояние. Преимущество в скорости было на нашей стороне. Кочки и перепады практически не мешали стрельбе, автоматика сама выравнивала колебания. Проще простого – наводи и стреляй.

— Сейчас бы отработать «Градом» по толпе. Несколько секунд, и не одного Мутанта. Или «Буратино». Короче любой системой залпового огня. – предложил Артем, отлично справляясь с турелью. За пол минуты он выкосил минимум полсотни тварей, и еще столько же повредил. Мощные пули калибра двенадцать и семь с легкостью прошиваю по несколько Мутантов за раз.

— А лучше применить боевых роботов типа «Уран-9». Или «Тунгуску». – сказал я, бросая машину тварям наперерез, и с силой вжимая педаль в пол. Тяжелый внедорожник превратился в хищного зверя, плюющегося смертоносными иглами. Зверя очень быстрого, и не уязвимого.

— Любая военная техника бы справилась. – пробубнил Артем, — Вот только для этого нужны людские ресурсы. И очень много топлива. Поэтому будем довольствоваться малым.

Альфа-Мутант проявил смекалку, и каким-то образом разбил тварей на две одинаковых группы. Это сыграло нам только на руку. Тёма увеличил плотность огня, не опасаясь зацепить нужную нам персону. Несколько раз отдельные особи умудрялись подойти к машине в момент разворотов довольно близко, но терпели фиаско.

Пять минут бешенного родео по полю, и численность Мутантов упала до ста. Одна хитрая тварь каким-то способом все-таки сумела запрыгнуть на крышу, и уцепиться за пулемет. Услышав звук, я моментально бросил машину вперед, разгоняя по прямой.

— Рискуем остаться без пулемета. – прошипел Артем.

— Сейчас сброшу. – ответил я, резко нажимая на тормоз. Ремни безопасности натянулись, не давая инерции ударить тела. Мутант не удержавшись свалился с крыши, и прокатился по траве несколько метров. Встать он не успел. Колесо с мощным протектором окончательно лишило его жизни.

— Вот падла! – выругался Тёма, попытавшись выстрелить. Пару хлопков, и оружие на крыше отказалось стрелять. – Сдохла наш пулемет! Похоже успел зацепить что-то важное. Сломал нашу игрушку сука!

— Не ругайся. – попросил я. – Твари умнеют на глазах. Я не знал, что он сразу попытается сломать турель.

— Турель целая. – пояснил Тёма. – Управление не пострадало. Все работает. Он нам ствол пулемета под девяносто градусов загнул. Сильный ублюдок!

— Будем работать по старинке? – спросил я, наблюдая в зеркало заднего вида, как дистанция между нами и Мутантами стремительно увеличивается.

— У нас другого выбора нет. – ответил Тема, вытаскивая планшет, и бегло читая сообщения, — Три пропущенных, и одно сообщение. Сплошной мат.

Оторвавшись от Мутантов на пол километра, я остановил машину на небольшом холме, и выскочил на улицу. Действовали максимально быстро. Наполненные патронами магазины, были приготовлены заранее. Штурмовые винтовки пристреляны. Взрыватели ввернуты в гранаты. Мы предусмотрели многое. Моток тонкого, но прочного и эластичного троса. Куча ножей и даже пожарный топор. Связать быстро регенерирующую тварь будет очень сложно.

Поймав в прицеле ближайшего Мутанта, я нажал на спуск. Одиночный выстрел. Пуля ушла ниже и пробила грудь. Большое расстояние и высокая скорость мешают бить точно в голову. Несколько выстрелов, и я заменил штурмовую винтовку на старую добрую «СВД». Отдача толкнула в плечо, и спустя мгновение голова мутанта брызнула кровавыми ошметками. Следующая по ходу тварь споткнулась об мертвого собрата, и неловко упав, приняла смерть.

— Хороший выстрел! – прокомментировал Артем, стреляя одиночными.

— Подойдут ближе чем на сотку метров, прыгаем в машину, и сваливаем. – сказал я, и задержав дыхание, снова нажал на спуск. Отвык я от стрельбы из винтовки Драгунова. Лет семь ее в руках не держал. Нам всегда поставляли самое современное оружие. Многое из которого изготавливалось по спецзаказу ФСБ.

— Пора валить! – пробормотал Тёма, пуская очередь по приближающимся Мутантам от бедра.

Забросив винтовку в машину, я рванул за руль, по пути взглянув на погнутый пулемет. Артем прыгнул в машину через задние двери и заблокировав их, уселся прямо на ящики с патронами. Заблокировав передние двери, я включил заднюю передачу, и раскручивая мотор до критических оборотов, рванул Мутантам навстречу.

— Сейчас будет мясо! – зарычал Тёма, хватаясь рукой за дугу. Можно было стрелять по Мутантам через специальные бойницы, установленные во всех окнах, кроме лобового, но по причине большой тряски и задымления салона пороховыми газами, Артем не стал этого делать.

Тяжелый внедорожник влетел в толпу Мутантов задом на полном ходу. Стекло окрасилось кровью. Одна из тварей попыталась взять машину на калган. Бронированное стекло выдержало, а голова Мутанта нет. Глупое самопожертвование.

— Во дурак! – прокомментировал Тема, — Мутантский камикадзе мать его!

Я остановил машину прямо в середине толпы, и твари моментально облепили ее со всех сторон. Глухие удары по броне начали раздаваться со всех сторон.

— Ты пока не газуй! – попросил Артем, — Давай посмотрим, что они будут делать.

— Не буду. Но аналитики сейчас ссат кипятком. Представь, как это выглядит со спутника! – сказал я.

Мутанты облепили машину окончательно. Несколько тварей залезли на крышу, и судя по звуку, пытаются оторвать пулемет. Трое залезли на капот, и начали энергично стучать по лобовому стеклу. Артем открыл бойницу в боковом заднем окне, и в нее тут же залезла мощная жилистая рука и попыталась схватить его за комбинезон. Умелым движением он легко сломал ее в локтевом суставе. Тварь, грозно оскалившись, выдернула поврежденную конечность назад. Ее тут же заменила другая рука.

— Будешь ломать им руки? – спросил я, держа сцепление наготове, а передачу включенной.

— Нет. – ответил он. – Смотри! – Артем показал на лобовое стекло, — Альфа идет.

Альфа-Мутант подошел к капоту, и громко зарычав схватил собратьев за ноги, и с легкостью отбросил назад. Остальные Мутанты тут же расступились.

— Поразительно, – пробормотал я, — похоже они его слушаются.

— Вот это горилла! – сказал Тема, качая головой. – Даже широкоплечий Савельев по сравнению с ним доходяга. Похоже ты нашел кого надо!

Мутант поражал размерами. Высокий и широченный. Многочисленные шрамы на всем теле, а поперек груди четыре длинных рубца. Словно большой зверь недавно поработал когтями. Неужто эта тварь билась с медведем? Все возможно. Оттолкнувшись от земли, он прыжком переместился на капот, и припав на колено с размаху ударил кулаком в лобовое стекло.

— Вот теперь гони! – рявкнул Тёма, — Не хочу я испытывать стекло на прочность!

Бросив сцепление, машина рванула вперед, разрывая траву под колесами до земли. Твари сидящие на крыше не удержались, и свалились на землю. Тем, что стояли впереди, повезло меньше. Машина сбила их, и легко переехав начала бодро разгоняться. Альфа-Мутант ловким движением перебрался на крышу, и спустя несколько секунд скинул последнего сородича на землю, и остался один.

— Да! – восторженно зарычал Артем, — Именно этого я хотел! Теперь он крепко держится за турель, и мы можем увезти его, а потом разделать как пожелаем!

— Согласен! – ответил я, переключаясь на повышенную передачу, – Вот только ты первый пойдешь на улицу. А я лучше в машине посижу. Ты подумал, как теперь ему по суставам стрелять?

— Вот тут проблемка. – задумчиво согласился Тёма, перелезая на переднее сиденье. – Ты давай гони. Километров десять проедем. Найдем пустырь без зараженных, и освежуем его. Пока едем придумаем.

— Включи связь. – попросил я. – Хочу услышать Савельева.

Артём ловко поработал с электроникой внедорожника, и жестом показал, что все работает.

— Кто в эфире? Это Шухов. – позвал я, показывая Тёме большой палец.

— Идиоты! – заорали динамики голосом Матвея Савельева, так неожиданно и громко, что у меня появилось желание выйти из машины на полном ходу.

— Вы что там суки вытворяете? – продолжал он, — Совсем остатки мозгов потеряли?

— Да не ругайся Григорьевич. – спокойно ответил я, — Взяли языка. Везем на базу. Можете высылать за нами транспорт.

— Какого нахрен языка?! – рычал Матвей хриплым голосом. Артем немного понизил громкость звука, — Вы сука в курсе, что у вас на крыше динозавр сидит?

— Три минуты назад был Мутант. – сдерживая смех, ответил я, — Не знал, что они так быстро могут менять форму. Какой динозавр то? Трицератопс или птеродактиль?

Артём не стерпев, согнулся назад, и начал смеяться, зажав рот кулаком. Савельев похоже услышал.

— Вы там что сука совсем страх потеряли? Шухов, это серьезное нарушение. Ведите себя подобающе! – похоже Матвей начал немного успокаиваться, — Шухов, тебя ждет личный разговор с президентом.

— Да мне плевать Матвей! – грубо ответил я, — Что хотим, то и делаем! Чем вы можете напугать меня? Увольнением? Я давно не работаю. Побьете? Попробуйте! Пристрелите? Извольте. Я буду делать, то, что считаю нужным. Высылайте «Крыло» и клетку не забудьте отправить. Крепкую клетку. Скоро у ваших спецов будет уникальный опытный образец для исследований.

Не дожидаясь ответа, я ударом кулака отключил связь.

— Это было очень жестко. – с серьезным видом сказал Артём. – Ничем хорошим не кончиться.

— Тебе не плевать на это? Меня уже достал этот постоянный контроль. Несколько месяцев мы были сами по себе, а теперь когда наконец-то что-то стало получаться, о нас вспомнили. Они похоже забыли, что мы легко можем обходиться без них.

— Тут ты прав. – согласился Тёма. – Тыкать нас носом не надо. И в поддержке не нуждаемся.

Отмахав десяток километров с Альфа-Мутантом на крыше, мы нашли чистое от присутствия зараженных поле, и свернули на него. Разогнав машину под сотню с лишним, я применил экстренное торможение, но Мутант сумел удержаться.

— Похоже придется во что-нибудь врезаться. – предложил Тёма. – По другому он не слезет.

— Значит будем искать куда можно врезаться. – согласился я.

Долга искать не пришлось. И врезаться тоже не пришлось. На скорости восемьдесят километров в час я слишком поздно заметил идущую поперек поля колею. Солидно заросшую травой, и оттого практически не заметную. Такую колею после себя оставляют тяжелые лесовозы. Таких по стране несчитанное множество. Широкие и глубокие. Влети в нее на «Ниве» с большой скоростью, колеса отлетят вместе с подвеской, а задний мост вообще целиком. Но «Тигр» оказался гораздо крепче. Я успел нажать тормоз, но сделал только хуже. Машина буквально воткнулась в неожиданное препятствие. Ремни спаси нас от удара. А вот Мутанта запульнуло словно катапультой. Выдрав куски земли, внедорожник несколько раз подпрыгнул, и перелетев через препятствие, остановился. Следом приземлился Мутант-снаряд. Приземлился нехорошо. Прямо на голову. Будь мы в этот момент рядом, то скорее всего услышали бы хруст позвонков.

— Лишь бы не убился! – рявкнул я, отстегивая ремень, хватая в руки автомат, и пулей выпрыгивая из машины.

— Не должен. – ответил Артём, делая то же самое, — Впервые в жизни ты беспокоишься за жизнь Мутанта!

Я подбежал к Альфа-Мутанту на безопасное расстояние, и меткими выстрелами буквально разнес коленные суставы и лодыжки. Тварь начала елозить по траве поврежденными конечностями, размазывая бурую густую кровь. Даже со сломанной шеей конечности не утратили подвижность, что с точки зрения медицины практически невозможно. Схватившись руками за голову, Мутант резким движением вернул ее на место. Характерный хруст раздробленных позвонков резанул по ушам.

— Стреляем? – с опаской спросил Артем, держа Мутанта на прицеле.

Я покачал головой, наблюдая как тварь при помощи рук перевернулась на спину, и попыталась встать. Вся её морда была измазана идущей изо рта кровью.

— Слишком сильные повреждения. – пояснил я. – Кости срастутся, но на это нужно время. Он сейчас не опасен. Вернее не слишком опасен.

Мутант услышал меня, и попытался атаковать из положения лежа. Выстрелы разбили локтевые суставы. Но потеряв управления конечностями, но все равно продолжил пытаться добраться до меня, извиваясь словно змея.

— Я за снарягой! – объяснил Тёма, и убежал к машине.

После десяти минут возни, мы сумели спеленать Альфа-Мутанта. Перерезав крепкие как троса сухожилья, и тем самым практически обездвижив, замотали поврежденные руки и ноги, притянув к друг другу за спиной. Тварь стала похожа на скорчившегося паука. Голову на сломанной шее тоже зафиксировали к конечностям, неестественно вывернув, и тем самым не давая позвонкам срастись.

— Может для эффективности вбить ножи в суставы? – спросил Артем, — Береженного бог бережет!

Я согласился, и после недолгой процедуры из суставов твари торчали армейские штык-ножи. Погрузить ста пятидесяти килограммовую Садо-Мазо махину не составило труда, и проверив внедорожник на отсутствие повреждений, мы направились к шоссе.

По дороге связались с Зариповым, и получили координаты посадки «крыла», из расчета сближения транспорта. Зарипов отвечал абсолютно безразличным голосом, показывая видимую неприязнь. Ничего, перебеситься. Чувствуется, что на базе будет серьезный разговор с высшим руководством и участием президента.

— Что должно было стать с человеческим организмом, чтобы он продолжал функционировать даже с такими повреждениями? – спросил Тёма, разглядывая лежащего прямо на оружии Альфа-Мутанта.

— Меня тоже это удивляет. Сломанные шейные позвонки и перебитый спинной мозг, верная потеря контроля над конечностями. – согласился я, не зная ответа на вопрос. – Пусть ученые с ним возятся.

— Они его на молекулы разберут. Если конечно в штате имеются реально знающие. – сказал Тёма. – Но одна гипотеза у меня имеется.

— Рассказывай. – попросил я, сбрасывая скорость, и объезжая небольшой затор по обочине.

— Симбиоз. Вирус изменился, и создал клетки-симбионты. Каждая из таких клеток имеет непосредственную связь с огромным множеством других. Даже повреждённый спинной мозг не наносит вреда организму, потому что его функцию берут на себя симбионты.

— Но Мутанты погибают, если им выстрелишь в голову. Значит мозг до сих пор выполняет прежние функции. Мозг самое главное, без него никак. – сказал я.

— В любом случае нам не узнать точно. Пусть ученые думают, это их работа. – проговорил Тема.

— В этом ты прав. – согласился я.

До точки посадки «Крыла» доехали, когда стемнело. Используя ноктовизор, оценили степень опасности, и убедившись в ее отсутствии, принялись дожидаться транспорта. Ставшего верным другом «Тигра» бросать не хотелось. Как когда-то не хотелось бросать внедорожник «Волк».

«Крыло» прилетело с точностью в несколько минут, и началась погрузка Альфа-Мутанта. Мощные прожекторы летательного аппарата осветили пространство, и проблем почти не возникло. Савельев лично руководил погрузкой, никак не комментируя наш поступок. Пленника поместили в мощную стальную клетку, невесть откуда раздобытую, и затащили ее внутрь «Крыла». Закончив, транспорт взял направление на прежнюю точку сбора, и догрузившись выжившими, вылетел в направлении базы Северный Клевер.

ВИП зону заняли сразу же. И стали дожидаться Савельева, который пришел спустя несколько минут.

Вытащив из бара минералку, Матвей достал три стакана и разлил в каждый до половины.

— Может тебе вискарика выпить? – посоветовал я. – Нервы успокоишь, расслабишься.

— Смеешься? – Матвей смерил меня злобным взглядом, — Не пью, и тебе не советую. Алкоголь губительно влияет…

— Знаю-знаю! – остановил я его. – Меня теперь врятли какое пойло возьмет. Организм выведет все очень быстро.

— А если перебухать до синих фантиков? – немного развеселившись спросил Матвей, мягко опускаясь в кресло, — Литра два спиртяги замахнуть за раз. По любому вырубишься!

— Нет желания проверять, — ответил я, и залпом выпил минералку.

— Почему вы не могли сделать все в подобающем виде? – спросил Матвей, изменив тему разговора, — Зачем нужно было глупое шоу? Или мозги напрочь вытекли? Захотелось острых ощущений или жить надоело?

— Как Смирнов? – спросил я, проигнорировав вопрос.

— Нормально твой Смирнов. Живой и скоро будет здоровый. Прооперировали уже. Девушка Катя от него не отходит. – рассказал Матвей, и уничтожил содержимое стакана одним глотком, — Твоя совсем извелась. Узнала, что вы вдвоем пошли на Мутантов, и устроила истерику. Еле успокоили.

— Ничего страшного. Потерпит. – ответил я, наблюдая как Артем медленно потягивает минералку. – Альфа-Мутанта мы взяли. Сами живые и здоровые. Все хорошо. Скоро будем на базе. В теплой постели и рядом с любимой женщиной.

— Кто как. – подметил Тёма.

— Твоих мы эвакуировали в первую очередь. – подметил Матвей. – Скоро их доставят на Северный Клевер. Как и несколько отличных специалистов для препарирования Мутанта.

— Отличная новость. – сказал Артем, ставя пустой стакан на стол, — Базу Добрынина эвакуировали? И кто командовал эвакуацией?

— Базу Добрынина эвакуировали. Все сейчас на Адмирале Кузнецове. – ответил Матвей. – У ребят выполнявших эвакуацию имеется понятие о дисциплине. – камень был брошен в наш огород.

— Мы действовали четко и быстро. Обошлись минимальными потерями. Убитых нет. – пробормотал Артем.

— Да, — согласился я, — в отличие от некоторых. Вместо того, чтобы отсиживаться на базе, можно было мобилизовать небольшую армию, и нанести точечные удары по скоплениям Мутантов. Нужно организовать мощный гарнизон в центре материка, и отбиваться. Каждый раз не налетаешься. Ресурс «Крыла» не вечен.

— О «Крыле» не беспокойся. – отрезал Матвей, — И не тебе нас учить. На создание армии, пусть даже не большой, потребуется много ресурсов. Нужно обучать людей. Нужно топливо. Нужен транспорт.

— Все имеется. – не согласился я. – Нужно просто меньше болтать и больше делать…

— Не тебе нас учить… — Матвей хлопнул по столу, а я сделал пометку в слове «нас», а не «меня». Он так и остался личным охранником президента. Не переделать его. Вот Алексей Смирнов – совсем другой человек.

— Разговор до добра не доведет. – сказал я, — Давай прекратим его.

— Хорошо. – согласился Матвей, как ни в чем не бывало разложил кресло и закрыл глаза.

Остаток полета провели в полной тишине. Добравшись базы, принялись выгружать клетку с Альфа-Мутантом. А когда закончили, разбрелись по коридорам, каждый к своей комнате. Позже я узнал, что Мутанта доставили в специально организованную лабораторию, и использовав удерживающие устройства, распяли его по всем конечностям. Гидравлические захваты надежно зафиксировали руки, ноги, а также шею твари. За несколько часов он сумел регенерировать, вследствие чего приборы зафиксировали девять килограммов потери массы. Тело Мутанта сожгло мышечные волокна, направив энергию на восстановление повреждений. Он снова превратился в грозное оружие убийства, вот только выбраться уже не смог.

Выдохнув, я открыл дверь и вошел в комнату. Увидев меня, Наташа словно разъярённая львица, набросилась, и принялась бить и кричать. Легким движением, я скрутил ее, и прижав спиной к себе и зажав рот рукой, заговорил:

— Ты чего буянишь? Ничего не произошло. Я живой и здоровый. – говорить старался шепотом, так лучше доходит информация. – Успокоилась? Сейчас я медленно отпущу руку, а ты не будешь больше кричать.

Я убрал руку, и отпустил ее. Отбежав в сторону, она села посреди комнаты и заплакала. Пожав плечами невидимым наблюдателям, я опустился рядом.

— Ну зачем плачешь? Все хорошо. Все живы. – сказал я максимально убедительно, хотя сентиментальностью никогда не отличался. Все эти телячьи нежности точно не по мне. Вот убивать – другое дело. Трудно показывать чувства, которые показать не способен.

— Почему ты не можешь просто быть рядом со мной? – выпалила Наташа, не прекращая реветь, — Нам и так осталось слишком мало, а ты носишься по лесам с автоматом, пытаясь всем доказать какой крутой боец!

Ну наконец-то! Именно это я хотел услышать. Значит нам осталось слишком мало? Она что-то знает, но не говорит мне. Это плохо. Но проговорившись раз, обратного пути не будет. Придется рассказать все что знает. Легко подхватив ее, я поставил на ноги и несильно тряхнул. В глазах появился испуг, который подействовал отрезвляюще. Похоже поняла, что взболтнула лишнего.

— Значит нам осталось совсем немного? – с серьезным видом спросил я, — Рассказывай, не отстану пока не услышу желаемого. Правду. Думаешь не знаю, что многое скрываешь?

Она энергично замотала головой.

— Ничего не скажу.

— Придется! – рявкнул я. – Могу стоять так очень долго, и не отпущу пока не получу желаемое!

Дверь распахнулась и в комнату влетел незнакомый парень. Я мысленно выругался, понимая, что ситуация идиотская. Придется разговаривать. Парень понимает, что зашел не вовремя, но не уходит.

— У меня приказ. – сказал он, опустив взгляд. – Вас требует к себе президент.

Так быстро? Оперативно работают. Даже раздеться не дали. Коли на то пошло, вызвали бы сразу в момент прибытия. С другой стороны хорошо, что так. Нас наверняка слушают. Незачем им обо всем знать. От меня кругом все скрывают. Значит буду делать тоже самое. Поиграем в прятки. Выпустив Наташу, я не говоря ни слова последовал за посыльным, готовясь к словесному прессингу. Перечить Савельеву и Зарипову – одно, а вот с президенту! Попытаюсь выгородить Артема. Идея была моя, мне и отдуваться!

— Скажу сразу, — начал я, как только вошел в кабинет, и разглядел присутствующих президента, Савельева и Зарипова, — Идея была моя, поэтому отдуваться мне!

— Да сядь ты! – сказал президент, показывая на свободные стулья.

Я опустился на стул, и сложил рук на столе. Савельев и Зарипов нехорошо переглянулись. Было заметно, что они нервничают. С чего бы это?

— Итак! – президент встал. – Какие претензии вы хотите выразить к этому человеку? – спросил он Савельева и Зарипова.

— Нарушение… — начал Зарипов, но президент остановил его, подняв ладонь вверх.

— Знаю-знаю. – согласился президент. – Дисциплина хромает, начальство посылает, своевольничает и прочее. К этом нет ничего страшного.

Челюсти Савельева и Зарипова отвисли, а глаза стали очень круглыми. Два начальника-пекинеса. Я откинулся на дорогом кожаном стуле, и принял самодовольный вид, скрестив руки на груди. Похоже у меня появился союзник в лице президента.

— Помните, о чем я просил вас? – спросил президент. – По-моему это было вчера? Я прав? Или мне впервые в жизни изменяет память?

Память у президента всегда была феноменальной, и сомневаться в этом не стоило. Говорили, что он помнит каждую встречу, каждый разговор. Может повторить сказанные более десяти лет назад фразы дословно. Еще постоянно читает, и очень мало спит. Не даром в свое время он занимал пост главы ФСБ, а до этого много лет работал в КГБ одним из лучших разведчиков. Скоро ему исполнится семьдесят лет, но остроты ума, а также хорошей физической формы он не потерял.

— Мы помним, – ответил Зарипов за двоих, опустив взгляд вниз, — вы просили добыть образец для исследований. Это было вчера.

— Именно! – согласился президент, — И что вы мне ответили?

— Что для этого потребуется большая группа бойцов, хорошая клетка и тщательно спланированная операция. – ответил Савельев. С виду снова невозмутимо-спокойный, но вздувшиеся на лбу вены выдают напряжение.

— Так и было, — подтвердил Зарипов, — Еще я говорил, что нам нужна особо развитая особь, на поиски которой уйдут не одни сутки.

— Именно так вы и говорили. – согласился президент и посмотрел на часы, — у нас есть особо развитая особь? – спросил он.

— Да. – ответил Зарипов, заметно оживившись, — Особь просто уникальная. Размеры поражают. Таких Мутантов очень мало.

— А теперь скажите мне, — президент сделался очень задумчивым, — как два обычных спецназовца, которых вы называли самовлюбленными идиотами, смогли добыть нужную нам особь всего за несколько часов, при этом имея ограниченное количество ресурсов? Без поддержки аналитиков, вертолетов, спутника. Как?

Задумчивый вид президента сменился грозным. Показалось, что даже освещение в кабинете стало более тусклым, словно нависла грозовая туча. Савельев и Зарипов стали похожи на двух нашкодивших пацанят, которых вот-вот отчитает отец за совершенную проказу. А возможно даже пройдётся ремнем по задницам. Меня очень развеселило эта картина.

— Просто им очень повезло. – негромко выдавил из себя Зарипов.

— Нет. – сказал я, совершенно спокойно, от чего три пары глаз уставились на меня. – Мы действовали максимально эффективно, стараясь не допускать критической ситуации.

— Не допускать? – Зарипов явно настроился спорить до последнего. – Позволить Мутантам облепить машину, кататься с одним из них на крыше, врезаться в яму и чуть не перевернуться! Это ты называешь не допускать?

— Помолчи Илья! – грубо сказал президент, — Ребята справились на отлично. К ним у меня претензий нет. А вот к вам очень много. И сейчас вы будете слушать, а потом пойдете работать. – президент повернул голову на меня, и продолжил, — Ты можешь идти Игнат. Поешь и приведи себя в порядок. Когда закончишь, вернешься к нам. Ступай.

Кивнув, я поднялся и молча покинул помещение. Уже в коридоре позволил себе вдоволь растянуться в улыбке, и направился в хорошем настроении в личные апартаменты. А затем вспомнил слова Наташи. В любом случае придется разговорить, и услышать от нее правду. Нам осталось слишком мало! Почему? И кому именно? Мне и ей, или всему человечеству? Возможно я не ошибся, высказав Артему опасения насчет четвертой волны. Программа Уничтожения подготовила «Контрольный выстрел» и скоро сделает его. Быть может побывав на грани, Смирнов сумел что-нибудь вспомнить? Ощущение, что надомной весит туча так и не прошло. Похоже смена настроения президента и странное ощущение ничего более чем просто совпадение. Стоит ли готовиться к самому худшему? Или же просто сидеть и ждать. Поговорить с Алексеем я попытаюсь сразу после второго визита к президенту, а сейчас устрою Наташе допрос с пристрастием.

Открыв дверь, я испытал разочарование. Наташи в комнате не оказалось. В комнате Алексея и Кате тоже было пусто. Искать дальше не стал. С базы ей никуда не деться. Повыкабенивается и вернется.

Заказав ужин, я по быстрому сходил в душ, и сменив защитный костюм на легкую одежду, принялся за еду. Закончив с поглощением пиши, по быстрому убрался, хотя этого можно было не делать, и направился к президенту.

— С тобой мы еще пообщаемся. – безразлично сказал Зарипов, проходя мимо.

С ним я столкнулся в коридоре, а Савельева застал на выходе из кабинета президента.

— Нормально ты выкрутился. – пробормотал Матвей, — Нам влетело по первое число. Главный объявил полную мобилизацию. Теперь эвакуацией будет заниматься другие люди. На нас лежит задача по созданию мощной армии.

— Без обид? – спросил я, поднимая ладонь вверх.

— Без обид! – ответил Матвей, ударив по ней так, что звонкий хлопок наверное было слышно в конце длинного коридора. – Вы четко сработали. Похоже я стал забывать, что такое настоящая оперативная работа.

— Нет. Ты просто беспокоился о нас. Но мы не малые дети. Контроль не нужен. – проговорил я.

— В какой-то степени ты прав. – сказал Матвей, — Заходи, он ждет тебя.

Хлопнув Матвея по плечу, я постучал в дверь и вошел внутрь.

— Проходи и садись. – сказал президент, ловко управляясь с планшетом. – Ты не голоден?

— Нет. – коротко ответил я.

— Тогда мы можем идти. – президент отложил планшет в сторону, и поднялся из-за стола,- Твой знакомый Геннадий провел анализ крови. Твоей и Алексея Смирнова. Хочет поделиться информацией…

***

Лаборатория в которой трудился Геннадий оказалась довольно большой и под завязку обставленной различной аппаратурой, предназначение большей части которой мне было неизвестно. Прямо за прозрачной частью противоположной к двери стены располагалось небольшое помещение, в котором в вертикальном положении находился пойманный нами Альфа-Мутант. Он был прикован к мощной металлической площадке, и надежно зафиксирован. Руки и ноги – восемь захватов, и один на шее с возможность увеличения давящей нагрузки. Умно, ничего не скажешь. Даже если он сумеет чудом высвободить конечности, гидравлика просто оторвет ему голову.

Геннадий выглядел усталым но довольным. Поприветствовав нас, он заговорил.

— А вас не узнать товарищ Шухов! Боевой костюм вам идет гораздо лучше. Как и остальным ребятам.

— Показывай и рассказывай, что тебя так удивило. – потребовал президент.

— Сию минуту. – отозвался Геннадий, усаживая нас на простенькие табуреты возле стола.

— Я провел многочисленные анализы взятой на пробу крови, – продолжил он, — Вашей Игнат, а также Алексея Смирнова и недавно доставленной особи. Очень удивительно, но вы все похожи.

— В каком смысле похожи? – спросил президент.

— У каждого в крови обнаружены непонятные организмы. Эти организмы по размеру схожи с красными кровяными тельцами. Различие только в их строении и концентрации. – рассказал Геннадий.

— Симбионты? — спросил я.

— Можно сказать и так. Кровь Мутировавшей особи буквально кишит ими, от чего стала намного гуще. Многие органы претерпели серьезные изменения. Сердце увеличилось, и теперь гораздо быстрее перекачивает более густую жидкость. По сути от человека осталась только оболочка. Но это не самое страшное.

— А что страшное? – спросил президент.

— Мутировавшая особь продолжает развиваться. Что будет дальше, мне пока неизвестно. Нужно время и более узкие специалисты. Думаю тогда удастся узнать гораздо больше. – ответил Геннадий.

— Специалисты и все необходимые ресурсы будут предоставлены. Вы главное работайте. – проговорил президент, усердно над чем-то размышляя.

— А что со мной и Алексеем? Мы тоже изменяемся? – поинтересовался я.

— С вами все проще. Не мешало бы полное обследование, но могу смело заверить. Вы обычные люди. Немного изменённые, но все же люди. – ответил Геннадий.

— Ты сказал, что все трое похожи. – заговорил президент, — Но строение Мутанта изменилось, в чем похожесть?

— Я провел простейший тест. – начал Геннадий, — Смешал кровь обычного человека с небольшой часть крови Мутанта, и человеческая буквально вскипела. Началось мгновенное увеличение численности организмов. Но когда я смешал кровь Игната с кровью обычной, но схожей, посторонние тела просто погибли. Не смогли приспособиться.

— Получается, что если влить кровь Игната в другого человека, то ничего не произойдет? – спросил Президент. – Даже при совпадении всех параметров?

— Именно. – ответил Геннадий. – Но на лицо факт абсолютно противоположный. Алексей Смирнов получил кровь Игната, и теперь стает таким же. Чем больше в крови появляется симбионтов, тем быстрее ускоряется процесс регенерации.

— Все понятно. – сказал президент. – Подготовьте развернутый отчет по проделанной работе. В случае особо важных открытий сразу сообщайте. Есть вопросы?

— Да. – ответил Геннадий, — Не мог бы Игнат остаться со мной на пол часа. Я хочу исследовать его. Процедура безболезненная, если не считать забор крови.

— Пройдешь обследование? – спросил президент.

— Пройду. – спокойно ответил я…

Мурыжил Геннадий меня в течении часа. Обследовал всего вдоль и поперек, при этом постоянно качая головой и делая пометки в компьютере и блокноте. В конце концов он облепил меня неимоверно огромным количеством датчиков, и засунул в какую-то трубу, где пришлось пролежать несколько минут. После экзекуция закончилась. Сколько себя помню, никогда не любил подобное. А особенно не любил лежать на стационарном лечении. Скука скучная. Бывало приходилось лежать в больницах месяцами, восстанавливаясь после ранений. Четкий контроль, минимум действий. Такие дни казались вечностью.

— Что удалось узнать? – спросил я, одеваясь после того, как обследование закончилось.

— Пока не многое. – ответил Геннадий, стуча по клавиатуре с бешенной скоростью, — Но могу смело вас заверить – Вы Шухов здоровы как бык. Никаких патологий не обнаружено. Напротив ваш организм помолодел. Скажите, сколько вам сейчас лет?

— Тридцать один. – ответил я, зашнуровывая кроссовки.

— Любой двадцатилетний вам позавидует. Ваш организм не просто восстановился, он помолодел. Вы сейчас как большой младенец. У вас были когда-нибудь переломы? – спросил Геннадий.

— Очень много. Даже остеосинтез титаном не раз производился. Были ранения с раздроблением костей. – рассказал я.

— Заметили, что старые раны больше не болят? Раньше вы были ходячей метеостанцией?

Я кивнул. Еще совсем недавно старые повреждения постоянно болели на смену погоды, а бывало и просто так, но потом все прекратилось.

— Все восстановилось в первозданное состояние. Словно не было не ран, не переломов. – объяснил Геннадий, — Даже следов не осталось. Пройдет немного времени и у вас пропадут все шрамы.

— Шрамы в последнее время значительно уменьшились. – рассказал я, рассматривая лицо в зеркале. От мощных боевых отметин остались только еле заметные следы. Те, что посвежее пока держаться, но тоже заживают слишком быстро.

— Все это последствия деятельности симбионтов в вашей крови. – сказал Геннадий. – Проверить бы возможность регенерирования утраченных конечностей, но для этого придется отрезать вам палец. Смею заметить вы скорее всего не согласитесь на подобное?

— Нет. – с опаской ответил я. Ох уж эти ученные! Ради эксперимента они готовы пойти на все. Пусть себе пальцы режет, а мои мне еще пригодятся.

— Я так и думал. – с разочарованием сказал Геннадий. – Большего мне пока узнать не удалось. Приходите через пару дней. Вместе с другими специалистами мы сможем узнать гораздо больше. А сейчас попрошу оставить меня, нужно работать…

Прежде чем покинуть лабораторию, я узнал место где держат Смирнова, и прямиком направился к нему. Санитар дежуривший у палаты не хотел впускать, но потом появился пожилой хирург и все разрешилось.

Что не удивительно, в палате помимо Алексея находились Катя и Наташа. Значит вот куда она свалила. Умно. И поплакаться в жилетку можно, и обо мне информацию добыть. Хорошо устроилась.

— Всем привет! – сказал я, наблюдая испуг на лице Наташи.

— Здорова дружище! – ответил Алексей, искренне обрадовавшись моему визиту.

— Мы пойдем. – шепотом сказала Катя, и они поспешно исчезли из палаты.

— Как здоровье? – спросил я, опускаясь на стул рядом с кроватью.

— Да уже почти выздоровел. – ответил Алексей, откидывая одеяло и показывая огромный шов на животе. – Заплатку уже выкинул, потому что чешется безбожно. Спасибо за кровь. Скоро я буду таким же как ты!

— Вспомнил что-нибудь? – поинтересовался я, разглядывая простенький интерьер палата. Кровать, пара стульев, тумбочка и на ней телевизор.

— Так и думал, что спросишь, — ответил Алексей, — ничего такого, что может помочь решению проблемы. Куча ненужной информации. Старые города. Вернее их останки. Места нахождения остальных древних. И прочую ерунду.

— Места захоронения древних? – спросил я, пытаясь понять о каких древних говорит Алексей.

— Не захоронения, а нахождения. Тот древний, с которым мы общались, он не единственный. По всей планете их еще несколько десятков. Когда-то они превратились в миф, который дошел до нас. – рассказал Алексей, поднимаясь повыше на подушку.

— Что за миф?

— Их называли Титанами. Несокрушимые и беспощадные. Они могли не только уничтожать, но и творить. Чем очень успешно занимались. Но только до первой войны, в которой приняли участие, а потом ушли. Закапсулировались в норах-мирах. И сидят там до сих пор. То, место где тебе удалось побывать – кусок пространства с изменёнными законами. Там даже время бежит по другому.

— Значит нужно наведаться к ним в гости. – сказал я.

— Это не возможно. – сказал Алексей. – Мы просто не сможем их найти, потому что они этого не хотят.

— Но тот под Аркаимом… — начал я.

— Тот под Аркаимом хотел, чтобы мы его нашли. Это была его последняя миссия. Он перешел в другое состояние. – объяснил Алексей, и словно прочитав мысли, пояснил. – Я не знаю почему именно этот древний помог нам. Не знаю куда засовывать меч-ключ. Не знаю куда нам идти. Ни хрена я не знаю Шухов! – выпалил он.

— Опасаешься, что придет четвертая волна? – спросил я.

— Опасаюсь. – честно признался Алексей. – И боюсь. Боюсь, потому что не знаю когда она придет и какой будет. Боюсь, что мы не успеем нейтрализовать Программу Уничтожения… Ты зачем Наташу обижаешь? – вопрос прозвучал неожиданно.

— Не обижаю, а пытаюсь узнать правду. – спокойно ответил я. – Значит нажаловалась?

— Да. – ответил Алексей. – И правильно сделала. Не трогай девчонку. Она все равно тебе ничего не скажет. Да и не нужно тебе этого знать.

Так, похоже от меня что-то скрывают. Намеренно и по общей договоренности. Нужно разузнать что именно обязательно.

— Что мне не нужно знать? – спросил я. – Это заговор?

— Нет не заговор! – злобно отрезал Алексей. – Просто ты параноик. К тому же шизанутый на всю голову. Девчонка тебя любит, а ты подвох ищешь. Есть вещи, которые нам знать не положено. Вот поэтому я тебе и говорю – отстань от Наташи!

— Я тебя не понял Леха…

— И не надо понимать! Наслаждайся жизнью. Радуйся. Прямо сейчас вернись в комнату, поцелуй Наташу. Извинись и ложись спать. – посоветовал Алексей. – И пожалуйста, без фокусов! Это я тебе уже как командир приказываю!

— Я тебя услышал. Но обещать не буду. Президент поручил Савельеву и Зарипову мобилизовать небольшую армию. – рассказал я, пытаясь сменить тему разговора. – Ты полетишь?

— А куда я денусь. – ответил Алексей. – Если президент хочет бить Мутантов, значит будем бить! Завтра уже планирую покинуть это надоевшее помещение, ненавижу больницы!

— Давай без фанатизма. – я поднялся, и пожав Алексею руку, направился к выходу. Очень сильно захотелось извиниться перед Наташей. Извиниться, а потом попытаться разговорить.

— Без фокусов Шухов… — донеслось из комнаты, прежде чем я закрыл дверь.

Наташи в комнате не оказалось. На время отсутствия Алексея она переселилась к Кате, снова меня перехитрив. Дверь оказалась закрытой, а стучать и устраивать сцены точно не по мне. Вернувшись к себе, я небрежно скинул с себя одежду и отправив ее в короткий полет прямо в открытый шкаф. Бросок удался. С полным безразличием ко всему происходящему я плюхнулся на кровать, и позволил сну забрать в свои объятья…

Я вошел в помещение, в котором сидел человек странного телосложения. Очень огромный и абсолютно голый. Лысый затылок испещренный шрамами, и могучая широкая спина, в таких же шрамах. Похоже ему очень сильно досталось, и не единожды. Такие шрамы может оставить дикий зверь. И после такого не выживают.

— Выживают. – не согласился со мной незнакомец.

— Кто ты и где я нахожусь? – спросил я, не понимая происходящего. – Это сон?

— Сон – физиологический процесс. Не путай его со сновидением. – ответил незнакомец. – Хотя сейчас происходит и то и другое одновременно. Но это больше чем обычное сновидение. Намеренно направленная передача информации в твой мозг. Так сказать, я пытаюсь открыть тебе глаза.

— Кто ты? – повторил я заданный прежде вопрос.

— Вы называете меня Программой Уничтожения. – ответил он, — Но по факту это неправильное определение. Один из моих младших братьев назвал меня «Закон». Определение более близкое по смыслу, но также неверное.

Незнакомец поднялся, и предстал передо мною во всей красе. Человек-гора. Или нет. Не человек. Он медленно повернулся и я узнал недавно пойманного нами Альфа-Мутанта. Страха не появилось, но разум машинально начал искать выход из ситуации. Я должен убить его. Он вырвался, он свободен.

— Эта оболочка все также прикована к плите, и не способна к воздействию. Так что ты можешь не беспокоиться о безопасности. Ты умрешь не сейчас. – ответил он, с легкостью прочитав мои мысли. – Контакт во время сновидений очень нестабилен, и может оборваться в любой момент.

— Зачем ты это делаешь? – спросил я, с трудом подбирая слова.

— Что именно? – спросил он.

— Уничтожение человечества. Зачем тебе это?

— Такова моя задача. Создатель запрограммировал меня на это. Я делаю свою работу, как ты делаешь свою. – ответил он.

— Ты можешь не делать этого? Просто взять и оставить нас в покое? – спросил я.

Альфа-Мутант рассмеялся.

— А ты можешь остановиться? Прекратить спасать людей? Сможешь? – спросил он.

Я покачал головой.

— Вот и я не отступлюсь. Замысел творца требует исполнения. – ответил он.

— Мы можем встретиться в реальности? – спросил я.

— Можем. – ответил Альфа-Мутант. – Я могу изменить захваченного вами солдата, и при помощи него разговаривать с тобой.

— Это возможно? – недоверчиво спросил я.

— Возможно. Или ты до сих пор не понял насколько многократны мои способности? Я могу убить тебя, и ты даже не успеешь понять, что умер! – произнес он.

— Врешь! – воскликнул я, почувствовав, как воздух словно загустел, если можно назвать его воздухом. Все-таки мы находимся в сновидении, — Если бы ты мог убить меня, то давно бы сделал это! Я для тебя как заноза в заднице. Ты не можешь повлиять на происходящие события.

— Вот тут ты прав! – согласился Альфа-Мутант. – Я хочу убить тебя, и всех оставшихся людей. Но оставленный творцом фактор не дает мне полного контроля над происходящим.

— Судя по тому, как ты топчешься на одном месте, у тебя вообще возможности ограниченны. – передразнил я. Все-таки это мой сон, и могу в нем делать и говорить все, что заблагорассудиться, — Значит ждать тебя в реальном мире? – спросил я.

— Да. – ответил Альфа-Мутант. – Твой мозг изменяет переданную информацию. Он коверкает ее. В реальности будет проще. Вот только на изменение человеческой особи уйдет много времени. Так, что не жди контакта в скором времени.

— Я не ждал его в принципе. Не было желания контактировать с вселенским злом! А вот желание уничтожить тебя имеется огромное! – сказал я.

— Вселенское зло? – спросил Альфа-Мутант, — Это все условности. На самом деле не существует ни того не другого. Эти определения люди выдумали для облегчения жизни. Надо же чем то себя успокаивать. А я стою немного выше. У меня отсутствует понятие морали.

— А у творца была мораль? – поинтересовался я.

— У творца было желание эксперимента. И не более того. Он пришел, поиграл, посмотрел, и ушел искать более интересные развлечения. Но это только мои предположения. Кто знает, может его вообще не существует…

— Шухов проснись! – слова прозвучали прямо в голове, и я понял, что лежу на кровати в своей комнате, а надо мной навис Алексей Смирнов.

— Ну ты и дурак Леха… — расстроенно пробормотал я.

— Балуешься сновидениями? – спросил он, кидая на кровать стопку свежей одежды.

— Вел диалог с Программой Уничтожения. – объяснил я, натягивая штаны. – Пока один идиот не разбудил меня!

— Ну извиняюсь, — Алексей пожал плечами, — Около пятнадцати минут тряс тебя и пытался разбудить. Уже думал врачей вызывать.

Только сейчас я понял, что вместо того чтобы находиться в палате, Алексей каким-то способом умудрился свалить оттуда. Более того по его внешнему виду совсем не скажешь, что еще вчера он получил ранение в живот. Свежий и полный сил.

— Абсолютно здоров! – похвастался он, задирая футболку и показывая розовый рубец на животе. – Прошел обследование у Геннадия! Никаких патологий не обнаружено.

— Поздравляю! – сказал я, разглядывая часы. Двенадцать ровно! День или ночь? И сколько я проспал? Если сейчас день, то минимум двенадцать часов, а для меня это очень много.

— Какой-то ты пришибленный. – пробормотал Алексей, внимательно меня рассматривая. – Рассказывай, что приснилось.

Я быстро пересказал все о чем разговаривал с Программой Уничтожения во сне.

— Как вариант, сон могло создать перевозбужденное воображение. – предположил Алексей, — Нового ты ничего не узнал. Это мог быть обычный кошмар.

— Сколько я спал?

— Всю ночь и все утро. – ответил Алексей, — Довольно долго, если лег сразу после того как ушел из моей палаты.

— Вот именно. – сказал я, колдуя над сенсором заказа еды. – Значит разговор с Программой Уничтожения был реальным. И я забыл спросить у нее самое главное!

— Что именно? – нахмурившись спросил Алексей.

— Про четвертую волну. – ответил я, — Да и много чего еще. Если бы кто-то не разбудил меня раньше времени, то возможно удалось бы узнать гораздо больше.

— Видишь ли какая незадача Шухов, — начал говорить Алексей, разворачивая стул и усаживаясь на него грудью к спинке, — спать по двое суток очень вредно. Можно умереть от истощения. Переполох ты устроил нешуточный, но покушение не состоялось.

— Какой переполох? Какое покушение? – спросил я недоверчиво.

— Ты спал двое с лишним суток. – спокойно ответил он. – И разбудить тебя не удавалось никакими способами. Странно, что ты вообще проснулся. Честно, мы уже не надеялись!

Дверь в комнату распахнулась, и влетела Наташа, с ходу запрыгнув на меня.

— Проснулся родненький… проснулся… — забормотала она, покрывая лицо поцелуями.

Следом за ней зашел Таро. Как всегда предельно собранный и невозмутимый.

— Что произошло? – спросил я, когда удалось с горем пополам оторвать от себя перепуганную Наташу.

— Наш старый добрый знакомый загнал тебя в сон. – объяснил Таро. – Это была ментальная атака, направленная именно на тебя. И похоже мы знаем, что ее спровоцировало.

— И что? – спросил я, начиная вникать в происходящее.

— Твой новый знакомый по имени Геннадий смешивал твою кровь с кровью Мутанта. – объяснил Алексей, — Похоже у Программы Уничтожения есть все твои данные, так сказать. Она нашла тебя, и залезла к тебе в голову.

— Но это не возможно! – не согласился я. – Эксперимент проводился не на мне. Геннадий не вводил в меня кровь Мутанта.

— Не тебе говорить Игнат, что возможно, а что нет. – заговорил Алексей, — Наш враг с легкостью уничтожил большую часть планеты, а затем превратил живых мертвецов в Мутантов. Кто знает, на что он еще способен? У него есть твоя ДНК, и это плохо.

— Тот Альфа-Мутант во сне, — начал я, — он сказал, что скоро я смогу поговорить с ним в реальности.

— Скорее всего так и будет. – подтвердил Таро. – Та тварь, что вы захватили с Артемом, очень быстро Мутирует.

— Я читала его мысли. – вмешалась Наташа. – И он вполне неплохо думает!

— Да, нормально так поспал! – пробормотал я. – Что, не новость, все плохая…

— Есть и хорошая! – воскликнул Алексей, — Я знаю, что нам нужно делать дальше.

— И что? – спросил я.

— Ждать… — ответил он.

Сутки бессмысленного нахождения на базе Северный Клевер тянулись невыносимо долго. В лаборатории вовсю кипела работа. Трое ученных и старый знакомый Геннадий трудились не покладая рук, изучая строение и возможности Альфа-Мутанта. Теория с симбиозом подтвердилась окончательно. Эксперименты со смешиванием крови больше не проводили, но забор крови проводили постоянно. Процедура сдачи анализов не обошла и Алексея. Сперва это было забавно, но затем начало порядком доставать. Крови ученым требовалось так много, что казалось они устроили там массовое переливание. Проект по превращению обычных людей в Мутантов. Но на деле все оказалось не так просто. Симбионты в нашей с Алексеем крови не захотели приживаться в других людях. Несколько экспериментов не к чему не привели. Более того, Алексей Смирнов не получил таких экстраординарных способностей как я. Его сила и скорость увеличились, но до моего уровня он не дотягивал. А вот по части регенерации переплюнул. На четвертый день после переливания, его организм настолько мутировал, что легкие порезы на теле заживали практически на глазах. Что дало ему повод для веселья. По несколько раз в день он умудрялся резать себя, демонстрируя любопытным обитателем базы свою регенерацию. Правда спустя сутки желающих посмотреть чудо поубавилось, а на вторые совсем не стало.

Артура Хамзина отремонтировали сразу после Алексея, и теперь, спустя несколько дней он уже вовсю разгуливал по базе, пытаясь скоротать время. На ближайшие три недели ему можно даже не думать об оперативной работе. Матвея Савельева и еще тридцати человек уже двое суток не было на базе. По словам Чарли Тейлора, они занялись созданием маленькой армии, где-то в центре материка. «Разрыватель Пространства» каждый день совершал по пять вылетов, каждый раз доставляя на базу выживших. Численность обитателей Северного Клевера постоянно росла, и возникла необходимость пополнения запасов пищи. Каждое утро в кабинете президента проходило совещание, на котором решались вопросы глобального характера и не очень. Матвей Савельев присутствовал на каждом, но только в виде изображения. Также присутствовали руководители других баз. Именно на такое совещание я сейчас направился.

В кабинете уже сидело девять человек, включая Алексея Смирнова.

— Сейчас будет очередная баталия! – шепнул он на ухо, когда я сел рядом с ним.

— Почему? – спросил я, наполняя стакан минералкой.

— Президент улетел на Кузнецова, и не будет присутствовать на совещании. – ответил Алексей, осматривая присутствующих.

Отсутствие президента означало только одно – всем теперь командует Зарипов. После недавних инцидентов нам удалось с горем пополам уладить возникшие разногласия, но отношения так остались слегка натянутыми.

Дверь распахнулась, и Илья Зарипов вошел в комнату. Покачав головой, он опустился в кресло президента. Ой как не хорошо. Захотелось высказать мнение по этому поводу, но портить настроение человеку, который за последние дни спит по два-три часа в сутки я не стал. А вот Алексей не сдержался.

— Илья Алексеевич, что же вы не на то кресло то сели? – широко улыбаясь спросил он.

Зарипов бросил на него полный ненависти взгляд, но промолчал, ожидая когда к совещанию в режиме онлайн конференции подключиться Савельев. Как только электронное табло показало девять утра, на мониторе появился Матвей.

— Что-то вы сегодня какие-то грустные! – воскликнул он, по аккомпанемент грохочущих вдалеке взрывов. – Илья Алексеевич, ты случаем кресло не перепутал? — спросил он.

Вот теперь то Зарипов точно не сдержится. Ноздри начали активно раздуваться, а вены на голове набухли, предвещая вспышку гнева, но сделав несколько глубоких вздохов, он сумел успокоиться. Правильно, пора уже привыкнуть к постоянным шуточкам братьев Смирнова и Савельева.

— Как продвигается создание армии? – спокойно спросил Зарипов.

— Медленно. – ответил Матвей. – Явный недостаток людских ресурсов мешает работе. Сейчас у меня около восьмидесяти бойцов, половина из которых умеют только стрелять. Мне нужны те, кто разбираются в технике.

— Я разбираюсь! – воскликнул Алексей, подняв руку вверх, — Врожденно умею летать, ездить и плавать абсолютно на всем. С радостью пойду мочить армии Мутантов, лишь бы не сидеть на этой долбанной базе.

— Только за! – подхватил я.

— Почему ты до сих пор не отправил этих раздолбаев на Алтай? – спросил Матвей Зарипова, проигнорировав наши слова.

— Сегодня отправлю. – ответил Зарипов. – До Толмачево на «Крыле», дальше задействуем самолет. Группа из семи человек. Старший Таро Судзуки.

— Правильно. – согласился Матвей, — Проблему провизии нужно решать в первую очередь. Еще отправьте мне человек десять. Скоро подойдут несколько больших групп Мутантов и зараженных, и хотелось бы встретить их максимально радушно.

Я припомнил недавнюю запись одного из радушных приемов. Задействовав установки «Град» и «Буратино», бойцы нанесли удары по приближающейся группе зараженных, численностью около пяти тысяч. Системы залпового огня просто не оставили тварям шансов, в считанные минуты уничтожив площадь земли в несколько гектаров, вместе со всем, что там находилось. С высоты птичьего полета, квадрокоптер под управлением Савельева снимал все на камеру, и передавал на базу в режиме онлайн трансляции. Желающих посмотреть набралось очень много, и практически из каждой комнаты слышались звуки гремящей в нескольких тысячах километров канонады. Руководил парадом Артем Киреенко, которого Савельев забрал к себе, от греха подальше. Подпустив армию зараженных на расстояние в два километра, машины нанесли удар. Сперва ничего не происходило, а потом живая масса буквально пропала из видимости, утонув в смеси поднятого огня и дыма. Выжить в устроенном аду не удалось не кому.

Через семь часов к развернутой Савельевым армии подошла следующая волна Мутантов. Обычных зараженных среди них не было. Численность группы не превысила пятьсот особей, и с ней справились две машины, с веселым названием «Солнцепек». На этом сражение закончилось, и началось перемещение. Чтобы поддерживать технику в рабочем состоянии, Савельеву пришлось задействовать еще одну группу, ответственную за доставку топлива и заряжения. Отстрелять все ракеты очень просто, а вот перезарядить машины оказалось гораздо сложнее. На второй день вся техника была перегнана в точку временной дислокации, если сказать проще – брошена в поле. А Савельев вместе с бойцами пересели в БТР, и направились на встречу новым приключениям. В отличии от нас, им хватало впечатлений, и не нужно было слоняться весь день по базе пиная…

— Шухов, ты где летаешь? – гаркнул Алексей в ухо, возвращая меня в реальность. Поддавшись воспоминаниям, я пропустил большую часть совещания.

— Через три часа вылетаете. – сказал Зарипов, — Ты все понял?

Я кивнул.

— Ну вот и славно. – сказал Матвей, глядя на нас из монитора. – Можем закончить утреннюю планерку?

— Можем закончить. Все свободны. – согласился Зарипов, и Матвей тут же отключил связь.

Когда мы дошли до наших комнат, я остановил Алексея.

— Что там с заданием. Прослушал все…

— А я смотрю, ты какой-то заторможенный. – сказал Алексей. – Все просто – летим на Алтай, соединяемся с группой из убежища и совместными действиями выносим стратегический склад. Перевозим все в аэропорт, грузим на «Руслан» и валим домой. Поддержку нам окажет Савельев, если конечно успеет.

— А детали? – спросил я.

— А зачем тебе детали. По ходу действия все узнаешь. – ответил он, и скрылся в своей комнате.

Злобный взгляд Наташи вперился в меня, как только я вошел в комнату.

— Снова уезжаешь? – безразлично сказала она, вперив взгляд в стену. Окон в подземной базе не найдешь, а фото-панелей по пальцам сосчитать можно.

— Улетаю. – уточнил я, рискуя нарваться на гневную тираду. – А ты снова подслушиваешь разговоры?

— Не могу по другому. – ответила Наташа, продолжая игнорировать меня взглядом.

— Вот и я не могу по-другому! Для меня бой, как доза для наркомана. – выдал я, — Сидеть на этой базе и медленно протухать порядком надоело. Пока Тёмыч косит Мутантов и зараженных в центре материка, мы с Лёхой по сто раз пересматриваем заснятые ими видео и бьем друг другу рожи в спортзале.

— Есть много других интересных вещей! – выпалила Наташа, удостоив меня гневным взглядом.

— И каких? – весело спросил я.

— Проводить время со мной. Смотреть фильмы. Гулять вместе по заснеженному острову.

— Я вчера гулял с тобой по острову, и посмотрел два фильма. И позавчера. – сказал я.

— Этого мало. – ответила она, опустив взгляд в пол.

В этот момент она стала похожа на маленькую обиженную девочку. Хрупкая и ранимая. А рядом суровый спецназовец с приобретёнными сверхспособностями и желанием кого-нибудь прикончить. Похоже ей сильно не повезло со мной. От меня не дождешься нежности и ласки. Ну или почти не дождешься. Когда ты всю жизнь живешь с ненавистью в душе, то она тебя выжигает, не оставляя ничего. Раньше эта ненависть выплескивалась в убитых террористах и выполненных операциях по ликвидации бандформирований, а теперь в убийстве Мутантов. Ведь только с автоматом в руках, и полной разгрузкой патронов я могу почувствовать себя живым в полной мере…

— Не останешься? – спросила Наташа, с мольбой во взгляде.

Я покачал головой, и опустившись на корточки напротив, взял ее маленькие ладошки в руки.

— Мне правда надо лететь. Нам нужна еда. Численность базы постоянно растет. Двое суток, и я вернусь обратно. А если все пойдет гладко, то гораздо раньше…

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели